Главная

Родственные души

07.06.2016, 10:23
– Найда, фас! – вслед за летящей вперёд небольшой палочкой бросилась, довольно улыбаясь глазами, моя верная четвероногая подруга.

Найда – собака породы золотистый ретривер и, по совместительству, первое существо, ставшее родным и дорогим для меня в этом городе. Два года назад я переехал сюда, чтобы начать обучение в институте. Я покинул родительский дом и отправился в городок, где у меня не было ни знакомых, ни, тем более. родственников.

На деньги, данные родителями «на первое время», я снял скромную однокомнатную квартиру. Первая неделя показалась мне самой грустной, а потому самой худшей неделей в моей жизни. Мне было одиноко, просто ужасно одиноко. Я ещё не успел сдружиться с кем-то в институте, а ни в квартире, ни за её пределами, не чувствовал себя комфортно.

Именно после первой недели, проведённой в городе, я твёрдо решил завести собаку. Оставшиеся деньги мне тратить не хотелось (в конце концов, до первой стипендии нужно было ещё дожить). Каждое утро, идя в институт, я внимательно осматривался в поисках какого-нибудь бездомного щенка, обычной дворняжки, которую я смог бы забрать к себе. Но, как назло, дворовых животных я не встречал. Скорее всего, это даже к счастью, ведь, если собаки и кошки. изрядно «потрёпанные» жизнью, не бегают по улице, то, наверное, в этом городке к ним относятся с вниманием. Вероятно, их либо сразу пристраивают в хорошие руки, либо же, если чей-то питомец окажется вышвырнутым на улицу, находят ему место в приюте.

Звучит, как фантастика, согласен. Но если это правда, то из-за чего расстраиваться? Но нет, причина всё же была: я не мог найти себе друга. Я уже даже начал проклинать этот городок, казавшийся мне не особо гостеприимным и дружелюбным, и спрашивал у себя, почему не увёз какую-нибудь дворняжку с родины.

В конце концов, я смирился с тем, что собака у меня появится не раньше, чем я накоплю достаточное количество денег. Но, как известно, хорошее случается, когда этого совсем не ждёшь. Однажды, возвращаясь «домой» из института, я решил «срезать» (я уже успел узнать о различных коротких путях и «волшебных тропинках», позволяющих сэкономить время). Я завернул за угол небольшого продуктового магазинчика и двинулся вперёд, зная, что окажусь дома уже через несколько минут. Неожиданно до меня донёсся тихий, протяжный визг. Казалось, скулила собака. Я прислушался, оглядываясь по сторонам: мне не показалось, ведь этот звук я вскоре услышал снова.

Как несложно догадаться, просто спокойно идти домой я не смог. Я принялся «обшаривать» уголки, откуда меня могло звать бездомное животное. Ни под скамейками в небольшом, находившемся неподалёку парке, ни около карусели, ни у магазина – нигде я не нашёл того, кого найти очень хотел.

Я развернулся, собираясь всё-таки отправиться домой, и вздрогнул от неожиданности, смешанной с радостью. Оказывается, последние несколько минут за моими поисками с интересом наблюдала, не побоюсь этого слова, милое существо. Передо мной сидел чумазый щенок, будто бы грустно посмеиваясь глазами. Его взгляд в тот момент я никогда не забуду: уставший, но с каким-то задором, озорством. «не меня ли ищешь?» – спрашивали эти чёрные блестящие глаза.

– Ну, здравствуй, – я присел на корточки и склонил голову над щенком.

Собачка сделала шаг назад и недоверчиво повела ухом.

– Не бойся, – я легонько взял её за лапу, которую она отдёргивать не стала. – Пойдёшь со мной?

Я медленно начал отходить от щенка. Первые несколько секунд он сидел, не двигаясь, а потом засеменил следом. Так мы дошли до дома, поднялись по лестнице на второй этаж и оказались в моём скромном, не очень-то пока и родном, жилище. Щенок в комнату сам входить не хотел – боялся, а потому я занёс его, заперев дверь, чтобы не потерять только что приобретённого друга. Пока я раздевался, собачка, прижав уши, настороженно обнюхивала углы незнакомого ей помещения…

Для начала я хорошенько помыл свою четвероногую подругу (Щенок оказался именно подругой), слегка обсушил её шерсть полотенцем и напоил молоком. После «стресса» в ванной щенок опустошил миску без лишней робости. Казалось, он потихоньку начинал понимать, что здесь его не обидят, а. наоборот, будут любить и защищать.

– Ну и как же тебя назвать, чудо? – спросил я, глядя на довольно облизывающегося щенка. – На Жучку ты как-то не очень похожа…

Собачка оказалась не простой дворняжкой, а самым настоящим лабрадором (если быть точным, то золотистым ретривером). После «душа» стало видно, что у неё красивая, шелковистая, бледно-бежевого цвета шерсть. И кто только вышвырнул такую красоту на улицу?.. Всё-таки, этот город ничем не отличался от других…

– Найдой будешь? – снова обратился я к щенку. – Найда! Найда, ко мне!

Собака смотрела на меня с недоумением, прижав левое ухо и навострив правое. «Что ему от меня надо?» – спрашивали глаза-бусины. В конце концов, услышав свою кличку снова, теперь уже Найда радостно заскулила…

И вот сейчас этот «щенок», без проблем, ставящий передние лапы мне на плечи, прерывисто дыша, спешит доставить мне свою «добычу» – палочку, брошенную мной.

– Умница! – я похвалил свою питомицу, погладив по голове. – Молодец!

Сегодня мы оба гуляли с особым удовольствием, так как были, можно сказать, наедине. Дело в том, что после появления Найды я начал работать выгульщиком собак. Время, которое уходило на прогулки с моей подругой, стало приносить мне доход, и, к тому же, такая работа мне нравилась. Вдвоём мы гуляли только по выходным. Сегодня был как раз такой день.

– Ну, лови ещё! – приняв палочку у собаки, я замахнулся и кинул её как можно дальше.

Неожиданно со стороны, куда полетела палка, до меня донёсся женский вскрик. Я последовал за Найдой, и передо мной предстала нелепая картина. Девушка в лёгком летнем платье и в босоножках на высоком каблуке, держа телефон в одной руке, другой потирала лопатку, а цель моей собаки лежала прямо у её ног.

Она была явно чем-то расстроена. Казалось, что сегодня всё было «против неё», а потому девушка даже не обратила внимания на то, что к ней подошёл я. Она была сосредоточена на своих неудачах.

– Простите, – обратился я к ней. – Это вы кричали? Всё в порядке?

– Да, я… конечно, всё в порядке, – девушка натянуто улыбнулась, не желая посвящать в свои личные проблемы первого встречного.

Она, видимо, хотела сказать что-то ещё, так как, отворачиваясь и в очередной раз проверяя что-то (мне казалось, что она кого-то ждала, а он всё не шёл и не шёл), она вновь переводила взгляд на меня и так же пыталась улыбнуться.

– Вы меня извините, – я решил первым заговорить с ней. – Я просто не рассчитал. Кинул палку подальше, чтобы собака побегала, а получилось неловко… Вам не больно?

– Нет, что вы… – девушка смутилась. – Подумаешь, палка… Это я не из-за неё такая «весёлая»…

– Вы, наверное, кого-то ждёте.

– Нет, – она, вздохнув, посмотрела на экран телефона и убрала его в сумочку. – Пожалуй, уже нет… А это ваша собака?

– Да, её зовут Найда, – я подозвал свою четвероногую подругу.

– А меня Кристина, – девушка, улыбнувшись, присела на корточки и потрепала собаку за ухом.

– Красивая собака, – мечтательно протянула она. – Вы ведь её любите. правда?

– Люблю.

– И она вас тоже. Поэтому и добрая, спокойная…

Она говорила, будто бы знала о собаках всё и читала их, словно книги. Мне на мгновение показалось, что она прислушивается к Найде. Может быть, Кристина понимает язык животных?

– А у вас что, тоже есть собака? – поинтересовался я.

– Нет, – в очередной раз вздохнула моя новая знакомая. – Но я давно мечтаю о ней. В детстве родители были против, потом возможности не было… Это ретривер у вас?

– Да, он самый. Если всё-таки решите завести собаку, вспомните о лабрадорах!

– Хорошо, – засмеялась, наконец, она. – Могу даже к вам обратиться за советом. А вас, кстати, как величать?

– Я не представился? Что же вы молчите? Андрей…

– Очень приятно… Ну, я, наверное, пойду домой.

Кристина натянуто улыбнулась и нехотя зашагала по дорожке. Она не хотела уходить, это было заметно. Не хотела, но принципы не позволяли ей навязываться (или как там девушки называют это?). Сказать по правде, я тоже не хотел, чтобы она ушла. Общаться с ней было очень легко и приятно. Я ещё не встречал таких людей в этом городе… Не-ет, я не хочу терять вторую, уже человеческую, родственную душу…

Я переглянулся с Найдой. Её глубокие чёрные глаза всегда подсказывали мне верное решение, по реакции своей собаки я делал многие выводы, которые впоследствии оказывались верными.

– Кристина! – окликнул я новую знакомую.

– Что? – как бы удивляясь, обернулась она.

– Неужели в такую прекрасную погоду вы будете сидеть дома? Не лучше ли прогуляться?

– Даже не знаю…

Да всё она знала! Я был уверен, что она согласится. Но колебалась она очень правдоподобно.

– А вы случайно не актрисой работаете? – улыбнулся я.

– Нет, что вы! – Кристина засмеялась. – Я учусь… Учусь учить детей.

– Повезёт же кому-то с учительницей! Если бы мне человек с таким актёрским талантом, как у вас, сказал, что дважды два – пять, я бы поверил, ни капли не сомневаясь.

– Все бы у меня ученики такими оказались, – девушка потупила взгляд. – Так вы что-то говорили насчёт «прогуляться»?

– Ах, да, – спохватился я. – Куда пойдём?

– Не знаю…

Несколько минут мы «думали», молча идя по дорожке в парке. Нам обоим было абсолютно всё равно, куда идти, но нужно было делать вид, что это чрезвычайно важно. Наше общение напоминало мне какую-то игру, правила которой немного сковывали, но в которую всё равно хотелось играть, не прекращая…

– Кристин, – я решил нарушить тишину. – Можно я буду обращаться к вам на «ты»?

– Конечно, улыбнулась она уже не натянуто, но всё так же грустно.

– Что-то случилось? – осторожно поинтересовался я.

– Да так… – отмахнулась девушка.

– Ты кого-то ждала, да? – спросил я, видя по её глазам, что угадал. – Ты ждала, а он не пришёл?

– Откуда ты знаешь? – удивлённо и смущённо одновременно проговорила Кристина.

– Когда я попал в тебя палочкой, ты пыталась кому-то дозвониться, потом постоянно смотрела на время. И даже сейчас ты оглядываешься, надеясь, что он придёт.

– Нет! – вскрикнула вдруг девушка. – Пусть не приходит лучше! Так должно быть, мне кажется… А ты, наверное, будущий следователь?

– Я? Что ты… Я физик… Хотя нет, скорее, недофизик…

На какое-то время мы снова замолчали. Наш разговор постоянно прерывался, но не от того, что не было там для обсуждения. Мы просто стеснялись заговорить друг с другом, боялись, что какие-то вопросы могут показаться слишком навязчивыми.

Я чувствовал себя неловко и комфортно одновременно. Мне было хорошо рядом с Кристиной, но я не мог этого показать. Я не мог легко общаться с ней, как общаюсь со многими незнакомыми мне людьми (как это ни парадоксально, но, несмотря на умение разговаривать с разными людьми, я не мог стать «своим» в этом городе). Я робел, что происходило со мной крайне редко. Но мне не хотелось уйти, чтобы она не заметила этой моей «дрожи», а как раз наоборот. Я стеснялся, но в то же время доверял Кристине и хотел, чтобы и она доверяла мне.

– А знаешь, – осмелела девушка. – Я очень рада, что сегодня в парк не пришёл тот, кого я ждала.

– Но ты всё равно переживаешь, – хитро улыбнулся я.

– Мы поругались накануне, а погулять договорились раньше. Я всё-таки пришла, а он нет. Ну и пусть! Характер у меня, видишь ли, сложный!

– Сложный?

– Ну да… Я вспыльчива… Очень вспыльчива…

– Вот этого я бы о тебе точно не сказал! Ты, наверное, просто самокритична.

– Если бы, – Кристина грустно усмехнулась. – Иногда я просто срываюсь, и мало кому это нравится. Наверное, я буду «злой» учительницей. И дети тоже не будут меня любить.

– Скажи-ка мне, кто из нас ни разу в жизни не срывался?

Девушка замолчала, задумавшись.

– Правильно, таких нет! Ну, разве что роботы. Выговориться – это даже полезно!

– Да уж, – недоверчиво взглянула на меня Кристина. – Особенно для окружающих людей, которых иногда случайно задеваешь за душу.

– Полезно-полезно! Даже Найда иногда «высказывает» мне всё, что думает, – я кивнул на семенящую рядом со мной собаку, и она тявкнула, будто подтверждая мои слова. – Бывает, кормлю я её целую неделю мясом из супа, который сам уже давно «прикончил», а ей надоедает. И она ка-ак начинает тарелку швырять, как будто в футбол ей играет. А потом сядет и взглядом мне намекает, что «жизнь у неё не удалась»!

Кристина звонко рассмеялась (наконец-то мне удалось её развеселить!).

– Вот это собака! Девушка, сразу видно! И что, отношения у вас налаживаются?

– Нала-аживаются! – заверил я. – Душа в душу жить начинаем, особенно если я покупаю что-то, что мы давно не ели.

– Ве-есело…

– Ещё как! Хочешь, тоже на меня покричи!

– В смысле?

– В прямом! Давай, сорвись!

– Не-ет, что ты… – Кристина опустила голову. – это как-то неудобно…

– Очень удобно, зря ты! Бери, пока дают! Тебе каждый день, что ли, предоставляется такая возможность?

– Я не могу! – девушка смеялась от души. Свою грустную улыбку она позабыла напрочь, теперь ей глаза светились, и от той обиды, надеюсь, не осталось и следа.

– Вспомни, что я сегодня попал в тебя палкой! Неужели ты не злилась?

– Нет!

– Ну и какая ты вспыльчивая? Забудь эту ерунду и не говори так больше.

Мы бродили по парку ещё долго, очень долго. Нам было очень легко вместе, и я искренне надеялся на то, что Кристина – человек, с которым я продолжу общаться дальше, что она – моя вторая родственная душа в этом городе. Я очень надеялся…

***


Та ночь, поведённая в каких-то, непонятных даже мне самому раздумьях, не была похожа на «среднестатистическую». Я думал, причём так, что до сих пор не понимаю, к чему я вообще хотел прийти. Постоянно мне представлялись моменты нашей прогулки. Вот Кристина оборачивается, потирая лопатку и недоумённо озираясь по сторонам, вот она гладит Найду, вот улыбается в ответ на мои нелепые шутки… Я много-много раз прокрутил в голове нашу встречу и довольно улыбнулся, зная, что она не последняя. Кристина оставила мне свой номер телефона, и мы договорились «подыскать» ей щеночка на улицах города…

Найда тихо легла рядом со мной, и даже в темноте я почувствовал её вопросительный взгляд. Она будто бы тоже волновалась о том, встретимся ли мы с нашей новой знакомой ещё раз. Мне казалось, что и она доверяла Кристине, иначе бы не подпустила её к себе так быстро…

На следующий день в институте я буквально засыпал. Мне всё время снилось, что мой телефон должен вот-вот зазвонить, и я никак не мог этого дождаться. Я «возвращался к жизни», понимая, что всё это – плоды моего отключенного во время сна воображения. Пытаясь слушать преподавателя, я снова забывался, и всё начиналось сначала…

Как сказали бы мои родственники, я «не был похож на человека». Но к вечеру у меня будто открылось второе дыхание. Точнее, его открыли. Мне позвонила Кристина, попросив помочь ей с «приобретением» щенка. Мы договорились встретиться вечером и погулять, осматривая город в поиске бездомной собачки.

Собирался я на редкость тщательно. Понятия не имею, что на меня нашло, но я погладил костюм, натёр обувным кремом ботинки, надел часы… Потом я решил, что ботинки не совсем подходят для «прочёсывания» дворов, и их необходимо сменить на кроссовки, а всё остальное вполне приемлемо. Посмотрев на себя в зеркало, я понял, что кроссовки с костюмом совершенно не сочетаются, и девушка с таким хорошим вкусом, каким обладала Кристина, меня, как минимум, засмеёт. В этом случае было легче заменить костюм на что-то менее официальное…

В конце концов, я нацепил джинсы и клетчатую рубашку. По-моему, беспроигрышный вариант. С Найдой было намного легче: из её одного ошейника особо выбирать не пришлось.

На место встречи мы пришли на несколько минут раньше, чтобы ни в коем случае не заставить Кристину ждать. Как выяснилось, сделано это было не зря: она оказалась очень пунктуальной (ну, или, может быть, стала такой именно в тот вечер) и пришла минута в минуту.

Кристина была одета в ярко-синие брюки-клёш и в тёмно-розовую в белый цветочек блузку. Её каштановые волосы были собраны в аккуратный высокий хвост. Засмотревшись на неё (сегодня она показалась мне совсем другой, не такой, как вчера), я даже забыл подойти к ней, встретить, поздороваться. Я сделал это, только когда Найда с силой потянула поводок вперёд.

– Привет! – улыбнулась Кристина.

– П-привет… Тебе очень идёт… Э-э… – активно жестикулируя, я пытался сформулировать что-то, похожее на комплимент. – Всё это тебе очень идёт! – после этих слов я довольно улыбнулся (должно быть, это выглядело глупо).

– Спасибо! – засмеялась она. – Тебе тоже идёт. И тоже всё.

Затем Кристина присела, приветливо потрепала за ухо Найду, и мы медленно пошли по одной из дорожек того самого парка, где произошла наша первая встреча.

Моя новая подруга была явно в хорошем настроении (она с улыбкой озиралась по сторонам или смотрела вверх), но почему-то молчала. Я постоянно смотрел на неё, как бы ни хотел отвернуться и скрыть своё «любопытство». То ли ей это нравилось, то ли она этого не замечала, но Кристина не сказала ни слова по этому поводу…

В общем, «искали щенка» мы о-очень «внимательно». Разговорившись, наконец, мы даже не заметили, как ушли очень далеко от места встречи. От центра мы добрели до окраины города, где находилось несколько жилых домов, пара маленьких магазинчиков и скромная, аккуратная церковь. Прошло немало времени – на наших глазах начало садиться солнце. Темнело…

Сказать по правде, я никогда не видел этот город таким красивым. Я не предполагал, что когда-нибудь буду любоваться его видами, затаив дыхание. Я не мог наглядеться на прекрасное алое небо с блестящими куполами церкви на его фоне. Казалось бы, знакомый вид… Очень красивый, но знакомый… Но я смотрел на эту «картину», будто в первый раз. Мне казалось, что она стала другой… Что нового я увидел – не знаю. Наверное, это видит только душа, а глазу подобные «изображения» недоступны…

Тем вечером мы с Найдой снова проводили Кристину до дома. Нетрудно догадаться, что сегодня мы не нашли щенка для неё (наверное, это потому, что на деле мы его и не искали). Мы решили встретиться снова. Мне казалось, что Кристина была рада этому. Я тоже был рад. Мы сами не понимали, почему, зная друг друга всего два дня, хотели проводить время вместе. Это казалось нам обоим довольно странным, но мы пытались найти повод нашим встречам. Собака, о которой Кристина мечтала давно, была отличной причиной увидеться снова…

Тот вечер был очень тихим и, в прямом смысле этого слова, молчаливым. Мы почти не разговаривали, просто шли рядом, просто думали о чём-то, и нам было хорошо… Я не встречал ещё таких людей в этом городе. Это звучит глупо, я согласен: как можно за два года, учась в институте и подрабатывая, ни с кем не найти общий язык? Дело в том, что общий язык я нашёл с многими, и есть люди, с которыми я могу поговорить. Но только тех, с кем я могу спокойно, без напряжения молчать, у меня до вчерашнего дня не было…

***


Лил дождь. Сильный, по-летнему тёплый и по-осеннему прохладный одновременно, совсем нетипичный июньский дождь. Мы с Кристиной торопливо, прячась под одним зонтом, бежали в сторону моего дома. На руках у меня дрожало мокрое продрогшее создание – обыкновенный дворовый щенок. Мы встретили эту собачку сегодня вечером неподалёку от главной площади нашего города. Он ютился в небольшой картонной коробке, дно которой было устлано обрезками старого ковролина. Она играла роль «домика», в котором спал бездомный щенок и около которого неравнодушные оставляли «гостинцы» для него. Рядом даже стояла алюминиевая миска, куда время от времени кто-нибудь наливал молока или воды.

Собачка ждала своего хозяина и, пока он не появился, о ней заботились другие люди. Теперь её хозяйкой будет Кристина…

Тот вечер был прекрасным. Единственной неприятностью стал дождь, настигнувший нас по дороге домой. От площади до здания, где находилась моя квартира, было ближе, чем до общежития, где жила Кристина, поэтому, недолго думая, мы двинулись в мою сторону.

Зайдя в квартиру, я прямиком направился в ванную. Поначалу испуганно дёргавшийся щенок уже смирился со своей «участью» и спокойно позволил себя искупать. При «ближайшем рассмотрении» пёсик оказался обычной дворнягой, какую-то конкретную породу мы не выявили.

Спустя некоторое время, мы уже пили чай на кухне, а Кристина держала на руках завёрнутого в полотенце щенка. Найда настороженно принюхивалась к «гостю». Она встретила его очень спокойно. А ведь я слушал, что так бывает не всегда…

– Ну что, хозяйка? Как назовёшь? – спросил я, отхлебнув немного чая.

– Не знаю даже… – Кристина задумалась. – Как собак называют? Джек? Мухтар?

– Чего мелочиться? Давай уж сразу Бетховеном!

– Не-ет… – Кристина смутилась. – Шарик?

– Тогда Бобик.

– А если серьёзно? – девушка хитро прищурилась, желая посмотреть, как я выкручусь.

– А если серьёзно, то… Ральф, Граф…

– Какой же он Граф? – засмеялась Кристина. – На Бобика он и то больше похож.

– О. а может быть, Рекс? Банально, конечно, но всё-таки…

– Да, по-моему, это лучший вариант, – Крситина одобрительно улыбнулась.

Мы просидели так долго, но я не заметил, как прошло это время. Когда закончился дождь, я проводил Кристину до дома и вернулся. Несмотря на плохую погоду, для меня этот день выдался необычайно тёплым. Меня переполняли светлые эмоции. Я давно не чувствовал такой душевной лёгкости. Мне нравилось это ощущение. Казалось, что я забыл его когда-то, а сейчас меня вдруг «осенило», и я был безумно этому рад…

***


Мы очень сблизились с Кристиной. Стали настоящими близкими друзьями. Мы провели вместе всё лето, либо гуляя со своими питомцами, либо просто встречаясь, чтобы пообщаться. Иногда мы ходили в кино, а иногда ужинали вместе. В июне я провожал её до института, пусть и частенько опаздывал на пары из-за этого. Мне нравилось её общество. Она одна заменяла мне нескольких «друзей» в институте, с которыми я худо-бедно общался до знакомства с Кристиной. Она слушала в тысячу раз внимательнее, говорила в тысячу раз откровеннее и была в тысячу раз преданнее. Я чувствовал, что Кристина испытывала ко мне те же чувства, что и я к ней, но она этого никогда не говорила, она просто смотрела на меня честным, постоянно «убегающим» в пол взглядом и смущённо поправляла волосы, надеясь, что это отвлечёт мое внимание от её розовеющих щёк. Я тоже молчал. Но она видела, насколько дорог мне каждый её дружеский поцелуй «в щёчку»… Мы оба будто боялись что-то испортить своим признанием…

А тем временем готовил «прощальную речь» август. Лето подходило к концу, и на улице заметно холодало. Мы часто встречались у меня дома. Почему-то, когда лил дождь – «привет» от приближавшейся осени – даже эта однокомнатная съёмная квартира казалась нам самой уютной на Земле. Сегодня был такой же «мокрый» день, и вечером я ждал Кристину у себя. Но это была не просто встреча. Это был её день рождения, и я не мг упустить возможности поздравить её с этим праздником.

Я судорожно вспоминал, как в детстве мама учила меня готовить голубцы. Пожалуй, это было единственное «праздничное» блюдо, которое я мог хоть как-то соорудить. На сладкое я купил торт… В общем, я готовил некое подобие праздничного стола…

Кристину я встретил в фартуке, который, кстати, я надел не зря (хозяюшка из меня, как выяснилось, неаккуратная). Судя по её улыбке, вид у меня был впечатляющий. Кристина держала в руках салатник, заботливо упакованный в полиэтиленовый пакет.

– Я же просил тебя ничего не готовить! – возмущённо, но при этом чувствуя облегчение, сказал я.

– Это на всякий случай… – смутилась Кристина. – Если хочешь, мы можем даже не пробовать этот салат.

– Нет, что ты! – засмущался я. – Я имел в виду совсем не это. Просто у тебя сегодня праздник…

– Ну и что? Я не люблю сидеть без дела. – Кристина прошла в квартиру и поставила своё «детище» на стол. – Тебе помочь?

Окинув печальным взглядом свои голубцы, которые находились пока на стадии «отдельно приправленный фарш и отдельно капустные листья», я согласился. Кристина тоже надела фартук, и готовить мы продолжили вместе. Выяснилось, что со временем я «немного» не рассчитал – нам пришлось ещё около часа ждать, пока голубцы будут готовы. Тогда-то нам и пригодился принесённый моей подругой салат.

– А ты здорово готовишь, – улыбнулся я.

– Спасибо… Я и не готовлю особо, только «стандартные» блюда… Но я рада, что тебе нравится.

Кристина смотрела на меня, будто ожидая чего-то. Я спохватился (как можно было вообще об этом забыть?!).

– А теперь я хотел бы поздравить тебя с днём рождения, – начал я. – Знаешь, мне безумно приятно, что ты отмечаешь его вместе со мной. Мне очень дороги наши отношения. Я люблю тебя… Может быть, как друга, но люблю. И я хочу пожелать тебе счастья… – у меня от волнения начал заплетаться язык. Я ничего не мог сказать, пока глаза Кристины смотрели прямо на меня. А если я своим признанием испортил весь праздник?

– Спасибо… – Кристина смущённо улыбнулась. – У меня тоже есть такой друг. И я тоже очень люблю его…

Она говорила, глядя мне в глаза. Я не обидел её! И она имела в виду именно меня, говоря о своём друге… Я готов был запрыгать от радости, но решил не портить её впечатление обо мне.

– Кажется, голубцы уже готовы, – Кристина было встала с места и направилась к плите.

– Нет! Я сам. – усадив девушку обратно за стол, я поспешил выключить конфорку, на которой стояла кастрюля с основным блюдом нашего ужина и сформировать две порции.

Наше творение оказалось вполне съедобным, я бы даже сказал, вкусным. Но на самом деле, если бы голубцы были абсолютно «непригодными для употребления», я всё равно бы этого не заметил. Внутри меня творилось нечто неописуемое. Я был безумно счастлив. Счастлив настолько, что даже забыл вручить Кристине подарок. А она ничего от меня не ждала. Мне казалось, Кристина тоже была счастлива. Она сидела молча, о чём-то задумавшись и едва заметно улыбалась уголками рта. Она почти не смотрела на меня, будто стеснялась после тех слов, что мы сказали друг другу… Но, так или иначе, нам было очень хорошо и уютно вместе…
Добавил: Madam_Polly |
Просмотров: 298
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика