Главная

Глава 1. Дождь на кончиках пальцев

Фанфик "После Дождя"

03.08.2014, 21:08
– В каком году началась Вторая Мировая война? – учитель, еще не дослушав, уже поставил в журнале «А» и посмотрел на девушку.
– В 1939, мистер Зальцман, – ответила Елена и сложила руки перед собой.
– Что ж, мисс Гилберт, сегодня вы подготовились к занятию гораздо лучше.
– Да, учебники пришли, – тонкие пальцы коснулись раскрытой книги, чувствуя шероховатость поверхности, впитывая буквы и рисуя в сознании слова.
– Ваша сестра не помогает вам? – удивился Аларик.
– Она была занята, – уклончиво произнесла Елена и повернула голову к окну.
– Наш урок окончен, – подытожил мужчина и, заметив, что девушка встала с намерением проводить его, сказал: – О, не стоит, Елена. Я еще хотел поговорить с Вашей тетей. По поводу Кетрин, – и Зальцман, сложив свои конспекты в кейс, вышел из комнаты.
На губах девушки мягким изгибом отразилась улыбка: только слепой не увидит, как нравится доброму учителю истории Дженна. Только слепой… Отогнав от себя мысли, которые давно стали привычными, девушка прислушалась: за окном собирался дождь и по небу, должно быть, ползли низкие тучи. Никто, кроме нее, не смог бы услышать зарождающейся дрожи капель в воздухе. Никто, но только не Елена.
Поднявшись с места, девушка преодолела путь к окну и открыла его, впуская свежесть в комнату. Как бы ей хотелось знать, какие они – эти серые облака, которые сгущались над Мистик Фоллс, как бы ей хотелось увидеть воочию, каким был дождь, который преследовал ее всю жизнь: он лил на похоронах матери, погибшей в автокатастрофе этой весной, и во время приезда в Мистик Фоллс к тете и Джереми. Временами Елене казалось, что сама ее жизнь напоминает дождь — такая же однообразная и непримечательная.
Карие глаза, обрамленные черными длинными ресницами, вглядывались в пустоту, честно пытаясь увидеть и нарисовать образы, но она не видела ничего.
Елена была слепой из–за полученной травмы в детстве. И если сначала, лет до одиннадцати, зрение еще периодически возвращалось благодаря лечению, то теперь лишь серьезная операция смогла бы вернуть ее глазам способность видеть. Однако у желания прозреть была цена, измеримая не мечтами девушки, а баснословно высокой цифрой, указанной в медицинском счете. Увидеть ее Елена не могла, но, судя по подавленному вздоху родных, подобное было для них непозволительной роскошью. Девушка смирилась с тем, что никогда не увидит, как она выглядит в зеркале, какие они — те люди, что окружают ее. Ей не суждено было узнать, как же выглядит небо, затянутое грозовыми тучами.
Без труда ориентируясь в знакомом доме и быстро преодолев лестничный пролет, Елена прошла на кухню и села за стол. Прислушавшись, девушка поняла, что ее опекун, рыжеволосая тетя Дженна, что–то жарит.
– Стейк для Джереми? – спросила Гилберт. Из всего калейдоскопа специй она уловила яркие нотки приправы для мяса.
– Да, – ответила женщина и обернулась: – Чаю хочешь?
– Аларик уже ушел? – уточнила Елена, чувствуя, как его древесные духи теряются в этой смеси приправ. Забрав зрение, природа подарила ей возможность слышать, осязать и обонять куда лучше зрячих людей.
– Да. Он хвалил тебя, – мягко сказала Дженна.– О, милая, какое прекрасное синее платье на тебе надето, – детализировала женщина. Племянница всегда просила чуть подробнее говорить о происходящем.
– Спасибо, – ответила Елена и, почувствовав поцелуй на щеке, улыбнулась: – Привет, Джер.
– Привет, сестренка, – парень сел возле Гилберт. – Мам, я ужасно голоден.
– Джереми Фелл, вымойте руки после тренировки! – с напускной строгостью сказала Дженна.
Проигнорировав просьбу матери, Джереми обратился к Елене:
– Как история?
– Отлично, – снова улыбнулась Гилберт, чувствуя теплые пальцы брата. Девушка всегда брала людей за руки, чтобы чувствовать их эмоции. Сейчас ладонь Джереми расслаблено принимала касания.
Ее двоюродный брат, сын Дженны, поддерживал ее и помогал, насколько это было возможно. Они с детства дружили, а четыре месяца назад, как только сестер Гилберт взяла под опеку их тетя и перевезла из Нью-Йорка в Мистик Фоллс, они буквально приросли друг к другу. Ребята сблизились еще тогда, когда остались наполовину сиротами: муж тети, Логан Фелл, умер десять лет назад от рака, а вскоре несчастье случилось с Грейсоном Гилбертом. В ту ночь, когда он, обретающий известность хирург, дежурил в больнице, случился пожар. Мужчина погиб, пытаясь спасти хоть кого-то из «тяжелых» пациентов.
Елена почувствовала пряный парфюм и услышала цоканье каблуков, и, раньше, чем услышала голос, безошибочно определила, кто стоит за ее спиной.
– Дженна, я еду в Мистик Гриль на вечеринку к Тайлеру в честь победы нашей школы на соревнованиях по футболу, – Кетрин нагло врала, мечтая поскорее покинуть дом тети.
– Не позже одиннадцати! – ограничила праздник женщина и поставила перед сыном и Еленой тарелки с ужином.
Кетрин выразительно закатила глаза, но спорить не стала. Если она утром приедет, Дженна что, не пустит ее в дом? Тем более планы на вечер были грандиозными.
– А как же Елена? Вы уже месяц как учитесь в школе, но ты никак не познакомишь ее со своими друзьями, – пытаясь достучаться до племянницы, спросила Дженна.
– Ей с нами не будет интересно. Эти разговоры о футболе... – она скучающе закатила глаза, не стесняясь новой отговорки.
Девушке всегда казалось, что родители любили слепую Елену большее нее. Теперь тетя заботится о сестре, как о младенце, так, может, святая Гилберт-младшая еще и друзей Кетрин к рукам приберет? Этого новая королева школы допустить не могла. Хоть она и не терпела своих «деревенских подруг на один год», но восхищенная свита Кет не помешает.
– Отлично, – поняв, что никто не спорит, девушка посмотрела на сестру, которая водила вилкой по тарелке, и пошла к выходу.
– Дождь будет, – тихо заметила Елена, и через секунду за ее сестрой захлопнулась дверь.
Кетрин завела машину и выехала на дорогу, ведущую к единственному бару в городе. Сегодня девушка выглядела весьма эффектно в черных джинсах, сидящих на бедрах, как влитые, и легкой тунике такого же цвета. И это все ради одного из братьев Сальваторе – Деймона или Стефана. Кого выбрать, Гилберт пока не решила: спокойного Стефана с романтичной поволокой в глазах или старшего, дерзкого и сексуального Деймона, который остался в последнем классе еще на год из–за прогулов. Но они оба стоили ее внимания и, ведомая жаждой приключений, Кетрин на огромной скорости мчалась по направлению к Мистик Гриль.
Мелкие капли приземлились на лобовое стекло машины. «Дождь будет» – бесцветной картинкой всплыли в голове слова сестры. Елена. Иногда Кетрин чувствовала свою вину за то, что произошло 12 лет назад, но это чувство посещало ее крайне редко. Язвительность и колкости – вот что получала Елена от родной сестры чаще всего. Кетрин знала, что та потеряла зрения из-за ее детской глупости, но, заглушая это чувство, девушка становилась только еще более холодной и высокомерной. Порой невыносимое чувство вины заставляет нас становится жестче, чтобы никогда больше не быть слабым и не совершать ошибок. Никогда больше.

***


– Кетрин! – в один голос заверещали Ребекка и Кэролайн, едва та показалась на пороге бара. – Мы так рады тебе.
– О, я тоже, – снисходительно приняв поцелуи в щеки, Гилберт села за стол. – Где парни?
– Тайлер и Сальваторе скоро будут, – пообещала Кэролайн.
Кетрин понимающе усмехнулась. Форбс, блондинке номер один, нравился сын мэра, Тайлер Локвуд, а вот блондинке номер два, Ребекке, – Деймон, а потому большинство разговоров сводилось именно к ним. К счастью Гилберт, Сальваторе-старший проявлял ко всем девушкам в их компании холодное равнодушие, и только с Кетрин он временами разговаривал и даже шутил.
Те, о ком только что спрашивала Кетрин, не заставили себя долго ждать. Улыбающиеся Стефан и Тайлер уселись напротив девушек.
– А Деймон где? – не сводя глаз с Локвуда, спросила Кэролайн.
– Сейчас придет, – ответил Сальваторе и, заметив, что в помещение вошел его брат, показал рукой в сторону выхода. – А вот и он!
Кетрин повернула голову так резко, что ее идеальные кудри взметнулись с плеч вихрем и попали в коктейль к Ребекке, но ей было все равно.
Высокий темноволосый парень вошел в бар и, сделав пару шагов, осмотрелся. Он идеально выглядел этим вечером – весь в черном, стильная футболка безукоризненно подчеркивала рельефы тела. С неизменной кривой улыбкой Деймон изучал присутствующих. Разглядев своих приятелей, старший Сальваторе махнул им рукой и направился к барной стойке. Несмотря на юный возраст парня, бармен, озираясь, выставил бутылку крепкого алкоголя. Ухмыльнувшись, тот подхватил виски и направился к своим друзьям. Деньги папочки в очередной раз сотворили маленькое чудо. Конечно, узнай Джузеппе Сальваторе, на что его отпрыски тратят щедрое содержание отца, он был бы в ярости. Именно для того, чтобы его дети могли избежать соблазнов большого города, он отослал их к брату в тихий Мистик–Фоллс. Однако робкий и молчаливый Зак не мог удержать в узде ни Стефана, ни тем более взрывного Деймона.

***


– Елена, ну же, давай! Метт и Бонни уже ждут нас, – Джереми расхаживал по комнате девушки туда–сюда и поглядывал на сестру. – Хоть раз откажись от добровольного затворничества и познакомься с людьми!
– Но мне хорошо дома, – возразила Елена.
– Нет, Гилберт, ты поедешь со мной, и это не обсуждается! Если откажешься, мама пообещала, что лично отвезет тебя. Так что выбор у тебя невелик – либо я, либо она. Но, так или иначе, ты познакомишься сегодня с моими друзьями, – парень смотрел на собеседницу, которая сидела возле стола и как будто видела его: сосредоточенный взгляд, темно-карих глаз следовал за братом, ловя каждое движение. В такие моменты Джереми едва не забывал о ее слепоте. Он давно заметил, что взгляд девушки становился отсутствующим лишь в незнакомых местах, где Елена не могла ориентироваться в помещении.
– Если смущаешься, захвати очки, – понял ее сомнения парень.
– Ладно, – сдалась Гилберт и пошла к шкафу. – На час.
– Ура! – обрадовался Фелл и выскочил из комнаты.
Елена выдохнула: все же упрямцу Джереми удалось уговорить ее выбраться, пусть и ненадолго, в компанию его друзей. Всего час, – успокаивала она себя. – И вообще, рано или поздно пора начинать выходить из дома и пробовать жизнь. Надев джинсы, удобные кеды и красную майку, Елена спустилась к Джереми.

– Куда мы приехали? – спросила Гилберт, когда машина остановилась и Джереми взял ее за руку, помогая выйти.
– В бар.
– В тот, куда поехала Кетрин? – недовольно сказала Елена. Еще не хватало замечаний и упреков ей за этот день от сестры!
– Поверь, зал большой, а они вечно отдыхают в углу со своей компанией королей и королев школы, – презрительно отметил Джер. – Мы сядем за барную стойку, там нас никто не потревожит.
Гилберт пожала плечами и, надев очки, вошла в помещение.
Бонни и Метт встретили Елену тепло, тактично обходя подробности возникновения ее недуга. Гилберт расслабилась и не думала ни о чем все то время, пока они говорили. Вскоре Бонни засобиралась домой – ее бабушка была больна, а Джереми и Метт, извинившись перед Еленой, отправились на поиски владельца заведения, в котором оба подрабатывали.
– Мне нужно договориться о смене, Метт обещает подменить меня на выходных. Я оставлю тебя на пять минут? – спросил Фелл.
– Конечно, – согласилась Елена и, ощутив то, что стакан с соком еще полон, показала его Джереми. – Мне не будет скучно.

***


Пока четверка обсуждала что–то и смеялась, как ненормальные, подкрепленные алкоголем, подростки, Деймон оживленно строчил смс-ки. Их адресатом была Кармен, аппетитная красотка с вызывающим бюстом, которую он встретил в клубе Джорджии и куда теперь был не прочь вернуться. Вообще, Сальваторе, как правило, не вел переписок с девушками, предпочитая переходить к решительным действиям сразу же, но Кармен… Да, он был не прочь заполучить ее в свою коллекцию куколок. Любвеобильный Деймон брал от жизни все и в ту же секунду, решая все раз и навсегда. Зачем тратить время на учебу, если будущее обеспечено? Зачем добиваться одну, если можно выбрать другую? Его не волновали ярлыки вроде «повеса» и «бабник». Сальваторе мечтал объездить весь мир и насладиться жизнью. Быть может, это однажды изменится, а пока он не думал ни о чем.
Двигая взад-вперед картонную подставку, на которой стоял пустой стакан от виски, Деймон не замечал на себе пристальных взглядов Кетрин. Он мог бы, конечно, попробовать сломать ее высокомерие и затащить в постель, но зачем, когда вокруг столько девушек? К тому же, Стефану, похоже, нравилась «заноза в заднице Гилберт», а потому Сальваторе-старший спокойно игнорировал ее.
Шея затекла и, разминая голову, наклоняя ее то к правому, то к левому плечу, парень заметил за барной стойкой... еще одну Кетрин – правда, у той волосы не вились жгучими кудрями, а лежали ровным прямым полотном, разделенным пробором посередине. Однако когда девушка повернулась в профиль, Деймон изумленно присвистнул — девушка у стойки и впрямь была точной копией Кетрин Гилберт, в этом не было ни малейших сомнений.
Заинтригованный, он вертел головой, переводя взгляд со своей соседки по столику на незнакомку у стойки, и размышляя, не была ли последняя порция виски лишней. Деймон пару раз моргнул и даже ущипнул тайком себя за руку, но двойник Кетрин никуда не исчез.

– Кто это? – Деймон показал рукой сквозь толпу в сторону странного видения, и, вслед за ним, вся подвыпившая компания уставилась на Елену.
– Ты о ком? – уточнил Тайлер.
– Девушка в очках. Она точная копия Кетрин, – пояснил Деймон.
– Действительно, копия, – согласился Стефан.
Кетрин же недовольно поджала губы и бросила в сторону барной стойки злой взгляд.
– Это моя сестра, – она говорила нарочито громко, пытаясь привлечь к себе внимание.
– Ты не говорила, что у тебя есть сестра, – заметила Ребекка. – Тем более близнец.
– А нужно? – спросила с вызовом Кетрин. Повышенное внимание к Елене начинало порядком действовать на нервы.
– Она не учится в школе?– удивился Тайлер.
– Сестра на домашнем обучении.
– Хочу с ней познакомиться. Кто со мной? – бредовая идея посетила голову Деймона.
– В другой раз, – ответил за всех Стефан, уловив, как недовольство Кетрин сменилось облегчением. Блондинки синхронно кивнули головой, соглашаясь. Что до Тайлера, то тот уже засыпал на плече у младшего Сальваторе.
– Тогда я пошел, – улыбнулся Деймон и встал с места.
Кетрин снисходительно улыбнулась и сжала руки так, что костяшки пальцев побелели, а голубоватые вены перекатились по кисти. Какого черта сестрица приехала в клуб? И какого черта Деймону приспичило познакомиться с ней?
– Скучаешь?
Кто–то сел рядом с Еленой, и в ее сознание ворвалось нечто новое, целый спектр ароматов и звуков: свежий парфюм, запах спиртного, смешанный с собственным запахом человека рядом. Ухо ласкал мягкий мужской голос, в котором отчетливо слышались настойчивые и властные нотки.
Гилберт положила руку на барную стойку, очерчивая личное пространство. Заметив этот жест, Сальваторе продолжил:
– А имя у вас есть, мисс Гилберт? – Деймон придвинулся ближе, рассматривая черты лица. Внешне незнакомка была похожа на Кетрин, но и не похожа одновременно. Эта Гилберт была чуть худее, а прямые волосы придавали строгости ее лицу. Легкая улыбка коснулась ненакрашеных губ и тут же пропала, но этого мимолетного жеста хватило, чтобы ощутить свет, исходящий от девушки, который, казалось, приятно обволакивал.
Он был так близко, что Елена почувствовала, как по плечу скользнула молния расстегнутой куртки неожиданного собеседника. Подобная близость смущала, но девушка все же решила ответить и, отодвинувшись, представилась:
– Елена.
– Я Деймон, – парень заметил, что Гилберт отсела от него, и снова сократил расстояние между ними. Почти улегшись на барную стойку, Сальваторе подпер щеку рукой, согнутой в локте, и с интересом рассматривал девушку. Ему так хотелось бы увидеть ее глаза, скрытые черными стеклами очков, но единственное, что оставалось: смотреть на красивое лицо собеседницы, разглядывая точеный профиль.
– Очень приятно, – Елена повернула голову на несколько секунд в его сторону, приблизительно представляя где находятся глаза собеседника, и улыбнулась. Тут она вспомнила, где слышала это редкое имя. Именно о нем, вздыхая, говорила Кетрин с Кэролайн на балконе. Елена не хотела подслушивать, но фразочки «красавчик, богатенький мальчик, ходячий секс» долетали до ее слуха, как будто сестра стояла за ее спиной.
– Почему ты не ходишь в школу, как все примерные девочки? – поинтересовался Деймон, когда девушка снова обратила свой взор на стеллажи с бутылками за спиной бармена.
Гилберт поняла, что он не отстанет, но уйти не могла. Куда же подевался Джереми? Накатывала паника, нестерпимо захотелось сбежать, но Елена не знала, как самостоятельно пройти к выходу из клуба.
– Деймон, я жду друзей, извини, – добавив холода в голос, попыталась отвязаться от него девушка. Она как можно спокойнее отпила сок из стакана, унимая волнение, однако легкий запах алкоголя, исходящий от Деймона, казалось, жег легкие.
Сальваторе на миг стушевался: казалось, только что она смотрела на него с интересом и улыбкой, а теперь равнодушно попивает свой мультифрукт и просит уйти? Цинично ухмыльнувшись, парень решил, что сестры Гилберт стоят друг друга. Сочтя забавной ее показную, как он решил, холодность, Деймон предложил:
– Может прогуляемся? Здесь неподалеку есть парк.
Елена и раньше чувствовала его тепло, но внезапно ее обдал жар из-за прикосновений теплых пальцев к кисти. Мужская рука уверенно накрыла ее ладонь и теперь невесомо поглаживала запястье. Выхватив руку, Гилберт поставила стакан на стол.
– Мне пора. Извини, – выдавила она из себя.
Деймон пожал плечами и встал с места. Он сделал шаг назад, чтобы позволить Елене уйти, но та не двинулась с места.
– Вот видишь, – сделал он шаг навстречу и взял ее под руку. – На самом деле ты не хочешь уходить. Идем, – и, немного потянув на себя, Сальваторе прижался к ее уху и тоном заговорщика пообещал: – Я не причиню тебе вреда.

Зарождающаяся паника переросла в ужас – ей совершенно не хотелось «видеть» свою сестру и идти за Деймоном. Елена была уверена, что наглый парень знает о ее недуге и просто издевается.
– Посмотри на меня, Елена, – допустил роковую ошибку Сальваторе. – Разве я похож на маньяка? Я не опасен.
«Посмотри» – сердце сжалось, а в носу нестерпимо защипало. Елена хотела бы видеть, кто говорит с ней, рассмотреть, где она оказалась. Она хотела бы увидеть дружелюбных Бонни и Метта, она была бы счастлива увидеть даже, какого цвета этот чертов сок! Чувствуя, как слезы перехватывают горло и идут выше, Елена поднялась со стула и пошла наугад, выставив руки перед собой. Слепо шаря в пространстве, она едва не наткнулась на официантку, и тут услышала за спиной смех.
Деймон рассмеялся, скорее, от неожиданности: сам он обычно пробирался сквозь толпу боком, а не таранил окружающих. Особенно забавным ему показалось то, что выход был слева, а не прямо перед Гилберт, куда она направлялась. Сальваторе поспешил за ней и заметил, как Елена, сделав еще пару шагов, запнулась, нелепо взмахнула руками и рухнула. Очки соскользнули и упали куда-то на пол, отыскать их девушка не имела возможности. Деймон честно пытался унять смех, но это плохо получалось и, сдавленно хихикая, он приблизился к своей новой знакомой:
– Ты дороги не видишь, Елена? Похоже, кто-то перебрал, давай провожу, – он подхватил ее за локоть, чтобы помочь подняться.
– Отвали от нее, идиот! – секунда – и Деймон лежит на полу. Джереми вовсе не собирался бить Сальваторе, да он и не посмел бы в любой другой ситуации, но, увидев лежащую на полу Елену, Фелл почувствовал нарастающий гнев и поспешил на помощь. Парень толкнул Сальваторе, а тот не смог удержаться на ногах.
– Тебе жить надоело? – разозленный Деймон рывком поднялся и с угрозой завис над яростно раздувающим ноздри Феллом. Что этот малолетний балбес позволяет себе?
– Уведи меня отсюда, – тихо попросила Елена брата, поднявшись на ноги. Инстинктивно проводя руками по бедрам, касаясь пальцами своего тела, Гилберт убедилась, что все в порядке, за исключением легкой боли в коленях. Но она не могла остановить слезы, схватившее за горло.
«Ты дороги не видишь?»
– Прости, он придурок, – сказал Джереми, увидев полные влагой глаза сестры. Он отряхнул рукава куртки Елены.
Деймон одним движением поправил одежду и, схватив за локоть Джереми, развернул ее к себе. Елена, снова почувствовав опасность, обернулась к Сальваторе.
Внутри у него вдруг все дернулось, а алкоголь выветрился из головы в ту же секунду вместе с заготовленными язвительными словами для Джереми. Она плакала. Из ясных глаз Елены градом катились слезы. Ее лицо, тонкое, одухотворенное, как будто кричало от боли. Он зачарованно смотрел, как Гилберт с усилием пыталась подавить рыдания, она моргнула, прогоняя непрошенные слезы, но те продолжали струиться, скатываясь прозрачными каплями.
– Телефон. Очки, – Елена все еще плохо соображала, но Джереми понял, о чем говорит сестра.
Мэтт, работая локтями, пробился к ним через толпу, и Фелл облегченно вздохнул.
– Я вызвал такси, проводи Елену, – попросил Джереми вовремя подоспевшего Донована и, подняв очки, отдал их сестре. Убедившись, что сестра вышла из бара, он наклонился к полу в поисках мобильного.
– Тебе жить надоело? – спросил еще раз Деймон и, заметив телефон у своих ног, протянул его Джереми.
– Чего ты еще хочешь? – прошипел Фелл и вырвал аппарат из рук Сальваторе.
– Тебя извиняться учили? Я помочь хотел вообще–то.
– Найди себе другую игрушку, – раньше Джереми никогда бы себе не позволил так говорить с Деймоном, но после увиденной сцены в ответ на слова Сальваторе он только и мог, что зло огрызаться. – Что ты ей сказал?
– Чтобы смотрела, куда идет, – взяв себя в руки, Сальваторе усмехнулся и махнул рукой бармену, подзывая ближе. К черту этот бар! Настроение было безнадежно испорчено глупой стычкой с малолетним Феллом и его ненормальной сестричкой.
– Смотрела? Ты сказал ей, чтобы она смотрела, куда идет?! – как на придурка, уставился на него Фелл. – Она слепая, идиот, – выплюнув оскорбление, парень развернулся и пошел к выходу из бара.

Деймон чувствовал себя так, будто его окатили ведром ледяной воды. Слепая? То есть как? Совсем? Но как тогда она смотрела на него? Девочка не учится в школе со всеми, и тон Джереми явно не был шуточным. Парень взъерошил волосы и шумно выдохнул. Бросив пару купюр на барную стойку и не удосужившись хоть слово сказать друзьям, он вышел из помещения.
Деймон Сальваторе, всезнающий и уверенный в себе Деймон, впервые чувствовал себя полным подонком и не знал, что с этим делать. Холодные капли дождя, срывающиеся с неба, вмиг охладили чувства, и красивое лицо приобрело привычное равнодушное выражение. Внешне он был все так же невозмутим как и прежде, но вот внутри все еще ощущал взгляд ничего не видящих карих глаз…

***


Где–то в гостиной тихо стучали часы, отсчитывая время лиловой полночи, расплескавшейся по небу над Мистик Фоллс. Елена лежала на левом боку, вслушиваясь в тишину. Кетрин домой так и не вернулась, Дженна была расстроена и возмущена ее поведением. Посетовав, она угостила сына и племянницу поздним ужином и отправилась спать. Ее тетя так ничего и не узнала о том, что произошло в баре, Елена взяла с Джереми слово держать язык за зубами. На все вопросы Елена с улыбкой отвечала «Все хорошо», и только надеялась, что вымученная улыбка выглядит в достаточно искренней. Проведя рукой по мягкому одеялу, Елена взяла в руки телефон. Холодная панель быстро согрелась в ее ладонях.
Признаться, Гилберт удивилась тому, что Деймон вернул ее телефон безо всяких шуток. Сейчас Елена думала только о нем. Кетрин даже не соизволила позвонить, чтобы поинтересоваться, как сестра, хотя Джереми утверждал, что та видела все. Но удивляться было нечему, девушка уже привыкла к подобному обращению с стороны Кетрин. Ей оставалось только принять, что с самым родным человеком они были и остаются чужими. Всегда одна, в своем маленьком мирке, лишенном красок.
«Ты дороги не видишь?»...
Переносицу заломило от подступающих слез. Елена вскинулась на подушке, как будто снова услышала эту фразу воочию. В какой–то момент девушке показалось, что Деймон стоит в ее комнате, что она вживую слышит его самоуверенный голос. И все–таки интересно – он знал, что она слепая или нет? Что вообще рассказывала о ней Кетрин? Чувствуя людей лучше остальных, сейчас Елена терялась в догадках. Она не знала, как читать его эмоции. Или виноват алкоголь в крови Деймона?
Но его голос... Он не был похож на другие. Все в Деймоне было другим. Его запах и ощущение от прикосновений к ее коже были кардинально другими. Всего за пару минут этот человек принес в голову девушки непонятный калейдоскоп мыслей, чувств, эмоций...
А что, если бы она была нормальной, зрячей, что было бы тогда, согласись Елена присоединиться к их компании? Наверное, было бы здорово веселиться вместе с ними, жить недоступной для нее нормальной жизнью обычной школьницы. Не инвалида.
«Ты дороги не видишь?»...
Измучившись бесконечной вереницей мыслей, она уснула, сжимая в руках мобильный, часы на котором начали отсчет нового дня.
… А за окном плотной стеной лил неспешный дождь, холодными каплями касаясь прозрачных стекол.
Добавил: Angry_Coffee |
Просмотров: 1497
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика