Главная

"Девчонка по имени Женька" Глава 10. Ателье

07.06.2016, 10:31
Первый урок танцев прошёл замечательно. Моим одноклассникам (всем, даже мальчикам) очень понравилось осваивать этот вид искусства. Большую роль, как мне кажется, сыграл педагог. Весёлый и в то же время серьёзный мужчина умел расположить к себе и провести занятие, как полагается – с пользой и для себя, и для учеников.

Когда первая «тренировка» закончилась, мы с девчонками дружно от-правились переодеваться (точнее, они – переодеваться, а я – помогать им, если понадобится). Они, видимо, тоже были в восторге – как от учителя, так и от вальса. В «раздевалке» творилось что-то невероятное. Кто-то складывал сои вещи в пакеты, а кто-то а конкретно – Алиса) сказал Свете, что у него не получается одно движение и начал его отрабатывать в паре со Смирновой. Они то спотыкались о чьи-то кроссовки, то задевали вешалку, то врезались в кого-то… В общем, переодевались мы, одновременно культурно просвещаясь и тренируя реакцию. Всё это сопровождалось оглушительным хохотом, который, как потом оказалось, очень насторожил переодевшихся и ждавших нас в коридоре мальчишек.

– Свет, а что сказал Сергей Николаевич по поводу костюмов? – спросила я, когда мы наконец закончили переодеваться и вышли в коридор. – Нам разрешат взять их?

– Вроде бы разрешат, – неуверенно, но с нотками гордости в голосе ответила Светлана. – По крайней мере, он спокойно к этому отнёсся… Нужно будет в следующий раз остаться и померить их.

– Хорошо, скажем девчонкам. Кстати, мне бабушка предложила помочь с платьями для «осеннего» танца.

– В смысле, помочь? – Смирнова задумалась, видимо решив, что у моей бабушки где-то лежит десять ярко-рыжих костюмов наших размеров.

– Сшить, Свет, – улыбнулась я. – Бабушка умеет.

– Это дорого, наверное, – растерялась Светлана. – Да и ей одной тяжело будет…

– Давайте, я помогу! – неожиданно нас обогнала Вика (видимо, она всё слышала с самого начала). – Я шить умею. На машинке!

– Слу-ушайте… – меня вдруг осенило. – А ведь, по-хорошему, мы все должны уметь шить: фартук-то на технологию не одна Вика приносила… Если хотя бы три-четыре человека наберётся, уже хорошо будет!

Послышались смущённые признания наподобие «Мне мама сшила» или «Мы в ателье заказали», потом зашикали мальчишки (мы шли домой всем классом), не упуская возможности пристыдить одноклассниц. Но, тем не менее, умеющие шить у нас нашлись. В состав «бригады» вошли: я, Вика, Света и, предположительно, Нина (она-то точно могла бы нам помочь). Оставалось теперь только обрадовать бабушку и спросить у Мещеряковой, не захочет ли она составить нам компанию…

А Нина захочет, это я точно знаю. Её хлебом не корми – дай что-нибудь смастерить, но для приличия я всё-таки спрошу.

Мы шли всей гурьбой по тем самым улицам, где мы с Мишей собирали листья, где звонила мне Нина и где мне представлялся довольно странный, но безумно красивый осенний бал. Только сейчас это были совсем другие дорожки, совсем другие пейзажи, и небо другое, и солнце… И осень другая… почему? Сама не знаю, но мне так всё это нравится!

Я ловила себя на мысли, что мне хорошо от того, что совсем недавно я терпеть не могла. Мы шли огромной шумной и суетливой толпой, все разговаривали каждый о своём, все шутили друг над другом, смеялись. Мы проходили по тихим улочкам, словно какой-то ураган жизни, ураган активности и веселья. В ушах, если честно, стоял тако-ой шум, что уже готова была разболеться голова. Я ненавидела это… Всегда ненавидела, но не сейчас.

Несмотря на то, что я, в общем-то, никак не участвовала в этой «беседе», мне было как-то комфортно. Я чувствовала себя не «лишней», как раньше, а «своей», хотя ничего, на первый взгляд, не изменилось. Наверное, всё-таки стало другим моё отношение к одноклассникам. Мы стали ближе, чем раньше, сплотились. Со многими я действительно нашла общий язык только сейчас, хотя была уверена, что и до этого поддерживала хорошие отношения со всеми.

Идеальной компанией для себя я всегда считала «общество» из двух-трёх человек. Большее количество людей уже заставляло меня чувствовать себя неуютно. Сегодня первый раз случилось иначе. Возможно, это и потому, что я по-новому открыла для себя своих одноклассников. Раньше в моих глазах они были такими, какими предстали во время классного часа – ленивыми, скептически настроенными, в какой-то степени, эгоистичными… А ведь я просто не знала их! Я видела то, что ожидала увидеть, а не то, что должно было произойти, не то, что произошло… За какие-то несколько дней мы стали настоящей командой! Теперь мы доверяли друг другу и были уверены в себе…

Кто бы мог подумать неделю назад, что Вика (на самый общительный человек в нашем классе) будет предлагать помощь мне и моей бабушке? А кто мог представить советующегося со мной по поводу обуви (что больше подойдёт к новому костюму – серые ботинки или чёрные кроссовки?) Артёма Хохлова, который, кстати говоря, чуть ли не первый раз в жизни надел галстук вчера? Никто… И я не могла.

Хотя, впрочем, себя я тоже не вообразила бы переделывающей текст песни для сценария… Мы все изменились в глазах друг друга, да и в своих глазах тоже. Мы объединились… Как же это было здорово!

– Белка! – услышала я голос Мишки. – Жень, телефон! Не слышишь, что ли?

– А?

Последнее время я очень медленно «выпадала» из своих мыслей, да и вообще, непривычно много думала, а потому не сразу поняла, что происходит.

– Телефон звонит, говорю, – усмехнулся Андреев. – Слушай, по-моему, ты всё-таки была не права насчёт белок. Они впадают в спячку… Надо поделиться с миром этим открытием!

– Биолог нашёлся, – буркнула я, доставая из сумки телефон и, как назло, зевнула.

– Биолог, да ещё какой! – звонко засмеялась Алиса. – Поздравляю вас, Михаил Вячеславович, с этим важнейшим открытием! Вы номинированы на Нобелевскую премию…

Панина говорила важным выражением лица и театрально поправляла воображаемые очки. Смотреть на это было очень смешно – Алиса умела веселить.

Тем временем я «откопала» телефон в своей сумке и обнаружила SMS-сообщение от Елены Сергеевны.

– Вот те новость… – с какой-то, непонятной для меня самой досадой воскликнула я.

– Ты чего, Жень? – загалдели ребята.

– «Женя, передай ребятам, что бал будет проходить не в школьном дворе, а в актовом зале, так как на улице уже холодно. Я на курсах, проследи, чтобы подготовка не останавливалась», – прочитала я и вопросительно посмотрела на Мишу.

Ну что ты смотришь? – развёл руками он. – Зато аппаратура теперь точно не промокнет, даже если дождь пойдёт.

– Нет, в общем-то, правильно, – робко сказала Света. – Вы бы всё равно в одних костюмах замёрзли, а пальто нельзя было бы надевать…

– Но мы ведь все там не поместимся, тем более, с гостями, – медленно, до сих пор пытаясь сообразить, в чём дело, ответила я.

– Да ладно тебе, придумаем что-нибудь! – махнула рукой Алиса. – Зрителей как-нибудь разместим, а танец под нашу сцену нам будет легче подстроить – у нас ведь ещё не готов номер.

– Вот именно, Жень, – услышала я голос Лёши. – Зачем так переживать-то? Всё нормально.

– Допустим, убедили, – улыбнулась я.

И правда, почему меня так удивило сообщение Елены Сергеевны? Ничего страшного ведь не произошло. Наверное, я просто уже зациклилась на этом празднике…

Вскоре все ребята разбрелись в разные стороны. Миша проводил меня до дома, сам отправился в детский сад – Люсю забирать. Войдя в квартиру, я, конечно же, первым делом рассказала родителям и бабушке (так как сегодня пятница, все они освободились пораньше и уже были дома), как продвигается подготовка к нашему осеннему балу. Мама очень удивилась, узнав, сколько мы уже сделали и сколько планов ещё не осуществили.

Бабушка же одобрила нашу идею шить костюмы «коллективно» и предложила собраться вместе на выходных. Как оказалось, она уже купила недорогую, но красивую и качественную ткань рыже-бронзового цвета, к которой идеально подходили те аппликации в виде кленовых листьев, подобрала ко всему этому великолепию нитки и фурнитуру… В общем, всё было готово для того, чтобы взяться за дело.

***


В субботу утром я принялась обзванивать одноклассниц, чтобы организовать снятие мерок. Костюмы были нужны пяти девочкам (раньше их было десять, но так как сцена в актовом зале совсем небольшая, мы решили уменьшить число танцовщиц). По удачному стечению обстоятельств в их число входили наши «швеи», в чьей явке я не сомневалась, а остальные «листья жёлтые» тоже согласились прийти в «подпольное» домашнее ателье.

Вчера вечером мы с бабушкой разработали фасон платьев. Мы решили сделать их пышными, длиной до колена, с вырезом «лодочкой» и рукавом «три четверти». Как нам показалось, танцевать в таких будет удобно. Кроме того, бабушка рассчитала, по каким формулам будет строиться выкройка, составила что-то вроде памятки для нас (это ведь намного удобнее, чем наблюдать за тем, как чертит она). Девочки должны были принести ватман (наших запасов могло не хватить). Мы договорились сегодня снять мерки с танцовщиц, изготовить лекала и, если успеем, раскроить ткань для нескольких платьев.

Нину мы решили в этот раз не тревожить, хоть она и согласилась по-мочь. Раскроить мы сможем сами, её помощь будет нужнее, когда мы уже приступим к пошиву: из мастеров у нас только бабушка, а мы с девчонками можем соединить детали, мягко говоря, неровно. Нина же прекрасно ладит с швейной машиной (которую, кстати, тоже было бы неплохо использовать для повышения скорости работы), а значит, будет незаменима…

Как уже несложно догадаться, моя голова была забита мыслями об изготовлении костюмов. Осенний бал теперь преследовал меня и дома. Я только и делала, что кому-то звонила, что-то писала, что-то читала и что-то учила… Мои родственники уже наизусть выучили мелодии песен, которые я разучивала, чтобы озвучить выступления других классов. Иногда мне даже делали замечания наподобие: «Фальшивишь, Жень. Там пониже надо было». А я уже, честно говоря, начала путать все эти песни: нот-то на свете всего семь, а вот их комбинаций – море. К концу моих домашних занятий музыкой просто язык заплетался. Благо дело, другие классы не стали заморачиваться и менять тексты песен, и риска перепутать ещё и слова у меня не было…В общем, отныне мои выходные ничем не отличались от моих же будней.

К одиннадцати часам начали подходить одноклассницы. Раньше всех, естественно, пришли света и Вика, потом к нам присоединились Алиса, Маша и Лера – остальные участницы «осеннего» танца.

Необходимые мерки мы сняли быстро – ушло буквально тридцать-сорок минут, поэтому мы вскоре развернули ватман, расстелили его по всем ровным поверхностям, имевшимся в комнате и коридоре (мне пришлось занять дверной проём и часть прихожей). Бабушка «размножила» листочек с формулами для расчёта длин того или иного отрезка чертежа выкройки, и закипела работа.

Параллельно мы беседовали о всякой чепухе, обсуждали какие-то события из жизни школы, вспоминали смешные случаи и, конечно же, делились впечатлениями о первом уроке танцев.

Бабушка сначала молча, с улыбкой на лице, слушала нас, а потом тоже присоединилась к разговору.

– Мы в вашем возрасте тоже участвовали в разных «соревнованиях». Как-то раз у нас был конкурс инсценировки песни. За месяц до самого мероприятия собрались ребята (по человеку от класса), чтобы тянуть жребий. Моя одноклассница выбрала таким образом песню «Чёрный кот».

– А какие ещё песни были? – спросила Алиса.

– Ой, разные… – махнула рукой бабушка. «Ландыши» были… А больше и не вспомню… Так вот, мы в тот же день начали думать, как поставить номер. Нафантазировали столько! Костюм кота потом сделали: чёрные брюки, водолазка, хвост из колготок и ушки картонные… Со смеху помереть можно! У нас «кот» и не танцевал почти, а только по сцене расхаживал, потому что хвост у него отваливался. Ну, мы подготовились, твист выучили, на сцену вышли с достоинством. Танцует, значит, наш «кордебалет», по кругу «кот» прогуливается, и вдруг, откуда ни возьмись, прямо на сцену кошка выбегает. Чёрная! А за ней в зал уборщица залетает. Забежала, остановилась и концерт со шваброй в руках досматривала – караулила кошку, которая случайно в школу зашла.

Гостиная наполнилась хохотом, а вместе с тем, и уютом. Меня продолжало преследовать ощущение команды – то чувство, которое затмевало усталость, желание выспаться и отдохнуть на выходных. Почему-то сегодня моё внимание было настроено именно на сплочённость нашего класса. Как будто кто-то (или что-то) сдвинул рычаги в моём сознании, заставив замечать конкретно это обстоятельство. Более того, несколько дней назад этот самый рычажок стоял на позиции «природа», так как я ни с того ни с сего начала замечать её красоту и любоваться осенними пейзажами. Я ведь в этом плане человек совсем не внимательный… И что на меня нашло? Не знаю, но в компании с этим «нашедшим на меня» мне нравилось существовать гораздо больше, чем раньше. Всё вокруг словно стало ярче и… Чётче? Да, именно чётче: раньше я многое не замечала из-за того, что видела всё более размытым (будто бы только силуэты), а теперь обращаю внимание на эти вещи, так как их очертания вижу абсолютно явно.

Увлекшись размышлениями, я даже не заметила, как все, в том числе, и я, уже закончили свою работу. Теперь у нас имелось пять пакетов с надписями: «Алиса», «Света», «Маша», «Вика» и «Лера, в которые мы упаковали готовые выкройки всех деталей платьев (это было нужно для того, чтобы, например, к платью Светы не пришить рукава Алисы).

– Да-а, – удивилась бабушка. – Быстро мы с вами управились! А говорят ещё, что молодёжь сейчас ничего не умеет… Пойдёмте-ка чаю попьём!

Бабушка привела нас на кухню, рассадила за столом по правилу «в тесноте, да не в обиде», и мы с ней принялись разливать чай по чашкам. Вскоре стол заполнился разными вкусностями: печеньем, вазочками с вареньем и тарелками с пирожками, которые бабуля испекла накануне.

Мы сидели, пили чай и продолжали говорить обо всём, что приходило на ум. Снова звучали анекдоты, старые смешные истории, обговаривали планы на «ближайшее будущее».

– Когда у вас бал? – поинтересовалась бабушка.

– Елена Сергеевна сказала, что семнадцатого октября. Это ещё неточно, но, скорее всего, так и будет.

– Всего две недели осталось? – воскликнула Света. – Значит, нужно почаще к Сергею Николаевичу ходить. Иначе мы не успеем поставить номер…

– Да ладно тебе, – успокоила её Алиса. – Успеем. Ещё целых четырнадцать дней, это не так мало. К тому же, мы не балет ставим, а танец на пять-десять минут.

– С танцами-то вы сами разберётесь, – прервала «дискуссию» бабушка. – А вот про костюмы давайте поговорим. Когда очередной «слёт работников ателье»?

– Может быть, завтра? – предложила Вика.

– Да, я завтра могу, – поддержала Алиса.

– Мы, вроде бы, тоже дома будем, да, Жень? – спросила бабушка.

– Да, я никуда завтра не собиралась…

– Вот и отлично! Свет, а ты-то сможешь? Почему молчишь?

– А? Да, конечно смогу, – засмеялась Смирнова. – Просто пирожки у вас вкусные!

– Так, девочки, – продолжила бабушка. – А есть у кого-нибудь швейная машинка? Хорошо бы её принести, чтобы удобнее было. А то с одной мы далеко не уедем.

– У Нины есть! – вспомнила я. – Надо её тоже позвать, раз мы шить собираемся…

Мы решили, что завтра снова соберёмся, и некоторые девочки по возможности принесут швейные машины. Наш «экипаж» планировал работать в усиленном режиме, что, кстати, даже как-то одухотворяло.

Я всё лучше понимала теперь Нину. Понимала, почему ей нравится вся эта канитель. Дело тут в процессе и в результате. Это дорогого стоит, как выяснилось…
Добавил: Madam_Polly |
Просмотров: 285
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика