Главная

Фик "Танго с врагом". Глава 12. Воздух свободы мучительно… горек

Фанфик "Танго с врагом"

25.04.2015, 14:58
В коридорах было на удивление тихо, словно офис вымер. Из-за закрытых дверей кабинетов изредка доносились телефонные звонки, на которые мгновенно кто-то отвечал, не давая усомниться в том, что сотрудники все же на местах. При прежнем гендиректоре тоже соблюдалась дисциплина, но такой гнетуще правильной атмосферы Елена не помнила.

Пока еще не достигла места назначения, мисс Гилберт решила разведать обстановку и завернула в кабинет Труди - офис-менеджер наверняка знает, в чем дело.

Женщина сначала обомлела, увидев подругу, на лице мимолетно отразился страх, а затем, словно сообразив, кто перед ней, бросилась приветствовать.

- Елена, дорогая, что ты здесь делаешь?.. Я так рада тебя видеть!
Они обнялись.

- Ты же не думала, что я навсегда исчезну, - усмехнулась девушка.
- Как ты? Как ты справляешься?

- Лучше. Уже лучше, правда.

Елена могла бы добавить, что все горести остались позади, а боль надежно спрятана в самом дальнем уголке души, но промолчала. Даже близкая подруга, несколько лет тоскующая по покойному мужу, вряд ли поймет, что Елена так быстро оправилась после смерти отца. Ее скорбь была слишком концентрированной и ушла под землю вместе с гробом Джона Гилберта. Она как будто избавилась от тяжести страданий, потому что у нее появилась новая цель. Помочь живым было гораздо важнее, чем оплакивать мертвых.

- Каким ветром тебя сюда занесло? – меж тем не унималась Труди.

- Есть кое-какие незаконченные дела, - уклончиво ответила Елена. – Ты все узнаешь, обещаю, но немного позже. – И сменила тему: - Что случилось? Почему такая тишина в офисе?

- О, так у нас теперь всегда, - она закатила глаза. – А в данный момент мистер Саммерс проводит экстренное совещание акционеров.

- Экстренное совещание? Но зачем?

Елена была озадачена. Ее отец никогда так не злоупотреблял властью в компании. Слишком это походило на то, что Логан задумал прибрать все к рукам.

- Еще увидимся, - коротко бросила Елена уже на выходе.
- Куда ты?
- В конференц-зал.

Приближаясь к дверям зала для заседаний, Елена чувствовала, что готова на все. Такого внутреннего подъема она давно не испытывала. Выверенными движениями она расстегивала пуговицы на черном длинном пальто, полы которого с каждым шагом все сильнее развевались за ее спиной. Небрежным взмахом руки освободила волосы из-под воротника-стойки и, мельком взглянув на свое отражение в стеклянной перегородке, осталась довольна эффектом. В шаге от дверей она остановилась, чтобы извлечь из портфеля папку с документами. А затем, надев на лицо холодную улыбку, распахнула пластиковые створки.

Два десятка голов резко повернулись в сторону двери. Елена быстро обвела взглядом собравшихся. На лицах одних было написано явное осуждение, в глазах же других читалось удивление и даже любопытство. Остановив взгляд на худом и остром лице Логана Саммерса во главе овального стола, Елена лучезарно ему улыбнулась:

- Продолжайте, мистер Саммерс, что же вы замолчали? Или вас смущает мое присутствие?

Логан словно очнулся и полным превосходства тоном, нажимая на кнопку вызова секретаря, сказал:

- Было бы откровенной неправдой говорить, что я рад вас видеть, мисс Гилберт. Поэтому, чтобы не задерживать вас и членов собрания… - За спиной Елены замаячила Кэтрин, выглядевшая, как всегда, идеально, но на грани приличий. – Мисс Пирс, будьте любезны вызвать охрану и узнайте, как они пропустили сюда эту женщину? - Он кивнул в сторону Елены. – И пусть помогут ей найти скорейшую дорогу обратно.

В воздухе, интенсивно нагреваемом кондиционером, повисло напряжение. Большинству было ясно, что дочь бывшего генерального директора "Техносити" явилась сюда не ради праздного любопытства и сейчас должно произойти что-то из ряда вон выходящее.

Медленно приблизившись к столу из толстого оргстекла, Елена бросила на его середину папку, которую все это время держала в руках. Папка заскользила и остановилась прямо перед Саммерсом. В этот же момент в зал вернулась Кэтрин в сопровождении двух охранников в униформе.

- Очень кстати, - сказала Елена, прочитав имена на бейджах. – Сэм, Пит, помогите мистеру Саммерсу найти выход.

Логан рассмеялся, хотя и несколько натянуто. Он указал рукой на папку:
- Что это? Если попытка пошутить, то весьма неудачная.

- Разве кто-то здесь шутит? Мы все предельно серьезны. А вам, мистер Саммерс, я искренне желаю удачного продолжения карьеры где-то в другом месте, - язвительным тоном произнесла Елена, вернув Логану его же слова, и добавила: - Вы уволены!

- По какому праву? – возмутился было Саммерс.

- По праву владельца контрольного пакета акций, автоматически занимающего должность генерального директора, - вмешался мистер Порк, штатный юрист, - если я правильно понимаю.

- Вы правильно понимаете, - улыбнулась ему Елена и обернулась: - Мисс Пирс, ваши услуги нам тоже больше не понадобятся.

Кэтрин фыркнула и поспешила убраться.
Сэм и Пит топтались вокруг Логана, с плохо скрытой яростью сжимавшего кулаки.

- Ты обыграла меня, Елена, но это еще не конец, - процедил он сквозь зубы.

- Конец, мистер Саммерс, самый что ни на есть настоящий конец для вас. – Мисс Гилберт собственноручно закрыла двери за бывшим сотрудником "Техносити" в сопровождении охраны. - Итак, господа акционеры, продолжим…
****

С чувством победителя и легкой усталостью Елена в конце рабочего дня покидала офис. Сотрудники были рады узнать, что начальство снова сменилось, и в этот раз место главного в компании заняла пусть и не всеми любимая, зато заслуженно уважаемая Елена Гилберт. Сама Елена понимала, что на нее возложена огромная ответственность, однако это не было ей в тягость, наоборот, осознание того, что компанию не растащат на части, придавало сил и желания работать на благо фирмы. Наконец-то Елена в полной мере прочувствовала, что значит возглавлять такую огромную сеть мегамаркетов и какой груз тащил на себе ее отец. При мысли о нем, а больше о том, что он ей завещал, на сердце девушки стало тепло. Одно из двух – либо Джон Гилберт не захотел оставлять кому попало свое наследие, либо он действительно испытывал к дочери какие-то чувства.

Уже на выходе Елена случайно обратила внимание, как Кэтрин Пирс, которая должна была еще утром покинуть офис, выходит из кабинета Труди. Это было по меньшей мере странно, поскольку до сих пор Елена не замечала, чтобы Кэтрин общалась с кем-то по положению ниже замдиректора. Скорее всего, бывшая секретарша просто передавала служебные принадлежности офис-менеджеру после увольнения.

Выбросив эту мысль из головы, как не стоящую внимания, девушка вышла на улицу, где ее поджидал сюрприз. Детектив мистер Стивенсон в неизменном шарфе и с торчащим из нагрудного кармана блокнотом стоял неподалеку от центрального входа и с отрешенным выражением на лице разглядывал покидающих здание делового центра людей. Елена решила поздороваться с ним, посчитав, что будет невежливо просто пройти мимо.

- Мисс Гилберт… - детектив протянул руку в приветственном жесте, - я… эм… Вы… прекрасно выглядите.

- Спасибо, - слегка озадаченно откликнулась Елена. Она с интересом смотрела на мужчину, гадая о причине его робкого, несвойственного служителю закона поведения. – Что привело вас сюда? Назначено предварительное слушание? – спросила она в надежде.

- Нет, пока нет. Расследование продолжается. Появились новые сведения, но… Я пришел не для этого.
- Тогда зачем же?

Они прогуливались по тротуару, наслаждаясь неожиданно теплой погодой для поздней осени.

- Мисс Гилберт… Елена… Вы позволите вас так называть?
- Конечно.

Он остановился.
- Знаю, это покажется вам странным, и вообще, это против правил… но…

Он замялся, пряча руки в карманы и всем своим видом выражая сильнейшие внутренние колебания.

Все еще пребывая в легкой эйфории от сегодняшней победы, Елена склонила голову на бок и с улыбкой смотрела на детектива, настроенная выслушать решительно все, что он мог ей сказать. Но она никак не ожидала того, что вывалил на нее Стивенсон.

- Я пришел, чтобы увидеть вас. Я постоянно о вас думаю, Елена…

Девушка опешила и несколько раз моргнула, полагая, что ослышалась.
- Я не понимаю, о чем вы, мистер Стивен…

Он перебил ее:
- Стефан. Пожалуйста, просто Стефан.

- Хорошо. Стефан, я не понимаю вас.

- Мы можем поговорить в другом месте? – он выжидающе заглядывал ей в глаза, вероятно, уже жалея о том, что вообще открыл рот. – Неподалеку есть ресторанчик, мы могли бы выпить по чашечке кофе.

"Только этого не хватало", - подумала Елена.

- Не думаю, что это хорошая идея. У меня был тяжелый день.
- Конечно, конечно. Может быть, завтра?

Детектив был очень симпатичен Елене, и при иных обстоятельствах она бы с удовольствием приняла его приглашение, более того, возможно, тоже могла бы что-то почувствовать, но ее сердце билось для другого. Однако, не успев как следует поразмыслить, она вдруг сказала:
- Завтра… возможно. Позвоните мне после шести.

Стивенсон улыбнулся, и улыбка преобразила его черты, придав им сияющий и мальчишеский оттенок.

- Тогда до завтра, - не сумев скрыть радостные нотки в голосе, попрощался он.
- До завтра.

А сегодня у Елены есть еще одно дело, о котором она успела позабыть. Теперь, когда определенная власть и немалый капитал были сосредоточены в ее руках, она могла осуществить задуманное.

Потрясающе, как большие деньги и репутация компании, опережающая слухи и звонки, способны открыть практически любые двери и существенно улучшить качество жизни. Беззастенчиво пользуясь вновь приобретенным положением в обществе, Елена к концу дня освободила Деймона Сальваторе под залог и подписку о невыезде.
****

В этот ранний час в банке было многолюдно. Грейсон злился из-за того, что ему пришлось ждать служащего, чтобы его провели в специальное отделение. Но все меркло по сравнению с тем, что наверняка его ожидало внутри банковской ячейки. По крайней мере, Гилберт-младший надеялся в глубине души, что спустя более чем два десятка лет брат все-таки простил его.

Оставшись сам, дантист нетерпеливым и уверенным движением вставил ключ в скважину и повернул. Сердце забилось быстрее в предвкушении. Внутри металлической коробки находилось всего два предмета: белый лист и желтый конверт. Никаких денег, драгоценностей или ценных бумаг.
Грейсон выругался. Неужели он проделал этот путь зря?

Он схватил лежавший сверху лист. Письмо. Последние слова Джона, адресованные ему.

"Грейсон.
Если ты читаешь это письмо, значит, я мертв. У меня слишком много врагов, и ты, мой единственный брат, в их числе. Представляю выражение твоего лица, когда ты открыл ячейку. Да, я взял верх над тобой даже с того света. Или ты ожидал, что я оставлю тебе свое состояние? Я смеюсь над тобой из могилы, потому что моя месть – лишить тебя самого дорогого в жизни, как ты лишил меня, - осуществилась. Желаю провести тебе остаток своей никчемной жизни в мучениях от осознания того, что ты потерял. Копии доказательств в желтом конверте.
П. С. Не пытайся оспорить завещание. Все законно.
Джон Гилберт"

Грейсон крутил в руках упомянутый желтый конверт.

Еще в молодости Джон славился тем, что всегда умел обходить недоброжелателей, побеждать не в драках, а в схватках умов. И даже после смерти подтвердил это умение. Ибо то, что извлек из конверта Гилберт, привело его в состояние шока. А ведь дантист был не из впечатлительных.
Он потрясенно уставился на черно-белые копии документов. Как? Как это возможно, то, что в них написано? Почему он ничего не знал? Почему ОНА ничего ему не сказала? Даже в тот роковой день, когда они попали в аварию, в тот день, когда она хотела уехать с ним…

Грейсон бессильно уронил голову на руки. Чертов Джон! Он таки сумел его обставить. И что теперь ему делать с этим знанием? Имеет ли он право открыть миру правду? Грейсон не знал. Но одно он знал точно: если и существует где-то ад, то его брат попал туда совершенно заслуженно!
****

Елена полностью отдалась тому, что брала бразды правления компанией в свои руки. Это оказалось не так-то легко и занимало все ее время. Она не смогла выпить кофе с детективом, не однажды отвергла настойчивые попытки дяди встретиться, едва выкраивала пару минут для разговоров с Мэттом, активно занимавшимся делом Сальваторе. Единственная встреча, которой Елена действительно желала – с Деймоном, и та никак не могла состояться. Елена только сейчас начала осознавать масштабы деятельности отца и то, что сама она, потеряв двух самых нужных людей из управляющего состава – уволенного ею Саммерса и арестованного Сальваторе, – не справлялась с объемом работы. Ей срочно требовался заместитель по финансовой части. И в какой-то момент выбор пал на единственного человека в компании, которому она доверяла, - Труди Питерсон.

Передав часть обязанностей подруге, Елена смогла разгрузить вторую половину дня и вплотную принять непосредственное участие в судьбе Деймона. Ее не покидало стойкое ощущение, что она что-то упускает, какую-то малозаметную, но важную деталь. Она хотела обсудить все с Мэттом и главным заинтересованным лицом. И кроме того, Елена наконец-то призналась сама себе - сквозь внутренние барьеры, неприятие и привычное отрицание - что участь Деймона волнует ее не только в связи с восстановлением справедливости, но и в сугубо личных целях. Она не хотела, чтобы он был осужден и провел десяток лет в тюрьме, потому что от одной мысли потерять его становилось дурно.

Большой роскошный дом и раньше был просторным, когда в нем обитали всего двое, а теперь казался и вовсе пустым. Все чаще Елена задумывалась о продаже дома, который и не был никогда по-настоящему ей родным. Это было ее временное пристанище, и рано или поздно она собиралась его покинуть.

Но пока этого не произошло, законная наследница недвижимости расположилась в гостиной, третий раз за последние десять минут переставляя графин и бокалы на столике между креслами. Елена нервничала, ожидая прихода Деймона – это будет их первая встреча с тех пор, как она приходила к нему в заключении. Да, он принял навязанную адвокатскую помощь, потому что у него не было другого выхода, но она не знала, как он отреагирует на то, что именно она внесла за него залог и вытащила из-за решетки.

Мэтт сосредоточенно перебирал свои бумаги, не замечая взволнованного состояния подруги. Дело оказалось сложнее, чем он думал вначале, и сейчас он собирался вместе с клиентом разложить все по полочкам и выстроить схему защиты. Следовало основательно подготовиться, ибо окружной прокурор мало того, что считался самым матерым обвинителем, не проигравшим практически ни одного дела, но и, как случайно узнал Мэтт, был в приятельских отношениях с убитым Джоном Гилбертом. Даже если предположить, что Сальваторе невиновен, в его пользу свидетельствовало только одно – показания Елены. Все остальное, в том числе и прямые улики, - играло против. Все зависело от того, сумеет ли адвокат убедить суд в отсутствии мотивов подозреваемого и расположить мнение присяжных в его пользу. Для этого они и договорились сегодня о встрече.

Елена подпрыгнула от звонка. Сердце рухнуло куда-то вниз. Кусая губы, она пошла к двери, сама не понимая, почему так нервничает. Что-то она стала слишком чувствительной в последние дни, наверно, сказывается напряжение на работе – не так-то просто взвалить на свои плечи такой груз.

За матовым стеклом входной двери виднелся темный силуэт. Повернув ручку, Елена на мгновение замерла, а потом распахнула дверь.

Прекрасный, словно сошедший с обложки глянцевого журнала, Деймон стоял, спрятав руки в карманах черной кожаной куртки, в черных джинсах и черных же высоких ботинках и ничем не напоминал лощеного бизнесмена, каким она привыкла его видеть. Даже щетина появилась. Однако на нем не было жуткой оранжевой робы, а на запястьях - наручников. Но, хотя он являлся формально свободным, что-то в нем поменялось. Холодный взгляд, жесткая складка губ, ни намека на привычную веселость. Деймон Сальваторе был мрачен, как гранит на могиле своей оживленности.

- Здравствуй, - произнесла Елена, делая шаг назад.

- Привет, - коротко бросил он, переступая порог.

Мэтт поднялся навстречу, мужчины обменялись рукопожатием.

- Есть какие-то подвижки? – сходу спросил Сальваторе, обращаясь к адвокату. - Пока никаких. Прокурор серьезно настроен повесить убийство на тебя. Признание Елены – твое алиби. Мы используем его в решающий момент на суде.

- Деймон… - Елена попыталась вмешаться в разговор, но мужчины то ли не слышали, то ли не хотели ее слышать.

- Этого недостаточно. Она отказалась подтвердить мое алиби в момент ареста. А теперь это будет выглядеть так, будто она пытается выгородить своего любовника. Присяжные ей не поверят.

- Поверят, если Тайлер Локвуд подтвердит, что видел вас вместе утром.

- Деймон… - снова попробовала вклиниться девушка, но ее игнорировали.

Деймон вел себя так, будто хозяйка дома была досадным предметом интерьера, мешающим заниматься серьезным делом. Он сам налил себе специально приготовленный бурбон, не предложив больше никому, выпил и снова налил. Затем парировал Мэтту:

- Исключено. Тайлер не упустит возможности устранить меня и даже если явится на суд, чего я и в мыслях не допускаю, то не будет свидетельствовать в мою пользу. Скорее он подтвердит, что мы поссорились, после чего девушка ушла.

Это небрежное "девушка" так взбесило Елену, что она взорвалась:
- Деймон!!!

Тот медленно, словно делал огромное одолжение, повернул голову на крик.
- Еле-е-е-на?

Ей пришлось глубоко вдохнуть, чтоб взять себя в руки.

- Объясни мне, чем я заслужила такое отношение, - она постаралась придать голосу твердости.

Деймон поболтал в бокале янтарную жидкость, как бы раздумывая, что предпринять дальше, после чего поставил напиток на стол.

- Ты не должна была этого делать, - жестко сказал он.
- Делать чего?

- Вносить за меня залог.
- Не тебе решать, что я должна, а чего не должна.

- Как раз мне и решать! – он проглотил оставшийся в бокале бурбон. – Это лишь подтвердит, что ты со мной заодно.

- Но это не так!

Деймон сверкнул глазами, ухмыльнувшись:
- Разве?

Елена смешалась:
- Я не это имела в виду…

- Я прекрасно понял, что ты имела в виду. Чем сильнее связь между нами увидят, тем быстрее поверят, что ты меня покрываешь. Кроме того, - он сделал паузу, - ты сказала детективу, что мы не виделись несколько часов.

Он замолчал, Елена сглотнула и посмотрела на Мэтта. Тот пожал плечами:
- Мы должны учитывать все.

Скрестив руки на груди, девушка с вызовом обернулась к Сальваторе:
- Все это не дает тебе права злиться на меня. Я пытаюсь исправить ситуацию, я делаю все что могу.

- И я благодарен тебе, поверь, но… ты не обязана была вносить залог.

"Чертов упрямец! – подумала Елена. – Боится, что не сможет вернуть мне долг".

- Когда тебя оправдают, - твердо сказала она, - ты снова займешь место коммерческого директора, и уж я позабочусь о том, чтобы ты отработал мне все до последнего цента, - и улыбнулась.

Левый угол рта Деймона потянулся вверх, явив коронную ухмылку.

- Не уверен, что ты захочешь брать человека с подмоченной репутацией.
- А уж это точно не тебе решать.

Звонок раздался как гром среди ясного неба.

- Ты кого-то еще ждешь? – подозрительно спросил Деймон.
- Нет.

Елена пошла открывать. На пороге стоял тот, кого она меньше всего ожидала здесь увидеть, тот, кому уже неоднократно было отказано во встрече, - ее дядя. Она не стала скрывать неприязнь, которую подсознательно к нему испытывала:
- Что вам нужно?

- Елена, ты не сможешь скрываться от меня вечно.

- Я и не собираюсь. Вы оставите меня в покое, или я вызову полицию.

- Не стоит этого делать. Позволь поговорить с тобой наедине пять минут, всего пять минут, и потом ты решишь, выгонять ли меня из своей жизни. Если после нашего разговора твое мнение не изменится, клянусь, я уйду, и больше ты меня не увидишь.

Его настойчивость начинала действовать на нервы. Елена не могла понять, что ему от нее нужно. На наследство он не претендовал, возможно ли, что он просто хочет наладить родственные связи? Разве у него нет своей семьи?

Она уже готова была согласиться и дать Гилберту последний шанс, как вдруг рядом появился Деймон.

- Грейсон Гилберт, я полагаю?

Тот кивнул, но руки не протянул.
- А вы?..
- Деймон Сальваторе.

- А… - протянул Грейсон так, словно знал какую-то гадость, но приличия не позволяли сказать этого вслух. – Убийца моего брата.

- Подозреваемый, - поправил Деймон, а губы его растянулись в колкой ухмылке, - презумпция невиновности, не слышали?

Елена ахнула. Ее благие намерения полетели к чертям.
- Вон! – прошипела она. – Убирайтесь!

- Елена… - Грейсон хотел возразить, но было поздно. Он видел это по ее расширившимся зрачкам и гневу, исказившему черты. – Ты защищаешь убийцу.

- Он не убийца! – выкрикнула она. – Убирайтесь и никогда больше не приходите сюда!

Гилберт покачал головой.
- Ты еще пожалеешь об этом, девочка.
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1758
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика