Главная

"Я - вершитель своей судьбы" Глава 1 "Хмурое утро"

Фанфик "Я - вершитель своей судьбы"

03.07.2014, 20:37
Утро, наступившее в Сан-Франциско, переходило в прекрасный день. Солнце светило ясно, но без жгучего пекла. Улицы города были наполнены суетой, ведь в нашем обществе всегда, так или иначе, происходит суета: кто-то едет на работу, кто-то просто гуляет по парку, кто-то бегает трусцой, кто-то ходит по супермаркетам и, загружая покупки в машину, уезжает домой... За все эти годы мир не особо изменился, хотя наука с медициной шагнули далеко вперёд, и это, не говоря уже о появлении современного оружия, что секретные войска умело скрывали от посторонних глаз. Правда, среди людей нечто необычное осталось. Например, небольшой особняк пурпурного цвета. Назвать его обитателей обычными язык не повернётся. Во всяком случае, у человека, который знает, кем эти жильцы являются на самом деле.

Особняк Холливел. Родной дом зачарованных. Сколько сколько счастливых и печальных моментов здесь пережили сёстры! Там они впервые узнали, какой силой были наделены с самого детства, впервые узнали о магии. Магия всегда была частью их жизни. Каждый уголок пропитан особым чувством, каждый таит в себе воспоминание. Вот, ещё молодой хранитель Лео делает предложение своему отражению, готовь повторить это действие, уже в присутствии своей любимой. И вот, настал заветный день, когда Пайпер, ещё прекраснее, чем обычно, в роскошном белом платье идёт навстречу своему возлюбленному. А через несколько лет на свет появляется ребёнок, которому судьбой уготовано будущее с великим предназначением.

Но жизнь невозможна и без тяжёлых моментов. Боль потери, разлука, скорбь, страх. Эти чувства поддерживают хрупкий баланс между добром и злом, горем и счастьем. Иногда приходится смириться. Смириться даже с потерей старшей сестры. Но нужно идти наперекор жизни, уготованной судьбой. Нужно бороться, за счастье, за любовь, бороться до конца.
Однако забыв обо всём, можно перестараться. И тогда судьба сыграет с тобой злую шутку. Нужно знать предел своих возможностей, чтобы успеть вовремя остановиться.

***


При том, что на улице было весьма ясно и светло, комната, расположенная на втором этаже этого особняка, была довольно мрачной. Скорее всего, виной тому – тёмно-синие зашторенные занавески, которые специально затемняли помещение от яркого света. Сама комната, чьи стены покрывали бежевые обои, по некоторым признакам выдавала пол и характер своего обитателя: пустые бутылки из-под пива, бездумно разбросанные носки и прочий стандартный набор холостяцкого беспорядка.

Продолжительная тишина, царившая в комнате, была прервана стуком в дверь.

— Вайет! — послышался юношеский голос.

Однако ответа не последовало. Тогда дверь открылась, и в комнату вошёл молодой парень, лет восемнадцати, не больше. Немного щуплый, среднего роста, с тёмно-русыми волосами средней длины и серо-зелёными глазами. Вошедший паренёк был одет в синие джинсы и тёмно-зелёную майку. Подойдя к кровати, он стал толкать укутанного в одеяло брата.

— Вайет, просыпайся уже... Тебе в университет через два часа, — заявил он, продолжая пинать брата.

— Крис... Убейся об стену, умоляю... — послышался в ответ более низкий голос.

Крис, тем не менее, ничего не ответил и сел на стул, дожидаясь, пока брат встанет.

Вайет Холливел, потянувшись медленно и неохотно, принял сидячее положение на кровати. По его растрёпанным длинноватым светло-русым волосам, а также бледному лицу и мешкам под глазами можно было понять, что у него обычное утреннее похмелье.

— Что вчера было-то? — кратко спросил Вайет, держась за голову.

Крис фыркнул и с ухмылкой покосился на старшего брата.

— Много чего было... Много того, чего тебе не следует знать, — так же двусмысленно улыбаясь, ответил Крис и поднял руку, в которой через голубое свечение хранителей, появился стакан томатного сока, предусмотрительно захваченный из кухни первого этажа.

Вайет быстро взял стакан и потихоньку принялся пить ледяной сок, попутно спрашивая:

— Ты отвечай лучше без своих загадок! Что там было на вечеринке у Джастина?

Крис положил ногу на ногу, попытался принять более серьёзный вид и затем ответил:
— Вначале всё было весьма забавно. Мы тусили, потом Джастин устроил конкурс по поеданию хот-догов, а затем по выпиванию виски... И, в общем, ты победил.

Вайет поперхнулся и только хорошенько откашлявшись, пробубнил:
— Что? Я так много выпил?! А что с Лизой, куда она потом пошла? — встревоженно спросил Вайет, всё ещё сидя на кровати. Он даже подумать боялся, какого она теперь о нём мнения.

Крис, тем временем засунув руки в карманы джинсов, встал со стула и пошёл к выходу из комнаты:
— Не волнуйся насчёт этого, я её проводил домой. Тебе надо опасаться того, что ты по-пьяни чуть было не выдал наш семейный секрет! — как ни странно, совершенно спокойным голосом сообщил он брату.

Вайет рывком, словно его током ударило, встал с кровати, выпрямился во весь свой исполинский рост, который был значительно выше младшего брата.
— Что я им сказал? — с явным опасением спросил он. Ведь очевидно, что разоблачение магии не пройдёт бесследно, как для смертных, так и для всей его семьи, и для него любимого, конечно.

Крис более легкомысленно, но одновременно осуждающе смотрел на брата. Стоя на пороге, он всё ещё спокойно отвечал:

— Только то, что ты немерено крутой маг, по сравнению с которым Гарри Поттер просто отсосник! Но не волнуйся, тебе не поверили... Правда, ты уже хотел доказать свою правоту, но я вовремя увёл тебя домой. Ни мама, ни папа об этом не знают, так что делай выводы и собирайся в университет! — заявил Крис уже на выходе из комнаты старшего брата.

Вайет, оставшись наедине с собой, встревоженно вздохнул. Конечно, ему не десять лет и даже не шестнадцать, а целых двадцать. Он был уже весьма взрослым парнем и, естественно, ему хотелось больше свободы. Эта ситуация обеспокоила мага — с одной стороны ему, как и любому парню его возраста, хочется побольше веселья и вечеринок, что уж говорить о выпивке и девушках... Но этот их "семейный секрет" всегда стоял поперёк горла. Что касается магии, Вайет всегда её любил и увлекался ей, ещё бы, если учесть уровень его сил. Но именно то, что он и вся остальная семья должны скрывать это от всего общества, и было занозой в одном месте для него с самого детства.

Допив сок, Вайет поставил стакан на тумбочку и прошёлся по своей просторной комнате. Остановившись у одной из стен, парень взглянул на фотографии в рамочке. На одних был изображён он один, на других – в кругу семьи. Вот он ещё совсем маленький, не больше четырёх лет, а вот уже подросший десятилетний малец со своим младшим братишкой Крисом и совсем маленькой сестрёнкой Мелиндой. Она очень похожа на мать, впрочем, как и Крис. В то время как сам Вайет внешне напоминал отца.

Глянув на наручные часы, которые показывали уже полвосьмого, он понял, что придётся прервать сентиментальные воспоминания и как можно скорее одеваться. Быстро натянув чёрную майку и джинсы того же цвета, а также серебряный браслет на левую руку, Вайет уже хотел спуститься вниз, на первый этаж особняка, но вспомнил, что кровать не заправлена. Хорошо подумав, он решил, как всегда, забить на так называемые "правила личной выгоды". В конце концов, эти правила парень ненавидел ещё больше, чем сохранение тайны магии. Он взмахнул рукой, и кровать засветилась голубым свечением хранителей, после чего оказалась полностью заправлена до самых уголков.

Спустившись вниз, Вайет сперва умылся в ванной комнате, а затем пошёл на кухню, чтобы позавтракать, и тут же увидел свою мать. Пайпер, несмотря на свой уже далеко не юный возраст, оставалась достаточно привлекательной женщиной с копной красивых тёмно-каштановых волос.
— Доброе утро, сынок, ты чего такой хмурый? — спросила она, наливая кофе из кофеварки.

Вайет улыбнулся и, поправил падающие на глаза волосы.
— Да ничего особенного, мам, просто голова немного болит, — спокойно ответил полухранитель и сел за стол. Он знал, что когда мать на кухне, то о завтраке можно не волноваться, она сама всё подаст.

Пайпер же, глядя на сына, немного обеспокоилась: в последнее время он стал слишком мрачным, и дело даже не в манере ходить в чёрном и отращивать волосы, а скорее в повадках. С самого его детства, Пайпер была обеспокоена судьбой сына: огромные магические силы мальчика пугали всех, включая Старейшин и даже её саму. Она пыталась контролировать эту силу, что очень сложно удавалось.

Пайпер захотела было начать расспрашивать, но всё же передумала. Она поняла, что ничего не добьётся, и лучше не портить лишний раз отношения с сыном.
— Будешь яичницу с беконом? — спросила она, на что Вайет, конечно, согласился, и, поблагодарив, расправился с завтраком за пару минут. Насытившись, Вайет спросил у матери:

— Как там папа?

— Он недавно ушёл в школу магии, — быстро ответила та, поставив кружку с кофе на стол сыну.

Услышав словосочетание "Школа магии" Вайет сразу же почувствовал огорчение и гнев: он никогда не учился в этой школе, посещал её только заходя на работу к отцу. Однако, как бы мальчик не просил мать зачислить его туда, слышал в ответ: "Нет, ты должен учиться среди обычных детей, и тогда у тебя будет нормальная и спокойная жизнь!". Какая, к чёрту, нормальная жизнь! Я, чёрт возьми, ведьмак! А ты ведьма, как и твои сёстры! Вы – зачарованные, которые были призваны своей силой защищать невинных от демонов и прочих сил зла!

Вайет был убеждён, что учись он в школе магии, где был бы среди своих, среди ведьмовского сообщества, он, во-первых, был более искусен в использовании магии, чем сейчас; а во-вторых, поспокойнее, так как не было нужды опасаться, что он раскроет какие-то тайны. Он просил отца, но Лео всегда соглашался с требованиями жены и не пытался с ней спорить, за что Вайет был зол на него. Единственное, в чём состояла заслуга отца, это то в том, что тот позволил Вайету учиться магии на дому, наняв хорошего друга семьи, работающего учителем боевой магической практики в школе магии.

Подавив в себе эти неприятные эмоции, Вайет продолжил пить кофе. Однако напиток показался ему недостаточно горячим, и Вайет, подняв руку над чашкой, разогрел кофе с помощью магии. Помимо этого, рядом с чашкой, в золотом свечении образовалось несколько печений.

Увидев это, Пайпер тут же возмущённо отозвалась:

— Дорогой, а что ты сейчас сделал?

"Ну вот опять она за своё... Надо было разогреть кофе, когда она отвернётся", — подумал ведьмак, и в иронично-спокойном тоне ответил:
— Я подогрел кофе и создал себе печеньки, расстреляешь, меня да? — и закончив, приложил чашку к губам.

Пайпер, как обычно, сложив руки на груди, продолжила:
— Вайет, сколько раз тебе говорить, даже такие маленькие вещи попадают под «личную выгоду», ты понимаешь, что может произойти?!

Вайет стремительно оторвал чашку от губ и резко, с силой ударил ею по столу так, что чудом не разбил. Но кофе, конечно, выплеснулся через край.
— Что может случиться, мама?! Что случится от того, что я просто разогрел эту хренову чашку с кофе и создал печенье?! На меня с небес падёт и покарает Божественный гнев или что?! – уже более ожесточённо выкрикнул парень. Как же ему надоела вся эта мораль, дурацкие принципы, чёртова обыденность! Всю жизнь отец и мать подавляли его... Это было и есть просто невыносимо!

— Вайет, твоя сила создана для борьбы с демонами, для помощи невинным и нуждающимся, а не для личных нужд. Это не я придумала, таковы устои магического мира. Вместо печенья ты мог создать деньги, и тебя могли бы лишить сил, так же, как это сделали с Фиби, слава Богу, что на время! — заявила Пайпер, сев за стол рядом с сыном.

Тот нахмурился ещё сильнее. Вайет, конечно, любил мать, и она вовсе не была для него предметом ненависти, он просто не разделял её взглядов. Он любил её и знал, что она хочет ему добра, хотя, возможного, такого добра ему не нужно.

— Пусть попробуют! Я на это посмотрю, – и пойдя к выходу, напоследок добавил: — Спасибо за завтрак, жди меня после обеда.

Попрощавшись с матерью, парень обулся и наконец, вышел из дома.

Пайпер хотела бы продолжить дискуссию, но сын уже успел уйти. За все двадцать лет она так не смогла понять его... "И почему так вышло?" — подумала женщина. Да, Пайпер никогда не была в восторге от того, что она ведьма, но принимала это как данность, с которой ей придётся жить, несмотря ни на что. С Крисом и Мелиндой в этом плане легче, потому что они менее мощные маги, чем Вайет, и менее зависимы от своих сил. А Вайет всегда любил свою магию и не представлял жизни без неё... Это очень усложняло его воспитание. Старшая Зачарованная боялась, что со временем Вайет может совсем отбиться от рук, натворить плохих дел, поддавшись злу. Этого Пайпер опасалась больше всего. всего.
Добавил: LordCartman |
Просмотров: 2312
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика