Главная

«Властелины Пегассии» Глава 7. Верховный Совет магов (часть вторая)

Фанфик «Властелины Пегассии» PG-13

09.06.2015, 16:52
В Зале Совещаний вовсе не было душно. Наоборот — свежесть вечернего города попадала через открытое окно, вероятно, усиленная чарами. Но Антуан два раза втянул в себя воздух, словно ему тяжело дышалось. Справа от него нервно заёрзал на своём месте брат.

Слева находилась Сейлор Венера, а между ними — ещё один волшебник. Обладательница густых золотисто-каштановых волос сидела очень прямо. Необычные сине-зелёные глаза Сейлор Венеры неотрывно смотрели в парящие золотые буквы. Очевидно, девушка была очень сосредоточена и взволнована.

Но Антуан ожидал подобного, хотя в письме, прочитанном представителем Совета, практически никаких серьёзных фактов не уловил, одни подозрения. Пакир таким образом просто защищался, мол, если пойду на дно, то не один. Его обращение было направлено против Ариадны и других Властелинов Пегассии. Волновало или, скорее, удивляло только то, что Властелина ночи поддержали семь человек, включая Сейлор Плутон.

Из письма Пакира следовало, что Ариадна со своей семьёй делали всё, чтобы отравить ему и его окружению жизнь. Кроме того, упорно препятствовала развитию страны Ореантос, не оказывая должную помощь. Упоминались неоднократные попытки убить Пакира и просьба избавить волшебников Ореантоса от преследований Властелина света.

На это Зал Совещаний отреагировал возмущённым гулом. Властелин огня Сандиэль Литлейн потребовал тишины, после чего начались разбирательства.

В «травле», как видно из двух писем, обвиняли друг друга обе стороны. Пакир пояснил, что Ариадна настраивала против него всех студентов Магического университета. А Ариадна заявила, что Пакир сам виноват, что к нему плохо относятся, ведь он не давал студентам спокойно учиться. Брат Антуана Омэр подтвердил, что Властелин ночи добивался его отчисления из Магического университета.

Магические дуэли между волшебниками законом запрещены не были, хотя и не одобрялись. Но Пакир громоздил ложь на ложь, причём так легко и непринуждённо, что Антуану хотелось на него наброситься. По словам Властелина ночи, начал дуэль сам Антуан, а он лишь хотел спокойно поговорить.

«Так вот зачем Пакир позволил мне атаковать первым на дуэли, — сумрачно подумал Властелин пустынь. — Ведь если просмотреть картину прошлого, в самом деле, получается, что начал я. Ну и подлюка же он!».

— Антуан приписал эту дуэль мне, дабы было чем привлечь ваше внимание, уважаемые представители Верховного Совета! — твёрдо заявил Пакир. — А иначе в их обращении оказалось бы пустые слова.

В то, что Сейлор Плутон могла кого-то шантажировать, представителям Совета явно не верилось, как показалось Антуану. Ведь Сейлор воины известны как борцы за справедливость, да и доказательств шантажа, как таковых, не оказалось. Впрочем, сама Сейлор Плутон лгала не меньше Пакира:

— Они мне, таким образом, мстят за то, что я начала общаться с Властелином ночи. Я хотела лишь помирить две стороны, а их это не устраивает.

Антуана от этих слов накрыла волной дурнота.

— Мы разберемся, — пообещал Сандиэль Литлейн, поглаживая бороду.

***

В парке в этот час было свежо и людно. Прохожие с любопытством поглядывали на многочисленную группу волшебников, собравшуюся недалеко от зелёного лабиринта. Сандиэль водил руками, будто перед ним было невидимое стекло. Между его пальцами при этом плясали искорки огня.

В возникшем тумане Антуан увидел, как он и Пакир готовились к дуэли. Событие произошло не вчера (а может, ещё и потому, что Пакир постарался), поэтому качество было не очень хорошим. Звука тоже почти не было. Все увидели, как Антуан запустил в Пакира песчаным шаром. Зато в другом эпизоде было видно, как Властелин ночи бросился на подлетевшего Рэтнила с магическим дымом. Агрессия явно исходила именно от Пакира, представители Совета это поняли и решили остудить его пыл.

— Мы выполним вашу просьбу относительно Властелина ночи Пакира, ради спокойствия большинства, ограничив ему пользование магией на три года, — ровно сказал Сандиэль, повернувшись к волшебникам. Его слова были встречены гулом одобрения. — И в дальнейшем прошу вас, господа, по возможности избегать магических дуэлей, — его взгляд скользнул по Антуану, — тут уже все притихли.
— А Пакиру мы можем рекомендовать написать заявление в полицию по поводу покушений на его жизнь, — продолжил Оскар. — Это серьёзно, дело требует основательного расследования. Обещаю взять его под свой контроль.
— Если Властелин света Ариадна действительно безосновательно отказывала в помощи стране Ореантос, мы сделаем ей официальное предупреждение, — тут начались не очень-то удовлетворённые перешёптывания. — В следующий раз Ариадна будет понижена в должности. Властелин ночи, — Сандиэль повернулся к Пакиру. — Вы говорили, что у вас сохранена ваша переписка. Обязательно покажите.
— Конечно, — отрывисто сказал Пакир, протягивая ему флешку.

В свете луны Властелин ночи казался нездорово-бледным.

***

Когда разбирательства закончились, почти все разошлись. Антуан и Рэтнил прохаживались по парковой дорожке под тенью широких пальмовых листьев. На небе далёкими фонариками зажглись первые звёзды.

— Надеюсь, Пакир нас больше не тронет, — возразил Властелин пустынь. — Одного не понимаю: почему его всё-таки поддерживали? Хоть и немногие, но всё же…
— Из-за неприязни к Ариадне, — пояснил Рэтнил. — Сам её терпеть не могу. Кроме того, о покушениях на его жизнь — правда. На меня самого покушались.
— Как?! — Антуан замер, словно громом поражённый.
— Три года назад, когда я по-настоящему дружил с Пакиром, — продолжал Рэтнил, остановившись рядом с Антуаном. — Понимаешь, со многими из тех, с кем он общался, происходили странные вещи. И все наши подозревают, что за этим стоит семейство Крейвеллин, в частности Ариадна. Больше некому. Но штука в том, что доказать никто не может.
— Да-а-а, — задумчиво протянул Антуан, почесав затылок.
— Пакир считает, что лучшая защита — нападение, — Рэтнил сунул руки в карманы. — Но я понимаю, что он перегнул палку.

Некоторое время оба молчали, то и дело озираясь по сторонам.

— Пожалуй, я пойду, — наконец сказал Властелин пустынь. — Кори новостей ждёт.

***

На территории с живописным фонтаном было много людей — через неё обычно шли в центральный отель. Хозяйка отеля Лилианз неспешно шла мимо фонтана с подругой Кори. Время от времени налетал тёплый ветер, трепал гриву и волосы, и Кори спрятала веер.

— Интересно, как там идёт Совет, — молвила Кори, в задумчивости засмотревшись на струйки воды, испускаемые фонтаном. — Или уже закончился?
— Не переживай, Антуан скоро всё расскажет, — отозвалась Лилианз, останавливаясь.

Тут же мимо Кори пролетел очень красивый голубок, и, рассыпавшись разноцветными искрами, обернулся Антуаном.

— Антуан, — блондинка широко улыбнулась, глядя на большой букет.
— Всё хорошо, любимая, — улыбнулся волшебник. — Пакира обезвредили. Ему почти всей магией запретили пользоваться на три года.
— По-моему, славно, — признала Кори.
— Здорово! — весело подхватила Лилианз. — Вам надо бы отметить победу.
— Конечно, — кивнул Антуан, соглашаясь с крылатой подругой.

Кори взяла протянутый букет и своими губами ощутила губы мужа. По всему телу разлилось приятное тепло, вытесняя всякое желание осознавать, что меры, предпринятые Верховным Советом временные, и что будет по истечении трёх лет — неизвестно.

***

Пакир ехал домой в такси — отныне летать было невозможно, поскольку ему запретили практически всю магию на три года. Только теперь чародей понял, как дорога была ему способность полёта. Как правило, лишь потеряв, человек осознаёт всю ценность утраченного…

Пакира навсегда лишили титула Покровителя духовного мира. Не без вмешательства Крейвеллинов. Они утверждали, что Пакир мало занимался этой работой. За него почти всегда всё делала коллега — ещё один Покровитель духовного мира по имени Тенэя.

Властелин ночи обратился к Тенэе за поддержкой, но волшебница «убедительно попросила её не беспокоить». Пакир очень разгневался на неё за такое равнодушие. Они ведь коллеги всё-таки.

…А впрочем, Пакир ужасно устал. Совет и поражение повлияли на него весьма не благоприятно. Противная горечь подступила к самому горлу. Из сознания никак не желала убираться ядовитая ухмылка Ариадны при словах Властелина огня «мы ограничим ему пользование магией на три года».

Такси затормозило, двери распахнулись сами. Пакир вышел на мостовую, вдоль которой расположились частные дома и пальмы. «Может, то, что мне запретили колдовать — знак судьбы? Может, мне уже пора сделать это?» — отрешённо подумал Властелин ночи.

И пошёл не вперёд, к своему дому, а вправо.

***

Мимо шли какие-то люди, разговаривали, смеялись. Пакир не обращал ни на кого внимания и незаметно миновал последний дом. Улица закончилась: впереди относительная пустошь. Властелин ночи не останавливался, шёл навстречу звуку плескающихся волн. К ногам льнула трава, из которой слышались песни сверчков.

Очень скоро взору открылась лунная дорожка на чёрной воде. Здесь был обрыв. Значит, Пакир на месте. Остановившись на краю, он посмотрел вниз — обрыв оказался не очень крутым.

«Но там камни, — подумал Властелин ночи. — Если повезёт, свалюсь на них».

Он зажмурился. Можно бесконечно тешить себя мыслью о мести, ведь не навсегда же ему ограничили возможности чародея. Но Пакир устал бороться против всех. Никто его не слышит и не желает понять. Даже старинный друг Рэтнил отвернулся.

Пакир понимал, что можно просто уйти в тень. Но легче сказать, чем сделать. Во-первых, Ариадна вряд ли отцепиться, а во-вторых… как, как погасить собственный огонь внутри?!
Властелин ночи глубоко вздохнул, раскинув руки. Сзади зашелестела трава, потревоженная чьими-то шагами. Но он занёс ногу над обрывом, ни на что не обращая внимания.
Добавил: Akvarella |
Просмотров: 808
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика