Главная

"Из-за стены" Глава 8

Из-за стены

27.01.2015, 21:35
Похолодало. Гарри Поттер чувствовал это сейчас так ярко, как никто другой - ухаживать за садом миссис Дурсль стало намного тяжелее, когда пальцы начали болеть от ледяного ветра. Холод непременно залезал и под тонкую олимпийку, сковывая тело дрожью. То, что Гарри продолжал потеть от физического труда, только усугубляло ситуацию, ведь мокрую спину тут же спешил ужалить очередной порыв ветра. Задубевшие пальцы отказывались подчиняться своему законному владельцу, так что работать становилось все труднее и даже слегка небезопасно, если дело касалось инструментов с острыми лезвиями.

Но Гарри уже несколько лет подряд нераздельно следил за «угодьями» своих родственников круглый год – даже в середине зимы здесь было, чем заняться, поэтому он давно даже не заикался перед опекунами о трудностях садоводства при плохой погоде.

Семья одного из одноклассников Гарри в связи с национальной принадлежностью исповедовала индуизм. Этот коллега рассказывал как-то раз во время перерыва о всех тонкостях и примечательностях реинкарнации. Парни потом на эту тему еще целую неделю шутили. Гарри, в общем-то, не верил в подобную мурню. Но роясь каждое утро в земле, снова и снова возвращая клумбам тети Петунии идеальный вид, он думал о том, что в прошлой жизни, если та вдруг была, просто очень много нагрешил – вот и отрабатывает теперь. Если бы Гарри хотя бы мог помнить, за что же именно ему присудили сейчас такую роль.

А еще было странное чувство. Будто он постоянно теряет что-то важное. Что-то безымянное потихоньку пропадает, пока Гарри гнет здесь спину каждое утро. И это «что-то» - даже не возможность поспать лишний часик-другой. Возможно, надежда? Вера в чудеса? Ха. Прямо Золушка какая-то, ожидающая своего сказочного избавления.

Собирая граблями в большую кучу опавшие, гнило-красные листья, Гарри тихонько проклинал чертова Дадли вместе с компашкой – после вчерашней стычки у Поттера чертовски болел локоть. Тот прыщавый громила попал ему прямо в нерв, гореть типу в Аду.

Да что там какой-то синяк – легкий дискомфорт на несколько дней, и снова как новенький, бей не хочу. А вот когда ниоткуда появилась миссис Фиг, храбро нацелившись в банду Дадди зонтиком, и они наконец оставили Гарри в покое, один из отморозков сильно толкнул его на прощание. И Гарри упал лицом просто в расположившуюся рядом грязную лужу. Вот это было хуже всего – унижение.

Гарри почувствовал, как вскипает от ненависти. Крепко сжав челюсти, он бросил грабли просто на кучу листьев и рванул к дому. Даже не удосужившись вытереть ноги о коврик на пороге, Поттер взбежал по лестнице на второй этаж. Оказавшись в своей комнате, он быстро напялил неглаженную школьную форму, схватил педантично собранный заранее рюкзак, и вышел вон.

До открытия школы оставалось два часа, которые он благополучно провел, скитаясь по близлежащим территориям.

За пятнадцать минут до начала урока Гарри шагнул в родной класс. Там царила суета. Впрочем, как всегда.

- Гарри, - к Поттеру подбежал Рон, - мы собираемся во вторник повторить протест.

- Да… - Гарри неловко отвернулся и сел за парту.

- Да что с тобой, дружище? – к ним подошел Фрэнк, наиболее ярый сорвиголова из всего класса и вечный заводила. – Ты раньше был самым активным в наших выдумках. Тебе никогда не сиделось на месте, и если был какой-то повод для риска, то ты был самым первым. Это что, из-за дурацкого граффити? Или ты решил стать правильным?

Теперь к Гарри уже начали подходить и другие одноклассники, а Фрэнк опасно приблизился и даже протянул руку, чтобы схватить Поттера за ворот, но тот резко увернулся и сказал:

- Да что вы парни, в самом деле… Я же всегда был с вами заодно.

- А почему же ты тогда в понедельник слинял с территории школы? – вклинился Дин Томас. – Думал, одними плакатиками отмажешься? Наверное, не очень-то хотелось попадаться на таком после рисования на стенах, а?

- Да нет же, - попытался ускользнуть из плотного круга одноклассников Поттер, но те опять подтолкнули мальчика к Фрэнку.

- Да ладно вам, оставьте его в покое, - ввязался Рон. Гарри мысленно поблагодарил друга за попытку помочь.

- Отвянь, Уизли, - оттолкнул Рона Финниган, - тебя вообще не спрашивали. Тем более Поттер должен сам выбрать, с нами он или нет.

Рон стиснул кулаки, но отступил. Все-таки, бороться пусть и вдвоем, но с целой оравой мальчишек было бы бессмысленно.

- Шухер! – выкрикнул Мелкий Стенли, и все быстро сели за парты, только Фрэнк еще на пару секунд задержался. Он одной рукой прижал Гарри к стенке и сказал:

- Короче парень, кончай из себя правильного корчить, - а потом с оскалом кинул: - Себе же дороже.

Как только Гарри опустился на свое место, в класс вошла МакГонагалл.

Весь урок Поттер проскрипел зубами от бессильного гнева.

Во время лэнча Гарри целеустремленно проскользнул мимо Филча и направился к входу в школу св. Анны. Заняв там весьма удачное место для наблюдения – кусты, он ждал. Мимо время от времени проходили одетые в идентичную серую форму представительницы прекрасного пола, к счастью, не замечавшие его. Казалось бы, после того, как ученики их школ решили объединиться, девочки должны были бы перестать так бурно реагировать на мальчишек. Но Гарри был почему-то уверен, что такие приевшиеся манеры поведения не меняются за неделю, поэтому и решил перестраховаться.

Вскоре упования Поттера свершились, и в проходе показалась Гермиона Грейнджер собственной персоной.

- Пс! – прозвучал Гарри из кустов.

Гермиона, явно уловившая этот клич, стала вполоборота к аккуратно подстриженному растению и уголком рта спросила:

- Чего надо?

- Через пять минут в скверике.

- Не могу, у меня важная миссия.

- К черту миссию.

- Если это что-то незначительное, пеняй на себя, - после произнесенной фразы Гермиона отошла от куста и направилась в сторону названного скверика.

Гарри же, немного помедлив и убедившись, что вокруг не наблюдается девочек, вынырнул из своего укрытия и, сохраняя абсолютную хладнокровность, зашагал следом. Его непостижимым образом забавляли все эти «секретики». Вспоминались детские игры и книги о малолетних шпионах и сыщиках. Жизнь простого школьника становилась ярче благодаря множественным запретам и традициям, которые Гарри с неукротимым упорством нарушал.

Идя по затянутому тонким слоем грязи тротуару, он пытался не смотреть на раскинувшиеся у дороги лужи – сразу накатывали вчерашние воспоминания, и становилось тошно.

Гермиона ждала Гарри, ходя туда-сюда возле небольшого фонтана с позеленевшими под воздействием воды и времени фигурами русалок. Она вся, начиная от милых коричневых сапожек на невысоких «тракторах» и заканчивая убранными в небрежную прическу волосами, просто излучала искреннее нетерпение.

- Ну что там у тебя стряслось? – осведомилась Гермиона, скрестив руки на груди, когда Гарри приблизился.

После того как Поттер сообщил Гермионе о планах школьного бунта, девочка пригласила его занять вместе ближайшую лавочку и сказала:

- Хорошо. Я передам остальным. А теперь выкладывай, что стряслось. – Заметив изумление на лице Гарри, она объяснила: - Ну, я же вижу, что ты еще не все сказал. Это что-то связанное с твоими родственниками? Ты из-за них такой взволнованный?

- Я не… - Гарри запнулся. – Ничего такого. Просто хотел… попросить тебя об одной услуге…

- О какой? – пыталась подтолкнуть его к разглагольствованиям Грейнджер.

Гарри вздохнул на всякий случай, и сказал:

- Мне нужно немедленно подтянуть оценки.

- По какому предмету? – сразу же спросила Гермиона таким тоном, каким продавец в продуктовом интересуется, сколько грамм конфет взвешивать.

- По всем, - напряженно ответил Гарри. – Ну, кроме физкультуры.

- Срок?

Гарри быстренько отмахнулся от своих «магазинных» ассоциаций, и буркнул:

- До понедельника.

Гермиона нахмурила брови.

- Это мало, - произнесла она как-то задумчиво. – Почему ты не обратился ко мне раньше?

- Я думал, что могу сам… - начал мычать смущенный Гарри, но его перебил громкий возглас откуда-то справа:

- Смотрите! Мисс Магнит со своим кавалером! – это проорала какая-то малявка в форменном пиджачке школы св. Анны. Девчонка пряталась до этого момента за стволом одного из ближайших деревьев, а за ее спиной ржала еще стайка таких же малолеток. Увидев выражение лица Гермионы, хулиганки хором взвизгнули, и благополучно удрали, продолжая давиться смехом на бегу.

Гермиона зарычала так страшно, что Гарри подумалось, лучше бы матернулась разок.

- Спокойно, - выдохнул он, вместо щита выставляя перед собой ладони – мало ли, что взбредет в голову разъяренной юной леди. Тем более что Гарри прекрасно осознавал свою вину в появлении этой глупой клички у Гермионы. Парни говорят, девчонки мастерицы царапаться. А еще пощечины – их конек. Ладошек ведь не так жалко, как морды.

Но Гермиона только жестом попросила Гарри подождать и не трогать ее. Крепко сжав губы (они даже побелели), она сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, смотря прямо перед собой. А затем врезала изо всех сил кулаком по доскам лавки, и успокоилась. Правда, тут же ухватилась за пострадавшую руку и принялась на нее дуть, но страшная темная аура уже выветрилась.

- Окей. Значит, до понедельника остается пять дней, включая сегодня, - неожиданно для Гарри вернулась к их разговору опять миролюбивая Гермиона. – А можно поинтересоваться, что такое важное состоится в понедельник? – совсем ненавязчиво спросила она. Мол, не хочешь – не отвечай.

- Э-э… - Гарри запустил пальцы в волосы на макушке. – Снейп сказал, что не будет меня тренировать, если я не вытяну все отметки на «Выше ожидаемого» до этого понедельника. А он, Снейп… он действительно крут в футболе…

- Ну, тогда будь готов, что тебе придется остаться без его крутых тренировок. Ведь ты, кажется, не лучший ученик потока, - спокойно заметила Гермиона. – Но если очень хочешь, мы можем постараться.

- Хочу.

Гарри был сейчас уверен в этом так же, как был уверен в том, что Земля вертится вокруг Солнца.

- Хорошо. Мне нужно твое расписание. И знать, с какими дисциплинами у тебя хуже всего.

- Ммм… Естествознание и математика – полное провалище, - признался Гарри.

- Вот с них и начнем, - улыбнулась Гермиона деловито.


* * *


В тот день во время снейповской тренировки Гарри психологически изнемогал от переизбытка информации. Если физические упражнения он еще с трудом, но исполнял, то с тем, что творилось теперь в его голове, Поттер справиться уже и не пытался. Треугольники, транспортиры, астролябии, всевозможные точечки и черточки, цифры и значки, уравнения и неизвестные, формулы и правила – все это плескалось в мозгу, будто волны в неспокойном море.

- Мистер Поттер, - окликнул Северус мальчишку, когда тот остановился и принялся с отсутствующим видом изучать мяч, который держал в руках. Услышав голос преподавателя, Гарри вздрогнул. Судя по выражению его лица, Поттер действительно очень испугался.

- Да, сэр? – переспросил Гарри рассеянно.

- Если вы устали, мы можем прекратить тренировку.

- Нет! – воскликнул Гарри, будто ребенок, у которого решили отобрать любимую игрушку. – Давайте продолжим, сэр.

Снейп критически осмотрел мальчика с головы до ног и в противоположном порядке. Выглядел Поттер хуже некуда: бледный, худой, глаза нездорово блестят из-под мокрой челки.

В последнее время учителя естествознания одолевали смутные подозрения, что Гарри просто свихнулся на тренировках. Упорство мальчишки поражало своей силой. Кажется, не останавливай Снейп его вовремя, Гарри упражнялся бы до обморочного состояния.

- Мистер Поттер, вам нужно отдохнуть. И поесть не помешало бы, - добавил Северус тихо.

Гарри сначала запустил в него каким-то агрессивным взглядом, а затем внезапно присел на корточки, обхватив колени руками. Голова низко опущена.

Уж если Поттер проявил такие признаки слабости перед своим преподавателем, дело определенно дрянь.

Северус подошел к ученику и опустился рядом с ним. Протянул руку и, осторожно взяв Гарри за костлявый подбородок, заставил его поднять голову. Спустя секунду зрительного контакта Поттер дернулся, и Снейп его отпустил.

- Я… не хочу, чтобы вы давали мне еду, - пробормотал Гарри быстро. – Я в этом не нуждаюсь.

Северус глубоко вздохнул и сказал:

- Всем людям необходимо систематически принимать пищу, мистер Поттер. Но особенно нуждаются в хорошем питании подростки. Что уже говорить о спортсменах. Если я не ошибаюсь, вы одновременно являетесь и человеком, и растущим организмом, при этом вы явно недалеки от спорта. По-моему, этого набора фактов как минимум достаточно, чтобы заставить вас есть. А я, как ваш учитель, который ежедневно задерживает вас после уроков до весьма позднего времени, должен хотя бы поддерживать ваши жизненные силы. Это абсолютно нормально с точки зрения морали – ведь я в ответе за учеников, с которыми занимаюсь внеурочно, - заключил Снейп абсолютно серьезно, а потом добавил «последний штрих» своего монолога: - Ведь мне грозит тюремное заключение, если вы вдруг помрете во время нашей тренировки.

Может быть, прозвучало немного слишком эгоистично, зато действенно: Поттер смотрел по-прежнему упрямо, но уже не так категорически.

- Если вам будет так удобнее, можете воспринимать еду как одно из упражнений – это действительно укрепляет тело, между прочим, - продолжил свою коварную мысль Снейп. – Просто прекратите так много думать. Полагаю, вам известны поговорки о мыслительных способностях спортсменов.

Гарри кивнул, пытаясь понять, к чему же все это говорится.

- Так нечего разбивать такой прелестный стереотип, - изрек Снейп, а по его губам скользнула бледная усмешка.

- Сэр, - вдруг обратился к нему Гарри с долей надежды в тоне.

- Да, мистер Поттер?

- Неужели это значит, что я могу... не улучшать оценки?

- Не забывайте, мистер Поттер, что вы сами дали мне обещание, - произнес Снейп безапелляционно. - Кроме того, во время уроков вы остаетесь обычным учеником, и все звания становятся бессильны перед обязанностью нормально учиться.

- Да, сэр, - Гарри до боли закусил нижнюю губу, сдерживая очередную вспышку бессмысленного гнева.

Почему взрослым все можно, а детям нельзя ничего? Гарри не мог этого понять. Да и не хотел, наверное.

- Мистер Поттер, - произнесенная преподавателем родная фамилия выдернула Гарри из тщетных поисков ответа на риторические вопросы, - пожалуйста, не уходите слишком далеко в себя. Лучше следуйте за мной. - После этих слов Снейп развернулся и направился в сторону выхода из заднего двора школы.

Гарри исступленно подчинился последнему приказу. Только спустя несколько секунд он осознал, что его оскорбили. Но… черт, как же это неприятно. Снейп – он что, поставил себе цель вывести Гарри из себя, да? Не желая выпускать наружу раздраженное рычание, Поттер поднес к устам руку, сжатую в кулак, и что есть силы впился в нее зубами. Острая боль немного приглушила злость на учителя. Гарри с неудовлетворением подумал, что так инвалидом скоро станет, если продолжит бить или кусать себя при каждом неверном движении Снейпа. Мысленно пообещав себе придумать иной способ растрачивания яда злобы, Гарри поплелся за Снейпом дальше.

Шли они не долго. И пришли к местной кафешке под весьма настораживающим названием «Люменисцента».

На пороге Гарри замешкался, но преподаватель естествознания аккуратно, притом достаточно настойчиво, подтолкнул его вперед, так что путей к отступлению не осталось. Заведение было довольно жалостливым – размалеванные в разные незапоминающиеся цвета стены украшали обведенные синеватой подсветкой отпечатанные на ксероксной бумаге и вставленные в безвкусные «золотые» рамы фотографии. В лучших традициях дешевой пиццерии, в общем.

Высокая и широкая официантка принесла два меню, когда Гарри, скрежеща зубами, уселся за один столик со Снейпом.

- Выберите себе что-нибудь, мистер Поттер, - велел учитель, оторвавшись от изучения перечня салатов и закусок.

- Не собираюсь, мистер Снейп, - отрезал Гарри слишком резко. – Можно я просто пойду домой?

- Нет, мистер Поттер, нельзя, - отчеканил Снейп холодно.

Затем он отложил меню, вздохнул и расправил плечи, вперив в Поттера взгляд под названием «Сейчас я специально для вас произнесу несколько слов, прошу мотать на ус, (которого у вас, впрочем, еще семь ближайших лет не намечается)».

- Давайте заключим небольшую сделку.

У Гарри сразу же возникла ассоциация с известными всем жителями Преисподней, поэтому он не спешил чем-либо выражать свое согласие. А Снейп тем временем продолжал:

- Вы сейчас закажете себе еду. А я, в свою очередь, сделаю для вас определенную, не выходящую за рамки реальности и хороших манер услугу. Впрочем, если это будет что-то противозаконное или глупое, вы можете немедленно убираться домой.

Гарри серьезно задумался над ответом. С одной стороны, ему зверски хотелось слинять: не видеть, не слышать, не вспоминать. Надо же, Снейп вбил себе в голову, что Гарри голодает! Хотя… ох, как горько становилось на душе от полупризрачной мысли, что в этом утверждении есть доля правды. Но с другой стороны, ему все же нужно было кое-что от Снейпа. И второго такого шанса может не выпасть.

- Хорошо, - сказал, наконец, Поттер. Плевать на гордость. Ха. Такое впечатление, будто она еще где-то там осталась. – Я хочу, чтобы вы ответили на мои вопросы.

Он на секунду уловил в темных глазах Снейпа интерес. Складывалось впечатление, что учителя позабавил такой ответ.

- Информация – очень ценная вещь, мистер Поттер. Я соглашусь отвечать на вопросы, если ты пообещаешь есть столько, сколько я тебе скажу и так часто, как я захочу.

Боже, какой он хитрый, этот Снейп! Просто лис какой-то…

- Я не могу есть бесконечно! – вырвался у Гарри такой вот не слишком мудрый, зато эмоциональный возглас. В следующий миг мальчик успел покраснеть и отвернуться.

Но он не мог выдерживать пристальный взгляд Снейпа слишком долго.

- Я согласен, - заключил Гарри, вернувшись к более-менее спокойному тону. – Можете кормить меня, как хомяка – пока не помру от ожирения! Но вы будете отвечать на все мои вопросы.

Ух. Не перегнул ли палку? Не слишком ли нагло? Снейп не ударит его?

Не ударил(!), а спокойно сказал:

- Только учтите, мистер Поттер. Если вы будете слишком доставать меня своими вопросами, я могу и отказаться от всей этой затеи не только касательно еды, но и наших тренировок.

Гарри сжал кулаки под столом, пытаясь подавить волну злости. Ну вот что за поганец этот Снейп?! Все обернул так, будто Гарри сам просился на кормежку! Шантажист, вот он кто, а не преподаватель средней школы! Но только для чего Снейпу все это? Тратить свои силы, время, деньги на чужого мальчишку? Ну, дружили они лет эдак… двадцать назад с мамой, ну и что с того? Настораживает.

- Итак, мы договорились, - утвердил Снейп официозным тоном. – Теперь, будьте добры, закажите себе еду.

Гарри хотел ограничиться двумя ложками непонятного зеленоватого салата (самого дешевого), куском хлеба и чаем, но Снейп отобрал у него меню и попросил официантку подать кучу дорогой и сытной еды. Конечно, просил он, используя немного другие термины, но именно так выглядело то, что появилось на их столике спустя двадцать минут.

Увидев все эти кулинарные изыскания, Гарри с горечью осознал, насколько пуст его желудок. Чтобы не залить чистую скатерть слюной, он принялся быстренько напихивать рот картошкой с мясом. Потом Поттер смутился и постарался немного сдерживать темпы поглощения еды. Мистер Снейп тем временем аккуратненько нарезал свиную отбивную, из чувства такта, наверняка, пытаясь не смотреть, как Гарри расправляется со своей порцией.

Уже где-то на десерте Гарри почувствовал-таки пристальный взгляд преподавателя. Проследовав взором к тому, что в нем так заинтересовало Снейпа, Поттер матернулся про себя. На внешней стороне руки, которой он держал ложку, возле большого пальца, красовался посиневший след от укуса.

Гарри сглотнул и осторожно заглянул в глаза Снейпу. Тот поймал его взгляд и вопросительно изогнул бровь. Поттер поспешил отвести глаза. Ммм… какой вкусный десерт.

Как можно более незаметно натянул на пальцы рукав свитера и решил сделать вид, что все окей. К превеликому удивлению Гарри, Снейп промолчал и возвратился к еде.

Еще несколько минут прошли в нелепом молчании, а потом Гарри решился:

- Сэр, я хочу задать вам вопрос.

- Задавайте, мистер Поттер. А я подумаю, собираюсь ли на него отвечать, - сказал Снейп, беззвучно опустив чашку на блюдце.

- Откуда вы столько знаете о футболе? Я знаю, что уже спрашивал, но… - Гарри замолчал на секунду, а потом продолжил: - Расскажите честно.

Снейп немного помолчал, устало смотря на своего не в меру любопытного ученика, а потом отпил еще глоток чая и сказал:

- Я был футболистом.

Гарри вытаращил глаза. А какого ответа он ждал? Что, он себе представлял, скажет Снейп? Что пять лет мыл полы на стадионе, где тренировалась сборная Англии? Нет, конечно. Но Снейп, мрачный преподаватель естествознания, в роли футболиста – такого Гарри отчего-то даже помыслить не смел все это время.

- В-вы играли в команде?

- Да, мистер Поттер. Футболисты-одиночки – довольно редкостное явление. Я еще со школы увлекался этим спортом, как увлекаетесь сейчас вы, - говорил Снейп с каким-то задумчивым выражением лица. – Потом был нападающим в команде при институте. А когда закончил учебу, меня пригласили в один довольно известный футбольный клуб. Я согласился.

- А что дальше? – вырвалось у Гарри прежде, чем он подумал.

Взгляд Снейпа стал ледяным. Гарри инстинктивно вжался в спинку кресла, готовясь к наихудшему. Несколько мгновений учитель смотрел на ученика, будто решая, что теперь с ним делать. Гарри проклял свой больной мозг, когда перед глазами предстала картинка: человек с длинными черными волосами сгребает в охапку тело четырнадцатилетнего мальчишки, и бросает его в багажник машины, захлопывая крышку. Было действительно страшно.

- А дальше я получил серьезную травму колена и вынужден был покинуть спорт, - произнес Снейп без каких-либо интонаций.

- Извините, - промямлил Гарри, неловко отвернувшись.

На улице шел дождь, барабаня по большому окну, возле которого разместился их столик. Тяжелые капли налезали друг на дружку, одной прозрачной массой катясь вниз. Несколько людей, прикрывая головы кто чем богат – капюшонами, пакетами с покупками, сумками, пробежали по тротуару, скрывшись под козырьком ближайшей остановки автобуса. Время от времени мимо проезжали машины, разбрызгивая на несчастных пешеходов воду из лужи, в которую превратилась дорога и заслепляя им глаза светом фар.

Гарри оторвал взгляд от довольно унылого урбанистического пейзажа за стеклом и вновь повернулся к Снейпу.

- Сэр… Я не должен вас об этом спрашивать, знаю. Но… в какой команде вы играли?

- Не должны, мистер Поттер, - согласился Снейп строго. – Я тоже не обязан вам отвечать. Вы и так уже слишком много знаете.

Гарри совершенно внезапно почувствовал, что жутко хочет спать. Когда он кое-как подавил третий зевок, Снейп попросил счет.

- Пойдемте, мистер Поттер. Уже девять часов вечера, вам пора домой.

Гарри отнюдь не горел желанием возвращаться к Дурслям. Ему хотелось расспрашивать Снейпа до посинения! Но наглеть еще больше было опасно.

Когда они сели в машину, Гарри подчинился своему иногда просыпающемуся чувству такта, и тихо сказал:

- Спасибо, сэр.

* * *


Перо черного маркера быстро двигалось по поверхности, оставляя за собой довольно изящную линию. Вот два «ушка», а это маска, плащ, одна нога, другая…

- Мистер Поттер! – выкрикнул Флитвик, низенький преподаватель изобразительного искусства школы №34.

Гарри вздрогнул и быстренько спрятал маркер в карман штанов, не забыв надеть на него колпачок, что важно.

- Да, сэр?

- Ну сколько можно вам повторять? Рисовать надо на бумаге, а не на планшете для рисования! – мистер Флитвик был явно очень зол.

Гарри сделал скорбную мину и сказал тихо:

- Но у меня нет бумаги, сэр.

Флитвик на секунду застыл с удивлением на лице, но быстро пришел в себя и произнес строго:

- Вы могли одолжить бумагу у кого-нибудь из одноклассников.

Гарри, не зная, что такого конструктивного можно на это ответить, пожал плечами.

На самом деле, именно так он и поступал вот уже несколько лет подряд – одалживал листик-другой у однокашников, когда дело доходило до нужды. А теперь вот остался без бумаги – Рон едва отыскал у себя в портфеле и без того надорванный, испачканный невесть чем, помятый огрызок крафта, так что у него просить было попросту нечего. А остальные ребята все как один отказались выручать Поттера – его репутация серьезно пошатнулась в последнее время.

- Ну что же вы молчите? – почти с горечью воскликнул впечатлительный Флитвик. – Вы же срываете мне урок!

Гарри почувствовал себя нехорошим человеком. Поэтому встал со своего места и, схватившись для уверенности за край парты, сказал:

- Простите, мистер Флитвик. Этого больше не повторится.

Преподаватель еще секунду смотрел на него гневно, но вскоре немного смягчился, увидев искренность в глазах Поттера.

- Держите, мистер Поттер, - сказал великодушный учитель художеств, ткнув Гарри в руки чистый лист бумаги, который достал из своего стола. – И впредь следите за собой, пожалуйста.

Гарри с некоторым смущением принял эту подачку. К чему такая доброта? И почему Флитвик даже не повел его к Дамблдору, не пообещал связаться с опекунами?

Гарри вздохнул и сел на место.

Пока Флитвик отвернулся, чтобы проконсультировать Барни Старшего, Поттер отодвинул бумагу и вынул свой маркер. Пририсовал готовому Бэтмену последний штрих – широкую усмешку. И снова прикрыл планшет листом.

Улыбнувшись белоснежно-молочному куску бумаги, Гарри принялся размышлять, что бы такое грандиозное намалевать на этом сокровище. Когда было принято решение, что здесь отчего-то обязана быть изображенной лань, на его парту приземлился маленький комочек бумаги.

Гарри усмехнулся иронии – сегодня его просто забрасывают этой материей.

Развернув туго скомканный шарик, Поттер уставился на кривоватым почерком писанные слова:


«После уроков за школой. Разговор будет. Не придешь – ты труп.



Фрэнк».


Гарри почувствовал, как по спине пробежался похожий на электрический ток морозец. Осторожно повернул голову и наткнулся на пристальный, опасный взгляд главного хулигана класса.
Добавил: Vassy |
Просмотров: 1092
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика