Главная

Глава 16

20.10.2014, 11:06
Зайгеррия. Точка эвакуации

Небольшой YT-1760, точно такой, на каком две недели назад Лорэй улетали с Ондерона, приземлился на лесной поляне.
- Надеюсь, они не опоздают… - проворчал мастер-джедай Понг Крелл, складывая на груди верхнюю пару рук, а нижнюю сцепляя за спиной, и недовольно оглядывая джунгли. Стоявший за его спиной ЭРК, с зелёными сержантскими метками на шлеме, промолчал, раздражённо отметив про себя, что этот джедай явно не отягощен правилами хорошего тона. В рубке тихо переговаривались пилоты, ещё один член экипажа сидел в орудийной башне, бдительно следя за небом на случай появления незваных гостей.
- Не появятся в срок - улетаем, - продолжал бесалиск, поглаживая бороду. - Это задание и так стоило Ордену двух джедаев и падавана, незачем рисковать лишний раз.
- Осмелюсь заметить, генерал, - наконец подал голос ЭРК, - что Орден и штаб Сил Специальных Операций возлагают большие надежды на эти данные.
- Которые неизвестно есть ли на самом деле! - огрызнулся джедай. - ЭРК-1505, я командую этой операцией, и мне решать, когда взлетать. Это ясно?
- Да, сэр, - покладисто отозвался ЭРК, которого коробила манера мастера Крелла обращаться к клонам только по номерам. Самого ЭРКа звали Аклай, в честь шестиногого хищника, и он гордился своим именем. А тут какой-то напыщенный ди’кут, у которого всего достоинств, что поднимать взглядом штангу да мечом размахивать, не считает его, элитного солдата, не то что ровней - даже человеком!
От неприятных мыслей клона отвлёк приближающийся звук двигателя. “Спидер, лёгкий” - на слух определил клон, вынимая из кобур пистолеты.
- Надеюсь, это они, - недовольно проговорил джедай, роняя каждое слово через губу, словно сплёвывая. Между деревьев показался лёгкий двухместный спидер, за рулём которого сидел пит-дроид, а рядом с ним расположилась светловолосая девушка. ЭРК включил увеличение изображения и уверенно опознал в ней одну из сестёр Лорэй, снимки которых успел переслать погибший генерал Сингх.
- Почему она одна? - ага, значит, джедай тоже опознал пассажирку.
- Не знаю, сэр, - клон спрыгнул на землю, держа пистолеты наготове и бдительно оглядывая джунгли.
Спидер остановился немного не доезжая до трапа, и Лорэй подняла руки демонстрируя, что безоружна. Помимо странной, не по размеру, одежды в глаза бросалось ещё и то, что на девушке не было обуви.
- Спокойно, - вежливо улыбаясь проговорила она, - я от ваших. Они ранены и не могут передвигаться. Мы покажем дорогу, это совсем не далеко.
- Информация у тебя? - грузная туша четырехрукого джедая заслонила весь проём люка. - Залезай на борт и полетели.
Лорэй опустила руки, легко спрыгнула со спидера и махнула дроиду.
- Дум, назови координаты поляны, - приказала она и тут же, не дав тому возможности вставить хоть слово, спросила: - У вас на борту есть опытный медик, или дроид?
- А ты что, ранена? - удивился Крелл, глядя на босые ноги девушки. На встревоженно замершего при упоминании раненых ЭРКа джедай не обратил ровно никакого внимания: удел штамповок - сдохнуть за Республику, победив врага, и парой клонов больше, парой меньше - значения не имеет.
- Э… Сэр, координаты… - по своему обыкновению не вовремя влез Дум.
- Заткнись, - не глядя на него, бросил джедай. - Лорэй, живее на борт - мы улетаем с этой планеты, - он повернулся, задевая могучими плечами переборки шлюзовой камеры, и громогласно приказал пилотам готовиться к старту
- Похоже, он не хочет туда лететь, - резюмировал поникший Дум.
- Медаль тебе за сообразительность, - в который раз сорвалась Свитари на ни в чём не повинного дроида.
До этого момента она собиралась быть вежливой и предупредительной, но этот синерожий засранец вкупе с мыслью о клонах, быть может уже умерших совсем рядом с помощью, всколыхнули в ней целый океан злобы.
- Ты, синюшная задница хатта! - без всяких церемоний окликнула она джедая. - Ты потратишь жалкие десять минут на то, чтобы спасти своих людей. Могу поспорить, ты даже на поход в сортир тратишь больше времени, если судить по размерам твоего шебсе.
Сбоку сдавленно зафыркал клон в юбке-каме и с антенной на шлеме, сдерживая рвущийся наружу смех. От хохота ЭРКа удерживало не столько почтение к джедаю, сколько “корпоративная этика” - нежелание открыто демонстрировать перед штатским лицом своё истинное отношение к командиру.
- Я приказываю! - грозно зарычал джедай, вновь всей тушей разворачиваясь к непокорной девчонке. - Бегом на борт!
Привыкший к беспрекосновному подчинению джедай вынужден был выслушать очень развёрнутый совет о том, куда ему засунуть свои приказы. Сия рекомендация с головой выдавала незнание мисс Лорэй бессалискской анатомии, что с лихвой компенсировалось очень богатой фантазией.
- Без них я никуда не лечу, - подвела итог Свитари и, в подтверждение своих слов, вновь вернулась к спидеру.
- Сержант, взять её! - рявкнул Крелл.
Клон вздохнул, развёл руками - дескать, простите, мисс, но приказ есть приказ, - и шагнул вперёд, без особого рвения протягивая руку к девушке. ЭРК был полностью на её стороне - судьба двух подстреленных “беленьких”, которых джедай бросал на произвол судьбы, так же беспокоила его, и теперь клон судорожно искал аргументы, способные переубедить бессердечного генерала. Свитари не сопротивлялась - понимала, что перевес силы не на её стороне, да и, по правде говоря, до сих пор не могла поверить, что джедай вот так просто бросит своих людей на спасение которых понадобилось бы времени немногим больше, чем заняла эта глупая перебранка. Но следом за приступом отчаяния пришло озарение. Информация! Та самая, из-за которой и началась вся эта заварушка!
- Половина ваших драгоценных данных находится у моей сестры, а она, какое совпадение, ждёт как раз там, куда я вас так безуспешно зову, - злорадно сообщила Ри. - Так что если не хочешь зря смотаться в эту глушь - вам придётся туда лететь, жаба рогатая.
- Следи за языком! - зарычал серый от ярости джедай, еле сдерживаясь, чтобы не применить Силу к этой… танцовщице, как обтекаемо обозначил род занятий сестёр Сингх.
- Она права, сэр, - неожиданно вступился ЭРК. - Мы обязаны доставить данные в полном объеме. Это наша задача.
- Сержант, я… - начал было джедай, но ЭРК упрямо продолжал гнуть свою линию.
- В противном случае я буду вынужден подать рапорт своему непосредственному начальству, - сообщил он.
Крелл замолчал, гневно раздувая ноздри. Не то, чтобы он опасался недовольства командующего Силами Специальных Операций Арлигана Зея, или его сопливого падавана Джусика, но и лишний раз портить себе послужной список и репутацию не стоило.
- Хорошо, - едва ли не прошипел он. - Полетели, - и, не дожидаясь ответа, затопотал в рубку, недовольно бормоча себе под нос.
- Раны серьёзные? - помогая Свитари и дроиду подняться по трапу, уточнил ЭРК.
- Да, - коротко отозвалась Ри, мысленно укоряя себя за этот срыв. Нужно было сразу сообразить и сказать про данные, а не тратить драгоценное время в бессмысленной перепалке. Время, которого у клонов оставалось совсем мало…
Дум, в отличие от неё помнивший все показания корабельного доктора, прилежно пересказал их клону, радуясь возможности проявить себя.
- Спасибо, коротышка, - поблагодарил его ЭРК.
Палуба под ногами вздрогнула и накренилась, когда кораблик пошёл на взлёт.
- Подготовлю лазарет, - Аклай помог Ри разместиться в кресле - точно таком же, как и на том корабле, что увёз её и сестру навстречу этим приключениям, - и ушёл с Думом в кильватере, оставив полукровку наедине со своими мыслями.
Приземление последовало практически сразу же за взлётом - точка встречи, назначенная Чимбиком, находилась совсем рядом с их временным убежищем и перелёт занял всего пару минут. За время отсутствия Свитари ничего не изменилось - всё также виднелись в траве останки мандалорца и сулустианина, а в стороне от них недвижимо распластался и клон в своей серой броне. Рядом с ним сидела Эйнджела, подложив полу своего плаща под голову клона, чтобы та покоилась не в мокрой грязи, и одновременно прикрывая его от непрекращающегося дождя. Шлем Чимбика, как и его бластер, лежали рядом. Почему-то эмпатка не решила проблему с дождём просто вернув шлем на голову клону. Может не сумела его надеть, а может просто не додумалась до такого простого решения.
Едва заметив приближение корабля, она стиснула свободной рукой бластер, но потерянное выражение её лица подсказывало, что полукровка плохо представляет себе, что с ним делать вообще и в этой ситуации в частности.
- А бластер ей зачем? - поинтересовался у Аклая один из пилотов, взятый в помощь для переноски раненых. В руках он держал носилки и фиксаторы, которые применяли при переломах и травмах позвоночника.
- Охраняет, наверное, - неуверенно предположил ЭРК, настороженно глядя на девушку.
- Мисс Лорэй, - окликнул он её, пока пилот раскладывал носилки. - Как раненый?
Эйнджела посмотрела на замершего в нелепой позе Чимбика, потом на бластер в своих руках, и потеряно ответила:
- Не знаю. Ему было очень больно и он постоянно порывался куда-то ползти, так что я выстрелила в него в оглушающем режиме. По крайней мере теперь он не чувствует боли и не беспокоит свои раны.
- Понятно, - клоны бережно уложили Чимбика на носилки, зафиксировав его так, чтобы свести к минимуму смещения, и потащили на корабль, где сдали на руки второй паре клонов.
Эйнджела следовала за ними, стараясь одновременно не мешаться и не выпускать Чимбика из вида.
- Шлем, - потеряно напомнила она, вертя в руках такой важный для сержанта предмет. - И остальное снаряжение… Там их ранцы, - эмпатка махнула рукой, показывая направление.
- Эти “беленькие” такие скопидомы, - пошутил Аклай, стараясь хоть немного подбодрить гражданских. - Сейчас мы всё принесём.
С этими словами он исчез внутри корабля. Эйнджела слышала, как он о чём-то спрашивает пилота, а потом звук затих, едва клоны отошли от шлюза. Некоторое время спустя вниз бережно спустили носилки с Блайзом, а потом уже без всяких церемоний ЭРК скинул оба рюкзака разведчиков.
- Ну и набрали они барахла, - в прежней шутливой манере посетовал он.
Крелл в это время сидел в рубке, пристально следя за небом и ожидая, что вот-вот из-за крон деревьев выскочат зайгеррианские истребители.
- Ну скоро вы там? - недовольно поинтересовался он, не отрывая глаз от показаний сканеров.
- Второго принимаем, - ответил один из пилотов, наблюдая, как ЭРК и второй пилот загружают на борт Блайза.
- Готово! - Аклай передал носилки, огляделся и быстро вскарабкался по трапу вслед за пилотом.
- Уходим, - скомандовал Крелл.
Корабль заложил плавную дугу и исчез в небе, словно его тут никогда и не было.

Внешнее Кольцо. Лазарет республиканского крейсера “Неустрашимый”

Реанимационная палата крейсера напоминала встревоженный улей: “Неустрашимый” эвакуировал роту “Тета” Пятого пехотного полка, и теперь корабельные врачи сражались за жизни раненых клонов. Чимбика и Блайза принесли из операционной почти одновременно и немедленно подключили к аппаратам жизнеобеспечения, опутав проводами и трубками с головы до ног.
Помимо них, в палате лежали ещё трое солдат: в бакта-камере плавал в желтоватой взвеси танкист, тело которого обгорело до такой степени, что в паре мест проглядывали рёбра; и двое пехотинцев, смирно лежавших в объятиях реанимационной аппаратуры. За их состоянием бдительно следил медицинский дроид, в свете индикаторов и мониторов похожий на колдуна из сказки, периодически отрывавшийся от своего занятия в попытках прогнать многочисленных визитёров, забегавших узнать про своих братьев.
На двух необычных посетительниц дроид уже не обращал особого внимания - все попытки выставить их оканчивались неудачей, а точку в этом споре поставил тот самый клон в зелёной мандалорской юбке-каме, что забирал сестёр с Зайгеррии. Он как раз пришёл в реанимационную палату во время очередного спора Ри с медицинским дроидом, отвёл того в сторону и что-то ему сказал. Что это было - подтверждение каких-то полномочий, или неприкрытая угроза - Эйнджела не знала, но была благодарна ему за помощь. А ещё она чувствовала, что это почему-то важно для самого Аклая, но вникать в его сложные и довольно хорошо скрытые чувства не стала. Сейчас всё её внимание занимал мечущийся в бреду Чимбик, пристёгнутый к койке широкими мягкими ремнями.
Лежащий на соседней койке Блайз выглядел обманчиво-здоровым, будто просто прилёг поспать и вот-вот откроет глаза, отпустит не слишком удачную шуточку и потребует есть. Но он не просыпался и медики не могли с точностью сказать, выйдет ли он из искусственной комы, справится ли его организм с полученным ранением и тем объёмом лекарственных средств, что были ему введены. Свитари упрямо сидела рядом с ним и крепко сжимала пугающе-прохладную ладонь клона в своих руках. Заезженный киношный жест, от которого веяло напыщенной театральностью, сейчас больше напоминавший вялотекущий психоз. Свитари казалось, что с Блайзом всё будет хорошо пока она греет его руку в своих ладонях, и эта иррациональная уверенность была единственным способом создать иллюзию контроля над ситуацией, в которой от неё ровным счётом ничего не зависело.
Сержант в очередной раз сфокусировал бессмысленно блуждающий по палате взгляд на Эйнджеле и глупо улыбнулся. Эта одурманенная улыбка так не вязалась ни с его обычной замкнутостью, ни с искренним детским восторгом, каким освещалось его лицо во время недолгого совместного путешествия на лайнере, что эмпатке становилось не по себе от этого зрелища.
- Ты не ушла, - в который уже раз за последние несколько часов удивился клон. - Почему?
По какой-то злой прихоти его сознания этот разговор забывался уже через несколько минут и Чимбик раз за разом снова задавал одни и те же вопросы. Сперва Эйнджела тщательно взвешивала каждый свой ответ, опасаясь навредить неосторожным словом, но с каждым новым повторением она всё чаще отвечала искренне, уверенная, что клон не вспомнит её слова в следующем витке бреда.
- Потому что не могла оставить тебя умирать, - последовал привычный уже ответ.
- Но… - слабо возразил он и замолчал на несколько секунд. Эйнджела подумала, что сейчас Чимбик снова отключится, но клон сумел собрать разбредающиеся мысли и с трудом продолжил. - Бежать. Вы хотели бежать. И Блайз.
Эмпатка бросила опасливый взгляд в сторону других клонов, стоявших у коек своих братьев, но ни один из них не проявил выраженного интереса при этих словах. Они вообще избегали открыто смотреть в их сторону, предпочитая украдкой коситься время от времени. Исходящих от них интерес был приправлен растерянностью, удивлением и целой гаммой более сложных чувств.
- Тише, милый, - пальцы Эйнджелы осторожно погладили клона по лицу.
Это был безотказный способ, как она успела выяснить, ненадолго увести его мысли в сторону от темы дезертирства, столь опасной здесь, на корабле Республики. Насколько Лорэй понимала, за это не полагалось ровным счётом ничего хорошего.
Уловка сработала - клон замер и замолчал, будто боясь спугнуть её, и прикрыл глаза. С его лица уже смыли рисунок, имитирующий татуировку, отчего в глаза бросался болезненный серовато-землистый цвет кожи, ярко контрастировавший с здоровым цветом пальцев Лорэй.
- Приятней, чем я представлял, - в третий, или четвёртый раз за последние несколько часов признался Чимбик.
- Блайз, - внезапно вспомнил он и завертел головой по сторонам. - Его подстрелили. Где он? Он жив?
Сержант задёргался, пытаясь освободиться от ремней, вызвав целую истерику у систем жизнеобеспечения, заверещавших дурными голосами. Свитари повернулась к нему и бросила встревоженный взгляд на сестру. Та успокаивающе покачала головой и Ри, бросив на Чимбика сочувствующий взгляд, крепче сжала руку Блайза. Дроид кинулся к сержанту, готовя инъектор и негодующе ворча в адрес полукровки. В полный голос выражать своё мнение он опасался, помня внушение, сделанное ЭРКом, но и молчать тоже не мог.
- Где мой брат? - Чимбик пытался убрать руку подальше от иглы, умоляюще глядя в глаза эмпатке.
- Жив, он рядом, - как можно мягче сказала Эйнджела и осторожно повернула голову сержанта набок, чтобы тот увидел лежащего на соседней койке Блайза. - Он спит, - добавила она, не желая бессмысленно волновать его излишними сейчас подробностями.
- Жив, - облегчённо выдохнул Чимбик, успокаиваясь.
Дроид, тщательно отмерив дозу, ввел ему успокоительное, поколдовал над аппаратурой и убрался за свою стойку, ворча что-то про нарушителей режима. Клон полежал немного, отстранённо глядя в подволок, и эмпатка уже подумала было, что он опять потерял сознание, как вдруг сержант прошептал:
- Наклонись, пожалуйста...
Это было чем-то новым и Эйнджела решила, что это хороший знак. Почему? Да просто потому, что сейчас ей отчаянно не хватало чего-то хорошего. Эмпатка склонилась к Чимбику, машинально отметив, что от того теперь пахло только медикаментами, и замерла в ожидании.
Клон поднял руку, на сколько позволяли ремни, и провёл ладонью по её щеке тем же жестом, каким это делала она.
- Не надо было этого делать, - прошептал он. - Теперь вас не отпустят...
Эйнджела улыбнулась и положила руку на его ладонь, крепче прижимая ту к своему лицу.
- Это того стоило. Может ты прав и джедаи намного лучше, чем мы о них думали. И всё будет хорошо.
В памяти невольно всплыл образ Крелла и короткий рассказ сестры о “хаттском шебсе”. Нет, джедаи не были теми святыми непогрешимыми героями, какими видели их клоны. Оставалось надеяться, что они не были и теми эгоистичными ублюдками, готовыми пожертвовать всем и вся для достижения своих целей, как опасались Лорэй.
- Хорошо… - бессмысленно повторил сержант.
Взгляд его вновь стал расфокусированным, плывущим, и клон чуть сильнее прижал ладонь к щеке эмпатки, словно опасался, что если отпустит её - она исчезнет, как и другие его видения. Эйнджела ощущала как его одновременно одолевают нездоровое лихорадочное возбуждение и медикаментозная сонливость. Несколько минут сержант плавал где-то на грани сна, но затем снова встрепенулся, с некоторым удивлением воззрился на свою руку, всё ещё прижатую к щеке девушки, и неожиданно сообщил:
- Уродство… Я понял... Не права... Прекрасна.
Непонимание в глазах Эйнджелы, пытавшейся уследить за рваной цепочкой мыслей клона, наконец сменилось благодарностью и нежностью.
- Ты просто меня не знаешь.
- Знаю, - упрямо возразил Чимбик. - Сейчас... Настоящая...
Сознание клона вновь пыталось уплыть куда-то в иллюзорные миры, но он упорно цеплялся за этот момент, не желая его покидать. Эмпатка растерянно смотрела на него, не представляя, что сказать. Она не знала что хочет ему ответить и что может себе позволить сказать, не причинив лишнего вреда. Но, похоже, что она не скажет - уже через полчаса Чимбик не будет помнить, что она вообще была тут и что-то говорила.
Рука клона осторожно потянула её лицо к своему и эмпатка, поколебавшись мгновение, подалась вперёд. Пересохшие, болезненно-горячие губы Чимбика коснулись её губ в трогательно-неумелом поцелуе и полукровка неожиданно для себя осознала, что этот невинный жест значит для неё куда больше, чем все поцелуи в её жизни вместе взятые.
- Прости, - виновато и неожиданно связно прошептал сержант. - Не хотелось умереть, так и не узнав, каково это.
Он смущённо убрал руку от её лица, а Эйнджела ощутила, что к её глазам впервые за очень и очень долгое время подступают искренние слёзы.
- Я тебя люблю, - неожиданно даже для себя прошептала она. - И ты не умрёшь.
Она и сама не понимала, чем вызвано это признание. Любовь была для Лорэй чем-то запретным, напрямую угрожающим их выживанию. Любовь была тем, с помощью чего их делали управляемыми и зависимыми. Все эти годы любовь к сестре одновременно была её опорой и оковами. Ниточками, за которые дёргали хозяева, желая добиться требуемого поведения. Любить означало сделать себя уязвимыми и это было настолько страшно, что Лорэй не хотели признаваться в этом даже себе самим.
Но страх потерять этого едва знакомого, но ставшего таким близким, человека оказался сильнее жажды неуязвимости. И теперь оставалось надеяться, что через несколько минут Чимбик снова впадёт в забытье и не вспомнит её слов. Потому что любовь и его сделает уязвимым, причинит боль. Он выбрал для себя другой путь и будет лучше, если она останется для него всего лишь приятным далёким воспоминанием.
- Как в той сказке… - слабо улыбнувшись, прошептал клон. Сглотнув, он с трудом сосредоточил взгляд на Эйнджеле и попросил:
- Расскажи ещё раз… Пожалуйста...
Полукровка не поняла, которую из рассказанных ей легенд и историй вспоминает сейчас Чимбик, но ощущала, как его снова захватывает круговерть болезненных образов и выбрала ту, что рассказывала о любви и заканчивалась счастливо. Губы клона растянулись в едва заметной улыбке, но Эйнджела не могла поручиться, была тому причиной верная догадка, звук её голоса или действие очередного лекарства, поступившего в его кровь через капельницу.
Лорэй и не подозревали, сколько необычных мыслей и разговоров вызвало их поведение на боту “Неустрашимого”. Нет, наличие непонятных штатских ещё само по себе ничего не значило - военные прекрасно понимали значение таких терминов, как “агент” и “специальные операции”. Но вот их поведение… По кубрикам и отсекам, обрастая самыми невероятными подробностями, циркулировали слухи про девушек, которые не отходят от коек раненых разведчиков, держат их за руки, а несколько парней из “Теты”, забежавшие в лазарет проведать своего брата, клялись, что видели, как одна из них целовала клона. Это уже не лезло ни в какие ворота, и рассказ списали на желание рассказчиков приукрасить повествование. Но тем не менее, это вызвало некоторое брожение умов клон-солдат, заставив их призадуматься о такой недозволенной вещи, как личная жизнь.
Естественно, что разговоры дошли и до капитанского мостика, вызвав сильное неудовольствие генерала Крелла. Будь на то его воля - джедай вышвырнул бы ситховык девок из лазарета и запретил высовывать нос из каюты, но момент был безнадёжно упущен. Оставалось надеяться, что все эти разговоры не поднимутся выше уровня казарменных баек, что во все времена любила травить солдатня.
Поэтому, когда с Корусанта пришёл приказ “Неустрашимому” сменить курс и идти на соединение с эскадрой в систему Набу, отправив сестёр в столицу курьером, Крелл испытал огромное облегчение и даже радость от того, что имеет законные основания избавить корабль от проблемы под названием “Лорэй”. Бессалиск даже не смог отказать себе в удовольствии лично проинформировать полукровок о произошедших изменениях в планах.
Заявившись в палату, Крелл обозрел близнецов с высоты своего роста и мрачно пробасил:
- Собирайтесь. Вы летите на Корусант.
Как он и ожидал, обе Лорэй уставились на него с одинаковой неприязнью. Мастер Крелл уже успел привыкнуть к своему генеральскому званию и беспрекословному подчинению клонов и нахальство этой парочки немало его раздражало. Но, увы, оказалось, что у прославленного генерала просто нет рычагов давления даже на таких жалких гражданских червей, а демократия и свобода слова, за которые джедай и сражался, позволяли им выражаться в его адрес без всякого почтения. Крелл всё чаще ловил себя на неподобающем для джедая желании применить к нахалкам Силу и заставить тем самым заткнуться.
- Мы должны были лететь на Корусант на этом корабле, - подозрительно напомнила одна из близнецов, пытаться различать которых Понг Крелл не считал для себя нужным.
- Новый приказ - идём на соединение с эскадрой. Вас доставят скоростным курьером, - Понг нетерпеливо взмахнул правой верхней рукой. - Шевелитесь быстрее - времени в обрез.
Лорэй бросили неуверенные взгляды на всё ещё подключенных к аппаратуре разведчиков, но, для разнообразия, не стали спорить и просто последовали за джедаем.
Курьером оказался тот же грузовичок, который забирал сестёр с Зайгеррии, и даже экипаж был тот же. На этот раз сёстрам выделили отдельные каюты, а вежливый командир корабля, жутко смущаясь, показал сёстрам, где хранятся продукты, где - скафандры, и как надевать их в случае разгерметизации - необходимость, вызванная войной.
Лорэй честно пытались его слушать, но получалось откровенно плохо. Это было сложно - видеть перед собой такое знакомое лицо, тот же чистый и незамутнённый взгляд и при этом напоминать себе, что перед ними другой человек. Свитари невольно ждала очередную дурацкую шуточку, которые так любил Блайз, а Эйнджела то и дело ловила себя на мысли, что Чимбика будто подменили. Он вёл себя иначе, иначе смотрел, иначе чувствовал. Там, в реанимационной “Неустрашимого” они почти не замечали внешнего сходства экипажа, но сейчас им слишком сильно хотелось вновь оказаться рядом со своими… Тут ясная мысль прерывалась, превращаясь в невнятное ощущение. Лорэй так до конца и не понимали, кем же стали для них клоны. Зато близнецы точно понимали, как отчаянно они скучают по ним.
- Двигатели у нас мощные, не родные, оторвёмся даже от “Стервятников”, - виновато, словно война началась из-за его халатности, продолжил объяснять клон, - Но сами понимаете, может случиться всякое… Если что-то понадобится - обращайтесь к любому члену экипажа.
Он неуверенно помялся, собираясь духом, а потом задал неожиданный вопрос:
- Мэм, простите, это, конечно, не моё дело… Разрешите вопрос личного характера?
Его растерянность напомнила Эйнджеле первые дни знакомства с клонами и она невольно улыбнулась.
- Конечно.
- Те разведчики, мэм… Которые с вами были. Вы правда всё это время сидели с ними, в палате?
Вопрос звучал так, будто он спрашивал о каком-то из ряда вон выходящем явлении вроде близкого родства с верховным канцлером.
- Правда, - Эйнджела надеялась, что её улыбка выглядит не такой печальной, как у сестры. - А почему это так тебя удивляет?
- Но… вы штатские, они - клоны, - пилот явно пытался внятно сформулировать мысль, причём так, чтобы не влезть на одну из тех малопонятных запретных территорий, которыми так любят окружать себя гражданские. - Разве так можно?
- И мы, и они, и ты - люди, - неожиданно серьёзно ответила Свитари. - Не позволяй никому убедить себя в обратном. Можно абсолютно всё, что ты сам себе разрешишь, милый.
Она, помня первую реакцию клонов на чужое прикосновение, очень медленно поднесла пальцы к его лицу, легонько удержала за подбородок, чмокнула в щёку и, не говоря больше ни слова, ушла в свою каюту. Эйнджела подмигнула ошарашенному подобным действием клону и направилась вслед за сестрой, с каждым шагом всё слабее ощущая бушевавшую в чужой душе бурю.
Добавил: Gedeon |
Просмотров: 1439
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика