Главная

"Я - вершитель своей судьбы" Глава 15 "Работа"

Фанфик "Я - вершитель своей судьбы"

16.01.2015, 21:09
Старшая школа Сан-Франциско

Фрэнка Гюдо нельзя было назвать смелым и совестливым человеком. Конечно, он не был совсем уж гнусным подонком, однако трусость и забота лишь о своей шкуре не делали ему чести.
Единственно в чём Фрэнк был весьма хорош, так это в своих профессиональных навыках, ну и тем, что его дядя работал в министерстве образования и договорился о назначении племянника на должность директора старшей городской школы. Правда, два года назад дядя ушёл на пенсию, и помогать своей властью племяннику уже не мог. Сам Фрэнк не преследовал какие-либо корыстные цели и не превышал своих полномочий... До поры до времени и не по своей воле.
Сорокалетний мужчина, всегда одетый с иголочки и хорошо причёсанный, он хотел жить спокойно и не волноваться по пустякам. Именно поэтому четыре года назад и стал директором, считая, что в работе с детьми не будет слишком больших проблем. Во всяком случае, таких, из-за которых придется бояться выходить на улицу.

Он ошибался...

Щупловатый сутулый брюнет, одетый в чёрные брюки, белую рубашку с серым гладко выглаженным жакетом поверх неё, стоял около окна в своём кабинете и поглядывал на улицу через открытые жалюзи.
При том, что на улице было не слишком жарко, со лба Фрэнка лилось изрядное количество пота. Мужчина был сильно взволнован, а его лицо казалось очень усталым и больным, что неудивительно в связи с ситуацией в школе. Тем более что сейчас к этим внутренним проблемам, добавились и внешние, в лице старшего брата Мелинды Холливел.

— Мистер Гюдо, я, конечно, понимаю, что на улице весьма интересный пейзаж, но, быть может, вы обратите внимание на меня? — произнёс Вайет, расположившийся с обратной стороны письменного стола директора.

Фрэнк отошёл от окна и повернулся к длинноволосому парню, который вразвалку сидел на одном из его кресел и сверлил директора пристальным взором.
— А что именно вы от меня хотите услышать, мистер Холливел? — ответил он вопросом на вопрос, что очень не понравилось пришедшему гостю.

Облачённый в повседневную чёрную майку и того же цвета джинсы, Вайет приподнял руку и почесал большим пальцем щетину на подбородке.
— А вы не понимаете?

— Простите, нет, — ответил мужчина и, достав из кармана платок, вытер пот с покрасневшего от волнения лба.

Вайет слегка прокашлялся, встал с кресла и неспешно пошёл к директору.
— Значит так, Фрэнк, давай гово...

— Для вас я — мистер Гюдо!

— Рот закрой, чмо! - неожиданно рявкнул Холливел и двинулся к Фрэнку, оттолкнув его к ближайшей стене.

Ошарашенный и до боли возмущённый школьный директор сразу же заголосил:
— Да как вы смеете, я сейчас вызову охрану!

В ответ ведьмак безбоязненно схватил мужчину за воротник и вдавил в стену:
— А что же ты её не вызвал, когда тот лысый ублюдок в присутствии всех учащихся школы избил мою сестру? — нахмурившись проговорил он.

Гюдо тут же состроил полную невинности физиономию, что выглядело слишком наиграно:
— Кто кого избил? Что вы городите?

— То есть для тебя бойня в столовой ничего не значила? — донеслось от мага, который всё же расслабил руку, а собеседник, воспользовавшись этим моментом, быстро освободился из его стальной хватки.

Пятясь к параллельной стене своего кабинета, Фрэнк указал пальцем на приближающегося парня и заявил:
— А где доказательства? Нет ни свидетелей, ни видеозаписей!

— Всё потому, что ты заставил охрану стереть записи с камер, а остальных работников и учителей – молчать, — ответил Вайет, обо всём догадавшись заранее.

— Опять враньё! — отрезал директор: — У вас нет доказательств, чтобы предъявлять мне такие обвинения!

Та грань, за которой таилось терпение Избранного, наконец, прорвалась, и он не выдержал.
Вновь приблизившись к упрямому лгуну, Холливел с презрением взглянул в его жалкую физиономию с бегающими от страха глазами:
— Тебе нужны доказательства? Сейчас я их предоставлю, — тихо произнёс Вайет и жёстко пнул мужика под дых, отчего у последнего свело дыхание, и, когда он всхлипнул и согнулся, маг схватил его за голову и стукнул левой щекой о стену.

Послышался хруст, и Фрэнк с глухим стоном пополз вниз по стене, оставляя за собой узкую кровавую дорожку.

— Ну что, мои доводы вполне убедительны? — со злостью проговорил Вайет, видя, как глава школы валяется на полу, и из его разбитой губы вытекает струйка крови.

Положение для Фрэнка Гюдо, как всегда, оказалось не лучшим. Тяжело дыша и откашливаясь от нехватки кислорода, он сплюнул на пол смесью крови и слюны и с опаской взглянул вверх, на ударившего его парня:
— Я сейчас вызову поли...

— Да хрена с два ты кого-то вызовешь! — перебил его Вайет и, потянувшись вниз, схватил того за руку, рывком подняв на ноги: — Если бы мог или хотел, уже давно это сделал, — сказал он, и вдавил пальцы правой руки в шею напуганного брюнета: — Запомни, этого щенка, которого ты покрываешь, я разделаю на запчасти, если он ещё раз приблизиться к моей сестре!

Еле дыша, Фрэнк положил обе руки на жёсткую ладонь парня, что сдавила ему горло, и, набравшись сил, отбросил от себя.
— Я не покрываю Джеффри Стейтона... По крайней мере, не по своей воле, — с тяжёлой одышкой заявил Гюдо, отойдя подальше от Холливела, который продолжал с ненавистью наблюдать за директором и сверлить его глазами: — Думаешь, я бы не хотел от него избавиться? Но что я могу, если этот отморозок ведёт себя со мной, так же как и ты это делаешь сейчас! — вскрикнул мужчина, поглаживая себя за ушибленную челюсть и сдавленное горло: — Будь моя воля, я бы незамедлительно отправил малолетнего преступника в колонию, но это невозможно. Его дядя — начальник местного полицейского участка, а отец — крупный депутат нашего штата. Урод ещё похуже и опасней своего племянника: он связан с наркодилерами и любого, кто перейдёт дорогу ему или его родственничкам, ждёт незавидная судьба.

— И поэтому ты заставляешь всех работников школы не обращать внимания на его выходки и, если кто-то спросит, говорить, что такого вообще не происходило, не так ли? — предугадал Вайет, распознав всю схему работы директора, даже не прибегая к магии.

Правда, и у самого Гюдо было что на это ответить. Причём в этот раз его жалкий вой стал чуть более уверенным, так как мужчина изо всех сил старался донести свои мысли до вспыльчивого собеседника:
— Я не бессмертный, мистер Холливел, у меня всего одна жизнь. Быть может, ты и считаешь себя непобедимым супергероем, но я – нет. Я хочу жить и хочу, чтобы жили моя жена и дочь, — чуточку отдышавшись после столь буйной речи, он продолжил: — Понимаешь, Стейтону осталось учиться год, и он покинет школу навсегда, нужно потерпеть всего лишь один грёбаный год! А я — маленький человек, у которого нет связей, как у него, я просто хочу спокойно работать и кормить семью, мне не нужны проблемы, чёрт возьми!

Внимательно выслушивающий его Вайет уже не проявлял агрессии. Он, конечно, немного проникся проблемами Фрэнка, но не настолько, чтобы ему посочувствовать:
— И пока ты спокойно заботишься о своей семье, другие люди и их семьи должны страдать?

Гюдо помолчал около десяти секунд, и заговорил ещё более эмоционально. Срывающимся голосом он принялся изливать душу:
— Я трус, понимаешь! Я трус и слабак, который боится перейти дорогу опасным людям. Я таким был с детства, и не знаю, каким образом меня полюбила достойная женщина и родила мне дочь. Я думал, что всю свою жизнь буду один и сдохну девственником. Но судьба пощадила меня, и я не хочу потерять то, что имею. Мне очень жаль твою сестру Холливел, но... — замялся он на полуслове, глядя в глаза парня, но всё же отважился и изрёк: — Моя жизнь и жизнь моих любимых мне дороже остальных. Считай меня тряпкой, который печётся лишь о своих интересах, и ты будешь прав. Но я прошу тебя, не верши свою месть на мне. Если хочешь защитить сестру, иди к тому, кто повинен во всём этом! — процедил он и указал пальцем на дверь.

Проникнувшегося его "печальной историей" Вайета чуть было не стошнило. Конечно, вида он не подал, но жалкий облик этого сорокалетнего придурка оставлял желать лучшего. Однако при всём его бессмысленном трёпе, последнее предложение заставило парня заинтересоваться.

Сдвинувшись с места, Холливел подошёл к Фрэнку почти впритык и тихо проговорил:
— И что я должен сделать?

Гюдо нахмурился и, сжав кулаки, тихо прошептал:
— Избавь его от нас.

Честно говоря, такого поворота ведьмак не ожидал. Особенно из уст человека вроде Фрэнка Гюдо.
— В смысле — убить его? — переспросил Вайет, надеясь, что он чего-то недопонял.

Ответ директора не заставил себя ждать.
Утерев платком кровь с разбитой губы, Фрэнк заговорил спокойней, чем обычно. На этот раз он всерьёз старался убедить собеседника в своих словах:
— Понимай мои слова, как хочешь, Холливел. В отличие от меня, в тебе есть и решимость, и сила. И если ты считаешь, что сможешь противостоять ему и его банде, то я прошу тебя, как человек человека... Сделать так, чтобы Джеффри Стейтон больше не представлял для нас угрозы. И ты спасёшь не только Мелинду, но и всех учащихся и работников этой школы. Такие люди, как он – неисправимы, и я считаю, что мир от них нужно очищать. И когда на одного подонка станет меньше, я буду только рад. А решать, сделать это или нет, уже тебе.

Придётся отдать должное, эти слова, в отличие от предыдущих, действительно несли смысл, причём немалый. Но что этот человек предлагает Вайету? Просто взять и убить мерзавца? Конечно, ведьмак был не против лишний раз измолотить мелкого гада, но убийство в его планы не входило. В конце концов, он ведь смертный. Обычный человек, не демон. Хотя с другой стороны, какой он, к чёрту, человек! Садист и моральный урод, вот кто он! Чем он лучше тех же демонов?

Вайет приложил ладонь ко лбу и забросил упавшие волосы назад за голову.
— Желаю вам удачи, мистер Гюдо... И вашей жене с дочерью, — неожиданно проговорил маг и, повернувшись спиной к школьному директору, вышел прочь из его кабинета, с силой захлопнув за собой дверь.

Фрэнк не успел попрощаться с Холливелом и лишь проводил его взглядом. Точно не зная, последует этот мститель его совету или нет, мужчина вздохнул с облегчением. Хорошо, что этот псих ушёл и оставил бедолагу-директора в покое.
Обернувшись и проведя взглядом по помещению, Гюдо вновь почувствовал жжение и прикоснулся к своей кровоточащей губе... И вдруг ему на глаза попались несколько неизвестно откуда взявшихся предметов.

Прошагав к письменному столу, Френк обнаружил лежащие на его поверхности дорогие женские духи в хрустальном флакончике, горловине которого украшала золотая гравировка, а под донышком имелась записка: "Твоей жене".
Рядом с флаконом лежала большая плитка молочного шоколада с красной ленточкой на обёртке и протиснутой между бантиком аналогичной запиской: "Твоей дочери".
И, наконец, около шоколада лежал маленький пузырёк с йодом, и опять же под донышком записка: "А это тебе, Фрэнки, береги свою семью. Вайет Метью Холливел."

Мужчина вытаращил глаза от шока. Он не мог представить себе, каким образом только что избивший его парень, причём пришедший с пустыми руками, мог пронести эти подарки и положить ему на стол так, что он и не заметил... Ведь буквально полминуты назад на столе ничего не было. Он их что, из воздуха материализовал?

***


На следующий день
Здание "Тэйлэр -Юцанал-Ефитарс"

На восьмидесятом этаже высотного здания располагалась продолговатая комната. В ней еженедельно собиралось управление фирмы, чтобы обсудить важные вопросы касательно бизнеса, и на данный момент все они сидели за длинным овальным столом.
В свой первый рабочий день Вайет решил привести себя в порядок и поэтому гладко побрился и зачесал назад обычно взлохмаченные русые пряди, что придало молодому человеку более солидный вид. Разумеется, одет он был в деловой костюм, в который входили чёрный пиджак, брюки, серая рубашка, бордовый галстук, и начищенные до сияющего блеска туфли.

Парень молча прошёл вглубь комнаты, сел за свободный стул рядом с остальными сотрудниками и принялся наблюдать за происходящим.

Во главе стола сидел сам Зик, подмигнув своему другу, он встал на ноги и принялся, водя рукой по присутствующим работницам фирмы, представлять Вайету всех его новых вышестоящих коллег:
— Кортни Хилтон — пресса. Джоус Эслер — работа с конкурентами. Энрю Лаундер — начальник отдела криминалистики. Лори Клиферсон — начальник отдела кадров. Норман Дикс — руководитель коллегии адвокатов. Елена Андреотти — интернациональные связи с таможнями Европы и с группой большой семёрки. Билл Харман — мой первый заместитель, а также главный менеджер по недвижимости.

По мере того, как Зикфрид монотонно перечислял имена и должности работников, что не представляло никакого интереса для прибывшего Вайета: он уже прекрасно понял, что попал не в Макдональдс. Столь серьезная организация даже немного волновала парня. Даже притом что он получил власть почти во всём подземном мире, работа здесь для него казалось более сложной. Наверное, это могло объясниться тем, что Вайет привык находиться в магической среде, где он действительно знает всё, чего нельзя сказать об этом месте, среди обычных людей, которые добираются до вершин власти, не прибегая к магии.

В это время Зик завершил ознакомление, причём достаточно громко и требовательно, от чего пелена безразличия новых коллег Вайета, сидящих от него по обе стороны, в момент улетучились.
— Ну вот ты и с нами, Вайет. Добро пожаловать в "Тэйлэр Юцанал-Ефитарс"! Я надеюсь, никто не отнесётся к нашему новому другу с пренебрежением? — обратился он ко всем своим подчинённым, которые не особо радостно отреагировали на приход Холливела.

Все восемь окружающих его людей, повинуясь приказу начальника, льстиво улыбнулись и кивнули Вайету головой. От некоторых можно было услышать унылое "Привет", или "Рад тебя видеть". Только знакомый Вайету афроамериканец по имени Норман Дикс, которого маг встретил при первом визите в фирму, искренне улыбнулся и помогал рукой.

— Благодарю, мне приятно познакомится со всеми вами! — отозвался Вайет, окинув взглядом своих, как оказалось, не особо приветливых коллег.

Окружающие лишь молчаливо кивнули, чего, впрочем, Холливелу было достаточно.
— Норман, будь добр, покажи новому члену нашей семьи его рабочее место! — попросил Зик руководителя коллегии адвокатов, и Норман без слов встал из-за стола и пригласил Холливела проследовать за ним в уготованный ему личный кабинет.

***


— Ну как, нравится? Можно сменить мебель, если хочешь... — с ноткой беспокойства поинтересовался Норман, смотря на то, как Холливел осматривает свой будущий рабочий кабинет.

Сказать, что он был просто доволен, это ничего не сказать. Ведь Зик всячески старался угодить новоиспечённому работнику, притом ещё и своему лучшему другу детства.

Находясь на сотом этаже небоскрёба, Вайет заворожённо смотрел в большое окно, которое занимало почти всё пространство передней стены. С такой огромной высоты открывалась потрясающая панорама: прохожие, казавшиеся мелкими точками, беспорядочно сновали в нескончаемом лабиринте улиц, пёстрый поток машин скользил по широким бульварам и автострадам, а яркое утреннее солнце игривыми бликами отражалось в стеклянной поверхности гигантских небоскрёбов, заливая просыпающийся город своей лучистой мягкой теплотой.

— А? — парень, наконец, повернулся к Норману, словно выходя из оцепенения: — Нет, не надо. И эта сойдёт, — ответил он, так как здешняя мебель, да и всё остальное, было красивым и дорогим.
Кабинет действительно не нуждался в улучшении: стены были покрыты деревянными панелями кремового оттенка, полы устилал мягкий тёмно-коричневый ковролин. Кресла и диваны, выполненные из чёрной кожи, придавали комнате ещё больше изящества, а чёрный лакированный стол из дорогой древесины делал помещение поистине королевским.

Тем временем Дикс вытащил из кармана пиджака флешку памяти и вставил её в настенный телевизор.
— Что ж, Вайет, вот и твоё первое задание, посмотрим, как ты выпутаешь Майера? — проговорил он, и нажал на кнопку включения.

Парень молча подошёл к плазменной панели и вгляделся в неё.

В ту же секунду послышался громкий звук, экран зарябил, после чего зажегся неоново-белым светом, и Вайет увидел, как несколько вооружённых полицейских спускаются в какой-то тёмный подвал, в стенах которого вырисовывались призрачные очертания дверей.

"Вероятно, тут находится что-то вроде общежития..." — промелькнуло в голове парня, но его мысли прервал крик, чем-то напоминающий оханье. Затем экранный тоннель тут же врезался в просторную затемнённую комнату. Посередине была вычерчена белая окружность, в которой лежал темнокожий мужчина средних лет. В его правой ладони зловеще сверкало острие кинжала, а в левой брыкался несчастный козёл, в горло которого, спустя пару мгновений вонзилось острое лезвие. Параллельно с этим незнакомец издавал непонятные звуки, в них едва можно было различить слова, однако их смысл пока что оставался загадкой. Скорее всего, нечто с заклинаниями. Убивший козла мужчина потянулся к старинной глиняной чаше. Вероятно, она предназначалась для крови, но сотрудники полиции вовремя успели пресечь это действие: резко отодвинув от него данный предмет, они ловко схватили кричащего мужчину под руки и вынесли его из подвала.
Не прошло и минуты, как комната опустела, и только в смрадной глубине сырых подвальных коридоров ещё гуляли отголоски его пронзительного крика.

Увидев это, ведьмак отошёл в сторону и кинул беглый взгляд в окно:
— Я пока ещё не специалист в таких вещах, но похоже, тут дело по жестокому обращению с животными, а также, в связи с ярко выраженной антисанитарной обстановкой в его “жилище”, нарушение по части санитарно-эпидемиологического надзора, — произнёс Вайет и повернувшись лицом к Норману, обратился к нему: – Чего же он хочет? Я могу попробовать смягчить до штрафа, но...

— Разумеется, ему нужно полное освобождение, считай это проверкой твоих способностей от мистера Тэйлэра! Поезжай к клиенту и лично с ним познакомься! — осведомил его руководитель коллегии и покинул кабинет, оставив Вайета думать над предстоящим делом. Что ж, если нужно поехать, почему бы и нет, только вначале нужно кое к кому заглянуть.

***


Пока Вайет был на работе, Лиза занималась обустройством их новой квартиры, как ей и посоветовала Джулия. Ведь пока любимого мужчины нет дома, невеста должна как-то проводить время, а что может быть лучше для девушки, чем шопинг? Кроме общества любимого, точно — ничего.
Находясь в одном из торговых центров Пасифик-хайтс, Лиза искала нефритовую краску для покраски стен в гостиной, а также одеяла и постельное бельё.
Пока что, найдя только последнее, она остановилась на шёлке и тщательно разглядывала его. Естественно, продавец-консультант, будучи восемнадцатилетним конопатым шкетом в очках, не мог упустить клиентку и принялся во всех деталях описывать товар:
— Итальянский шёлк в стиле XVIII века, рельефный цветочный узор, окантовка волнообразными листьями. Для такой красавицы, как вы, я даже сделаю скидку! — любезно предложил парень, не отрывая от девушки взгляда из-под толстых линз очков.

— Ну, вместе со скидкой, сколько же это будет стоить? — нерешительно поинтересовалась Лиза. Конечно же, эта переливающаяся ткань, будто сотворённая из воды, пришлась ей по душе. Если бы не цена, которая наверняка не маленькая.

— Со скидкой выйдет около семисот... — бодро прощебетал продавец.

Улыбка тот час же исчезла с лица Лизы, а в глазах проявилась лёгкая грусть. Нет, она не может позволить себе тратить такие суммы: наверняка эти расходы расстроят её избранника.
Девушка уже собиралась отказаться и уйти, но вдруг за её спиной послышался тёплый мужской голос. Такой знакомый и до боли родной.
— Мы возьмём это за шестьсот и ни центом больше!

Обернувшись, Лиза увидела своего любимого, и улыбка тот час вернулась на её миловидное лицо:
— Ты позволяешь? Я думала, тебе покажется это слишком дорого...

— Для тебя у меня не может быть ничего слишком дорогого! — ответил подоспевший Вайет и легонько коснулся лица невесты своими пальцами, после чего девушка почувствовала на губах сладкий вкус его поцелуя.

Пока парочка продолжала целоваться, идиллию прервал голос продавца:
— Эй, ребята, извините, что мешаю, но вообще-то я предложил скидку конкретно вам, милая девушка. Ваш ухажёр, конечно, тоже милый, но не настолько, чтобы ради него я скидками разбрасывался, да ещё и занижал то, что уже предложил, по его требованию.

Вайет и Лиза сразу отстранился друг от друга, а парень перевёл взгляд на недовольного продавца, стоящего за прилавком. Поглазев на него около пяти секунд, он снова повернулся к огорчённой от заявления продавца Лизе и с улыбкой произнёс:
— Погоди минутку, я сейчас, — после чего пошёл вперёд, оставив заинтересованную девушку ожидать его возвращения.

Собственно, так оно и произошло: около минуты Холливел о чём-то толковал с этим худющим прилизанным очкариком, который всем своим видом прямо указывал, что он какой-то гик или задрот. И вот, наблюдая за их разговором, Лиза вдруг заметила, что конопатое лицо продавца в блаженстве воссияло. Взяв дорогой шёлк со своего прилавка, он сунул его в большую коробку и живо передал покупателю.

Вайет пожал руку парню и, развернувшись, направился к Лизе, держа в руках ту самую коробку с шёлком.
— Держи, милая, ровно пятьсот долларов! — сообщил он, передавая покупку любимой.

— Как это у тебя получилось?

Вайет посмотрел по сторонам, а затем тихо проговорил:
— Сказал, что приглашу его на нашу свадьбу.

От таких слов бирюзовые глаза Лизы расширились.
— Серьёзно? Ты уже готов жениться? — в удивлении промолвила она.

— А почему нет? — улыбнулся ведьмак: — Я думаю, если на работе всё у меня получится, и я выиграю своё первое дело, то через месяц можно уже к этому готовиться! — заявил он, и, схватив девушку за талию, поднял её вверх, покружив на месте.

Та умилительно засмеялась, а парень, вновь опустив её на пол, прижал к себе и крепко обнял:
— Люблю тебя, — прошептал Вайет.

— И я тебя, — ответила Лиза.

Простояв в объятиях некоторые время, Вайет всё же сделал шаг назад, и, приложив ладонь к лицу своей невесты, произнёс:
— Ты иди пока домой, или куда там собиралась, а мне нужно по работе кое-куда заехать. К шести часам буду дома, обещаю, — после чего ещё раз поцеловал её в губы.

Та ответила на поцелуй и мысленно согласилась, что будущему мужу нужно работать.
— Хорошо, до встречи, — сказала она, и пошла дальше по торговому центру искать нефритовую краску.

Как только Лиза отдалилась, Вайет тоже решил, что делать ему здесь больше нечего, и пошёл к выходу, пройдя мимо того самого конопатого парня, у которого купил шёлк.

Увидев идущего мимо него бывшего покупателя, продавец вышел из-за прилавка, держа в руках красочный тонкий журнальчик, и крикнул вслед Холливелу:
— Слушай, я до их пор не могу понять: где ты достал самый первый выпуск комиксов про Человека-паука в таком прекрасном качестве? Он ведь сейчас стоит двести тысяч долларов!

Не останавливаясь, Вайет обернулся и на ходу прокричал в ответ:
— От отца досталось, всё чувак, покедова! — недолго думая, соврал Вайет и, добравшись до выхода из торгового центра, направился к своему будущему подзащитному.

***


Стрелки часов уже близились к отметке 12:00, и свежесть утренней прохлады постепенно превращалась в липкое полуденное марево. Из офисов высыпали многочисленные сотрудники, оседая в близлежащих кафешках, а толпы туристов лениво выползали из своих отелей, чтобы заполонить собой все городские пляжи, не оставив там ни единого свободного места.
Покинув на время свою избранницу, Вайет поехал по тому адресу, который ему дал Норман. Именно в этом месте и жил его подопечный. Фирма взяла на себя всю ответственность за преступника, заплатив властям внушительных размеров залог, после чего Майера отпустили. Но лишь на время, пока не начнётся суд.

Район, в котором он обитал, представлял собой одно из самых злачных мест города, в коих любят собираться всякие отбросы и преступники Сан-Франциско. Серые двухэтажные дома, многочисленные пабы... Толпы грязных парней в оборванной одежде то и дело сновали по переулкам, запивая нецензурную брань жадным глотком крепкого пивка.
Вайет вышел из автобуса — в лицо пахнул смрад дешевого курева, а в уши ударил хриплый бас: "Вали отсюда, красавчик, не в тот район припёрся, вали, пока сами не унесли!"
Эти «любезности» доносились от сборища неухоженных парней, стоящих у остановки, явно выходцев из стран Ближнего Востока и Африки.

Не удостоив мелкий сброд и каплей своего внимания, Вайет проследовал вдоль улицы, пока по правую руку не показался нужный ему дом.

Он хотел было зайти, и уже открыл ветхую дверь, как вдруг оттуда выскочила темнокожая женщина с взъерошенными седыми волосами и чуть не сбила парня с ног. В его ноздри тот час же ударила липкая вонь, от чего Вайета слегка замутило. Голова африканки была укутана в подранные платки, а тело скрывала просторная одежда вроде жёлтой накидки. В ушах блестели дешёвые серьги, оба глаза вообще были разных цветов, один – бледно-серого, другой – мутно-янтарного, а губы жадно сжимали толстую сигарету. Помимо прочего, у её ног трусила маленькая растрёпанная собачка, оглушая прохожих противным тявканьем.

Завидев издалека эту странную женщину, парни, которые только что поносили Вайета, мигом покинули остановку и скрылись в переулках своего ужасного района. Данный инцидент насторожил Холливела, однако даже находясь рядом с дамой, которая до сих пор не проявила ни одной эмоции, хотя все окружающее по-видимому её опасались, ведьмак не почувствовал в ней ничего опасного или же, хуже того, демонического.
— Здравствуйте, я Вайет Холливел, мне нужен мистер Изуба Майер, — спешно проговорил он.

В ответ, женщина взмахнула рукой, и собачка тот час перестала тявкать и заскулила, спрятавшись за подолом её одежды.
— За мной! — кратко сказала она, затягиваясь сигаретой, и провела парня в дом. В одном из подъездов был вход в подвал, где и обитал этот самый Майер.

Пройдя через тёмный и мрачный тоннель, женщина указала пальцем на нужное место, коим была отнюдь не квартира и даже не маленькая комната. Просто отсек подвала, ограждённый грязной занавеской и скоплением ржавых водопроводных труб.
— Туда! — сухо произнесла женщина и, не сказав более ни слова, ушла в обратном направлении.

"Как здесь вообще можно жить?!" — изумился Вайет и последовал в тёмную глубь сырого отсека.

Эта часть подвала освещалась дюжиной маленьких сальных свечей, поэтому, отодвинув занавес, Вайет невольно прищурился, пытаясь что-то разглядеть. Однако вскоре глаза привыкли к влажной темноте, и маг смог спокойно идти вперёд, полностью открыв глаза, не боясь удариться головой о трубу.
Около стен находились небольшие алтари с каменными глыбами, на которых было высечено нечто, отдалённо напоминающее лица с чёрными глазами, отражающими свет дрожащего пламени.

— Что вас привело суда, молодой человек? — послышался глухой голос сзади Вайета.

Парень резко обернулся и увидел темнокожего мужчину, сидящего у стены.
Широкие штаны, напоминающие шаровары, темно-красный жилет, шапка, похожая на тюбетейку, лицо, густо заросшее бородой — все это выдало в нем принадлежность к восточным национальностям.

— Мистер Майер? — на всякий случай осведомился ведьмак.

— Даааа... — протяжно ответил мужчина.

Холливел тут же ему представился:
— Мы не знакомы, я Вайет Холливел, ваш адвокат. Мой визит касается дела о животных.

Тот проглотил комок в горле и ответил:
— Жертвоприношение у моего народа в крови. Для нас это религиозный ритуал. Мы приносим в жертву лишь травоядных животных.

На мгновение Вайет задумался. От незнакомца явно веяло чем-то магическим, и эта магия казалась отнюдь не светлой, хотя и явного зла он тоже не ощутил. Но, быть может, это всего лишь привычка? В последнее время слишком частыми были его визиты в подземный мир. Возможно, этот Майер – начинающий колдун, но пока что от него проблем в плане магии не поступало, поэтому в чём-то его обвинять не было смысла.
— То бишь, религиозные обряды? — спросил ведьмак.

— Да! — промолвил бородатый мужчина.

— Мистер Майер, мне будет нужна ваша помощь в этом деле, если мы хотим победить. Именно этой темы с религией вы и должны держаться, — истолковал парень, ибо разбирался в законодательстве и правах человека.

Изуба, пока что не сказав ни слова в ответ, молча встал с пола, подошёл к маленькому покрытому слоем засохшего жира холодильнику, который располагался неподалёку, и открыв, начал в нём копаться.
— Как зовут человека, который будет нас обвинять? — спросил он, что-то усердно выискивая внутри холодильника.

Наблюдающий за его действиями ведьмак назвал нужное имя, но не догадывался, зачем это ему:
— Шлейгер, заместитель окружного прокурора Гарольд Шлейгер.

Майер, наконец, вытащил из холодильника, что-то похожее на бумажный свёрток и тихо произнёс:
— Хорошо. Вы можете идти, спасибо вам за помощь, мистер Холливел, а также передайте привет Господину Тэйлэру, — ответил мужчина, положив свой свёрток на стол, а секундой спустя достал из ящика того же стола коробку гвоздей.

Увиденное немного встревожило Вайета, однако придираться парень не стал: в конце концов, главное, что он хотя бы встретиться со своим клиентом.
— До свидания, — попрощался Холливел и поспешил к выходу, желая как можно быстрее покинуть эту вонючую помойку.
Добавил: LordCartman |
Просмотров: 1563
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика