Главная

ФАНФИК "ПРОИСКИ КАРИБСКОЙ ВЕДЬМЫ" Глава 2.

21.08.2014, 19:16
Крысы, как неотъемлемая часть судов того времени, сновали по трюму в поисках пищи. Шлепая по воде маленькими лапками, всеядные зверьки хищно зыркали голодными глазками и принюхивались, надеясь добраться до аппетитной пленницы, сидящей на высоком деревянном сундуке. Елена боязливо поджала ноги. Да, не так она представляла себя в этом фильме.
«Надо как-то освободиться от веревок», – подумала Гилберт.
В трюме было мрачно и сыро, но на одном из ящиков стояла лампа, забытая кем-то и чадящая горелым жиром. Тусклый свет, исходящий от нее, кое-как справлялся с темнотой, которая от сырости и затхлости помещения казалась ощутимой.
Сундук, а вместе с ним и Елена, плавно покачивался из стороны в сторону. Это колебание неприятно отдавалось в желудке у девушки.
«Только морской болезни мне не хватало!» – пронеслось в голове у пленницы.
Руки, так бесцеремонно заломленные за спину и связанные, заныли в запястьях, и Гилберт лихорадочно завертела головой в поисках чего-нибудь подходящего, чтобы избавиться от веревок.
Скрип петель и хохот прервал ее намерения. Девушка вздрогнула, но не решилась повернуться. Тяжелые шаги приблизились, и кто-то грубо схватил Елену за плечо, заставляя встать, и развернул лицом к себе.
– Тебя хочет видеть помощник капитана, пошли! – лицо пленницы обдало жаром выдыхаемого воздуха, и в носу Гилберт защипало от запаха перегара, табака и гнилых зубов, поскольку матрос, наклонившись к ней, говорил прямо в лицо, наслаждаясь страхом девушки.
Крупный плечистый мужчина, испещренный шрамами, знал, какой эффект производит на матросню, а на слабых молоденьких девушек и подавно. Рассмеявшись и больно сжав предплечье, он, рванув Елену на себя и с легкостью закинув ее на плечо, полез из трюма наверх, не обращая внимания на попытки протестовать.
Пронеся связанную пленницу по палубе вниз головой под хохот вооруженных до зубов головорезов, он поставил ее на ноги около каюты и, дернув на себя дверь, втолкнул туда Гилберт.
– Кто ты такая и как оказалась на палубе «Черной Жемчужины»?
В глубине комнаты, положа ноги в высоких ботфортах на стол и слегка качаясь на стуле, опершись о его спинку, сидел помощник капитана. Голову он опустил, касаясь подбородком груди, и огромная черная шляпа с серебряной пряжкой закрывала все лицо. Головной убор украшало длинное пушистое перо цвета воронова крыла с синим отливом. Камзол, плотно облегающий стройное тело пирата, переливался от света лампы, отражающегося на металлических застежках.
Узкая тонкая кисть с длинными пальцами поигрывала револьвером, а на столе расположились несколько ножей с тяжелыми резными рукоятками.
В голосе помощника капитана чувствовалась сталь, непоколебимость характера и молодость.
Елена рассматривала пирата с восхищением и недоумением. Этого персонажа она не видела в своем любимом фильме.
– Кто ты? – решилась спросить Гилберт.
– Здесь вопросы задаю я! – обладатель завораживающего голоса перестал покачиваться на стуле и поднял голову.
– Ах! – вырвалось у пленницы.
На Елену смотрели черные, слегка раскосые и выразительные глаза, обрамленные такими же черными длинными ресницами. Правильные черты аристократического лица привлекали и отталкивали одновременно. Ровный нос, четкий контур красивых губ, слегка изогнутых в ухмылке, аккуратный волевой подбородок, ровная загорелая кожа, а над глазами взметнулись в легком недоумении тонкие черные брови, подчеркивающие их красоту. Роскошные смоляные локоны ниспадали до плеч, сворачиваясь кольцами.
Жгучая красавица – так можно было описать незнакомку в двух словах. Причем жгучая – буквально, поскольку она прожигала насквозь дерзким, вызывающим взглядом. Помощница излучала силу, уверенность и бесстрашие.
– Ты ежа морского проглотила? – пиратку начинало выводить из себя молчание пленницы. – Как тебя зовут?
– Елена…
– Как ты оказалась на шхуне? – допрашивающая взяла самый большой нож со стола, аккуратно провела пальцем по лезвию и направилась в сторону Гилберт.
Елена закрыла глаза, готовясь к неминуемой боли и полагая, что допрос будет с пристрастием. Но, ощутив прохладную сталь на горящих огнем запястьях и почувствовав, как веревки ослабевают и падают к ногам, пленница блаженно выдохнула, разминая затекшие руки.
– Отвечай мне! – помощница капитана коснулась кончиком ножа щеки Елены. – Иначе я отдам тебя боцману, и уж он с тобой церемониться не будет!
Пиратка убрала нож и грациозно пошла к столу.
Дверь каюты распахнулась.
– Джейн! – только и успел произнести тот же рослый мужчина, который принес сюда Елену. В ту же секунду что-то просвистело над ухом у пленницы и с силой воткнулось в дверь, которую чудом успел закрыть нарушитель спокойствия.
– Я же сказала: без стука не входить! – фраза разрезала воздух сталью голоса. Нож, почти наполовину всаженный в деревянную дверь, отпружинивался и еще долго вторил возгласу пиратки.
У Елены подкосились колени и, чтобы не упасть, она облокотилась о стенку каюты.
– Извини, – сказала метательница и улыбнулась. – Рассказывай все как есть, обещаю, я не трону тебя.
Хозяйка каюты предложила пленнице сесть за стол и поставила перед нею только что откупоренную бутылку с алкоголем.
Через час слегка подвыпившие девицы в обнимку вышли на палубу. Чтобы обратить на себя внимание, Джейн пару раз пальнула из револьвера в воздух.
– Внимание! Эта девушка – моя гостья, и если кто-то посмеет обидеть ее, будет иметь дело со мной! – для порядка она еще пару раз выстрелила, и подружки скрылись в каюте.

***


– Эй, уважаемый, можно вас? Кажется, мой сокамерник преставился, – Деймон просунул руки в решетку и облокотился об нее.
– Ну, и что вам неймется? – недовольно бурчал под нос разбуженный охранник, подходя ближе к решетке.
На полу лежал обездвиженный пират, раскинув руки в стороны, и не дышал.
– Не может быть, – дежурный подошел еще ближе, – это же Джек Воробей! Как он мог умереть?! Ведь на его казнь собирался прийти сам губернатор! Меня ждет выговор! Лучше бы сдох ты! – со злостью и разочарованием выплюнул служивый.
– Я уже мертв! – зло процедил сквозь зубы вампир. – И выговора не будет.
– Это почему же? – мужчина слегка наклонился в сторону Деймона.
– Вот поэтому! – голова любопытного оказалась в руках палача, и хруст ломающихся костей оповестил о том, что все кончено.
– Не хотел бы я быть твоим врагом! – Джек нервно потер шею.
– Так и не будь им. Поищи на поясе у этого парня ключ от нашей камеры. И от наруч… – Сальваторе вовремя спохватился. – От кандалов надо избавиться.

Под покровом ночи, никем не замеченные, из тюрьмы Порта Ройал вышли две фигуры и скрылись во мраке.
– Здесь стоят два быстроходных корабля, которые нас интересуют, и оба тщательно охраняются, так? – Деймон, прищурившись, всматривался вдаль. Ночь на редкость выдалась беззвездная и безлунная, и дальше собственного носа в кромешной темноте ничего было не разобрать.
– Что ты там пытаешься рассмотреть? Я даже корабля не вижу.
– На корме «Разящего» стоят два караульных и о чем-то спорят. На носу еще один. Курит. Думаю, остальные в кубрике.
– Ты хочешь сказать, что сейчас все это видишь? На таком расстоянии? Во тьме?! – Джек дернул себя за дред, чтобы удостовериться, не снится ли ему это. – Кто ты?!
– Вижу, – без тени смущения и превосходства произнес будничным голосом Сальваторе, – и поверь, тебе лучше не знать, кто я.
Вампир повернулся влево и продолжил всматриваться в темноту.
– На «Перехватчике» не больше пяти человек в дозоре, остальные спят. Какое судно угоняем?
– «Перехватчик» маневреннее и быстроходнее, но нам вдвоем не вывести его в открытое море. А «Разящий» уже на выходе в него.
– О, дальше можешь не продолжать, я знаю! – и Деймон загадочно улыбнулся.
– Ты и мысли читать умеешь?! – еще ни одному человеку не удавалось так удивить капитана Джека.
Отвязав от причала лодку, они направили ее к гордости английского флота – военному кораблю с громким именем «Разящий». Стараясь подобраться бесшумно, Воробей плавно опускал весла в воду и с силой налегал на них, не производя ненужных всплесков.

«Демон ночи», как окрестил Сальваторе про себя Джек, ликвидировал, не нарушив тишины, всех караульных за несколько секунд. Пирату даже не пришлось вытаскивать шпагу, которую он не забыл забрать из места заточения, так же, как и свой револьвер с треуголкой.
Захватив человек десять пленных и предварительно разоружив, пираты бросили несчастных в трюм и подняли якорь. Поймав попутный ветер, корабль покинул порт навстречу морским просторам и неизвестности.

– Они нагонят нас меньше чем через сутки, – Джек стоял у штурвала и наслаждался свежим, с запахом соли и свободы бризом, – и попытаются взять на абордаж. На корабле будет не меньше сотни человек команды и вооруженные солдаты…
– А как они узнают направление, в котором мы уплыли? У нас было преимущество – целая ночь, хватятся корабля они не раньше рассвета, а может и позже, свидетелей мы не оставили.
– А ведь ты прав! У нас есть шанс! – Воробей лихо присвистнул. – Но все пираты плывут на Тортугу, чтобы набрать команду, так что направление они знают и будут преследовать.
– А мы не поплывем на Тортугу, – вампир держал в руках компас Джека и загадочно улыбался.
– А где мы наберем команду? Мы не сможем пристать ни в одном порту, так как нас сразу разоблачат, заберут корабль и повесят!
– Мы поплывем туда, куда укажет твой компас.
– А держать его будешь ты? И куда же мы двинемся? – пират лихорадочно соображал, как заполучить свое сокровище обратно и избавиться от попутчика, который, чего греха таить, откровенно пугал. Лучше выбрать кого-нибудь из пленных солдат себе в помощники; наверняка кто-то согласится предать корону и податься в пираты. Да и выбор будет небольшой: предательство либо за борт.
– За «Черной Жемчужиной». Не этот ли корабль являлся конечной целью твоего путешествия?
Услышав название своей красавицы, Воробей почувствовал, как сильнее застучало сердце.
– А тебе зачем моя шхуна? Тоже в капитаны метишь? Забирай этот корабль, ищи себе команду и борозди просторы морей и океанов! Слишком много желающих на штурвал «Черной Жемчужины», – Джек уже тысячу раз проклял вчерашний день, когда на его голову свалился этот «сюрприз».
– Нет, не переживай, – Деймону стало жаль Воробья, тем более, скорее всего, из-за его вмешательства все пошло не по сценарию. – Мне не нужен корабль, мне нужно то, что на корабле.
– Барбосса, что ли? Он и тебе насолил? Да забирай! – обрадовался Джек. – Только я пулю выпущу в него и забирай!
– Нет, мне нужна девушка, – как только Деймон вспомнил Елену, сидящую на диване в особняке Сальваторе и положившую голову к нему на плечо, метавшаяся до этого стрелка компаса четко указала на северо-восток.
– Дочь Барбоссы?! Да ты самоубийца! Это дьявол во плоти! Она не женщина! – Воробей округлил глаза, словно на самом деле увидел Люцифера.
– У Гектора есть дочь? – теперь Деймон не понимал ничего. Мало того, что все происходит не по фильму, так еще и персонажи неизвестные всплывают.
Вампир и пират удивленно смотрели друг на друга и молчали. Первым заговорил Деймон:
– Я плыву за девушкой, которую похитил Барбосса. Она сейчас находится на «Черной Жемчужине». Надеюсь… – добавил Сальваторе.
– Любовь! Все несчастья в этой жизни из-за любви, – Джек с сочувствием взглянул на своего напарника.
– Нет, она не любит меня, – Деймону с трудом далась эта фраза, – она - девушка моего брата.
– А ты ее? – пират заглянул в глаза «демону ночи». – Можешь не отворачиваться и не отвечать, я и так все вижу.
– Неважно, мне просто нужно спасти ее. Плывем, придерживаясь этого курса! – и Сальваторе показал компас рулевому.
– А что мы будем делать, когда догоним мою шхуну? Нас только двое, а противников наших в десятки раз больше! – крикнул он вслед уходящему мужчине.
Деймон не ответил. Погруженный в свои мысли, он направился к носу корабля и, опершись о борт, смотрел, как судно несется, рассекая волны. Кто хоть раз видел это зрелище, знает, как завораживающе оно действует на сознание. На носу располагалась галеонная фигура льва в прыжке. Моряки считали это талисманом корабля, полагая, что в ней живет душа судна, и всячески оберегали от поломок. Почему-то Деймон представил себя загнанным хищником в последнем прыжке. Как эта фигура неотделима от «Жемчужины»,так и Деймон неотделим от Елены. Куда повернет она – туда последует вампир, защищая ее и закрывая собой от жестокого мира.

***


– Что это на тебе? – помощница капитана скептически рассматривала одежду подопечной. – В плаваниях трудно уследить за модой, но даже я понимаю, что ты одета в черте что!
Елена посмотрела на свои ноги: грязные и намокшие кеды, потертые джинсы, а сверху завершала образ девочки-подростка старая растянутая футболка.
В затуманенном алкогольным градусом мозге возник образ отчитывающей ее Кэролайн.
– Я обязательно, ик, что-нибудь куплю себе, Кэр! Ик, – и Гилберт уткнулась носом в плечо Джейн.
– Да вы, барышня, пьяны! – и пиратка, смеясь, уложила новоиспеченную подругу на свою койку. – Проспись, а потом мы подберем тебе достойную одежду.
– Зачем тебе она? – в дверях стоял высокий, крепкого телосложения мужчина в широкополой черной шляпе. – Ты удивляешь меня, Джейн!
– Отец, мне скучно! Мы уже три месяца ни на кого не нападаем. Я скоро от безделья перестреляю всю твою команду! У меня шпага в ножнах заржавела! – она с силой пнула ногой пустую бутылку, которая имела несчастье подвернуться ей. – Я с ума схожу от бездействия!
– Ну-ну-ну, – смягчился отец, – если это твоя очередная игрушка, то ладно. – Гектор похлопал по руке дочери.
«Откуда у Джейн столько агрессии? Это я виноват, что воспитывал ее, как мальчишку! Явно девочка обделена материнской любовью…» – тяжелые думы отца отразились глубокой складкой на переносице.
Иногда капитан сам боялся своей Джейн.
Барбосса окинул взглядом апартаменты своего чада: ножи, револьверы и шпаги, всевозможные шляпы. Сундуки были набиты дорогими платьями и украшениями, но его дочь предпочитала облегающие штаны, мужские рубашки, камзолы и высокие ботфорты. На суконном столе стояли непочатые бутылки с ромом и кубки. Пират иногда сожалел, что втянул свою дочь в такую жизнь. Он всегда хотел лучшего для своего дитя. Но при виде Джейн в сражении сердце отца переполнялось гордостью! Его дочурка играючи справлялась с тремя головорезами одновременно. Капитан со спокойной душой мог передать свое дело родной пиратке, когда придет его время уйти на покой. Ни один матрос не рискнул бы посмотреть Джейн в глаза, так как реакция могла последовать непредсказуемая. Команда боялась дочери капитана и уважала.
– Пойдем, подышишь свежим воздухом, – и он увлек малышку за собой на палубу.
– Ты скажешь, куда мы плывем? – не первый раз Джейн задавала отцу этот вопрос за последние три месяца отсутствия сражений, но он уклончиво уходил от ответа.
Капитан старался избегать встречных судов, даже торговые корабли проплывали мимо целыми и невредимыми. Команда стала роптать, и если бы не помощница капитана, которую боялись больше, чем Барбоссу, на корабле бы вспыхнул бунт.
– Теперь на Тортугу, – Гектор посмотрел вдаль. Не нравились ему эти разговоры, и он уже не раз пожалел, что зашел к дочери.
– Что мы ищем, отец? Если ты скажешь мне, возможно, я смогу помочь, – Джейн пытливо посмотрела на бесстрашного капитана. Девушке показалось, что ее неунывающий родитель постарел за эти месяцы сильнее, чем за последние несколько лет.
– Пока не могу. Вот доплывем до острова, и, возможно, ты сама все узнаешь, – Гектор предполагал последующую реакцию дочери.
Помощница злобно взглянула на отца, топнула ножкой и скрылась в своей каюте.
Барбосса тяжело вздохнул: только ради дочери он старается все исправить. И пират уже начал терять надежду.

«Черная Жемчужина». Как ласкало слух название судна, какой желанной была для него эта шхуна. А сейчас он готов отдать ее первому встречному. Но не может: судьба-злодейка посмеялась над ним. Где искать теперь бывшего капитана этой проклятой посудины?
– Где этот легендарный Джек Воробей? – и Барбосса скривился, передразнивая заклятого врага. – Где его черти носят?
Добавил: Джулия |
Просмотров: 1481
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика