Главная

Фик "Ночи СФ". Глава девятая. Она, или Виноваты все

03.08.2015, 15:27
Катастрофа – недостаточно сильное слово, чтобы описать то, что я прочла во взгляде Стефана. Мои руки и ноги парализовало, и я не могла сдвинуться с места, чтобы покинуть злосчастную сцену. Какое-то время муж просто смотрел на меня, а потом отвернулся, не в силах оставаться свидетелем позора, устроенного женой. Его спутница, странно похожая на меня, вложила в безвольную руку Стефана бокал и заставила сделать глоток. Вцепившись в пилон, как в спасательный круг, я не могла оторвать глаз от ее ладони, скользнувшей по мужской щеке. Стефан не реагировал. Он был раздавлен, и я почти физически ощущала это даже на расстоянии.

Внезапно возле меня появилась Кэролайн, наша белокурая бестия, и, пиная меня крутым бедром, как будто это была часть представления, выпроводила с подиума. Лишь оказавшись в темноте закулисья, я сообразила, что боюсь до дрожи в коленях. Ладони взмокли и похолодели, а сердце, перед этим замершее, взяло разгон и колотилось, как взбесившийся маятник, внутри грудной клетки.

Почувствовав, что вот-вот потеряю сознание, я прислонилась к стене. Передо мной материализовалась Пэт в зеленом корсете с блестками.

- Эй, Елена, ты в порядке?

Говорить я не могла, а потому только отрицательно покачала головой.

- Да ты под цвет моего наряда!

Должно быть, это была шутка, но совершенно не смешная, и я махнула рукой в сторону скрытой шторами сцены.

- Что, милая? Тебе плохо?

- Там, - горло пересохло, словно выжженная пустыня, - там… Стефан.

- О чем ты говоришь?

Пэт отодвинула край занавеси, выглянула и тихо ругнулась.

- Идем, - она подняла меня и потащила в гримерку. – Дана, принеси воды!

Девушка тут же подскочила и вскоре вернулась с холоднойпластиковой бутылкой. Меня усадили на диванчик и влили ледяную воду в рот. Я закашлялась, но пришла в себя.

- Рано или поздно это должно было случиться, - тоном капитана Очевидность изрекла Пэт. – Что будешь делать?

- Не знаю, - обреченно сказала я. Ни одна разумная мысль не желала посетить мою бедную голову.

Я вспомнила прошедший день: перелет, гнетущее молчание между нами, пачку счетов и квитанции по кредитам, безразличного Стефана и этот постоянно виноватый взгляд, который, честно говоря, я не выносила. Я едва сдержала себя, чтобы не устроить скандал, и муж вовремя ретировался. Я монотонно разбирала вещи, раскладывала в шкафы одежду, а внутри меня пульсировала тупая боль, приправленная ревностью и завистью. В глубине души я боялась признаться даже самой себе в этом, ибо это было настолько постыдно и подло, что я не представляла, что способна на такие эмоции. Я ревновала Деймона к родной сестре, которой завидовала, и мечтала оказаться на ее месте! Я ненавидела себя за эти чувства!

Разве я плохой человек? Разве я не делала все, что в моих силах, чтобы избежать этого? Разве не радовалась искренне счастью сестры, не желала ей от всей души только самого лучшего? Да, я все это делала и в конце концов поверила, что Деймон сделает Али по-настоящему счастливой, попыталась простить его за нее и вырвать чувства к нему из своего сердца. На миг, глядя, как сияющие молодожены отправляются в свадебное путешествие, убедила себя, что у меня получилось. Но сомнение не уходило и копошилось, как маленький противный червячок, словно зараза, отравляя меня изнутри. Бессознательно сжимая в руке серебряное ожерелье, я никак не могла убедить саму себя, что все, что было между мной и моим демоном, ничего не значило. Вопреки доводам рассудка, буйные чувства твердили мне обратное. Мне хотелось выть, как волк на луну, но я упрямо сжимала зубы и молчала. Мне хотелось волком выть, но я упрямо сжимала зубы и молчала.

Стефан не делал попыток со мной заговорить, а когда ушел, я поняла, что больше ни секунды не смогу провести в этой квартире, бывшей когда-то нашим уютным семейным гнездышком. Я должна была выплеснуть свою боль, горе и отчаяние, злость на Деймона и ненависть к своим низменным чувствам. Напиться – не вариант, я плохо переношу алкоголь в больших количествах. Решение, естественное до безобразия, нашлось само, после того, как позвонил Робби и попросил выйти на день раньше, чем я планировала. И я поехала в клуб, решив скоротать оставшиеся до смены часы, танцуя стриптиз. Пэт не возражала (еще бы! Она на мне неплохо заработала прошлый раз).

Мне было паршиво, но, пока я крутилась вокруг шеста, думала только о том, как бы ловчее схватиться (полдэнс – не мой конек), и таким образом размышлять о чем-то еще банально не получалось. Все шло почти прекрасно, а я забылась настолько, что, заметив мужа, посчитала его плодом воспаленного воображения. Безрассудная часть меня даже хотела, чтобы он увидел, узнал и понял, как я страдаю, но реальность… К этому я оказалась не готова.

Одевшись, я покинула гримерку и заняла свое место у барной стойки. Стефан не появлялся. Мой отключенный телефон валялся дома, так что я даже не могла позвонить ему и спросить, где он. Впрочем, можно догадаться. Я не удивлюсь, если он сейчас утешается в объятиях новой подружки. Однако горше всего было не из-за этого. Да, я боялась осуждения в его глазах, но меня совершенно не тронуло, что он с другой женщиной.

Все разваливалось, жизнь летела под откос с бешеной скоростью, и я не могла это остановить.

- Значит, вот как ты заработала деньги на поездку, - первое, что я услышала, едва переступила порог квартиры.

Была глубокая ночь, из тех ночей, что кажутся чернее смоли и оттого унылее и страшнее, чем есть на самом деле. Я зажгла настольную лампу, бледным светом выхватившую из темноты силуэт Стефана в кресле.

- Почему ты сидишь в темноте?

- Это правда, Елена? Ты снова танцуешь, и где…

- Я хочу спать, я устала.

Мы игнорировали вопросы друг друга, и это казалось какой-то извращенной игрой.

- Как давно ты этим занимаешься? Как давно ты мне лжешь? – он слегка повысил тон, и мне стало не по себе. Раньше мы никогда не ругались, может быть, раз или два за всю совместную жизнь. Я не знала, чего ожидать от Стефана в гневе. А то, что он был зол, сомнению не подлежало.

- Как давно ты мне изменяешь? Как давно ты меня обманываешь? – парировала я, не собираясь сдаваться.

- Это не то, о чем ты подумала, Елена.

- Конечно, - во мне проснулась язва, - вы всего лишь мило болтали о погоде.

- Елена, это просто знакомая, - начал оправдываться Стефан.

Я не видела его лица, но отлично знала, какое виноватое на нем выражение. Я поступала плохо, набрасываясь на мужа с обвинениями, может быть, он действительно ничего такого не делал. По привычке оправдывала, а потом вдруг поняла, что буду просто дурой, если поверю, невзирая на очевидное. В наш клуб не ходят с "просто знакомыми", не планируя "ничего такого". Кому, как не мне, знать это лучше других?

Сбросив с плеча сумку, я упала в кресло напротив. Внезапно навалилась вселенская усталость, у меня не осталось сил на то, чтобы ругаться. Я чувствовала себя несчастной и измученной.

- Что с нами произошло, Стефан? – надтреснутым голосом пробормотала я, - когда мы стали такими… далекими друг от друга?

Я уронила голову на руки, а потом услышала тяжелый вздох и движение. Это Стефан сполз с кресла и взял мои сцепленные ладони в свои. Я вздрогнула. Как давно он не касался меня вот так - тепло и нежно, и губами.

- Милая, мне так жаль. Как бы я хотел, чтобы тебе не пришлось проходить через все это. Как бы хотел все вернуть, чтобы было, как раньше, когда мы были счастливы…

- Как раньше – не будет, Стефан, - я убрала его руки и встретила умоляющий взгляд. – Ничего не будет, как раньше. Неужели ты не видишь? Мы перестали общаться, проводить время вместе. Мы живем каждый своей жизнью, Стефан. Нас уже ничто не связывает!

Едва я произнесла последнюю фразу, как тут же захотела откусить себе язык и взять свои слова обратно. Я ужаснулась, насколько неотвратимо они прозвучали. Мне не следовало этого говорить. Глупо и преждевременно. Стефан отпрянул, и между нами разверзлась пропасть.

- Прости, прости, дорогой, – я потянулась к нему, но было поздно. Сказанного не вернешь. – Я не это имела в виду, - жалкая попытка.

- Ты имела в виду именно то, что сказала, Елена, - голос Стефана был холоден и жесток. – Я понимаю, почему ты снова танцуешь. Это часть тебя, в конце концов. Но Я не могу этого принять. Прости.

Он снова сел в кресло и уставился в невидимую точку на стене.

Шанс на примирение был бездарно упущен (не зря мне когда-то не давали главные роли – актриса из меня неважная). Что мне стоило притвориться в чистосердечном раскаянии и не допустить развития катастрофы? Ничего. Но я больше не хотела лгать сама себе и поэтому не стала оправдываться перед Стефаном.

Однако последнее слово я собиралась оставить за собой.

- Кто она?

- Сестра хозяина заведения, где мы играем в покер, - без выражения ответил супруг.

- Ясно.

И я ушла на кухню варить кофе. А может, успокоительный чай, не знаю. Цианистый калий был бы сейчас как нельзя кстати.
****

Жизнь стала похожа на день сурка из ночного кошмара. Каждое утро я просыпалась с тяжестью в теле и сердце, которую героически преодолевала и шла на работу в магазин. Вечером готовила ужин, принимала душ и шла в клуб. Мужа видела только по утрам. Чем он занимался в течение дня и где проводил ночи, я не спрашивала да и знать не хотела. Лишь однажды рутина была нарушена, когда Стефан забрал меня из магазина и повез смотреть новое жилье где-то на окраине города и в три раза дешевле. Можно представить, какие там были условия, но выбора у нас не было. В тот же день мы переехали, и Стефан ошарашил меня новостью, что продает машину. Если честно, я думала, он никогда с ней не расстанется, хоть и содержать ее - непосильная роскошь. В глубине души я восхитилась его поступком, вслух же сдержанно поблагодарила, и что-то теплое зашевелилось внутри. Я смотрела на деньги, которые муж дал, чтобы расплатиться с частью долгов, мне стало так жалко его. Когда я успела забыть, что и он несчастен? Когда перестала поддерживать и вдохновлять?

Поддавшись порыву, я обняла Стефана и поцеловала. Он удивленно взглянул и улыбнулся краем губ. И подумалось, что все наладится, будет хорошо, мы преодолеем трудности и…

Раздался звонок.

- Сестренка! - звонким голосом крикнула Али в трубку, чуть не оглушив меня. – Жди в гости! Мы скоро будем.

От неожиданности я не успела ничего ответить. Пришлось перезванивать.

- Али, Али, погоди! Когда вы приедете? Мы переехали на новую квартиру, запиши адрес хоть.

Я обвела растерянным взглядом "новую квартиру": одна комната, соединенная с кухней, ободранные стены, требующие срочной покраски, повсюду расставлены коробки с вещами, пыль и беспорядок, и единственный диван в качестве спального места. Где положить сестру с мужем, я даже не представляла.

Должно быть, Али уловила нотку отчаяния в моем голосе, потому что быстро ответила:

- Мы не будем вас стеснять, Елена, остановимся в гостинице. Не волнуйся. Встретимся в твоем клубе. Ты же не откажешься угостить нас за счет заведения?.. Шучу. Пока!

Я швырнула мобильный на ближайшую коробку.

- Лекси приезжает? – спросил Стефан.

- С каких пор ты ее так называешь? – мрачно огрызнулась я, а внутри защемило. Только Деймон звал мою сестру этим именем.

Стефан пожал плечами.

- Купить что-нибудь к ужину? Или закажем пиццу?

- Они придут в клуб. Вечером моя смена, так что тебе придется развлекать их.

Мной овладели смешанные чувства. Видеть сестру я рада в любое время дня и ночи. Но от одной мысли, что придется общаться с Деймоном, меня накрывала паника. Я до сих пор не могла привыкнуть к тому, что мой демон и муж сестры – один и тот же человек. Наверно, эта рана в моей груди никогда не затянется.

Чтобы успеть вовремя на работу, пришлось выйти на час раньше. Никуда не спешивший Стефан решил составить мне компанию. С момента того разговора мы впервые оказались так близко. С того дня ни я, ни муж не поднимали тему обоюдного предательства, мы делали вид, что ничего не произошло, не было никаких откровений и разоблачений. Как так случилось, что мы оба закрыли глаза на эти проблемы, я не знала. Но точно знала, что ни один из нас не хотел первым поднимать болезненный вопрос.

И мы молчали, думая каждый о своем. Может быть, Стефан вспоминал свою подружку. Интересно, он виделся с ней после того злополучного вечера? Какая-то частичка меня по-прежнему ревновала - все-таки он до сих пор оставался моим мужем. Но совсем не так, как я бы ревновала еще месяц назад. В конце концов, стриптиз – не наихудшее из моих прегрешений.

В привычной волнующей стихии ночного клуба мне стало легче. Все-таки я была занята делом и, пока не появились счастливые молодожены, могла не беспокоиться. Только однажды екнуло сердце, когда Стефан занял место за стойкой, где раньше сидел мой демон. Я поставила перед ним бутылку пива и ушла в другой конец.

Как всегда, гремела музыка, за которой было не слышно собственных мыслей; толпился народ, жаждущий набраться и развлечься. И когда вдруг знакомый голос, перекрикивая шумы, произнес: " Бурбон, пожалуйста", – я чуть не уронила на пол почти полную бутылку вишневого ликера (потом высчитали бы из зарплаты). Предательские руки задрожали, и на меня нахлынули нескончаемым потоком воспоминания, из груди вышибло весь воздух, и в отчаянии я плеснула ликер в стопку и залпом осушила.

- Какие нерасторопные здесь бармены, дорогая, - с ехидцей сказал все тот же голос.

- Перестань, вечно эти твои шуточки, - ответила Али и, перегнувшись через стойку, обняла меня. – Привет, сестренка! Не слушай его, ты самый лучший бармен на свете.

Я тоже потянулась к ней, стараясь не задеть аккуратно расставленные на нижнем ярусе бутылки и бокалы. Али сияла, что было заметно даже в прыгающем свете клуба, и мне сразу стало легче.

- Привет, малышка. Как я соскучилась! - я налила апельсиновый сок и протянула сестре. – Какими судьбами здесь?

- Это один из пунктов нашего свадебного тура. Мы прямиком из Парижа… О, привет, угрюмый! – реплика адресовалась Стефану, который увидел родственников, кивнул и подсел ближе.

Мужчины пожали друг другу руки, а мы с Али продолжили болтать, при этом я как-то ухитрялась обслуживать других клиентов.

- Ты не представляешь – это сплошная романтика, концентрированная любовь в воздухе, - заливалась сестра, прихлебывая сок. – Эйфелева башня, Лувр, Елисейские поля и магазины – мечта любой девушки. Но больше всего мне понравился наш номер в отеле, - она подмигнула.

Воображение тут же услужливо нарисовало мне все, что обычно происходит по ночам в отеле для влюбленных молодоженов. Я немедленно отмела картинки прочь, ибо это было невыносимо, особенно, когда в главной роли Деймон и… я.

- Эй, я дождусь сегодня свой бурбон? – подал голос новоиспеченный зять (уж лучше я буду воспринимать его в таком качестве).

Необоснованная злость сделала мои движения резкими, из-за чего стукнулось горлышко бутылки о край бокала, а часть спиртного разлилась на столешницу. Я быстро вытерла следы неловкости и, водрузив стопку на белую салфетку, поставила перед мужем сестры.

- Плохой день? – с насмешливым сочувствием спросил он.

- Отличный! – отрезала я и, на свою беду, подняла глаза.

Нет, было бы неправдой сказать, что я забыла, какой у него пронзительный взгляд, как соблазнительно он кривит свои чувственные губы, как иронически приподнимает брови и проводит рукой по растрепанным волосам. Наоборот. Все это я помнила чересчур хорошо, слишком ярко и живо, и оттого момент узнавания был настолько острым, что я чуть не выдала себя с потрохами. Вдобавок во взгляде Деймона сквозило то особое понимание, какое бывает только между двумя людьми, имеющими общую страшную тайну.

Салли, сама того не подозревая, спасла ситуацию.

- Елена, где тут у вас туалет?

- Идем я проведу тебя в служебный, иначе в общий будешь стоять до утра, и не факт, что попадешь. Робби! – я позвала напарника, - подмени меня на пару минут.

- Окей, - парень дружелюбно кивнул и занял мое место. – Там пакет с пластиковыми бутылками. Может, вынесешь заодно?

- Конечно.

Я приподняла крышку столешницы, пропуская сестру к себе.

- И как это у вас получается, - сказала она, кивая в сторону второго бармена, - делать все эти штуки с шейкерами и разговаривать по мобильному.

- Вообще-то, нам запрещено говорить по телефону на рабочем месте, но иногда мы нарушаем запреты.

Мы вышли в служебный коридор.

- Ну как ты? – наконец, спросила я. На языке вертелся совсем другой вопрос, но, пожалуй, не стоит спрашивать у сестры, не изменяет ли ей супруг.

- О, Елена, - улыбка Али была настолько широка, что это говорило само за себя.

- Ты счастлива? У вас все хорошо?

- Замечательно! Почему ты спрашиваешь?

- Просто волнуюсь за тебя.

- Брось. Я давно взрослая, и в моей жизни все прекрасно.

- Жаль, что мама с папой этого не видят.

- Я думаю, - глубокомысленно изрекла Али; ее голос отдавал эхом из-за стен кабинки, - что они наблюдают за нами с небес. Ты ведь так мне всегда говорила?

- Уверена, что так и есть, - подтвердила я. Мне самой очень хотелось в это верить, несмотря на прагматизм взрослого мировосприятия.

Послышался кашель.

- С тобой все в порядке?

- Да, все нормально. – Сестра открыла кран. – Мне нужно на свежий воздух. Вся эта бытовая химия… С некоторых пор, сама понимаешь, я не выношу химические запахи. Начинает жутко тошнить.

- Погоди, - я возилась с застежкой, - я провожу.

- Не стоит. Мне хватит пары минут.

- Ладно. – Чертова "молния" на шортах заела и никак не желала застегиваться. – Последняя дверь справа по коридору. Я сейчас…

Хлопнула дверь – Али вышла.

Я дергала замок еще несколько минут и в конце концов сломала. Ну вот, придется ходить с расстегнутой ширинкой.

Выглянув в коридор и убедившись, что он пуст, я быстро перебежала в подсобку. Там среди кучи хлама, к счастью, нашелся передник одного из технических работников, который я и нацепила на себя. Теперь я была похожа на официантку и мойщицу полов одновременно.

Взглянув на часы, я ахнула. Потеряла кучу времени в туалете. Мигом бросилась в бар.

- Симпатичный наряд. От Версаче? – поинтересовался Деймон, как только заметил меня.

Я промолчала, вспоминая, как мне нравились его шутки когда-то. Сейчас почему-то было не смешно.

- Где Лекси?

- Ей стало нехорошо, и она вышла подышать.

Деймон тут же вскочил с высокого стула.

- Куда именно она пошла?

Такое беспокойство вызывало уважение. Все-таки он не худший муж, милостиво решила я.

- На задний двор… Куда ты? Разве ты знаешь дорогу?

Деймон странно на меня взглянул, как будто я без предупреждения использовала запрещенный прием, на который он не мог достойно ответить.

- Идем.

- Я подожду здесь, - вяло отозвался Стефан.

Боже мой, все это время я его совсем не замечала. Как только на горизонте нарисовался Деймон, муж перестал для меня существовать.

- Робби?

- Елена?! Уже вернулась? – напарник вздрогнул.

- С тобой все в порядке?

Парень был бледен. В последнее время он вел себя странно, и я переживала, что он мог влипнуть в какие-то неприятности.

- Нормально, я нормально.

- Я приведу сестру и вернусь.

- Ладно.

Тем же путем, каким шли мы с Али, я провела Деймона. За те несколько секунд наедине в коридоре, я думала, он скажет что-то или сделает… Впрочем, не знаю, чего я ожидала. Мне стоило прекратить помыслы о нем еще на свадьбе, но здесь, сейчас, живой, из плоти и крови… Скоро дойдет до того, что мне придется надеть смирительную рубашку, чтобы предотвратить попытки наброситься на него.

Деймон распахнул железную дверь на улицу.

- Лекси?

Я выглянула из-за его плеча, но двор был пуст.

- Черт! Куда она подевалась?

Я не на шутку всполошилась.

- Али? Сестричка, ты где?

Мы выскочили во двор и начали озираться.

Вдруг из-за мусорных баков в глубине донесся стон. Деймон пулей бросился в том направлении. Я за ним.

И вдруг я закричала. Громко, отчаянно и страшно.

Мое солнышко, мой единственный родной человечек, моя младшая сестренка лежала на земле в луже собственной крови со вспоротым животом.
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1805
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика