Главная

"Если лучше приглядеться..." Глава 8: Жизнь есть сон

Если лучше приглядеться

25.08.2014, 21:04
- Гермиона, может, хватит есть? – спросил Рон, наблюдая, как подруга поглощает уже третью порцию тыквенного пирога. – Раньше за тобой, кажется, не наблюдалось хронического обжорства.

- М-да, Рон. Это твое амплуа, – вставил Гарри, пока покрасневшая Гермиона прожевывала еду, чтобы ответить:

- Я всегда много ем, когда нервничаю! Как они могли сделать Люциуса Малфоя Министром Магии?! – Гермиона перевернула страницу книги, которую положила перед собой, подставив под нее кубок с тыквенным соком.

- Да, это ужасно. Ты только посмотри на довольную морду этого белобрысого слизняка. – Рон с раздражением кивнул в сторону Драко Малфоя. – Уж он-то радуется повышению отца…

- Рон, дело не в твоей личной гадкой неприязни! Дело в том, что Малфои подчиняются Сам-Знаешь-Кому. И неизвестно, что теперь предпримет новый министр, – объяснила Гермиона, не отрываясь от книги.

Гарри молчал. Он был слишком занят размышлениями. Сам того не замечая, гриффиндорец уже полчаса вертел в руках амулет Скримджера. Последнее время это вошло у него в привычку. Казалось, что вот-вот, и Гарри откроется какая-то тайна… Но пока что ничего не происходило. Вывела Гарри от размышлений острая боль в пальце левой руки. Гарри встрепенулся – на столе прям перед ним сидела черная потрепанная сова и негодующе смотрела на него своими большими серыми глазищами. Это она его клюнула! Мальчик заметил кровь на пальце и нахмурился. Сова ухнула и протянула ему лапку с привязанным к ней маленьким свертком. Гарри аккуратно, чтобы не измазать все кровью, отвязал кусочек пергамента. Злобная сова тотчас вспорхнула вверх и скрылась из виду.

- Что там? – вытянул шею Рон. Гермиона тоже оторвалась от чтения.

Гарри молча развязал скупую черную ленточку на пергаменте. Там было знакомым почерком написано всего лишь несколько слов:

«Немедленно явиться в мой кабинет, мистер Поттер.

Северус Снейп»

По спине пробежался холодок. Гарри бросил друзьям записку и принялся собирать свои вещи. Метнул взгляд на учительский стол – зельевара там не оказалось.

- Гарри, у тебя кровь, – заметила встревоженная Гермиона.

- Я знаю, – ответил тихо Гарри, даже не глядя на нее.

- Вот, возьми, – девочка протянула ему кремового цвета платок.

- Спасибо, – пробормотал мальчик, прикладывая его к ране. Но платочка было жаль…

- Держись, дружище, – кивнул ему Рон на прощание.

- Да… - ответил он, забрасывая на плечо ранец. Надо держаться.

Спустившись в подземелья, Гарри понял, что желание не попадаться Снейпу на глаза в ближайшие тысячелетия никуда не делось. Нет, оно только обострилось в виду последних происшествий!

Слишком задумавшись, Гарри прошел мимо нужных дверей, не заметив, что оттуда его сверлят взглядом.

- Меня ищете, мистер Поттер? – Гарри подпрыгнул от испуга. Обернулся, и увидел в дверном проеме самого Мастера Зелий.

- Да, сэр, – буркнул он самый спасительный ответ, который подходил почти во всех случаях жизни.

- Вижу, вы плохо ориентируетесь в пространстве, - ядовито сказал Снейп, пропуская студента в кабинет.

У Гарри ноги подкашивались от страха. Потому что он не мог себе даже представить, как начнет разговаривать со Снейпом о ворованной книге. И о том, что в ней. Мальчик все надеялся, что причиной их встречи был, например, тот продырявленный котел…

- Прошу садиться, – указал на злосчастный стульчик перед учительским столом Снейп.

Гарри повиновался. Ощущения были, как во время заседания Визенгамота, когда гриффиндорцу едва не уничтожили палочку. В общем, ужасные ощущения.

- Мистер Поттер, - произнес задумчиво профессор, усаживаясь за свой стол. Гарри боялся даже посмотреть ему в глаза. – Знаете, у меня в последнее время пропадают, кхм… личные вещи. Вы ничего подозрительного не замечали? – голос Снейпа был очень тихим и угрожающим.

Гарри показалось, что его сердце пропустило удар. Или два. Мальчик стиснул пальцами сидение стула. Второй рукой нащупал в кармане мантии книжку, которую последние несколько дней постоянно носил с собой.

- Простите. Сэр, я… - выдавил он из себя. Гарри почувствовал, что не покраснел, нет, от лица отхлынула вся кровь…

- Дайте ее сюда, – приказал четко Снейп, не отрывая глаз от ученика.

Гарри попытался сглотнуть, но слюны во рту не оказалось. Он медленно вытянул из кармана книгу и встал на ноги. Голова немного закружилась. На секунду подняв на профессора глаза, он отдал книгу. В этот момент ему больше всего хотелось отдёрнуть руку и убежать без оглядки прочь, но преодолев эту, по сравнению, приятную мысль, он сел на место, ощущая, что ему становиться дурно…

- Кажется, вы думаете, что вам дозволено шататься по комнатам учителей и брать у них все, что приглянется, без спроса самих обладателей? – Снейп просто испепелял взглядом гриффиндорца.

- Нет, сэр. – Гарри с неизвестным доселе интересом изучал свои ботинки.

- Кроме того, вы даже не попытались вернуть книгу добровольно, – заметил холодно профессор.

Гарри промолчал.

- Вы так и будете молчать? – наконец поинтересовался ледяным тоном зельевар.

- Сэр… - Гарри опешил от своего намерения.

- Да, Поттер? – поднял бровь тот.

- Расскажите мне все, – выпалил гриффиндорец, впервые поглядев в лицо профессору.

В бездонных глазах Снейпа на секунду отразилось что-то странное. Удивление?

- Что именно вы хотите знать? – спросил он медленно, не прерывая зрительного контакта, который так тяжело было выдерживать Гарри.

- Все, – промолвил тихо Гарри. – Расскажите мне, почему… - последнее слово он прошептал.

- Почему? – едва слышно повторил Снейп.

- Сэр, я просто… не могу больше. – Гарри не контролировал своих слов. Они сами вылетали изо рта и складывались в идиотические предложения. Говорить было больно – горький ком сжал горло. – Я должен знать правду.

- Но у вас через пять минут начнется урок, если вы забыли.

- Профессор, пожалуйста… - произнес Гарри, удивляясь себе.

- Будьте готовы к отработке.

Гарри кивнул.

Профессор поднялся на ноги и повернулся к Гарри спиной, держась рукой за спинку своего стула. Когда Гарри уже отчаялся ждать, Снейп заговорил:

- Твоя мать жила по соседству с нами. Мы познакомились еще до школы. Я первый просветил ее насчет Магического Мира, когда заметил, что она может колдовать. Но когда мы попали в Хогвартс, шляпа распределила нас на разные факультеты. Лили попала в Слизерин, а я – в Гриффиндор.

Гарри открыл рот, чтобы что-то сказать, но не нашел слов. Хорошо, что он сидел. Снейп продолжал каким-то почти не снейповским голосом:

- Случилось так, что на первом курсе нам как-то пришлось спрятаться в Выручай-комнате. Там мы по иронии судьбы встретили рейвенкловцев Римуса Люпина и Джеймса Поттера… Да, именно рейвенкловцев. И пуффендуйцев Сириуса Блэка с Питером Петтигрю. С тех пор мы, можно сказать, сдружились. Ах, да. Мы весь первый курс охотились на слизеринцев, которые мечтали о "пожирательском" будущем, - профессор устало вздохнул. – У Сириуса был брат – Регулус Блэк. Он был типичным слизеринцем, и уже на пятом курсе получил Метку. Сириус героически бросился переубеждать младшего брата. Настолько старательно, что попал в плен к Темному Лорду. Таким образом, мне пришлось… Тебе это, может, тяжело понять, но я стал пожирателем смерти… чтобы он отпустил Сириуса.

Гарри будто шарахнули дубинкой тролля по голове.

- Сэр… вы…

- Да, можно сказать, я пожертвовал собой, – отрезал недовольно Снейп. – И одновременно записался в дамблдоровы шпионы. По окончании школы мы все вступили в Орден Феникса. Я… любил твою мать. Но я был двойным шпионом, поэтому не мог обрекать ее на несчастье. Но однажды Лили сказала, что идет война, и она хочет умереть моей женой, - голос Снейпа отдавал сильной хрипотцой.

Перед глазами у Гарри все размылось. Он слышал профессора словно сквозь стену.

- Я отговаривал ее, пытался переубедить, но все тщетно. И мы поженились. Тайно. Лили забеременела… и Джеймс согласился притвориться ее мужем. Чтобы защитить вас. А потом Темный Лорд узнал как-то о пророчестве. Питер был хранителем Фиделиуса. Темный Лорд схватил его и пытал до тех пор, пока он… не сошел с ума.

- Так он сумасшедший?! - воскликнул Гарри.

- Для пожирателей смерти это норма. Питер открыл Темному Лорду тайну, и… он убил их.

- И меня отдали Дурслям, – прошептал Гарри, низко опустив голову.

- Да. Я, как уже сказал, был двойным шпионом, а ты – Избранным, чтобы убить Темного Лорда. Потом Дамблдор собрал всех посвященных в эту тайну людей и взял с них Непреложный Обет ни за что и никому, а особенно Гарри Поттеру, не рассказывать об этом.

- Но почему?! – изумился Гарри.

- Потому что это было единственное правильное решение. Была выдумана новая история наших жизней, новые воспоминания и предусмотрено было все, что только возможно.

Гарри захлестнула жуткая злость на Дамблдора.

- Почему же тогда сейчас вы мне все рассказали? Почему именно сейчас?.. – спросил мальчик, сгорая от желания провалиться сквозь пол и забыть все на свете.

- Потому что Дамблдор сам приказал мне. Я тебе это уже говорил, - ответил устало Снейп, развернувшись к Гарри в профиль.

- Но зачем ему это? – Гарри чувствовал себя страшно изнуренным.

Снейп пристально посмотрел на него.

- Зачем? – повторил вопрос Гарри.

- Не знаю, - ответил, наконец, профессор.

Гарри встал на ноги. Они были как ватные. Подошел к шкафу с разнообразными ингредиентами для зелий и уставился на полку сего представителя мебели. Чертовы слезы полезли из глаз. Изображение поплыло. Когда скопившаяся на веках влага перешла все границы, слезы нагло полились по щекам, щекоча шею. Он не плакал еще с лета. Чувствовал себя жалким.

Плечи предательски подергивались. Гарри осторожно шмыгнул носом и попытался вытереть рукой глаза, но слезы теперь покатились рекой.

Мальчик вздрогнул от удивления, когда кто-то стянул с него очки и ткнул ему в руку что-то приятное на ощупь. Ткань. Гарри прикрыл глаза платком.

- Извините, сэр… - пробормотал он хрипло. – Этого больше не повториться.

Вместо ответа его усадили на что-то мягкое. Видимо, Снейп наколдовал кресло.

- Сэр, я лучше пойду, – сказал Гарри, боясь убрать от лица платок.

- Выпей это, – сказал тихо Снейп и дал Гарри небольшой флакончик. Мальчик отхлебнул зелья и почувствовал противный привкус валерианы. Успокоительное? Да, пожалуй, подойдет.

Он осторожно оторвал от покрасневших глаз снейпов платок и сказал:

- Сэр, можно мне идти?

- Иди, – ответил Снейп и отдал ему очки.

Гарри вышел из кабинета зельеварения и сразу же схватился за противоположную стену, чтобы случайно не упасть. Постоял так еще несколько минут, восстанавливая дыхание. Потом посмотрел на часы на руке – без двадцати три. Он пропустил целое занятие по чарам, а теперь уже полчаса шла защита от темных искусств. Сейчас на все это было глубоко наплевать. Мальчик поплелся в Гриффиндорскую башню, пытаясь унять взрывающие мозг мысли.

* * *


Так странно было в гостиной Гриффиндора во время уроков. Будто время замерло. Солнце пробивалось сквозь готические окна с розетками, освещая облака пыли, медленно витавшие по помещению. Камин не горел. Вещи, раскиданные или забытые гриффиндорцами с утра, застыли на своих местах, поблеклые и неживые. Только часы на стене все так же нескончаемо тикали, призывая мир к порядку.

Гарри подошел к большому мягкому дивану возле стены и опустился на него. Мысли жутко путались в голове. Надо было бы в них разобраться, да сил не было. Палец опять укололо болью, и Гарри перевел взгляд на свою руку. Она была покрыта импровизированной повязкой, сделанной из кремового платка Гермионы. Вот же глупая сова попалась! Хедвиг никогда так ужасно не клюется.

Гарри опустил голову на руки, сунул пальцы под стеклышки очков и потер глаза. Зачем надо было ему лгать? Зачем Дамблдор так долго обманывал его? Зачем заставлять делать это всех окружающих? Почему именно сейчас директор вдруг позволил Снейпу рассказать правду? Почему Снейп столько лет его подчеркнуто ненавидел?.. Слишком много вопросов. Тем более, что Гарри не был уверен, что переживет ответы на некоторые из них. У мальчика было такое впечатление, будто он, как бы глупо это не звучало, – шариковая ручка, из которой вдруг грубо вытянули стержень. И порезали на маленькие кусочки.

Жизнь есть сон. Есть такое маггловское произведение – кто-то из Великих Писателей сочинил. О несчастном принце, кажется, которого еще в раннем детстве заперли в башне и не выпускали. Кажется, потому, что его считали небезопасным. А одним днем выпустили и рассказали всю правду. Но что-то пошло не так, и его опять отправили в башню и убедили, что это был дурной сон.

А что, если и эта версия – всего лишь ложь? Если все вокруг лгали ему пятнадцать лет подряд, почему бы не лгать и теперь? Гриффиндорец тихо застонал и повалился на диван.

Вынул из кармана амулет и поднес к глазам. Старинное, немного потускневшее серебро все так же безжизненно поблескивало, холодя пальцы. Гарри в тысячный раз повертел украшение, если его можно было так назвать, в руках. Провел ногтями по всем внутренним углам. Ничего. Вытянул из кармана палочку и приставил к амулету. Сконцентрировал все силы на этом предмете. Но какое заклинание нужно сказать? Что нужно сделать?

- Откройся, - прошептал Гарри, не отрывая от амулета взгляд.

Каково же было удивление Поттера, когда он услышал щелчок! Мальчик схватил серебряный треугольник и поднес к глазам. Высота, опущенная из вершины, в месте стыка с противоположной стороной отогнулась, оставаясь идеально ровной. На первый взгляд амулет оказался пустым внутри. Но Гарри все равно перевернул его и потряс. На ладонь вывалился маленький сверточек пергамента. Триумф волной прокатился по телу гриффиндорца, защекотав в ушах. Он принялся раскручивать бумажку.

«Заполучив их, ты познаешь истину», - размашистый почерк, зеленые чернила. Гарри удивленно поднял брови, разглядывая записку со всех сторон. Заполучив кого? Ах, да! Дары Смерти эти.

Но надо ли ему еще порцию истины, или хватит и той, которую он познал полчаса назад?..

* * *


Гарри Поттер до вечера просидел на Астрономической башне. Он ужасно замерз, но почти не двигался все время. Хотелось вот так вот глупо простудиться и умереть. Благо, ветер был слабый, и солнце светило аж до шести часов. Но это уже была поздняя осень, по ночам уже были заморозки, а Астрономическая башня была ужасно высокой.

Гарри покрепче укутался в тонкую мантию и шмыгнул носом. Это место он всегда выбирал для страданий и прочего. Именно сюда он почему-то пошел тогда с Гермионой. Может быть, потому, что подниматься по лестнице – всегда труднее, нежели идти прямо или спускаться вниз. Поэтому здесь никогда никого не было. А ветер моментально уносил слова, и подслушать что-нибудь было очень трудно.

Гриффиндорец встал и подошел к перилам. Там, внизу, раскинулось болотного цвета поле; где-то вдали, возле тысячелетних черных и пепельных деревьев, приютился домик Хагрида. Из трубы вырывался маленький уютный дымок. Гарри подумал, что уже тысячу лет не общался с милым полувеликаном. Хагрид обиделся на него, потому что мальчик решил не изучать его предмет на шестом курсе. Надо бы что-то с этим делать.

Большое черно-синее озеро раскинулось с другой стороны от домика Хагрида, словно гигантский чернослив. Его гладь сейчас была испещрена маленькими черточками, отбивающими драматически-красный свет заходящего солнца. Оно, такое все кровавое, на последнем издыхании выглядывало из-за темных гор на горизонте, выбрасывая на мир обильные потоки своего прощального света.

Гарри тяжело вздохнул и подул на оледеневшие пальцы. По телу снова прошлась дрожь – от холода. Гарри чихнул.

- Неужели вы решили прогулять занятия, даже если придется замерзнуть насмерть? – прозвучал за спиной такой знакомый холодный голос, и Гарри испуганно обернулся.

Северус Снейп стоял на расстоянии полметра от него, будто демонстрируя, насколько он выше от мальчика. Гарри хотел пробормотать что-то эдакое подходящее, но на ум ничего не приходило.

- Ну, Поттер? – спросил угрожающе профессор, сверля его взглядом.

- Почему вы меня так называете? – спросил вместо ответа Гарри. – Ведь сами знаете, что это не так… - добавил он очень тихо, смотря в пол.

Снейп странно посмотрел на него.

- Неужели вы хотите, чтобы я называл вас «мистером Снейпом»? – спросил он медленно. – И потом, не думаю, что окружающие восприняли бы это как должное.

Гарри покраснел и отступил назад, облокотившись спиной о каменные перила. Ему почему-то было трудно находиться так близко к профессору.

- Нет, не хочу… - ответил он хрипло, боясь посмотреть в глаза Снейпу.

- Хорошо. Почему вы не на занятиях? – спросил безапелляционно зельевар.

Гарри сам задумался над этим.

- Я просто… - нет, ни одного подходящего объяснения. Он просто не захотел идти на уроки. Всего-то.

- Впрочем, будете рассказывать это профессору Макгонагалл. А сейчас иди к себе в гостиную. Через час тебя ждет у себя мистер Филч, – проговорил холодно Снейп.

- Да, сэр, – ответил Гарри и направился к лестнице. Как он мог забыть о проклятом наказании?

- Поттер! – окликнули его.

- Да, профессор? – спросил Гарри, нахмурившись в ожидании чего-то.

- Когда выходишь на улицу, будь добр, одевайся потеплее.
Добавил: Vassy |
Просмотров: 1947
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика