Главная

Ориджинал "Бог знает лучше". День второй

20.09.2020, 15:32
Проснулся я как обычно рано. Странно, но... Даже сны другие были. Война куда-то ушла. Надолго ли? Снился лес, смеющаяся Ульянка и белый голубь у неё на плече.

По привычке я потянулся было за телефоном на столе чтобы узнать время. Чёрт, забыл на зарядку поставить. Ну и... с ним. Звонить-то всё равно некому. Оделся и зевая вышел на улицу.

Что у нас? Утро в пионерском лагере «Совёнок». Кругом тихо и спокойно. Опять же пока все спят, потому что.

Бля, что у тебя за привычка сам с собой разговаривать? Стареешь. И не говори...... Ладно, что у нас по графику? Умывальники с душевыми я вроде в той стороне видел, но сначала размяться надо. А то потом вроде бы торжественная линейка, в пионеры принимать будут. Или уже нет? В любом случае дел будет много. О, и земляника. Самое главное ведь. Всё это я уже додумывал, идя быстрым шагом и помахивая полотенцем к спортплощадке.



Хорошо никого нет. Мешать не будут. Разминка, турник, покувыркались...

Теперь танла́нцюань. Забыл уже, обленился?

Я выполнял очередное упражнение, когда сзади раздалось восторженное

– УУУУУУУ!

И кто там подглядывает? Как ты думаешь? Ульянка конечно. Выспалась, батарейка зарядилась.

Рядом зевающая Алиса со Славей.

– Это карате, да?

Я помахал руками. – Нет, но типа того.

– Здорово.

– А то.

Тут мне в голову опять стукнула мысль. Почему нет? Если выкладываться, то по полной.

– Уля, ты сколько весишь?

Ульянка отреагировала на этот простой вопрос как-то странно. Она обиженно засопела и нахмурилась. – Чего... Я нормально вешу, не то что некоторые толстые. Объедятся булками.

– УЛЬКА! Хором сказали Алиса со Славей.

– Минутку. Уля, сколько конкретно ты весишь? Сколько килограммов в тебе есть?

– Ну, – честно ответила Ульянка. – двадцать пять. Наверное.

Самое то.

– Улечка, хочешь сделать доброе дело?

– Не знаю. А какое?

Я лёг ничком. – Ложись мне на спину.

От возмущения Ульянка аж подпрыгнула. – Ты чего, дядька! буду я на тебя ложиться! Пусть вон Алиска или Славя. Они... А я...

Я улыбнулся, стараясь не рассмеяться. – Уля, они тяжёлые. Будь хорошей девочкой.

– Не буду. А зачем ложиться-то?

– Спорим тебе понравится.

Ульянка недоверчиво посмотрела на меня. – Не знаю... Девчонки, вы это спасайте меня, если что. Дядька, я кричать буду.

– Конечно будешь, давай.

Девочки смотрели на меня со смесью удивления и ужаса. Алиса схватилась за голову. Потом вдруг неожиданно прыснула в кулак – Уля, я тебя спасу.

– Спасибо.

– Давай, решайся.

Взгромоздившись на спину, Ульянка схватила меня за горло.

– Уля не души. Дыхалку собьёшь и всё удовольствие испортишь. Расслабься.

Ну что начали? Обычные отжимания, кулаки, теперь пальчики, «лапа леопарда» ... 10, 15, 17, 20...

– ААААААААААААААА!

Восторженный вопль Ульянки был слышен наверно на другом конце лагеря.

УФФФФ... Я сел и потянулся за полотенцем.

– Дядька, давай ещё!

– Пока хватит. Хорошего помаленьку.

Алиса протянула мне полотенце. – Ну ты даёшь.

Я только вздохнул. – Старею, теряю форму. Кстати, пробежаться никто не хочет?

Славя, помялась. – Я люблю бегать. А вы не устали?

– Да не особо. Алиса?

Та махнула рукой. – Не, давайте без меня. Я здесь посижу.

– Уля?

– Ай, ну не знаю...

– Устала что-ли?

Ульянка насупилась. – Чего, дядька... А давай.



Добежав до реки, мы со Славей начали восстанавливать дыхание. Ульянка, тем временем, присев, старательно изучала берег. – Ух ты. Дядька, смотри.

Я подошёл к ней. – Что там?

– Камень. С дыркой.

– Это называется куриный бог. – сказала Славя, подходя к нам.

– А почему куриный?

– Не знаю, назвали просто.

– А можно его взять?

– Конечно, ты же его нашла. Ульяна довольная засунула камушек в карман шорт.

Славя, уже приготовилась бежать обратно.

– Уля. Хочешь побыть полной боевой выкладкой? Ну типа...

– КЕМ?

Я присел на корточки. – Залезай.

– Лошадка!!

Вот только я маленьких девочек ещё не катал. Однако, надо же когда-то начинать. Короче обратно мы добежали уже веселее. Крики Ульянки были слышны поди на другом берегу реки. Когда мы добежали до скамеек, Ульянка неожиданно прошептала мне в ухо

– Папа сильный.

Гордись.

Скатившись с меня, Ульяна подбежала к Алисе. – Смотри что у меня! Куриный бог!

– Ух ты, говорят он удачу приносит. Только не потеряй.

– Чего ещё, не потеряю.

Ульянка зажала камень в кулачке. Хм, где-то я у себя кожаный шнурок видел. Надо будет поискать.

– А теперь что? – спросила меня Алиса.

– Я в душ, а потом...

– А потом у нас будет торжественная линейка. – обрадовала нас Славя. – И приём в почётные пионеры. – добавила она.

– Зачем? – удивился я.

Славя пожала плечами – Традиция.

– Ладно, тогда увидимся.

– Уля, – я погрозил пальцем. – про форму не забудь.

Та только отмахнулась.

– Уля. Будь хорошей девочкой.

– Ага, если ты меня ещё покатаешь.

Шантажистка. Короче, ты попал, брат.



После душа я одел чистую рубашку, сунул в карман найденный шнурок и пошёл на площадь. Ещё опоздать не хватало, но успел. Там уже все были в сборе.

– ПОСТРОЕНИЕ.

Ольга и ещё один парень (тоже наверно вожатый) вышли вперёд.

– Ребята, как вы знаете, вчера к нам в «Совёнок» прибыл почётный гость. Его зовут Азад. Он приехал к нам издалека, с Ближнего Востока, где принимал участие в вооружённой борьбе за освобождение трудящихся. Поприветствуйте его.

Блин, красиво сказала. Мне даже понравилось. После аплодисментов Ольга продолжила – А теперь я, как старшая пионервожатая и исполняющая обязанность директора лагеря хочу предложить товарищу Азаду стать почётным пионером «Совёнка». Сергей...

Парень, стоящий рядом с ней, вышел вперёд. В руках у него был пионерский галстук. Я шагнул навстречу. Вожатый повязал мне галстук и...

К борьбе за дело Ленина будьте готовы! Я поднял руку в салюте. Всегда готов! Барабанная дробь.

Я ЭТО ПОМНЮ.

– Теперь на завтрак, а потом на пляж. И не забудьте, что после ужина танцы. РАЗОЙДИСЬ. – Ольга Дмитриевна, а можно вопрос? – к ней подошёл высокий пацан в очках.

– Да, конечно, Саша.

– А товарищ Азад знает русский?

Ольга строго посмотрела на него. – Саша. Он очень хорошо говорит по русски. Это всё что я могу тебе сказать.

– Извините, Ольга Дмитриевна.

– Ничего. Ступай на завтрак и забудь о чём мы говорили. Ты всё понял? В следующий раз постарайся не задавать ненужных вопросов.

Я подошёл к девочкам.

– А это кто? – я показал на уходящего пацана.

– Это Сашка. – начала объяснять мне Ульянка. – Мы его кибернетиком зовём. Это он роботов делает. И за деталями тоже он.

Я пожал плечами. Пока неинтересно.

– Подожди, Уля.

– Чего? Я присел.

– Куриный бог у тебя? Не потеряла ещё?

– НЕЕЕТ! Вот он. Ульяна показала мне камушек.

– Сейчас. – я достал приготовленный шнурок и продел его в дырку. – Давай теперь завяжу. Ульянка смущенно заулыбалась – Спасибо, дядька.

– Эй, вы есть идёте или как? – позвала нас Алиса.

– Идём-идём.



После завтрака я хотел. Ну впрочем неважно, что я хотел, потому что...

– Учитель, вы идёте на пляж?

– Да, сейчас только переоденусь.

– Микуся, а почему ты его учителем зовешь?

– Он учит.

– Он? Чему он научит?

– Алиса, тебя не знаю, а меня... Вас это не касается. Лучше... Ой, мне же ещё купальник взять надо. И бутылку с водой. Или не надо? Она же степлится и невкусная будет. А без воды как?

– Микуся,ты же идти собралась, давай быстрее. Мы тебя подождём...



На пляже похоже собрался весь лагерь. Бедные вожатые. Бегать по жаре, следить чтобы не заплывали за буйки, одевали панамки и не хулиганили... Я бы не выдержал.

Кто-то (не будем говорить кто.) толкнул меня в бок.

– Дядька, ты чего задумался? Пошли плавать.

Ну да, конечно. На пляж же пришли. Я стянул майку.

– Ай...

– Лиска, ты чего?

– У тебя шрам на сердце прямо.

– Бывает.

– Вообще сильно круто выглядишь. Шрамы... И татуировки ещё...

– Хочешь такие же?

– Да ну тебя. Я же девчонка. Ещё на шею себе бы не колола.

– Как хочешь.

Тем временем Ульянка бесцеремонно ткнула пальчиком в крест. – Ты в Бога что ли веришь?

– Да.

Она удивлённо посмотрела на меня. – Его же нет.

– Откуда ты знаешь?

– В школе говорили.

– Ну если в школе...

– Ай, дядька, не будь занудой, пошли. Она потянула меня к воде.

– Да подожди, дай я хоть штаны сниму.



Зайдя в воду по... пояс я остановился. На мелководье плескалась малышня, кто постарше нарезали круги на огороженном участке.

– Что встали? Пошли...

– Алис, вы идите, я тут окупнусь и загорать.

– Подожди...

Алиса глянула на меня как на... – Ты что, плавать не умеешь?

– Не умею. – честно признался я.

– Совсем что-ли?

- Да.

– Дядька, ты... Вот даёшь, даже я умею.

Я сделал виноватое выражение лица. Неожиданно девочки переглянулись и... заулыбались. – – Лиска, он же тут плавать не умеет.

– Ага и ещё боится.

– Ну и...

Я напрягся. – ЭЭЭЭЭЭЭЭ... Вы чего тут удумывайте?

Неожиданно кто-то резко дёрнул меня под водой за ноги. От неожиданности я, потеряв равновесие, плюхнулся в воду. Вынырнул и...

– АЛИСКА! ВЫПОРЮ!

– ДВАЧЕВСКАЯ! Ольга уже бежала ко мне, оставляя за собой пенный след.

– Ты на международный скандал нарываешься! Всё, считай, что в лагере тебя уже нет.

– Ольга, прекратите. – сказал я, выходя на берег. – чего случилось-то эдакого?

– Но ведь...

– Всё. Иди лучше за младшими присмотри. Поняла?

– Азад, но...

Я улыбнулся. Это почему-то подействовало.

– Лиска... Я подошёл к присмиревшей Алисе. – Оно тебе надо было? Ой, где у меня ремень был?

– В штанах?

– Уля, не подсказывай. А то я его возьму ведь, обеим влетит.

Алиса только вздохнула – А ты правда плавать не умеешь?

– Нет.

– А давай мы тебя научим?

– Спасибо. Идите лучше сами... А я хоть от вас отдохну.

Алиса смущенно тронула меня за руку.

– Ты точно не сердишься?

– Давайте бегом...

Я развернул их к реке и подтолкнул в спины.



Обтеревшись и переодевшись я выбрал местечко в тени, лёг и зажмурился.

Детские крики, плеск воды...

Внезапно. ШЛЁП, БУМ, ШЛЁП, БУМ...

Ощущение такое как будто по тебе прыгает слоник. Ладно.

Приоткрыв глаз, я протянул руку и осторожно поймал слонятку за пяточку. – Улечка, слезь с меня пожалуйста.

– Неа, на тебе прыгать удобно. Ты широкий.

Шлёп, бум... – Уля...

– Чего?

Она села на мне, скрестив ноги.

– Ты сюда спать приехал?

– Точно ещё не знаю. Что?

Ульянка ткнула в меня пальчиком.

– Кто-то землянику обещал. Нехорошо детей обманывать.

Да действительно ведь, было такое.

– Уля, я помню. Честное пионерское. Давай, ты с меня слезешь, я одену майку, и мы пойдём... Где у вас лодки?

– Ладно, давай только быстрее.

– Не терпится всю землянику съесть?

– Дядька, нас ждут.

– Кто ждёт?

– Ну... – Ульянка замялась. – Ждут. Побежали.



На пристани нас уже действительно ждали.

– Учитель, где вы ходите? Алиска уже соскучилась.

– МИКУ, ПРЕКРАТИ. НИЧЕГО Я НЕ...

– Ты сама сказала. Ой, ну ладно-ладно, не обижайся.

Я перевёл взгляд с девочек на Ульянку, потом обратно.

– Ну что, за земляникой?

– ДА! – закричали все трое.

Мику показала плетённую корзинку.

– Ольга Дмитриевна под ягоды дала. Сказала, чтобы в лагерь полную принесли.

– Ну раз начальство сказало, надо выполнять. А где лодка-то?

– Сейчас будет. – Алиса повернулась в сторону – Дядя Петя!

Со стороны здания к нам подошёл мужик примерно моего возраста в майке и мешковатых штанах.

– Чего раскричалась-то?

– Да вот. – она показала на меня. – Лодку.

Мужик посмотрел, покачал головой... – Ты что-ли гость будешь?

– Ну да.

Он протянул мне руку. – Слышал о тебе. Ну давай знакомиться. Пётр.

– Азад.

– Имя у тебя... Нерусский что-ли?

– Русский.

– Ну мне это по х... всё равно. Хотя хочешь честно? Вид у тебя... В темноте увидишь, точно обос... испугаешься.

Девчонки захихикали.

– Смешинки в рот попали? – нахмурился Пётр. – Идите, вон в ту лодку садитесь. А мы перекурим. Не против?

– Если угостишь.

Он достал пачку болгарских сигарет. – Держи.

Сели на лавочку, прикурили от одной спички. Пётр выпустил клуб дыма.

– Я слышал ты с ними везде бываешь...

– Не понял?

– Ну это конечно дело не моё... Ты их в лес только не води.

– Снова не понял. Ты Пётр о чём сейчас?

Тот смутился. – Азад, да я... Я просто сказать хотел, что лес у нас дурной. Не надо туда ходить. Не тебе, не им. Я и Ольге вашей уже говорил. Да что молодые понимают. Он махнул рукой. – Ты-то я вижу мужик жизнью битый.

– А что с лесом? Звери что ли? – Если бы... Я же говорю дурной. Вон пару недель назад приехали из города... Мы их предупреждали. Да городские разве слушают! Ну и всё. Все четверо и сгинули. Только машину их нашли. Да ещё следы странные...

На меня пахнуло холодком.

– Следы говоришь. Сам их видел?

Он затянулся. – Сам. Поболе медвежьих будут. Да и не звериные они. Понимаешь?

– А чьи?

– Ты дурачком не прикидывайся. Про старый лагерь уже слышал поди?

– Про привидения что-ли?

– А ты не смейся. Привидения. Тут бывает, что люди вечерами из изб боятся высунуться. Такой страх из леса идёт.

– И давно такое?

Пётр показал на девчонок, сидевших в лодке. – Да вон, как они приехали. И какой мудак сюда детей... Бошку бы оторвал.

Он стукнул кулаком по скамейке.

– А на остров как?

Успокоившись, он прикурил новую сигарету. – Туда можно. Место хорошее и ягоды много. Только на холм не ходи.

– А там что?

Пётр улыбнулся – Да по-разному. Кому сны снятся странные, а кто и умом трогается...

– Блядь, мужик, да у вас тут аномалия какая-то. А власти-то что?

– А ничего. Вон после того, как городские пропали пара ментов приехали, с участковым нашим поговорили да на опушке покрутились. И обратно укатили. Больно им надо было. Искать кого-то, разбираться. Кому мы нужны. Короче, вёсла там возьмёшь... Клава!

По дороге шла дородная женщина, ведя в поводу коня с телегой на которой стояли бидоны.

– Жена моя, молоко в лагерь привезла. Давай, бывай.

Взяв вёсла, я подошёл к лодке.

– Дядька, сколько курить можно? Бери пример с Алиски, она бросила.

– Улька!

– Чего, нет что ли?

– УЛЬКА!

– Прекратите вы... Рассаживайтесь да поплыли.



Сначала было неинтересно и даже скучно. Я гребу, девочки болтают о своём. Остров всё ближе...

– А кто-нибудь раньше на острове бывал?

– Нет. Нас же одних туда не пускали.

Внезапно...

– Ой, Мику, ты чего?

– Дядька, что с ней?

Я перестал грести. Мику сидела бледная с расширенными глазами.

– Что случилось?

– Учитель, вы разве не чувствуйте? Там... Там что-то есть.

Минутку, а и точно. Просто раньше внимания не обращал.

– Мику, успокойся, что ты чувствуешь? –

Алиса помотала головой – Это что было?

– Лиска, тебя это не касается. Пока не касается. –

– Да что вообще...

– Тихо, я же сказала. Учитель.

Я сосредоточился, чтобы понять, что впереди. Понял. Спящая Сила, которая ждёт избранного. Того кто сможет. Мику? Эта кавайная девочка? А ты-то сам кем был до...

Ладно, поплыли. На берегу разберёмся.

Причалив к берегу, я привязал лодку к вбитому колышку.

– Мику, ты как?

– Всё хорошо. Давайте сначала землянику, а потом...

– Дядька, а чего вообще тут такое?

– Уля, давай ягоды собирать.

Она пожала плечами – А давай. Кто больше соберёт. На спор.

– Как скажешь. На что спорим?

– На печеньки.

– Договорились.



Вскоре корзинка была полной, а Ульянка выдохнув, села на траву. – Уф, я победила, давай печеньки.

– Где я тебе их здесь возьму?

– Не знаю. Ладно, тогда я в клубе у тебя их заберу.

Тем временем на поляну выползла Алиса – Объелась, блин. Сейчас из жо.. ушей полезет.

– Лиска, ты чего такая грубая?

Та лишь пожала плечами. – Да обычная я.

– А Мику где?

Алиса махнула рукой: – Там. Тебя ждёт, говорит, чтобы мы не ходили. Чего- то странное увидела. Что вообще тут происходит?

– Сейчас посмотрим, чего...

– Ага, а мы тут отдохнём. Улька, пошли купаться.

– Сейчас, отдышусь только. Он меня загонял вообще. А зато я у него печеньки от спорила, вот.

Оставив девочек, я продрался через кусты на полянку и увидел Мику. Она стояла перед... Нечто похожее на марево от жары.

Она была сосредоточена и... Как будто бы готовая принять непростое решение.

Я окликнул её.

– Это вы учитель? – не оборачиваясь, ответила она.

– Что это?

– Я не знаю, но надо идти туда.

Она уже хотела шагнуть, но я остановил её.

– Подожди.

Я подобрал с земли ветку, кинул. Ничего не произошло. Подошёл поближе, протянул руку...

В висках застучало.

– Что с вами?

– Подожди не ходи.

Я сделал ещё несколько шагов. Боль стихла, словно кто-то убрал её, разрешая пройти.

– Мику, только осторожней.

– Я знаю, знаю... Она взяла меня за руку. Ещё несколько метров и ничего.

– Учитель, пойдёмте.

– Куда?

– Туда, на холм.

Только на холм не ходи. А там что? Да по-разному. Кому сны снятся странные, а кто и умом трогается. Посмотрим.



Пологий недолгий подъём и мы вышли на вершину. С неё открывался изумительный вид на реку. На другом берегу бескрайний лес.

– Ой, как красиво. Сев на траву, Мику провела по ней рукой.

– Учитель, это там внизу. Как будто огонь.

Я уже и сам почувствовал. Сила, бывшая ещё до начала мира, вставала из-под земли. Знакомое покалывание в кончиках пальцев...

– Учитель!

Мику беспомощно осела на землю, я едва успел подхватить её.

– Мику!

Она лишь виновато улыбнулась и закрыла глаза.

– ААААААА!

Её просто корёжило, как в припадке.

– БОЛЬНО!

Я мог только удерживать её, прижимая к себе. Сука. Но ты же знаешь, что происходит, знаешь, что по-другому не бывает. Наконец это закончилось. Я бережно положил девочку на траву. Не знаю сколько прошло времени, но наконец она открыла глаза и села, машинально одёрнув юбку.

– Что это было?

– Как ты?

Её ещё потряхивало, но она уже приходила в себя.

– Не знаю. Она вытянула руку перед собой, по кончикам пальцев пробежали язычки пламени. – Осторожней.

Она помотала головой.

– Я знаю. Мне просто страшно. Почему это со мной?

Я вздохнул.

– Учитель, что это было? Что произошло?

– Это место силы. На земле встречаются такие места. Редко, но встречаются. Сосредоточия древних сил. Сила огня, воды, земли... Люди называют это магией, но обычно не могут чувствовать этого. Поэтому для большинства это лишь детские сказки или легенды. Для большинства, но не для избранных.

– Мне дедушка рассказывал. В нашем роду были те, кто мог... Я действительно думала, что это сказки. Теперь знаю, что нет. Учитель, а вы такой же, да? Скажите честно.

Я мог только кивнуть.

– Я чувствовала это. Спасибо вам.

– За что?

Мику улыбнулась. – За то, что я стала такой какой должна быть.

Неожиданно она всхлипнула и уткнулась мне в плечо. – Но... Избранная... Как мне теперь жить с этим? Я не знаю. Алиса, Ульяна, семья... Что теперь?

– Мику, теперь ты воин. Это твой путь. Пройди по нему с честью.

Что я несу? Растерянная девчонка, получившая силу равной которой нет в этом мире, даже не осознающая кто она.

Воин? Чтоб вас.

Мику кивнула, потом встала и подошла к обрыву. Раскинула руки

– Я, Мику Токугава, Воин Священного Пламени принимаю своё предназначение.

Она обернулась с виноватой улыбкой

– Я правильно сказала?

Потом продолжила

– Теперь я не буду спрашивать вас про цену выбора. Я знаю её.

Она села рядом, уткнулась лицом в коленки.

– Учитель я сейчас чувствую внутри себя только одиночество. Как же мне тяжело. Это тоже плата?

– Да. Придётся привыкнуть.

– Я попробую. Мы встали.

– Ой, я наверно ужасно выгляжу?

– Ну есть немного. Ничего, у реки умоешься.

– Девчонок напугаю. Подумают ещё невесть что.

Мы уже спускались вниз, когда она внезапно оглянулась.

– Учитель.

– Что?

– Это место. Вам надо привести сюда их. Не сейчас, попозже.

– Подожди, но зачем? – Я не знаю. Это как внутренний голос, он...

Неожиданно она снова побледнела и уткнулась в меня.

– МИКУ! ТЫ ЧТО?

– Я увидела сейчас. Кто вы и зачем вы здесь.

– Это лишь видения. Это бывает.

– Нет, это было как наяву. Огонь и смерть. И...

– Мику, это мой выбор. Давай пока оставим это.

Она кивнула. – Я не скажу им.



Выйдя из леса, мы наткнулись на Алису с Ульяной. Завидев нас, Ульянка накинулась на меня. – Ты..., ты... Ты чего с Микусей сотворил! Признавайся! Микуся, он тебя не...

Мику похоже рассердилась.

– Улька, помолчи лучше.

– Чего!

Ульянка не унималась.

– Алиса скажи. Мы же волновались или как?

– Уля, подожди.

Алиса посмотрела на нас.

– Вы вообще где были? Мы уже хотели обратно плыть, на на помощь звать.

– На холме. – ответил я. – Там вид красивый, посидели, отдохнули и обратно. Мику, скажи.

– Да. Я только юбку немного испачкала. А что?

Алиса побагровела. – Посидели значит. Юбку, да. Ладно. А почему мы туда пройти не могли? Крик слышали. Улька, подтверди. И чего мы подумать должны были, а?

Ульяна топнула ногой.

– Не могли, точно и крик был.

Я пожал плечами. – Откуда я знаю? Хотите сейчас сходим. А чего вам там ещё послышалось... – Не хотим.

– Ваше дело. Не хотите не надо.

Мы с Мику переглянулись...

Алиса вроде успокоилась. – Значит послышалось. Ну бывает, что. И раз Мику говорит. Ну вот, подняли кипеш, блин. Улька всё ты. Делать тебе нечего, ерунду выдумываешь.

А вот Ульяна...

– Мику, а точно ничего такого...?

– УЛЬКА! НИЧЕГО НЕ БЫЛО! ВООБЩЕ!

– Микуся, а чего ты раскричалась-то? Я же...

– Ульяна, ты лучше давай извиняйся перед Азадом. А то гадостей наговорила.

Ульяна тяжело вздохнула, посмотрела на Алису.

Та только развела руками. – Да давай уж. Проси прощения. А то действительно некрасиво получилось.

Помявшись, Ульянка подошла ко мне.

– Дядька, прости меня. Пожалуйста. Ты же не сердишься?

Я погладил её по голове. – Уля, разве на тебя можно сердиться?

– Нет. – честно ответила она.

– Ну вот. Короче, где корзинка с ягодой и давайте в лагерь возвращаться. А то нас уже, наверное, потеряли.



Обратно мы доплыли без приключений. Правда у Ульянки пришлось отбивать корзинку с земляникой иначе точно бы не довезли.

На пристани нас встретил Пётр.

– Вернулись? И с ягодой.

– Всё что удалось у Ульяны отобрать.

– ДЯДЬКА! НЕПРАВДА!

– Сердишься? Алиса, корзинку Ольге отнеси и давайте в столовую на обед. Я догоню.

Пётр равнодушно проводил взглядом уходящих девчонок, повернулся ко мне.

– Что сказать-то хотел?

Я пожал плечами.

– Да, это... Я лодку потом ещё возьму?

Тот только зевнул – Не, да бери, конечно. Жалко что-ли для хорошего человека. Вёсла знаешь где.

Я протянул ему руку.

– Ну тогда давай, бывай.

В спину донеслось.

– Поморочило вас там похоже. Хорошо хоть что те же вернулись.

Если бы... Ладно, пойду-ка я жрать. Режим нарушать нехорошо.



У столовой я наткнулся на Ольгу.

– Вернулись наконец. Столько времени ягоду собирали?» –

– Ну, Ульянка и земляника...

Ольга улыбнулась. – Это точно. А с Мику что случилось?

Блин.

– А что с ней?

– Да вернулась на себя не похожая. Молчит, на обед не пошла. Лене, это соседка её, сказала, что не хочет. Ничего не понимаю.

Я пожал плечами.

– Не знаю, честно. Ничего особенного не произошло. Ягоду собирали, потом девочки в речку полезли. Перекупалась может? Бывает такое. Их попробуй из воды выгони. Не рассказывать же ей про то что на холме было. Не поверит ведь, да и Мику лишние проблемы сейчас не нужны.

Ольга только вздохнула.

– Ну давайте я ей покушать отнесу. Уговорю. А потом пусть к врачу.

– Да Виола говорит, что с ней всё в порядке. Ох, принесло же вас на мою голову... Ладно идите обедайте.



В столовой было непривычно тихо. Наверно все уже поели.

– Эй, давай сюда. – позвала меня Алиса. – Давай ешь, уже остыло.

Ну мне главное, чтобы посолено было.

– А где Ульяна?

– Да убежала куда-то. На спортплощадку поди как обычно.

Она неожиданно ткнула в меня пальцем. – А вот что с Мику? Молчит, на обед не пришла... А? – Слушай, не смотри на меня как на... Сейчас поем, ей отнесу. Она где кстати?

– Да у себя, где ещё. Учти она моя подруга, между прочим.

– Лиска ты меня пугаешь.

– Ага, испугался как же. Да ладно, я же волнуюсь. Ты пойми. Давай займись.

– Ну подожди, дай хоть прожую.

Поев, я зашёл на кухню.

– Ой, девочки, мужик.

– Да это Азад. Люся, не узнала что-ли?

Одна из поварих подошла ко мне.

– Азад, чего хотел?

– Да с собой второе взять.

Женщины засмеялись.

– Не наелся?

– Да нет, не себе. Девочка одна на обед не пришла. Отнести надо.

– А кто? – спросила старшая.

– Мику.

– А, это японка, которая говорливая? Ну сейчас. Татьяна, выдай порцию. Поднос только потом верни.

Подхватив поднос, я пошёл к выходу.

– Смотрите бабы какой мужик один пропадает. Заботливый.

– Рожа у него больно страшная.

– Чтобы ты понимала. Мужика шрамы украшают. Смотри, Люська, уведут.

Похоже меня уже женить хотят. Нет ну, повариха, это хорошо. Откормит.

Тьфу, ты о чём вообще...



Алиса ждала меня у входа.

– Давай, пошли.

У нужного нам домика мы наткнулись на какую-то девочку, которая недоуменно оглядывалась по сторонам, явно не понимая, что происходит.

– Лена, что случилось?

– Алис, представляешь, она меня выгнала. Сказала, что никого видеть не хочет. Что делать? Алиса помотала головой.

– Мику? Ничего себе... Ну-ка пошли, разберёмся.

Я едва успел остановить её. – Стоять. Я сам. А вы тут.

Алиса зашипела – Ты... Объясни, что происходит вообще!

– Долго объяснять. И вообще, доверься мне. Будет тебе прежняя Мику, в лучшем виде.

– Ты... Ты... Но смотри мне. Если что я тебе последний глаз выцарапаю.

– Договорились. А теперь постучи в дверь, а то у меня руки заняты.

Алиса постучалась. Через минуты две из домика послышалось – Уходите все отсюда. Я никого не хочу видеть. Уйдите!

– Мику, это я.

Молчание, потом...

– Учитель, вы? Заходите.

Дверь приоткрылась, и я протиснулся с подносом внутрь.

Мику, всхлипывая, села на кровать.

– Зачем вы все пришли? Не хочу. Я же опасна, я же... Я же не человек!

Поставив поднос на стол, я сел рядом.

– Девочка моя, что ты... Успокойся. Ты Мику. Ты...

– Нет! – закричала она – Ты не понимаешь. Откуда тебе знать.

– Успокойся. Думаешь у меня было по-другому? Ещё хуже.

Она, плача уткнулась мне в плечо.

– Простите учитель. Но я не могу. То, что внутри. Это страшно. Как будто бы внутри две меня. И вторая...

– Ничего, маленькая. Через это надо пройти. Надо стать одним целым.

Мику только всхлипнула.

– КАК! Я не могу. Я же с ума сойду. А если та выйдет, я же... Я же могу убить всех. Понимаете?

– Успокойся, пожалуйста.

Я приложил руки к её вискам и сосредоточился. Ала....

– Мику. Та вторая, как ты её называешь, не хочет ничьей смерти. Она не убийца, она защитница.

– Кого?

– Людей, всего этого мира. Она не зло.

Мику потихоньку начала успокаиваться. – Простите, я просто перепугалась, когда... – она посмотрела на меня – И что теперь?

– Ну для начала ты покушаешь, – я показал на поднос – а то остынет. Потом приведёшь себя в порядок, помиришься с Леной... Умоешься. Сделай пожалуйста, а то я без глаза останусь. Алиска обещала выцарапать.

Мику улыбнулась. – Она может, запросто.

Я уже повернулся к двери.

– Учитель, а у вас это как?

– Во мне трое.

Алиса с Леной стояли у крыльца.

– Ну что, где Мику?.. – грозно начала было Алиса.

– Ой, девочки, да заходите. Что вы на улице торчите?

Мику вышла на улицу. – Лена, прости меня пожалуйста. Я на тебя накричала, сорвалась. Не знаю почему, честно не знаю. Но я больше не буду. Наверно это возрастное, переходной возраст... Я в каком-то журнале читала, что это как-то с гормонами связано. Ужас, да? Представляете.

Алиса сменила гнев на милость. – Узнаю Мику. Ты как, в порядке?

Мику развела руками. – Ой, Алиса, конечно. Только я сейчас покушаю пока не остыло, а потом умыться надо. А то мешки под глазами будут. А это же некрасиво, фи... Я слышала, что можно кремом смазать, а у меня крема такого нет. Алиса, может у тебя есть?

Ответом был только тяжёлый вздох – Азад, ладно, это Микуся. Уговорил. Походи пока с глазом.

Вот спасибо. Ну что, выдыхай.

Подойдя ко мне Мику, неожиданно шепнула – Учитель, я хорошо притворяюсь?

– Вполне. Всё нормально. – тихо ответил я.

УФ... А кто говорил, что будет легко?

– Ну я пойду? Лиска, поднос потом в столовую занеси.

– А ты куда? – Лиска, пожалей мою старость, дай отдохнуть.

Алиса только махнула рукой. – Да иди уж... Устал он.

 
Добавил: Azad |
Просмотров: 178
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика