Главная

Фик "Ночи СФ" Глава первая. Она

Фанфик "Ночи Сан-Франциско"

06.01.2015, 23:41
Жаркий день сменила душная ночь, так и не принеся долгожданную прохладу. Город гудел, словно нагретый солнцем улей, изнемогая от зноя и духоты. Лето выдалось слишком жарким для нашей местности, но, несмотря на это, людей на улицах Сан-Франциско было даже больше, чем всегда.

Я запрыгнула на подножку в последний момент, когда автобус уже почти тронулся. Улыбнувшись водителю, привычно кивнувшему мне, села прямо под кондиционер, не переживая о том, что могу простудиться. Если честно, мне было все равно, я едва успела на свой рейс из-за жуткой ссоры с мужем, так не вовремя задержавшей меня. Думаю, ему станет легче, если я попаду в больницу, - тогда никто не будет мешать ему предаваться самобичеванию и жалеть себя.

Пока за окном мелькали огни ночного города, я все прокручивала в голове наш скандал. Когда мы стали так далеки? Когда разучились слышать друг друга? Я устала и не хотела анализировать произошедшее, но мысли не отпускали, горечь в сердце не давала забыться…

Из холодного душа я попала прямо в объятия мужа. Он осыпал мою влажную шею поцелуями, пробираясь за ушко, к самому чувствительному месту. Он всегда знал, как меня смягчить и сделать более покладистой. Я резко повернулась к нему всем телом и впилась в губы. Ответив на поцелуй, он отстранился.

- Куда собралась? – спросил небрежно.

- На работу, куда ж еще.

Забрав у меня влажное полотенце, которым я промокнула волосы, изменив тон на сдержанный, негромко произнес:

- Елена, ты же знаешь, мне не нравится, что ты работаешь по ночам. Этот твой клуб… Это опасно.

- Дорогой, - быстро натянув короткий топ и шорты, я чмокнула мужа в щеку, - твои опасения совершенно беспочвенны. Я всего лишь бармен, а не стриптизерша. К тому же ты прекрасно знаешь, как нам нужны деньги.

Он последовал за мной по пятам в прихожую, где я, взглянув на часы, лихорадочно стала бросать вещи в сумку – уже опаздываю. Отвлекшись, заметила, что мой муж, отлично выглядящий сегодня вечером, тоже собирается уходить.

- Ты куда?

В последнее время он часто отлучался из дома, когда я уходила в ночную смену, причем пытался скрыть свои вылазки, о которых я узнавала, проверив заметно уменьшившийся баланс кредитки.

На секунду замявшись, мой благоверный ответил:

- У меня встреча с Томом.

- Каким Томом? – я впервые слышала это имя.

- Он медбрат в Сейнт-Франсис Мемориал. Обещал поговорить с главврачом.

На первый взгляд, ничего подозрительного.

- Почему ты мне раньше не сказал об этом?

- Не хотел зря обнадеживать. Вдруг ничего не выйдет.

- И где же ты познакомился с этим Томом? Ты ведь десятой дорогой обходишь Сейнт-Франсис.

Наверно, в этот момент я выглядела, как следователь на допросе, но ничего не могла поделать: муж лгал мне, и я это видела.

- Эм… - его нерешительность только укрепила меня в моих догадках.

Сбросив уже собранную сумку с плеча, я стала надвигаться на него, как грозовая туча.

- Ты снова был там?

Там – это в подпольном казино, где собиралась местная медицинская элита, знакомая еще со времен учебы в университете и до сих пор состоявшая в своем особом братстве.

- Елена, что ты! Я же обещал, что ноги моей больше там не будет!

Слишком быстрый ответ. Виноватый взгляд и заискивающая улыбка. Нет, мой дорогой, теперь этот номер не пройдет.

Я задала всего один вопрос:

- Сколько?

- Не понимаю, о чем ты, - он развел руки в характерном жесте.

И тут я вскипела.

- Черт возьми, Стефан! Я вкалываю на двух работах с утра до ночи, чтоб оплатить долги, а ты просаживаешь все в покер!!!

- Прости, милая, клянусь, сегодня никакого покера, только деловой разговор, обещаю.
- Прости, но я не верю тебе.

- Том действительно медбрат. Можешь позвонить ему и убедиться, что я не лгу, - Стефан протянул свой мобильный.

Схватив сумку, я покачала головой.

- Так не может больше продолжаться. Если ты говоришь правду, и этот Том на самом деле обещал помочь тебе с работой, тогда отдай мне кредитку.

Мой супруг, образчик идеального парня в серой футболке, джинсах и модных ботинках, замолчал и поник.

- Отдай кредитку!

- Нет.

Я сцепила зубы, проглотив ругательство, и выскочила из квартиры.

- Постой! – донеслось за спиной.

Он догнал меня уже у двери, схватив за локоть.
- Обещаю, Елена, милая…

Но я лишь выдернула руку и быстрым шагом направилась в темноту улиц.

Наша квартира находилась на первом этаже дуплекса, не в самом престижном районе города, но вполне приличном. Мы переехали сюда пять месяцев назад, когда предыдущее жилье стало не по карману. Я любила это уютное гнездышко, но чувствовала, что скоро придется расстаться и с ним: оплачивать счета становилось все труднее. Проценты по кредитам росли, как снежный ком, а доходов не прибавилось.

Выскочив из автобуса, я побежала по сияющей огнями Буш-стрит – от остановки до ночного клуба "Little star" было еще несколько кварталов, и я все-таки умудрилась опоздать. Зайдя с черного входа для персонала, сразу направилась на свое рабочее место – за стойку бара в большом зале "для простых смертных". Поскольку время было позднее, народу в клубе собралось немало, и скоро здесь будет не протолкнуться. "Надев" дежурную улыбку, я принялась смешивать коктейли, наливать пиво, разливать более горячительные напитки по стопкам и украшать все эти алкогольные изыски "зонтиками" с оливками и кусочками лайма. Знакомая и рутинная работа, которая позволяла мне не думать о своих семейных непрекращающихся проблемах.

Заметив Пэт, главную над девочками, работавшими в вип-зале, я помахала ей шейкером и весьма удивилась, когда та, протиснувшись сквозь толпу, подошла прямо ко мне.

- Робби, - позвала она второго бармена, - я заберу ее на некоторое время. С главным уже договорилась, - и она, подмигнув Робби ярко накрашенным глазом, потащила меня прочь.

- Пэт, что случилось? – крикнула я ей в самое ухо, стараясь перекрыть слишком громкие звуки музыки.

Из помещения для персонала Пэт повела меня в гримерку. Ее необъятных размеров грудь, облаченная в корсет со стразами, резво подскакивала при каждом торопливом шаге, а коридор заполнил приторный запах ее духов. В гримерке, больше похожей на складское помещение с перегородками и туалетными столиками, обитали девочки, которых Пэт любя называла цыпочками. Цыпочки выступали топлесс в вип-зале и пользовались заслуженной популярностью - кого попало сюда не брали, только с соответствующим танцевальным образованием и, что немаловажно, талантом.

- Елена, спасай, - сказала Пэт, усадив меня за свободный столик. Лампочки вокруг зеркала тут же засияли, высветив имя его хозяйки. – Кэр заболела. И мне некем заполнить паузу между Даной и Велси.

- Но я тут при чем? Пусть выступают по очереди.

Я недовольно сложила руки на груди и посмотрела на отражение Пэт.

Ее пухлые ладони накрыли мои плечи, а взгляд стал, как у кота из Шрека (она беззастенчиво пользовалась этим приемом, который всегда срабатывал).

- Нет, - как можно тверже ответила я.

Тогда Пэт решила зайти с другой стороны.

- Как твои дела в магазине? Тебе заплатили комиссионные за прошлую неделю?

Это только снаружи Пэт казалась глуповатой полной теткой, бывшей танцовщицей кабаре, с невероятным слоем косметики и ботокса на лице. Она обладала уникальным качеством видеть человека насквозь. Ее цыпочки обожали свою наставницу, несмотря на то, что держала она их в ежовых рукавицах, но и в обиду не давала. А уж ее наметанный глаз с первого взгляда распознавал клиента, готового раскошелиться за приватный танец.
Вот и сейчас без лишних церемоний она нащупала мое больное место и нещадно стала давить на него.

- Управляющий высчитал за недостачу в прошлом месяце, - неохотно ответила я, поддаваясь увядающему, но не потерявшему силу очарованию Пэт.

- О, какая жалость! Помнится, ты собиралась купить платье на свадьбу сестры…

Она состроила гримасу и подняла брови кверху домиком.

- Пэт, я не буду заменять Кэролайн, - повторила я, но уже не так уверенно.

- Конечно, конечно, дорогая… А как там твой муженек поживает? Уже нашел работу?

Забежала запыхавшаяся Дана, обмахиваясь своим лифчиком, снятым во время выступления.

- Елена, привет. Ну и ночка сегодня! В таком темпе я выбьюсь из сил еще до полуночи, - стройная блондинка с грудью пятого размера подмигнула Пэт и скрылась за ширмой. Оттуда послышалось шуршание – она надевала халат.

- Нет, но ему обещали посодействовать.

- Правда? Хорошая новость. И какое по счету это обещание?

Я сжала губы, вспомнив недавнюю ссору.

- Пэт, перестань. Ему просто не везет в последнее время. Найти приличное место сейчас непросто. Стефан – первоклассный хирург и не может практиковать где попало.

- Где попало?! – Пэт даже вскрикнула от возмущения.

Да, я снова оправдывала Стефана, но что еще я могла сказать?

- Он вообще нигде не может практиковать – его лишили лицензии! Самое лучшее, на что он может рассчитывать, - место санитара в захудалой клинике.

- Не говори так, - снова завела я старую песню, хотя прекрасно понимала, что подруга права.

- Признайся, он просто не хочет. Он привык жить на широкую ногу, привык к дорогим вещам. Кстати, кредит за его "Ауди" уже выплачен?

С ловкостью опытного палача она бередила мои душевные раны, наполняя злостью сердце. Кусая губы, я встала и начала мерить шагами гримерку. Девочки заходили и выходили, переодевались и обнажались, но я не замечала ничего, поглощенная гневом и обидой.

- Чего ты хочешь? – наконец отозвалась я.

- Два выступления. Всего лишь два, - красные губы Пэт растянулись в победной ухмылке. – И двойная плата за смену, разумеется.

- Стефан убьет меня, если узнает. Я обещала ему, что больше не буду танцевать.

- Пошел к черту твой Стефан! За эти шесть месяцев он дал тебе хоть цент, чтоб оплатить долги за лечение и штраф? А?

Видя мои колебания, она добавила вкрадчивым шепотом в самое ухо:
- Я не прошу тебя раздеваться, просто танцуй, как раньше, как будто ты на большой сцене, словно не было этих ужасных месяцев. Ты будешь танцевать, Елена…

- Ладно. Ладно!

- Эй, Дана, Викки, быстро сюда! – прикрикнула наставница. – Несите костюм.

Меня снова усадили в кресло Кэролайн, и я обреченно уставилась на свое отражение. Огромные карие глаза взирали из Зазеркалья, маленький нос и правильные аккуратные губы довершали картину. Прямые каштановые волосы по пояс были моей гордостью, и Пэт лично собрала их в пучок, чтобы в нужный момент я распустила их и поразила зрителей. Несколькими уверенными штрихами Дана накрасила мои веки и губы, завершив образ чувственного прекрасного ангела. Викки помогла облачиться в подходящий случаю костюм: белый корсаж с кружевным лифом, длинные белые чулки с подвязками, сапоги на шпильках до небес. Сзади красовались маленькие крылышки, до поры прикрытые белоснежным перьевым боа. Словом, типичный наряд стриптизерши.

Еще раз окинув меня критическим взором, Пэт, по-видимому, осталась довольна.

- Семьдесят процентов за выход – мои, - поставила я последнее условие.

- Милочка, ты не настолько хороша, - возразила Пэт. – Пятьдесят и точка.

Она бы никогда не согласилась на семьдесят, но попытаться стоило. И половина того, что я могу получить от пьяных богатых парней, не знающих, куда девать деньги, меня вполне устраивало. В хорошие дни девочки зарабатывали и по несколько тысяч.

- Ну что, готова?

Глубоко вздохнув, я кивнула.

- Твой выход через полчаса.

Настроиться вполне хватит, да и мышцы размять тоже. Тело мое помнило все, и растяжку я делала на автомате, не замечая стремительный бег времени. Медленно идя по коридору, где музыка с каждым шагом становилась все громче, я мысленно прокручивала движения и фигуры, продолжая составлять композицию. Конечно, с балетом стриптиз не имеет ничего общего, но классический балет последний раз я танцевала лет десять назад; потом все больше контемп, пока… Черт! Сейчас совсем не время вспоминать!

За распахнутыми в вип-зону дверьми меня оглушило музыкой в стиле лаунж. Вместо того чтобы вызывать релакс, она на такой громкости только раздражала. Но кого интересует мое мнение? Звучит то, что нравится клиентам.

Обитые бархатом диваны, встроенные в такие же стены, уставленные напитками низкие столики, над которыми вьется сизый дым сигар; над баром потрясающего вида панель, что-то в стиле психоделических шестидесятых; огромные плазмы повсюду; и в глубине мини-сцена с подиумом. Мне нравился вип-зал, хоть и бывала я здесь редко, в нем всегда чувствовала себя особенной. Осторожно выглянула из-за кулис, чтобы оценить обстановку. На самом деле почти ничего не увидела: хаотичные вспышки огней, полумрак и скрытые ниши не позволяли ничего толком рассмотреть с места, где я стояла. Мимо меня прошмыгнула Велси, довольная, как объевшаяся сметаны кошка, - из-под резинки ее стрингов торчали бумажки.

- Удачи, - шепнула она и побежала переодеваться.

Ну что ж, вперед, Елена! Поздно отступать.

Кивнув ди-джею за пультом на другом конце сцены, я медленно отодвинула тяжелую штору. Зазвучала специально предназначенная для "ангельского" номера композиция – и я забыла обо всем.

Боже, как давно я не испытывала этого ощущения свободы, невесомости и счастья, которое может дать только танец, когда отдаешься ему всецело. Только ради этого стоило согласиться на уговоры Пэт. Ради полета тела и души, единения с музыкой и восторга. Мне было все равно, что на меня бросают похотливые взоры десятки мужчин, скрытые во тьме диванных ниш, все равно, что пришлось раздеться, несмотря на заверения Пэт (без обнажения не обходился ни один танец, таковы правила), меня не волновало даже то, что я могу быть узнанной. Все меркло по сравнению с упоением от танца, которому я отдавалась всей душой. Я танцевала для себя. И только это имело значение.

Трек сменился, я ушла за кулисы. В гримерке Пэт ободряюще обняла меня и усадила передохнуть. Предстоял еще один танец, на этот раз в красном, и потом я вернусь на свое место в баре дорабатывать смену.

Пока девочки суетились вокруг, выясняя, в каком порядке выходить дальше, я решила позвонить Стефану. Может быть, он говорил правду, и я напрасно обвиняла его. Мои благие намерения полетели к чертям, стоило увидеть сообщение из банка на мобильном.

Едва не расплакавшись, я прикусила губу и уронила голову на столик. Баночки с краской и блестками посыпались на пол, вызвав восклицания вокруг и повышенный интерес к моей персоне.

Пэт выпроводила группу танцовщиц на сцену и вернулась ко мне.

- Елена, что случилось?

Я замотала головой, совершенно не могла говорить. Злость душила, не давая вдохнуть и сказать что-то членораздельное. Я только протянула Пэт телефон. Та присвистнула.

- Ничего себе аппетиты! Пять штук за раз!

Размазывая слезы и тушь по щекам, мне наконец удалось пробормотать:

- Все, что я собирала на поездку к сестре.
- Вот гад!

- Прошу, не надо…

Я всхлипнула.

- Елена! Ты погубишь себя, разведись с ним! Сколько мужиков вокруг, подцепишь себе богатого красавца и будешь счастлива.

- Господи, Пэт! Ты говоришь так, словно в деньгах счастье. Я ведь люблю его, несмотря ни на что…

- Ты права. Но счета любовью не оплатишь, милочка.

Мне совершенно не хотелось продолжать этот разговор. Заводила Пэт его не в первый раз, а я все отмахивалась, убеждая ее (а на самом деле себя), что Стефан скоро найдет работу, что делает он все возможное, просто ему не везет, а я обязана поддержать его, ведь я люблю мужа. Но с каждым разом эти речи звучали все менее убедительно, а в данный момент, после снятия такой крупной суммы со счета, я вообще не верила, что что-то в моей жизни наладится и будет, как раньше, до злополучной операции, до падения…

Зашел Джонни, огромный бритоголовый охранник вип-зоны, и что-то прошептал на ухо Пэт. Та хмыкнула и внимательно посмотрела на меня. Слезы уже высохли, в груди осталась только тихая ярость, которая не даст мне расклеиться до конца смены, а потом разгорится с новой силой, когда придет время побеседовать по душам со Стефаном. Нет, я ничего не решила, но твердо поняла одно – дальше так продолжаться не может.

Пэт поманила меня пальцем. В чем дело? Я сразу отдала половину заработка, как мы и договаривались. Зачем еще ей меня звать?

Джонни бесшумно покинул гримерку, что весьма удивительно для его комплекции. Но развивать дальше мысль я не стала, поскольку Пэт крепко взяла меня за локти с обеих сторон и заглянула в глаза.

- Ты как? – участливо поинтересовалась наставница цыпочек.

- Нормально. Завтра разберусь. Может быть, это какая-то системная ошибка, и Стефан не при чем.

Закатив глаза, Пэт покачала головой, очевидно, поражаясь моей наивности.

- Дело твое, Елена, как ты поступишь со своим мужем. Не мне тебя учить. Но ведь ты понимаешь, что не вернешь эти деньги? - Я кивнула. – И кредит тебе больше не дадут. – Снова кивок. – Ты сможешь объяснить сестре, единственному родному человеку, который у тебя остался, почему не приехала на ее свадьбу?.. Опять нет. - Я не понимала, к чему она ведет. – Я знаю тебя, Елена, ты не разочаруешь ее отказом, чего бы тебе это ни стоило.

Она провела рукой по моим распущенным волосам, по-матерински заботливо стерла потекшую косметику с лица.

- Вот так, - приговаривала Пэт, - ты снова красавица, без тонны краски даже лучше. – Потом, без всякого перехода, добавила: - Клиент в вип-зале хочет приватный танец.

Все еще не понимая, какое это имеет отношение ко мне, машинально ответила:

- Никто лучше Даны не танцует для випов.

- Согласна, - Пэт улыбнулась, обнажив ровные белые зубы (интересно, сколько она отвалила дантисту за них?), - но он хочет тебя.

Не знаю, что в моем взгляде прочла Пэт, но я думала только о том, что она сошла с ума, если предлагает мне такое. Одно дело единичный танец на сцене, который больше не повторится, и совершенно другое – приватный. Да на такое даже не каждая цыпочка соглашалась, а уж они в своей жизни повидали всякого.

- Нет, об этом не может быть и речи!

- Елена, он дает три тысячи.

- Что?!

Я не верила своим ушам. Таких денег за "приват" не давали никому и никогда.

- Все они будут твои, обещаю.

- Нет, нет… Слишком подозрительно. А вдруг он какой-то маньяк?

- Елена, не глупи! У нас же камеры в каждой комнате.

- Я не могу…

- Ну что ты, как маленькая! – Пэт начинала сердиться. – Ты же не в постель к нему идешь! Где еще ты заработаешь столько за час?

- Не может быть, чтобы я так ему понравилась.

- Твой проходимец-муж совсем задурил тебе голову, Елена! – Пэт вставила крепкое словцо и продолжила: - Ты красавица, а когда танцуешь – просто богиня. Ты же не видела себя со стороны.

Я скептически пожала плечами.

Мое молчание выводило ее из себя, но наставница цыпочек могла уговорить хоть самого дьявола плясать под ее дудку.

- Я была добра к тебе все время. Так не пришла ли пора отплатить тем же?.. Ничего не случится, обещаю. Ты веришь мне?

"Стефан, на что же ты меня толкаешь? Почему поступаешь так со мной?"

Мысль о муже, косвенно повинном в моем теперешнем положении, слегка отрезвила и помогла взглянуть на ситуацию под другим углом. К тому же аргументы Пэт возымели свое действие. Я прекрасно понимала, что никогда не смогу так обидеть сестру, не явившись на ее свадьбу. Конечно, она бы с радостью одолжила мне денег, но, на свою беду, в этом плане я была слишком щепетильна и никогда бы не приняла подачку с чьей бы то ни было стороны.

Обреченно вздохнув, я сдалась:

- Чего он хочет?

- Тебя в красном под Сэм Браун.

Такая заявка нас рассмешила.

- Никто уже сто лет не танцует под Сэм, - воскликнули мы хором.

- Вот, - Пэт протянула мне взявшийся словно из воздуха стаканчик с прозрачным содержимым (я сразу определила, что это текила), - выпей и ни о чем не думай.

Спиртное приятно согрело горло, подарив легкий туман в голове и расслабив мышцы.

Дальше тянуть некуда, пора идти. И я, решительно отбросив лишние мысли, направилась за кулисы, в зону, где располагались отдельные кабинеты.
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 2874
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика