Главная

"Я - вершитель своей судьбы" Глава 22 "Добивание - часть 2"

Фанфик "Я - вершитель своей судьбы"

18.06.2015, 19:46
Неподалёку от кладбища Сан-Франциско

Помимо виднеющихся вдалеке надгробий, вышедший из портала Вайет увидел тусклую траву и осыпавшуюся потрескавшуюся землю этого безрадостного места. Высохшие деревья с редкой листвой добавляли полянке гнетущей мрачности. Позже маг заметил ожидающую его группу демонов – увидев хозяина, они вмиг выпрямились, застыв по стойке смирно.
— Да ладно вам, ребята, вольно, — отмахнулся ведьмак, позволив солдатам расслабиться.

Все так и поступили, разойдясь друг от друга на небольшое расстояние и начав попусту ходить туда-сюда и ждать грядущей встречи с врагом.
Кейн, до появления шефа любовавшийся закатом, повернулся к повелителю и спросил:
— Так значит, во сколько, вы сказали, они прибудут?

— Договорились вроде на шесть часов вечера, — проговорил он и, подойдя к заместителю с сомкнутыми зубами, глухо просипел: — Надеюсь, этот урод не зассыт и всё-таки явится...

Курящий неподалёку в это время сигаретку Лэснер, усмехнулся и повернулся к Вайету с Кейном:
— А что если нет?

На что Вай с подобной собеседнику ухмылкой заявил:
— В таком случае, мы сами к нему заявимся, прямо домой...

Сразу же послышались смешки и негромкий хохот присутствующих демонов, включая Лэса с Кейном и самого Вайета. Однако последний быстро замолчал и уже серьезнее промолвил:
— Так, ладно, пора приступить к делу, пока эти утырки не прибежали. Так что не отвлекайте меня.

Семнадцать демонов сделали шаг назад, предоставив лидеру возможность заняться ритуалом сокрытия их от взора Старейшин. Вайет закрыл глаза и, плотно сложив ладони, сосредоточился. Используя всю свою волю, ведьмак представил, как над ним и его слугами возвышается огромная невидимая завеса и полностью закрывает их от всех магических существ. Секунда, другая... И вот, благодаря силе проекции, кой обладали лишь Избранные маги, желание Вайя осуществилось. Пару раз сверкнув серебряными искрами, пятнадцатиметровый купол, сотворённый будто из тонкого хрусталя, проявился в воздухе за считанные секунды, а затем исчез из виду.

Демоны, находящиеся внутри незримого барьера, никаких изменений не ощутили, но их теперь не могло увидеть или почувствовать ни одно из ныне живущих существ, наделённых магией, включая Старейшин.
— Всё... Теперь наше всевидящее старичьё ничего не узнает, — заключил Холливел и открыл глаза. Хоть он и был полон решимости, однако чувствовал, что большинство его способностей на данный момент скованны из-за малого остатка магической энергии, почти полностью израсходованной на создание завесы. Некоторые силы у него, конечно же, остались, и потому парень не унывал, так как знал, что это ненадолго, и он сможет справиться со своими врагами и без помощи магии.

Но, к сожалению для Кейна, который не мог читать мысли, последующий вопрос к хозяину, оказался мягко говоря провоцирующим:
— Вы уверены, что справитесь, не прибегая к магии?

Вайет повернулся к командующему и обратил на него пылающий от раздражения взгляд.
— А ты сомневаешься!? Я похож на тех магов-полупидоров, которые считают, что физическая борьба — это постыдное для колдуна занятие? Или, по-твоему, то, что я десять лет обучался боевым искусствам, вообще нихера не значат, в жопу это дерьмо, так?

Всё, что оставалось Кейну, это отступать под грубым словесным натиском своего господина и пытаться оправдываться:
— Простите, сир, я не это имел в виду...

— Советую никогда не сомневаться во мне, Кейн, ясно? — сухо процедил ведьмак, пристально глядя на своего подчинённого.

— Да... — произнёс демон, смиренно склонив голову.

Вай с явным пренебрежением молча отошёл в сторону, оставляя своего помощника наедине со своими мыслями. Тот со злобой смотрел вслед Хозяину, но боялся что-либо сказать вслух. Это заметил Лэснер и, выбросив докуренный бычок на землю, подошёл к своему другу, чтобы, если понадобится, сдержать его от смертельно опасных необдуманных действий.

В это же время, смотрящий вдаль полухранитель, который изнемогал от желания добить тварей, посягнувших на его сестру, окончательно, вспомнил, что обещал представить демонам защиту. Ведь кто бы и как не думал, даже обычные человеческие ножи и пули способны убить демонов низшего уровня, а ведь именно из них и состоял весь отряд, исключая Лэснера и Кейна.
Поэтому, изо всех оставшихся сил, маг обвёл рукой своих сторонников, чьи тела на пару секунд засияли золотистым светом, но потом сразу потухли, однако энергия внутри их тел ничуть не угасла. Все, кроме Лэса с Кейном, которым защита была не нужна, стали водить ладонями по своим же туловищам, голове и плечам, будто бы впервые их увидели. А возможно, оно так и было.
— Вот вам необходимая защита от пуль на ближайшие полчаса... Не подведите меня, — с этими словами Вайет вернулся на прежнее место, вновь уставившись на угнетающий вид полянки.

Прошло около трёх минут, как обладающий отличным зрением Лэснер, возможно, более зорким, чем у кого-либо другого из присутствующих, подошёл к господину и указал вдаль:
— Милорд, кажется наши друзья на подходе...

Обратив взор в нужную сторону, Вайет разглядел пять приближающихся чёрных автомобилей.
Вот теперь наступит час расплаты. И хоть он будет не таким, каким он задумывал его изначально, это не значит, что грязные твари легко отделаются, оставшись живыми.
Повернувшись к вооружённой группе, парень сделал жест рукой, и все собрались близко друг к другу, образуя нескладную шеренгу. Вайет решил в последний раз предупредить подчинённых о предстоящих действиях:
— Напоминаю... Вы можете как угодно ранить этих сволочей, используя кулаки, ножи и дарованные мной пистолеты, но ни один из смертных не должен погибнуть. Понятно?

Пятнадцать демонов и Лэснер с Кейном безмолвно поклонились, а Кейн произнёс вслух:
— Не извольте сомневаться. Мы вас не подведём.

— Хорошо... — закончил ведьмак и, заложив руки за спину, повернулся лицом к быстро приближающейся череде чёрных машин.

Те, кто сидели за их рулями, если судить по манере вождения, явно не меньше самого Вайета торопились примчаться к месту встречи. Спустя минуту, все пять дорогих глянцевых автомобилей под шум колёс с небольшим поднявшимся вверх облаком пыли, затормозили. Двери каждой машины открылись, и наружу вышло множество одетых в чёрные куртки или мешковатые балахоны мужчин, большая часть из которых были бритоголовыми.

Холливел осмотрел подъехавших гостей и, слегка обернувшись, обратился к Кейну и Леснеру, стоящим позади него: — Пойду с ними потолкую, а когда понадобитесь вы, я подам знак, — после чего пошёл к прибывшим навстречу.

Когда около всех остановившихся автомобилей собралось порядка двадцати человек, дверь самого дорогого из них, а именно "Mercedes-Benz S65", распахнулась, и на сухую землю ступила обутая в лакированную туфлю нога. Затем вывалилось всё остальное грузное тело, принадлежащее гладковыбритому, высокому, несколько тучному мужчине лет пятидесяти с зачёсанными назад тёмными волосами с сединой на висках. Не сказать, что он был так уж толст, однако широкие плечи и крупные накаченные руки, придавали мужчине солидности. Респектабельность ему добавлял и дорогущий чёрный кожаный пиджак поверх тёмно-лилового свитера с завёрнутым воротником, и многочисленные золотые перстни на пальцах.
Депутат штата Калифорния — мистер Виллард Дольф Стейтон, а это был именно он, нацелил цепкие металлически-серые глазёнки на решительно идущего в его сторону молодого русоволосого парня. Да, догадался Стейтон, это именно тот, кто всё и затеял. Тот самый поганец, говоривший с ним по телефону Назара. Теперь мальчишка попался...
Сложив пальцы рук, мистер Стейтон повернулся к своим людям и кивнул, те кивнули в ответ и стали ждать такого же сигнала, который Вайет обещал своим демонам.

Теперь, решив приступить к делу, мужчина заговорил низким хрипящим голосом:
— Стало быть, ты и есть убийца моего сына — Вайет Холливел?

Вайет подошёл к собеседнику на уровень пяти шагов и, тщательно осмотрев, ответил в своей любимой саркастичной манере:
— Стало быть, да, мистер Стейтон... Или, быть может, я вас буду называть, ну, допустим... Вилли?

Чиновник угрюмо задрал вверх широкий нос с небольшой горбинкой и, крепко сжимая здоровенные кулаки, грозно заговорил:
— Значит, слушай меня, шкет, церемониться с тобой я не намерен! Меня переполняет желание приказать моим парням нашпиговать тебя пулями и на этом всё закончить, — указал он на них пальцем через левое плечо и продолжил: — Однако на твою удачу я сообщу, что у меня ещё есть второй сын, так что мой род не прервался. Поэтому, я готов проявить невиданное ранее милосердие, и пощадить твою задницу, — процедив эти слова, Стейтон скорчил настолько презрительную физиономию, будто из его рта просочился яд. — Но за это ты заплатишь многим. Во-первых, к завтрашнему дню, ты переписываешь свой фамильный особняк на меня, а во-вторых, твоя мамаша отдаёт Клуб П3 в моё полное распоряжение. Затем я хочу, чтобы ты убрался из города и никогда не попадался мне на глаза, иначе я тебя найду, спрячься ты хоть на краю света... И тогда ты умрёшь.

— Всё сказал? — спокойно откликнулся Холливел и, сложив руки на груди, произнёс то, чего ждал весь день: — Ага, теперь скажу я: засунь своё милосердие себе в жопу и утешай себя мыслью, что сегодня хоть и изрядно отгребёшь, но останешься жив!

Возмущению депутата не было предела. Рычащим тембром он намеревался продолжить угрожать:
— Сучёныш, ты хоть знаешь с кем гово...

— Хорош петушиться, дядя! — нагло перебил его Вайет, не стесняясь в выражениях. — Знал бы ты кто я, давно наложил бы в штаны, так что меня пугать не надо. А тот иранский лошок, которого ты послал за мной, в этом отлично убедился, не получив от меня ничего, кроме сотрясения мозга.

Глядя на нахального молокососа, повинного в смерти сына, Стейтон неистово прохрипел:
— Мля, я думал, ты умный парень, а ты натуральный дебилоид. Что ж, коль хочешь откинуться, в этом я проблемы не вижу. Сделаю всё по чесноку, в таком же виде, в котором погиб мой сын.

— Твой ублюдок сам виноват в своей смерти, — твёрдо проговорил ведьмак. — Не приставай он к моей сестре, даже после предварительного предупреждения, был бы сейчас жив.

Депутат состроил циничную рожу и попробовал, но не очень убедительно, оправдать деяния своего сынка:
— Как будто его можно было остановить. Это блядский подростковый возраст: бурлят гормоны, хочется риска и движения, все такими были.

— Говори за себя! — огрызнулся объятый гневом парень, еле сдерживающийся, чтобы не сломать подонку шею. — Я никогда в своей жизни, даже будучи ребёнком и подростком, не издевался над теми, кто слабее меня.

— Я смотрю, ты такой светлый герой, что уже в пору носить красный плащ с трусами поверх штанов, хе-хе... — презрительно передразнил его Виллард и чуть спокойнее добавил: — Впрочем, уже всё равно. Через несколько минут ты сдохнешь.

В ответ Вайет ухмыльнулся, сделал шаг назад, и размашисто развёл руки в разные стороны.
— Ну, давай, мне и моим ребятам будет интересно на это поглядеть, — и вслед за сказанным щёлкнул пальцами обеих рук.

Кейн и Лэснер поняли, что это и есть тот самый сигнал, и уже в свою очередь, подав немую команду остальным демонам, направились к хозяину. Окружив его и глядя вместе с ним на пару десятков врагов, демоны видели, что полный уверенности в своих действиях Холливелл стоит и сверлит взглядом лицо этого смертного, явно наслаждаясь происходящим.

Стейтон, видя, что Вайет находится под защитой семнадцати братков, решил действовать таким же путём, что и его оппонент. Махнув рукой, он позвал своих людей, и, когда те приблизились, с хитрой ухмылкой обратился к убийце своего сына:
— Думаешь, что твои кореша тебе помогут? Как бы ни так, я и о них позабочусь...
И вслед за угрозой двадцать головорезов Стейтона немедленно вынули спрятанные под одеждой пистолеты и нацелили их на врагов. Но даже это не слишком испугало противников, в особенности их главаря, поэтому один из прихвостней чиновника — бритоголовый афроамериканец в чёрном балахоне – решил взять ситуацию в свои руки и, подойдя к боссу, навёл ствол на самодовольную рожу Холливела.
— Сэр, позвольте, я угощу мудилу свинцом и посмотрю, как мозги вытекают из его дырявой башки? — предложил он, отвратительно скалясь белозубой улыбкой.

Вайет не спешил отдаться воле гнева и пока что терпел, но Лэснер в негодовании подошёл к своему господину и спросил, кивнув в сторону чернокожего парня со стволом:
— Что этот ниггер себе позволяет?

Полухранитель улыбнулся и молча дал понять Лэсу, чтобы тот воздержался от комментариев, после чего перевёл взор к Стейтону:
— Вилли, ты бы утихомирил своего примата, пока он тут говном бросаться по нам не стал. Вот, пусть лучше зверёк покушает... — и, заведя руку за спину, маг воспользовался остатком магической энергии и материализовал банан, который немедля, бросил к ногам афроамериканца.

Столь дерзкие расистские насмешки парень выдержать не мог. Брызжа слюной, он перезарядил пистолет и собрался выстрелить.
— Ах ты грёбаный пида...

К большущему для него сожалению эти намерения прервал опередивший его посторонний выстрел. С громким хлопком пуля вылетела из новоприобретённого кольта Кейна и попала прямо в пистолет афроамериканца, тем самым выбив оружие из его рук.
— Попридержи язык, чепушило, или я его тебе отстрелю к хренам... — пригрозил демон, продолжая держать пистолет наготове.

Чернокожий парень не мог успокоиться, но Стейтон, недовольный импровизацией подчинённого, грубо схватил его за плечо и небрежно отшвырнул к скоплению команды, что помогло утихомирить его пыл. Сам же чиновник, начав массировать костяшки своих немалого размера кулаков, решил возобновить диалог с врагом и, судя по ещё более низкому и глубокому голосу, был готов убить в любую секунду.
— Неужели считаешь, что прячась за своей братвой, спасёшь свою жизнь? Они тебе не помогут... Трупы помогать не умеют, так ведь, ребята? — повернулся он назад, обратившись к своим верзилам. Те подняли руки со сжатыми в них пушками вверх и, пару раз выстрелив в небо, дружно заржали, поддерживая начальника и насмехаясь над врагами.

Терпение Вайета практически кончилось. Всё что оставалось, это высказать сволочи всё, что он о нём думает и закончить начатое.
— Я спасаться не собираюсь. Этим заниматься будешь ты, когда я придавлю тебе горло ногой, и заставлю ответить за все злодеяния, которыми ты подвергал невинных людей: за превышение должностных полномочий, злоупотребление властью, за способствование разгула и безнаказанности среди преступников, а также запугиванию мирных граждан. Ты — алчный, коррумпированный мерзавец, паразитирующий на теле нашего общества. Таких как ты нужно уничтожать, чтобы не портить мир вашим порочным существованием.

Глумливо похихикав, не открывая рта, от чего второй подбородок подпрыгивал в такт, Стейтон ядовито проверещал:
— Как это трогательно, может, ты мне ещё и нравоучительную лекцию прочтёшь?

— Лекции тебе должны были папка с мамкой читать, когда ты ещё под стол пешком ходил, а я здесь для иных целей, ссаный ты обмудок! — выругался парень в ожидании неизбежной схватки. — Молись, чтобы я сдержался и не угрохал тебя, как твоего вонючего выродка.
Пустой трёп подошёл к концу. Ждать больше не было смысла. Пришло время кровопролития...

— Убейте этого сукиного сына!!! — свирепо прокричал Стейтон, указав пальцем на Вайета, и сию же секунду два десятка головорезов открыли огонь по своим целям.

Ни Вайет, ни кто другой даже не шелохнулись. Какого же было удивление бойцов Стейтона, когда полсотни пуль вместо того чтобы пронзить вражеские тела просто отскакивали от них, как от титановой преграды, оставляя повреждения лишь на поверхности одежды, но не более.
— Что это за чёртовы фокусы??? — взбудоражено среагировал чиновник, видя эту не поддающуюся объяснению картину, усугубляемую ещё и тем, что пуленепробиваемый враг в лице Вайета злорадно ухмыляется, продолжая тем самым оказывать крайнюю степень неуважения.

Но на одной лучезарной улыбке Вайет не остановился:
— Как ты, наверное, знаешь, Вилли, иллюзионисты своих секретов не выдают и кроме того... — не договорив фразу, маг резко вытащил из кармана куртки Магнум и молниеносно выстрелил в правую стопу Стейтона, — этот базар меня уже утомил, — добавил ведьмак сдув дымок с дула.

Тучный мужчина взвыл, как раненный вепрь. От страшной боли он упал на землю и схватился за окровавленную ногу с застрявшей в ней пулей. От убойной огневой силы револьвера его стопа вместе с туфлей оказалась не просто продырявленной, а напрочь разорванной, как при взрыве гранаты.
Крича и всячески проклиная Холливела, Виллард с побагровевшей рожей уставился на ошеломлённых подчинённых и заорал раздирающим связки голосом:
— Долбанные идиоты, чтоб вас... Убейте, убейте его, мать вашу!!!

Растерянным парням ничего не оставалось, как подчиниться приказу и выполнять непосредственные обязанности. По повторной схеме, направив на врагов пистолеты, они начали стрелять... Что вновь не увенчалось успехом.

Кейн, Лэснер и остальные демоны весело смеялись, наблюдая за попытками жалких смертных их убить. Лэс взялся за свой Смит-Вессон и пустил пулю одному их прихвостней Стейтона прямо в коленную чашечку. Тот с криком упал, а следом за стволы взялись остальные демоны, и аналогично своим противникам открыли по ним огонь.
С громкими хлопками, походившими на миниатюрные взрывы, пули со свистом проносились по воздуху, в кровавых брызгах впиваясь в плоть. Спустя считанные секунды почти все двадцать служащих Стейтону бандюг, будучи еле живыми, но тяжело раненными, обессиленно полегли наземь. Целыми остались лишь двое парней, которые выбросили пистолеты и от отсутствия иных идей, бросились на Вайета с голыми кулаками.
Однако добежать они не смогли, ибо Кейн с Лэснером быстро преградили им путь, каждый взял себе по одному врагу. Жёстко пнув первого ногой в живот, затем ударив левым хуком по челюсти и сразу же нокаутировав мощным апперкотом под подбородок, Кейн отпихнул противника вдаль, к груде лежащих на земле дружков. Лэснер в это время, пригнувшись от атаки второго, стремительно впечатал ему кулаком под дых и, пока тот пытался вздохнуть, зашёл за спину и хорошенько прописал по почкам. Закончил это дело он красивым пинком по зад, что заставило побитого парня отлететь прямо к компании товарищей, валяющихся в луже собственной крови.

Полностью довольный результатом побоища, Избранный победоносной походкой прошёлся мимо кучки корчащихся парней, истекающих кровью от пулевых ранений. Оценив их "недееспособность" маг одобрительно кивнул Лэсу с Кейном и приказал им, прежде чем направиться прямиком к главному виновнику торжества:
— Вы и все остальные, окружите это лежбище котиков и, если захотят вылезти, разрешаю бить на поражение. А я пока что поговорю с нашим другом наедине.

Услышав волю повелителя, все семнадцать демонов поспешили к лежащим на земле бандюгам, и мигом огородили их от всего, чему они могли помешать, если найдут силы встать на ноги.

В это время, прижимая ладони к изувеченной стопе, кровь из которой билась фонтаном, Виллард с ненавистью глядел на возвышающегося над ним парня, сумевшего сделать невозможное — одолеть его.
Видя, как Вайет неумолимо улыбается и торжествует, мужчина прокряхтел:
— Смейся, паскуда, это ещё не конец... — и чуть привстав, он вытянул из-под пиджака большой пистолет марки "Дезерт Игл 50” и направил его на Вайета, произведя выстрел. Пуля устремилась парню в сердце, но... Случилось то, отчего глаза ошарашенного Стейтона, вылезли из орбит. В самом буквально смысле Холливел поймал пулю пальцами, зажав её между большим и указательным, в паре сантиметров от своей груди.
— Нет, дружок, это всё-таки конец! — проговорил он, откинув пулю на землю и без предупреждения вмазал депутату ногой по лицу, выбив пистолет из его рук.

С брызнувшей из разбитой губы кровью, он снова рухнул на твёрдую землю, уткнувшись в неё окровавленным лицом. Можно было подумать, что на этом всё и закончится, однако... Для Вайета всё только начиналось.

Полный гнева и ненависти, он подошёл к распластавшемуся на земле человеку, и с силой пнул его ногой в левый бок в районе почки. От страшнейшей боли Виллард глубоко вздохнул и закусил губу, хватаясь рукой за спину. Терпя боль, он пытался встать, однако разорванная стопа не позволяла ему сделать это.
— Что случилось, Вилли, тебе больно? — лукаво выговорил ведьмак и, присев за корточки, потянул руку к его голове.

Но неожиданно Стейтон успел увернуться от хватки парня и, вскинув туловище вверх, заехал Вайю кулаком в челюсть, и когда тот пришел в замешательство, воспользовался здоровой левой ногой и совершил подсечку, повалив противника наземь.
Не теряя драгоценного времени, мужчина навалился на Холливела всем своим тяжеленным телом и, схватив обеими руками за горло, принялся душить.
— Не так больно, как будет тебе, сука!!! — прорычал он, сдавливая парню кадык.

Вайет пытался выскользнуть из мёртвой хватки Стейтона, однако мужик был крайне силён. Продолжая давить на горло и скрипеть зубами от злобы, которая подкреплялась болью изувеченной ноги, он отцепил от парня одну руку и принялся наносить ему жёсткие удары в лицо. Удар за ударом, и лицо Вайета становилось всё более красным от выливающихся из ноздрей и рта кровяных струек.

Стоящий в десяти метрах от них Лэснер хотел было прийти к повелителю на помощь, однако его задержала рука Кейна, схватившая светловолосого демона за плечо.
— Даже не думай, потом он предъявит нам обвинения, что мы посмели влезать в его личную схватку, и тем самым усомниться в его силе.

Лэс всё прекрасно понял и отошёл на прежнее место, продолжая наблюдать за ходом сражения.

После нескольких ударов подряд лицо Вайета подрастеряло внешнюю привлекательность из-за переломленных хрящей, ссадин и хлещущей крови. В определённый момент, когда чиновник утомился бить врага, ослабив хватку на его горле, ведьмак быстренько повернул голову немного вбок, и кулак вместо разбитого носа угодил в твёрдую землю, так повредив костяшки, что те даже хрустнули.
Стейтон зашипел от боли и на секунду отвёл от врага обе руки, чем лежачий под ним Холлливел и воспользовался, ударив депутата коленом в мечевидный отросток, и затем зарядил двумя ладонями прямо по вискам. В ушах чиновника засвистело, а перед глазами полетели искры. Издав сдавленный стон, он схватился за ушибленные виски и попятился назад, а Вайет резко вскинул ноги вперёд и поддел противника за обе голени, повалив его на землю.

В тот же час полухранитель, не обращая внимания на боль и кровоподтёки из носа и рта, быстро вскочил и, направившись к Вилларду, схватил за грудки, приблизив к себе почти вплотную.
— Достаточно... — сурово прохрипел парень и жёстко впечатал Стейтону головой по переносице. Когда тот заскулил как побитый пёс, Вайет, в качестве добавки, пнул его мощным ударом ногой прямо под рёбра, а затем обратным хуком с кулака по челюсти. В качестве самой последней атаки, он ударил Вилларда ногой в живот, затем локтём по ключице, и в конченом итоге схватил обеими руками за шею и перебросил его тушу через плечо, повалив на землю.

Откашливающийся кровью чиновник, чьё лицо опухло и покраснело, конечно же, не мог больше ничего сделать.
— Кто ты, чёрт возьми, такой... — неразборчиво просипел он, уставив бегающий взгляд сероватых водянистых глаз на парня, который силой и волей превосходил всех, с кем опытный политик имел дело раньше.
Добавил: LordCartman |
Просмотров: 1159
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика