Главная

Фик "Танго с врагом". Глава 10. Все течет, все меняется

Фанфик "Танго с врагом"

07.12.2014, 16:18
Елена фурией вылетела из кабинета Саммерса.
Нет, это просто возмутительно! Он отмахнулся от нее, как от надоедливой мухи. Использовал ничего не значащие слова и выражения соболезнования и пожелал удачного продолжения карьеры где-то в другом месте. На все возражения отвечал тем, что мисс Гилберт, убитая горем, не сможет и дальше исполнять свои обязанности надлежащим образом. Но он любезно разрешил ей собрать свои личные вещи и передать все дела мистеру Сальваторе.
Услышав ненавистную фамилию, Елена разозлилась еще больше. Она шла по коридору, автоматически кивая сотрудникам, которые вели себя так, словно их главнейшая обязанность – напомнить ей об утрате. От сочувствующих, а подчас и злорадствующих взглядов бывших коллег Елене казалось, что против нее ополчился весь мир.
В офисе царила полная неразбериха, не представлялось возможным понять, кто и чем был занят. Однако коммерческий директор оказался на своем месте и в этот момент стал для Елены воплощением всех ее бед и поводом выплеснуть душившую ненависть.
Захлопнув дверь прямо перед носом Кэтрин, пытавшейся задержать ее, Елена подошла к столу и, уперев в него руки, грозно взглянула на оппонента.
- Позвольте поздравить вас, мистер Сальваторе! Очевидно, вы достигли цели, которой так упорно добивались. Больше я не буду путаться у вас под ногами. Надеюсь, вы теперь довольны! - И, развернувшись на каблуках, направилась к выходу. Но не успела покинуть кабинет.
- Елена! – Деймон, мгновенно выбравшись из-за стола, схватил ее за руку, рывком разворачивая к себе.
- Я не имею отношения к твоему увольнению.
Они оказались лицом к лицу и слишком близко, так что пуговицы черного пальто Елены стукнулись о позолоченный зажим галстука мужчины.
- Отпустите! – процедила девушка сквозь зубы.
Она вздернула подбородок и… попала в плен синих глаз.
- Елена…
Похоже, Деймон и не собирался ее отпускать, лишь ослабил хватку, а свободной рукой заправил ей за ухо выбившуюся прядь волос.
- Мне очень жаль.
Она опустила веки, чтобы этот цвет не свел ее с ума.
- Ты прекрасно знаешь, что у меня нет права голоса. И я в любой момент могу оказаться там же, где и ты.
Елена сделала шаг назад, наконец-то избавившись от странного магнетизма Сальваторе. Рядом с ним она не контролировала себя, но сейчас было явно не время и не место поддаваться чарам этого донжуана.
Вложив в свои слова как можно больше презрения, Елена произнесла:
- О, я прекрасно знаю, что связывает тебя с Саммерсом. Неужели ты считаешь меня такой идиоткой?
- О чем ты говоришь? – он казался искренне удивленным.
- Мне известно, что именно Логан рекомендовал тебя на должность коммерческого директора, а это значит, что вы с ним заодно! Может быть, вы задумали прибрать к рукам компанию отца и подстроили все это!
- Ты себя слышишь, Елена?! Что ты несешь?
Неожиданно дверь распахнулась, и в комнату ввалилось несколько полицейских во главе с детективом Стивенсоном.
- Мистер Сальваторе, - с места в карьер начал детектив, - где вы были в воскресенье с восьми до десяти утра?
Деймон сложил руки на груди и, прищурившись, посмотрел на Стивенсона.
- Вы меня в чем-то обвиняете?
- Отвечайте на вопрос!
- Этот день я провел в своем загородном доме, в нескольких часах езды от Ричмонда.
- Вы были там один? Кто-то может подтвердить ваше алиби?
Деймон перевел взгляд на Елену. Она стояла бледная, словно полотно, и расширившимися от ужаса глазами сверлила Сальваторе. Казалось, секунды тянулись часами, пока он ждал… А, собственно, чего он ждал? Пока пытался уловить хоть отблеск в черных зрачках, хоть малейшее движение в подтверждение своих слов от застывшей девушки напротив.
Но она молчала.
Едва заметно ухмыльнувшись и скривив губы в горькую складку, Деймон покачал головой. Упоминать Тайлера не было смысла. Он не преминет воспользоваться случаем, чтобы избавиться от кузена.
- Нет, - отчеканил Сальваторе, а девушка вздрогнула.
Стивенсон кивнул одному из офицеров, который тут же достал наручники и подошел к мужчине.
- Деймон Сальваторе, вы подозреваетесь в убийстве Джона Гилберта. Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Ваш адвокат может присутствовать при допросе. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством. Вы понимаете свои права?
- Простите, - Елена наконец обрела дар речи, - у вас есть доказательства?
Детектив был настолько любезен, что пояснил:
- Недалеко отсюда обнаружили пистолет, из которого застрелили вашего отца, зарегистрированный на мистера Сальваторе. Экспертиза установила, что отпечатки пальцев на оружии совпадают с отпечатками мистера Сальваторе, который несколько лет назад уже привлекался к ответственности.
Даже если Елена и хотела до сих пор что-то сказать в защиту Деймона, то теперь всякое намерение у нее окончательно пропало под грузом новой информации. Копы оттеснили ее в сторону, выводя Деймона с заключенными в наручники за спиной руками. От его холодного, безразличного взгляда у нее сердце рухнуло куда-то вниз. И когда кабинет опустел, она все так же продолжала стоять на одном месте, невидяще глядя в пространство.
Звонок мобильного разорвал тишину.
- Елена, ты в порядке?
Это был Мэтт.
- Нет, не в порядке, - пробормотала Елена. – Надо срочно встретиться.
- Хорошо, буду у тебя через час.
****

- Ты должна встретиться с адвокатом Джона, - с нажимом произнес Мэтт, едва выслушал последние новости.
Елена нервно мерила шагами гостиную отцовского дома, не осмеливаясь признаться Мэтту в своих опасениях, поэтому решила сосредоточиться на другой, более важной для нее сейчас проблеме.
- Если завещание есть, то оно может храниться только у него. Ты знакома с ним?
- Да. Его зовут Уэс Максфилд. Мы встречались пару раз. Но какой в этом смысл? Пока я не получу свидетельство о смерти и… не похороню… отца, - она сглотнула внезапные слезы, - завещание не откроют.
- Он может знать, единственная ли ты наследница.
Невыплаканные слезы так и застыли в глазах и тут же высохли.
- И он наверняка знает, как распорядиться акциями.
- Акциями? Боже, - она провела ладонями по лицу, словно стряхивая невидимую пелену, - как я сразу не подумала об этом?
- Елена, - Мэтт взял ее руки в свои, - у тебя есть шанс стать если не владельцем "Техносити", то крупнейшим акционером точно. Акции – такое же наследство, как и, допустим, недвижимость. И лучше наперед знать, с чем тебе придется столкнуться.
- А если отец ничего мне не оставил? Он не раз грозился лишить меня всего и отправить в свободное плавание, как он выражался.
- Тем не менее, почему-то не отпускал, так ведь?
Она кивнула.
- Рано паниковать. Ты уже подумала, как будешь организовывать похороны?
Елена уронила голову на руки и тяжело вздохнула.
- Прости, я понимаю, как тебе сейчас нелегко, - Мэтт притянул подругу к себе. – Я знаю одну фирму, которая занимается захоронениями. Хочешь, поедем вместе?
- Спасибо, Мэтт. Что бы я без тебя делала?
Любая активность была сейчас лучше, чем горестное сокрушение о потерях. И Елена была безмерно благодарна Мэтту за то, что он не оставил ее одну в сложной ситуации, а заставил заняться делом, пусть даже и таким морально тяжелым и неприятным, как организация похорон. То, что мероприятие должно быть на высоком уровне, подразумевалось как само собой разумеющееся, учитывая статус Джона в обществе. Но когда представитель похоронного бюро спросил о предпочтениях покойного, Елена растерялась. Она не знала, чего бы хотел для себя отец, что бы ему понравилось. Она поняла, что никогда не задумывалась о том, что было ему близко.
Решив не корить себя понапрасну, девушка сказала одно:
- Я хочу все самое лучшее, что у вас есть. И еще… Орхидеи. Пусть ими украсят место… погребения.
- Куда теперь? Домой? – спросил Мэтт, когда они сели в машину.
Елена молчала какое-то время – она находилась на распутье. С неотложными делами было покончено, и голос совести напомнил о себе.
- Я не хочу домой… Мне кажется, я совершила самую ужасную ошибку в своей жизни.
Расстегнув куртку и откинувшись на спинку кресла, Мэтт вопросительно посмотрел на Елену. Он изрядно устал за эти дни, разрываясь между работой, домом, где коротала время мать-алкоголичка, и подругой. Забота о Елене сейчас была приоритетом, но от этого желание выспаться никуда не уходило.
- Сегодня Деймона Сальваторе арестовали по подозрению в убийстве моего отца.
Далее она коротко изложила сцену в офисе.
- Странно, - резюмировал Мэтт. – Зачем ему это делать?
- Я не знаю! Я вообще не уверена в том, что он виноват.
- Что ты имеешь в виду?
- Дело в том, - она прокашлялась и отвела взгляд; неловкость сковала ее, а стыд мешал говорить, но Мэтт был единственным, кому она могла довериться, - я была там.
- На месте преступления?
- Нет! В загородном доме Деймона.
Спрятав лицо в ладонях, Елена ждала осуждающую реакцию друга, которой не последовало.
- Мы взрослые люди, Елена. Все нормально. Он тебе нравится, это естественно. Но почему ты не сказала детективу об этом?
- Просто… мы не все время были вместе. Рано утром пришел его кузен. Угадай, кто? Тайлер Локвуд.
- Вот это новость! Кто бы мог подумать?
За окном проносились автомобили, на тротуарах люди спешили по своим делам, кутаясь в шарфы и капюшоны от холода, а в салоне подержанного авто с запотевшими стеклами сидели двое друзей, как будто отгороженные от остального мира непроницаемой стеной.
- Почти сразу я ушла, - продолжила девушка, - и бродила по окрестностям несколько часов. Честно говоря, я не помню, как долго отсутствовала, потому что телефон остался в доме. Когда я вернулась, в поместье никого не было: ни Деймона, ни Тайлера с подружкой. Вскоре появился Деймон и отвез меня домой.
- Значит, он невиновен.
- Не уверена, Мэтт. За это время он вполне мог успеть съездить в Ричмонд и обратно, дорога не такая длинная.
- Думаешь, все-таки он?
Елена покачала головой, признавая свое бессилие.
- Не знаю. Пистолет с отпечатками – весомая улика.
- Но ты сомневаешься, - утвердительно сказал Мэтт. Он видел терзающие ее эмоции.
- Я не понимаю, зачем ему убивать Джона? А если он в сговоре с кем-то? С Логаном Саммерсом, например? Я не могу просто так оставить все, я должна разобраться! А если по моей вине пострадает невиновный? Я не смогу с этим жить.
- Елена, предоставь разбираться в этом полиции.
- Но, Мэтт… А как же Деймон?
В глазах Елены мелькнул страх и что-то еще. В сильном волнении она не сумела скрыть свои чувства к мужчине. Он был небезразличен ей, как бы она ни пыталась это отрицать.
- Ты можешь признаться, что была с ним, и подтвердить его алиби.
Елена начала рыться в сумочке.
- Что ты ищешь?
- Я должна все рассказать детективу, - ответила она, извлекая из недр сумочки телефон и одновременно доставая визитную карточку. – Вот, детектив Стефан Стивенсон, отдел по расследованию убийств. Я позвоню и договорюсь о встрече.
Наблюдавший за нервными манипуляциями Мэтт только и спросил:
- Ты уверена?
- Да, - твердо ответила Елена, набирая номер.
****

В камере было сыро и серо; желтый свет лампы едва рассеивал сумрак. Мужчина, сидевший на железной кровати, единственном из имеющихся предметов мебели, своим оранжевым нарядом разбавлял приводящую в отчаяние серость. Он был здесь так же неуместен, как и породистый кот, внезапно попавший на помойку. Неестественно прямая спина и взгляд, способный испепелить любого. Когда дверь со скрипом отворилась, впуская посетителя, он даже не повернул головы.
- Ты пришел, - констатировал Деймон безразличным тоном и наконец соизволил взглянуть на вошедшего.
Морщинистое хмурое лицо, тяжелый взгляд карих глаз из-под сведенных к переносице бровей и жесткая складка рта. Вероятно, в молодости этот человек был красив, но с годами малейший намек на привлекательность исчез, подавленный нетерпимостью к чужим слабостям. В идеально соответствующем случаю костюме из тонкой высококачественной шерсти Джузеппе Сальваторе, едва скрывая презрение, рассматривал сына в тюремной робе.
- Право одного звонка ты решил использовать, чтобы связаться с матерью, а не со мной. Почему? Ты рассчитывал на то, что она уговорит меня заняться твоим делом?
Деймон встал. Он был чуть выше и стройнее отца, но тот подавлял своим высокомерием.
- Ты знаешь, что у матери больное сердце. Я хотел, чтобы она узнала все от меня, а не увидела в новостях и упала в обморок.
- Ты только усугубил ее страдания! – повышая голос, в раздражении парировал Сальваторе-старший. - Лучше бы она и дальше оставалась в неведении о твоей судьбе.
Деймон коротко и криво ухмыльнулся:
- Лучше скажи, что это ты предпочел бы и вовсе забыть о существовании сына-неудачника. Прости, что снова разочаровал, - он насмешливо поклонился.
Искривленные, с опущенными вниз углами губы, так похожие на губы Деймона, выражали только неприязнь.
- Зачем ты это сделал? Чего тебе не хватало в жизни? – сквозь зубы спросил Джузеппе.
И не важно, что он имел в виду – отречение от семьи или убийство – он дал понять одно: на его помощь можно не рассчитывать, потому что он уверен в виновности сына.
Деймон сделал несколько шагов назад и отвернулся к окну, расположенному под самым потолком.
- На долю секунды, - тихо сказал он, - увидев тебя здесь, я подумал, что небезразличен тебе. – И уже громче добавил: - Мне жаль, что тебе пришлось проделать такой путь зря, оторвавшись от своей столь значимой адвокатской деятельности. Уверен, твой очередной клиент гораздо важнее, чем я.
- Деймон…
Но арестант громко крикнул:
- Офицер! Посетитель уже уходит!
- Никто не захочет браться за твое дело, - сказал Джузеппе, остановившись на минуту на пороге. – Я говорил с детективом: все улики против тебя.
Сын лишь сцепил руки за спиной, ничего не ответив.
Захлопнулась тяжелая металлическая дверь.
***

Елена грела руки, обнимая бумажный стакан с кофе. Вокруг было многолюдно, посетители все прибывали, чтоб погреться за чашкой чая или кофе, а затем снова бежать по своим делам. Елена завидовала им, потому что видела, как беззаботны лица, как радуются теплу другие глаза, как улыбаются официанткам другие губы. А то лицо, которое она в глубине души мечтала увидеть напротив себя, те глаза, от которых у нее подчас кружилась голова, были так далеко, так недоступно, что это вызывало почти физическую боль в груди. Умом Елена понимала, что думать сейчас о человеке, возможно, виновном в убийстве ее отца, и желать встречи с ним – почти кощунство, но ничего не могла с собой поделать. Ей физически не хватало Деймона, она слишком привыкла видеть его рядом, на расстоянии вытянутой руки. Она бы даже не возражала против его посмеиваний над ее отстраненностью, против его наглой ухмылки и самоуверенного взгляда. Она готова была забыть, что его злополучным кузеном оказался Тайлер, разбивший ей сердце. Мысль о том, что Деймон может быть несправедливо осужден из-за ее слабости, раскаленным железом жгла мозг и вызывала муки совести.
Елена проглотила слезы, вспомнив об отце. А когда подняла опущенную голову, перед ней сидел детектив в черной кожаной куртке, закутанный в бордовый шерстяной шарф размером с простынь, наверно. Он стягивал перчатки и одновременно подзывал официантку. Его взгляд, направленный на Елену, лучился участием, так что ей даже стало неловко.
- Вы хотели о чем-то поговорить? – мягко спросил он, от чего девушке показалось, что встреча очень далека от официальной.
Прочистив горло, Елена произнесла:
- У меня есть сведения, которые могут помочь в расследовании.
- Слушаю.
Расстегнув куртку, он достал блокнот и приготовился записывать.
Елене пришлось сделать глубокий вдох, чтобы усмирить волнение.
- Я была с мистером Сальваторе в воскресенье утром в его особняке.
Ручка замерла, так и не коснувшись листа. Детектив нахмурился, внимательно разглядывая собеседницу.
- Почему вы говорите об этом только сейчас? Вы знаете, что за дачу ложных показаний предусмотрена уголовная ответственность?
- Я не лгу! – возмутилась Елена. Неужели Стивенсон решил, что она специально придумала это, чтобы обеспечить алиби своему любовнику? – Мы действительно провели вместе уик-энд, но… в те несколько часов, когда было совершено преступление, я находилась за пределами поместья и не уверена на сто процентов, где был мистер Сальваторе.
Стивенсон что-то быстро записал в блокнот.
- Вы поссорились?
- Простите, но это не имеет отношения к делу, - поджала она губы.
- Вы можете назвать конкретное время, когда вы расстались с подозреваемым?
Официальный тон детектива резанул слух.
- Нет. Это было ранее утро, а потом мы увиделись уже спустя какое-то время, и Деймон отвез меня домой.
От Елены не укрылось, как напрягся детектив, услышав из ее уст имя, а не фамилию. Но сейчас это было не важно, поскольку она начинала понимать, что новая информация никак не поможет следствию.
- Вы проверили записи с камер наблюдения? – вдруг сурово спросила Елена. Мэтт что-то упоминал об этом, но, наверно, в тот момент она его не слушала.
- Поверьте, мисс Гилберт, это не первое мое дело, и я хорошо знаю свою работу. Камеры на этаже отключил лично Джон Гилберт. К сожалению, мы никогда не узнаем, почему он так поступил. – Отхлебнув чаю, Стивенсон продолжил: - Я запишу ваши показания, но мистеру Сальваторе предъявлено официальное обвинение, и теперь только суд решит, виновен он или нет. Вы можете выступить свидетелем защиты, но для этого лучше связаться с адвокатом.
Какое-то время Елена размышляла, а потом нерешительно спросила:
- Я могу с ним увидеться?
- С кем? Адвокатом? Мистер Сальваторе до сих пор не сообщил, кто будет доказывать его невиновность в суде.
- Почему?
- Насколько мне известно, глава Ассоциации адвокатов Ричмонда Джузеппе Сальваторе отказался брать дело как заведомо проигрышное, а от общественного защитника отказался сам мистер Сальваторе.
- Так я могу с ним увидеться? – сжав губы в тонкую линию, произнесла Елена.
Стивенсон колебался. Его сомнения мисс Гилберт ясно читала на молодом лице. Она догадывалась, что чем-то разочаровала его, но чувства детектива-новичка сейчас интересовали ее меньше всего. В Елене заговорила деловая женщина, привыкшая четко решать поставленную задачу, и с каждой секундой ее готовность помочь Деймону только крепла.
- Мой друг – начинающий адвокат. Думаю, "заведомо проигрышное дело", - она подчеркнуто язвительно повторила слова Стивенсона, - не испугает его. Мне нужно согласие мистера Сальваторе. Так вы дадите мне разрешение?
- Хорошо. Я устрою вам встречу.
****

Стычка с детективом совершенно лишила Елену последних сил. Домой она добиралась, как в тумане, мечтая об одном – принять горячую ванну, завалиться в постель и забыться сном без сновидений. Поэтому, когда на пороге ее ждал очередной гость, она на мгновение подумала, что сошла с ума.
- Здравствуй, Елена, - сказал человек в дорогом пальто, чье лицо было практически зеркальным отражением ее собственного, только в старшем и мужском варианте. – Позволь представиться – Грейсон Гилберт.
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1987
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика