Главная

"Унесенные ложью" Часть четвертая

Унесенные ложью

24.08.2015, 18:24
Две односпальные кровати, тумба, шкаф, стол, кресла — сколько мебели, столько и оттенков дерева, столько и совершенно разных дизайнерских подходов. Хотя коричневый пол неплохо гармонировал с охристыми обоями и занавесками цвета морской волны. Но сейчас, к концу дня, небо укутали мягкие серые тучи, так что комната начала выглядеть унылой без солнечного света или свечей. А еще атмосферу портило мрачное молчание.

Гарри стоял в распахнутых дверях балкона, созерцая пейзаж. Судя по тяжелым фиолетовым разводам вверху и необыкновенной безветренной тишине вокруг, природа готовилась к большой грозе. Напряжение просто витало в воздухе. Да, погода сейчас очень метко иллюстрировала настроение всех домочадцев без исключения.

Рональд с ногами устроился на большом письменном столе в глубине помещения. В руках он от нечего делать вертел найденное в выдвижном ящике пресс-папье с серебряной гравировкой. Мысли мистера Уизли вяло перетекли от полученной недавно информации к известным ему маггловским способам убийства. Например, этим вот пресс-папье...

В одно мгновение всё вокруг озарилось ярким белым светом молнии. И проснулся ветер. Он, будто невидимым гребнем, принялся усердно расчесывать верхушки деревьев и непослушные травы. Дверь балкона со скрипом распахнулась и тут же резко захлопнулась, едва не ударив Гарри по спине. К счастью, тот успел среагировать, и вскоре целый и невредимый оказался в теплой комнате. Как только он прикрыл за собою хлипкую на вид дверь со стеклянными вставками, грянул страшный раскат грома. Будто храп самой Земли вырвался наружу, заглушая прочие звуки природы.

Когда грохот затих, раздался робкий стук в дверь, ведущую в коридор. Рон взвесил в руке пресс-папье. Гарри холодно бросил:

— Войдите.

Дверь отворилась. На пороге стояла Гермиона в теплом свитере поверх серого платьица, босая и растрепанная. Ступив шаг вперед, она устремила в пол печальный взгляд и сказала:

— Простите меня.

Ребята не выронили ни слова в ответ.

— Простите, я была неправа. Я поступила ужасно, простите. Гарри, Рон...

Гермиона прикусила губу, пытаясь не завыть от горя.

— Что тебе надо? — наконец довольно резко спросил Рон.

Гермиона вздохнула и глянула на заметное сквозь окно грозовое небо.

— Можно к вам?

На секунду повисла тишина, лишь жесткие порывы ветра выли снаружи. А затем Гарри произнес:

— Конечно же, Гермиона, — он не сдержал предательски теплую улыбку.

Рон, устав хмуриться, расслабился и слез со стола.

Гермиона юркнула под одеяло ближайшей кровати. Гарри зажег найденные в шкафу свечи разнообразных цветов и калибров. Новые вспышки молний и громовые раскаты волновали уже не так сильно, как несколько минут назад.

— Что будем делать? — не выдержал Рон, все еще избегая взглядов в сторону Гермионы.

— Сбежим, — безо всяких колебаний ответил Гарри.

— Вы хотя бы поняли, что вам только что показали? — с горечью спросила Гермиона. Чуть помолчав, она процедила: — Мы — пушечное мясо…

— Какое еще «пушечное мясо», Гермиона?! — перебил ее Поттер. — Нет, это ты ни черта не поняла! Мы — надежда!..

— Чья? — негромко спросила мисс Грейнджер.

— Человечества! — влез Рональд. — Люди верят, что у Гарри все получится. И мы, его друзья, должны пойти с ним до конца.

Услышав слова друга, Гарри поморщился. Он представлял себе это немного иначе. Он — избранный Волдемортом несчастливец, ему это все и разгребать.

— А, — Гермиона запнулась, — а вы не думали о том, что… за тебя, Гарри, да и за нас с тобой, Рон, что за нас просто все уже решили?.. Что если мы — обычные дети, такие же, как и все школьники? Вы об этом не думали? Что если на нас просто ткнули пальцем и таким образом, не знаю даже, выбрали крайних? — с последними словами она и вовсе сошла на несмелый шепот.

— Но кто-то же должен это сделать! Победить Волдеморта! — возмутился Гарри.

— А почему именно мы?! — выпалила Гермиона неожиданно для себя самой. — Почему побеждать одного из сильнейших и темнейших магов современности должны трое обычных подростков? Почему бы не задействовать Орден Феникса, аврорат, армию, в конце концов? Ладно, убить каким-то невероятнейшим образом Волдеморта можешь только ты, Гарри. Допустим, что это правда. Но охотиться за хоркруксами?.. Вы уверены, ребята, что мы достаточно квалифицированы для этого?

Несколько мгновений пролетели в напряженном молчании. За окном бушевал дикий ливень. Напор дождевой воды был такой, что, казалось, вот-вот повыбивает стекла.

— Но, — Гарри взъерошил волосы, — но это моя судьба. — Он выглядел сбитым с толку.

— Судьба. А кто ее создает?

Рон и Гарри хмуро посмотрели на Гермиону.

— Философ ты, — пренебрежительно протянул Уизли, зевая.

— Послушай, — обратился к Гермионе слегка раздраженный Гарри. — Мою судьбу создал Волдеморт, когда убил моих родителей! Он сам выбрал меня! И я должен ответить тем же. Я убью его…

Гарри замолчал и задумчиво уставился на длинные оранжевые огоньки свечей. Он редко так разглагольствовал, тем более на эту тему.

— А если не убьешь, Гарри? — Гермиона укуталась посильнее, чтобы унять легкую дрожь.

— Но он хотя бы попытается! — вступился за друга Рональд. — Этот Снейп, этот мерзкий тип, не имеет права удерживать нас здесь! Мы должны действовать. Да и учиться мы должны, черт побери!

— Как бы странно это ни звучало, но мне кажется, что Снейп просто… хочет нас уберечь, — проговорила Гермиона едва слышно.

— Что?! — Рон побледнел. — Прости, Гермиона, но ты что, совсем дура?

Гарри едва не подскочил от такого высказывания в адрес мисс Грейнджер. Но все же не подскочил и даже промолчал.

— Здесь все не так просто, держу пари! — сорвался с кровати Рон. — Он что-то задумал. Он — Пожиратель. Он — не наш… отец. И никогда им не станет.

Мистер Уизли повернулся к зияющему черным прямоугольником окну. Его взгляд потемнел, а кулаки сжались.

— Сбежим, — повторил Поттер.

Гермиона тяжело вздохнула.

* * *
Ночь стояла тихая, безоблачная. Полная луна огромным золотистым шаром освещала живописный днем, а сейчас совершенно монохромный пейзаж.

По избитой каретными колесами дороге двигалась одинокая фигура в темном плаще. Глубокий капюшон полностью скрывал лицо. Неровная медленная походка выдавала смертельную усталость путника.

С заметным трудом взобравшись на невысокий поросший вереском холм, неизвестный остановился. Впереди светились желтыми огоньками окна небольшого поселка. Дома с причудливыми острыми крышами и длинными струящимися дымом трубами чернели угловатыми силуэтами на фоне глубокой синевы неба.

Отдышавшись, путник натянул капюшон еще ниже и двинулся к отбрасываемой деревьями тени. Миновав расстояние до первых построек, он прильнул к каменной стене ближайшего дома. А дальше передвигался только украдкой, избегая освещенных широких проходов.

Спустя несколько минут, наш неизвестный персонаж остановился посреди крохотного заднего дворика одного из зданий. Здесь было совсем темно. Едва удавалось разглядеть около высокой поросшей мхом ограды перекошенный сарайчик. До сих пор путник двигался как-то неуверенно, будто в раздумьях блуждая по темным закоулкам. Но заметив это убогое деревянное чудо архитектурной мысли, он расправил плечи и шагнул к сарайчику явно с каким-то замыслом.

Небольшая дверь противно скрипнула и отворилась. Путник постоял на пороге, вглядываясь в окутанные паутиной метлы и инструменты, коими был завален сарай. Затем порылся в складках мантии и достал оттуда небольшой предмет. Немного повозившись, он бросил его на пол помещения и метнулся прочь.

Маленький полуразрушенный временем сарай взлетел на воздух с громким взрывом. Яркие огненные клубы на несколько секунд осветили мрачный дворик. Затем огонь осел, потрескивая хорошеньким костром на оставшемся от сарайчика хламе.

Дверь, очевидно служившая черным входом, резко отворилась. Из дома выбежал высокий дед в кожаной куртке и с длиннющей белой бородой. Заметив, во что превратился его любимый сарайчик, дедушка начал страшно ругаться. Он едва не подпрыгивал от гнева, в переизбытке чувств дергая себя за бороду. Сконцентрировав все свое внимание на пожирающем старую древесину пламени, он не заметил, как в оставшуюся открытой дверь проскользнула знакомая нам фигура.

Наконец потушив огонь с помощью магии, Аберфорт, сердито бурча себе под нос всяческие проклятия в адрес подозреваемых хулиганов, возвратился в дом. Козочка по имени Мегги тревожно мекнула, завидев хозяина, и унеслась в открытые двери гостиной, которая соседствовала с пабом. Аберфорта удивило такое поведение животного, так что он поспешил следом.

Мистер Дамблдор-младший с нескрываемым беспокойством уставился на приоткрытый тайный ход за портретом Арианы. Мегги еще раз жалобно мекнула, и улеглась на мягкую подстилку в углу комнаты.

* * *
Северус проснулся от звона сигнальных чар. Впрочем, удивлен он этим не был. Оторвав голову от подушки, Снейп поспешно привел себя хотя бы в подобие порядка и бросился вниз по ступенькам. Ему хватило нескольких секунд, чтобы оказаться на крыльце дома.

Мир утонул в белейшем и густейшем утреннем тумане. Кроме пушистых клубов из миллиардов маленьких капелек, все, что можно было разглядеть вокруг — это сам дом, да небольшой пятачок травы около него. Дальше — только пустота-белота.

Но вот слышно было больше, чем видно.

— ...Как вы себе это вообще представляете?! Если исключить из списка проблем этот чудовищный туман, у нас нет палочек, нет документов, ни одного кната в карманах! Даже если мы найдем какой-то поселок, мы не знаем даже, что это за страна! Здешние люди могут и вовсе не разговаривать по-английски! — ну, это, понятно, мисс Грейнджер паниковала где-то в белоснежности.

— На пальцах объясним, что нас украл живущий здесь маньяк! Я уверен, что у кого-то да найдется какой-нибудь камин! Мы должны хотя бы попробовать. Ну чего ты, Гермиона?.. Тебе что, нравится... весь этот психодел? — голос Рональда звучал неуверенно.

— Нет, но мы должны подождать лучшего момента. Нам необходимы палочки. Может быть, нас будут искать и найдут.

— Она права, Рон, — изрек Поттер. — Мы не можем так рисковать.

— Да идиоты вы. Пойду сам. Может, найду помощь и позову кого.

— А, кстати, Рон. Ты уверен, что не идешь в сторону того страшного ущелья?

— Стоять, — Северус ухватил Уизли за воротник, когда тот уже занес одну ногу над пропастью.

Отбросив Рональда на траву, профессор зельеварения обратился ко всем троим, держа в руке палочку:

— Домой. Живо.

Дети побледнели и начали молча пятиться к зданию.

* * *
— Не. Пытайтесь. Сбежать, — произнес Снейп, нависая над кухонным столом, за который усадил тройняшек.

— Не пытайтесь удерживать нас силой! — воскликнул в ответ Гарри.

Остальные просто смотрели на Северуса волком.

— Вы не понимаете, чего и кого вам стоит опасаться на самом деле! — на мгновение в выражении лица Снейпа проскользнула нехарактерная для него чувствительность.

— Вы — страшный человек, — объявил Рон, уставившись прямо в глаза своему врагу.

— Что же, — тон Снейпа оледенел. — В таком случае, бойтесь. Бойтесь того, что ждет вас за нарушение моих правил. И первое из них: никогда не покидать этот дом без моего разрешения. Отныне я буду тщательнее следить за этим.

Мальчишки посмотрели на него с искренней ненавистью. Гермиона лишь пронзала Северуса внимательнейшим взглядом.

— А теперь — марш в библиотеку, — приказал Снейп.

Несмотря на всю суровость профессора, сейчас ему было не по себе от собственной тактики. Может быть, он ведет себя уж слишком по-злодейски?.. Однако другого выхода пока как-то не наблюдалось.

В библиотеке Северус завалил детишек книжками и заставил писать эссе длиною в жизнь, а сам, повернув ключ в дверях, ушел варить зелья.

* * *
Услышав едва слышный стук в дверь, Альбус Дамблдор перестал храпеть и открыл глаза. Было темно, хоть глаз выколи. Феникс дремал на жердочке, спрятав голову под крыло.

Директор отклеил щеку от страницы древнего фолианта, над которым уснул. Взмахом палочки Альбус зажег свечи, и на миг зажмурился от яркого света. Немного придя в себя, он произнес:

— Войдите.

Но никто не вошел. Феникс сердито засопел, намереваясь поспать еще немного в блаженной темноте.

Дамблдор насторожился. Набросив на клетку птички платок и поправив очки, он поднялся из-за стола. Держа наготове палочку, Альбус осторожно отворил дверь. Однако никого там не увидел.

Лишь опустив взгляд на ступеньки лестницы, он обнаружил фигуру лежащего без сознания человека в плаще. Широкий капюшон скрывал лицо.

Альбус присел на одну из ступенек и осторожно отбросил черную ткань. И в тот же миг из его уст вырвался нечленораздельный возглас. Старик широко раскрыл глаза, вглядываясь в такие знакомые женские черты.

Тонкий нос, полные губы, мягкий подбородок, веснушки. На бледную кожу упала выбившаяся из прически прядь каштаново-рыжих волос.

— Не может быть!.. — прошептал во мрак коридорчика Дамблдор.

Отлевитировав женщину на диванчик в кабинете, он немедленно влил ей в горло бодрящее зелье.

Спустя несколько мгновений измученная путница закашлялась и открыла глаза. Зеленые.

— Лили! — воскликнул директор.

— Профессор, — просипела негромко женщина.

— Но как?.. — только и спросил Альбус, присев рядом с диванчиком и не отрывая взора от лежащей.

Лили, ведь это была именно она, побледнела сильнее прежнего и горько произнесла лишь два слова:

— Обитель Силы.

Дамблдор вскочил на ноги, пораженный ответом:

— Как... Неужели она на самом деле существует?!

Должно быть, никто еще не видел Альбуса Дамблдора настолько взволнованным.

Женщина только кивнула и опять закрыла глаза, проваливаясь в долгожданный сон.
Добавил: Vassy |
Просмотров: 473
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика