Главная

Фанфик Зеркала NC-17. Эпизод двенадцатый

12.12.2014, 15:24
Больше по привычке, чем из надобности, Варя посчитала ступеньки, спускаясь со второго этажа особняка, известного в городе как пансион Сальваторе. Семнадцать. Символично.
Гостиная этого вполне уютного дома, построенного в прошлом веке, наверняка видела немало подобных сцен и слышала немало подобных разговоров. Склонный к театральности Деймон стоял с бокалом виски в руках, картинно опираясь на мраморную каминную полку. Про себя Варвара подумала, как хорошо, что ему не пришло в голову зажечь огонь. В такую жару это можно было бы приравнять к массовому убийству.
Елена сидела на кожаном диване с выгнутыми подлокотниками и нервно мяла в руках уголок подушки. На круглом столике возле дивана стоял еще один стакан. По тому, как школьница смотрела на него, становилось очевидно — она не притронется к стакану, даже если речь зайдет об обсуждении ее смертной казни. И дело было не в излишней сдержанности или высокой морали. Дело было в том, что этот стакан поставил Деймон, и принять от него алкоголь означало бы для Елены принять и его поведение. Девчонка захлебывалась от переизбытка информации, собственного непонимания и смеси чувств к Деймону, среди которых преобладала обида. Такая по-детски наивная. За то, что он не оказался прекрасным темным рыцарем, дожидающимся ее благосклонности в созерцательном одиночестве. Отметив это про себя, Варя окинула взглядом пространство.
Тяжелые портьеры, стянутые подхватами, впускали тускловатый свет утра. Солнечные лучи проникали через витражную поверхность стекла, разбиваясь сонмом тонких полосок, падавших на стеллажи с книгами. Если присмотреться, можно было увлечься, наблюдая за танцем пылинок в свете, чем Варя и занялась. Намеренно игнорируя явно натянутую обстановку в комнате, бессмертная прошлась вдоль книжных полок, бегло просматривая корешки, чуть тронула пальцами те, что заинтересовали. Здесь была неплохая библиотека классической литературы. Некоторые экземпляры — Шелли, Китс — первые издания. Варя почти физически ощутила их старость. Она вытащила с полки первую попавшуюся книгу. Это был «Театр» Моэма. Мысленно бессмертная рассмеялась — более точного попадания в ситуацию его величество случай просто не мог ей подкинуть.
— Я что-то пропустил? — голос Стефана звучал крайне озадаченно.
Варя была убеждена — обращается он к ней, даже почувствовала на себе его взгляд, но от ответного воздержалась.
— Две новости, — ответила, буднично, словно обсуждала погоду. — Я не вампир, я не умерла.
Наугад раскрыла книгу, отсчитала тринадцатую строчку и пробежалась глазами: «Но это такая крошечная роль. Зачем она тебе?» — гласила она. Обернувшись, Варя одарила столетнего тинейджера легкой улыбкой. Заметила, как Стефан бросил обеспокоенный взгляд на Елену, сидевшую так ровно, словно она лом проглотила.
— Я в порядке, — выдавила из себя школьница в ответ на молчаливый вопрос.
— Зачем вы пытались меня убить?
— Это была его идея, — кивнул Стефан на старшего.
— А ты, значит, бездумно поддержал идею убийства вашего источника доходов, не поинтересовавшись целями и не прикинув последствий?
Деймон издал странный фыркающий смешок, отвлекая на себя внимание. Чье и от чего? Краем глаза Варя заметила тень, мелькнувшую в коридоре. Катерина подслушивала, ожидая момента для появления, и он наверняка ее заметил.
— Недальновидно с твоей стороны, — завершила мысль Варвара, взглянув в глаза Стефану.
На секунду он растерялся, но быстро взял себя в руки.
— Видишь ли, мы решили, что ты вампир.
— Надо же, — притворно изумилась Варя. — Позволь спросить, почему?
Стефан взглянул на Деймона. Старший лениво потягивал вискарик и делал вид, что давно в курсе происходящего.
— Твоя дружба с Клаусом навела на мысль, — суховато пояснил Стефан. На мгновение застыл, словно прислушивался к чему-то. От атмосферы веяло непониманием и озадаченностью, но не опасностью. Вампир анализировал обстановку, потом, видимо, пришел к выводу, что в данный момент угрозы нет. Уселся в кресло рядом с Еленой, мягко погладил ее по плечу. Девчонка вздрогнула и тут же виновато улыбнулась.
Положение чуть на возвышенности позволяло Варе видеть всю картину целиком, и позиции присутствующих напоминали ей расстановку шахматной партии.
Елена и Стефан рядом, Деймон чуть в отдалении, натянув на лицо выражение насмешки, поглядывает на безмолвный обмен нежностями. Будто хищник, выжидая момента, чтобы вклиниться с меткой острой репликой, внося смятение. Необходимо было как-то уравновесить происходящее и вывести всех из привычной манеры общения в стиле «пни ближнего побольнее». Варе категорически не нравилось трогательное объединение влюбленных, по-хорошему, стоило бы усесться рядом с Еленой на диван, но делать этого не хотелось. Кожаная обивка не навевала мыслей о прохладе, а гостиная медленно, но верно раскалялась. Еще один жаркий южный день вступал в силу.
— И что же вы имеете против Клауса? — вкрадчиво спросила Варя, не дав голубкам времени на воркование.
В гостиной повисло такое густое молчание, что его можно было раздавать, как кусочки на тарелочках. Оно тянулось, заполняя собой пространство и время, словно вязкая разогретая жвачка.
— Для протокола — ты не имеешь никакого отношения к Клаусу? — Стефан наконец нарушил напряженную тишину.
— Не совсем так, — мурлыкнула Варья. — Я куратор его выставки.
Выражение лица Стефана обвиняло ее во лжи.
— Я ему не друг, если ты это имеешь в виду, — пояснила Варя, испытав мимолетную неприязнь из-за необходимости оправдываться перед школьниками, пусть и столетними.
— Вы довольно мило общались в кустах на собрании Хранительниц.
— Правильнее сразу лезть в драку, — не уступила в язвительности Варя, — прежде чем выяснишь слабые стороны противника и возможные способы его обезвредить.
— У Клауса нет слабых сторон, — уныло буркнула Елена, видимо решив на время позабыть о своих оскорбленных чувствах.
— Никто не безупречен, — Варя улыбнулась. — Согласно моим данным, у него полно слабостей.
— И какие же? — Деймон со своим сарказмом был совершенно не к месту, но возиться с ним сейчас было лишним.
— Например, Елена, — удалось сказать это бесстрастно.
Варя испытала любопытное ощущение, говоря очевидные вещи с претензией на свежие новости, но чем дальше заходил разговор, тем больше она убеждалась: очевидно происходящее только для нее.
Стефан послал ей предупреждающий взгляд, в котором ясно читалась угроза. Варя ответила откровенным пренебрежением. Руки младшего вампира дернулись в прерванном движении, словно он хотел встать и помахать перед лицом Вари кулаком, но удержал себя в руках.
— Стефан, не забывай, она спасла меня от вампира, — Елена перестала мять подушку и погладила его по руке.
— Кстати, почему? — снова встрял не к месту Деймон.
— Надо было оставить, как есть? — ехидно спросила Варя, надеясь положить конец его навязчивому стремлению любой разговор перевести в пикировку.
— Все слишком гладко, — заметил Стефан, включившись в небольшую тактильную игру с Еленой. Пальцы вампира мягко завладели девичьей ладонью и легкими движениями массировали ее.
Варя осторожно спросила:
— Вы знаете, чего хочет Клаус?
Елена покачала головой до того, как кто-то успел что-то сказать. Выражение лица Стефана не способствовало утверждению в мысли, что он станет делиться информацией. Он держался с открытой подозрительностью, все слова подвергая сомнению.
— Как-то не приходило в голову спросить у тысячелетнего вампира: «А что тебе от нас надо?»
Мимолетно Варя удивилась тому, что он тоже умеет сарказничать в Деймоновском стиле.
— И напрасно. Спросили бы повежливее, знали бы побольше, — получилось очень снисходительно, и Варя поспешила исправить положение. — Ему нужна Елена, в ней есть некоторые... назовем это, спящие силы. У Клауса есть ведьмы, которые могут воспользоваться этими силами.
— И ты это выяснила, спросив у него?
— Почти, — Варя аккуратно улыбнулась. — Я умею наблюдать и слушать.
— Я бы на твоем месте поверил ей, Стеф, — включился Деймон, больше на публику, чем искренне потирая челюсть, — Видел бы ты, как она орудует лопатой.
Варя хмыкнула. Мальчишка выбрал не самый удачный аргумент. Поставив книгу на полку и намеренно затягивая паузу, она спустилась к бару и плеснула себе в стакан. Крепкий алкоголь она не любила, но не оценить качество бурбона не могла. Хорошая выпивка, брутальная. Образу, избранному Деймоном, это адское пойло подходило идеально, а ей самой по душе были игристые вина. Поскольку Катерина с бутылкой до сих пор не появились, у Вари не было возможности заняться распитием шампанского в девять утра.
— Зачем ты рассказываешь это нам? — вопрос Стефана прошел по верхней границе его сомнений на Варин счет.
— Скажем так, у меня к нему личные счеты, — тон ее не предполагал возможности подробных расспросов. — И я заинтересована в том, чтобы избавиться от него.
— И как же ты собираешься это делать?
Тон, которым Стефан задал этот вопрос, бессмертную порадовал. В нем впервые зазвучала заинтересованность, а не подозрительность. Очевидно, осознание того, что с Варей можно заключить союз, посетило его только сейчас. Мысленно она согласилась с Катериной. Стефан, конечно, мил и заботлив, но Деймон определенно сообразительней и ловчее.
— Если дело в ведьмах, мы можем попросить Бонни помочь нам, — предложила Елена.
Ее, наконец, перестало колотить от недавно увиденного. Варя не могла не признать, что собралась девчонка быстро, а значит, к стрессовым ситуациям адаптируется неплохо. Это давало надежды на то, что самая хрупкая часть разговора — уговорить Елену поменяться местами с Катериной — пройдет гладко.
— Не думаю, что вовлекать кого-то еще в наш план — хорошая идея. Чем меньше людей знает о том, что мы задумали, тем меньше у Клауса возможностей что-то выяснить. Как ты думаешь, для чего он так старательно ухаживает за твоей белокурой подругой?
По степени вкрадчивости ее тон мог бы сравниться с тоном демона-искусителя. Вот только Варя демоном-искусителем не была. Сейчас она всего лишь заставляла Елену выбраться из зоны мысленного комфорта и подумать не только о себе. Девчонка приоткрыла свои пухлые губки, только сейчас, вероятно, сообразив, что Кэролайн интересует Клауса не как личность.
— Это способ добраться до меня.
Мысленно Варя вздохнула. Нелепо было слишком многого ожидать от семнадцатилетней школьницы, упоенно переживающей свои сложные отношения с вампирами.
— Нет, дорогая. Это способ узнать о тебе побольше и заодно выяснить, что известно тебе. Кэролайн твоя подруга, у вас наверняка нет тайн, — тон получился ироничным, Деймон это услышал, судя по смешку.
— Подругам это не свойственно, — добавила Варя после паузы.
— Кэролайн не стала бы шпионить за мной, — убежденно возразила Елена.
— Я этого и не говорила. Не обязательно шпионить, чтобы заметить перемену в поведении лучшей подруги.
Еще одна очевидная истина, которая была замечена собравшимися только после ее слов. Варя на мгновение усомнилась в успехе мероприятия при таких исходных данных.
— Так что я повторю свой вопрос: что вам известно о Клаусе?
— Я повторю свой: что ты предлагаешь делать?
Варя посмотрела на Стефана сверху вниз. Было довольно просто, стоя рядом с баром, надменно поглядеть на сидящего вампира и не получить за это мгновенный расчет. Ему, определенно, не понравилось ее выражение лица, как и долгое молчание, последовавшее за его вопросом.
— Не думаешь же ты, что я вот так сразу расскажу свой план, не убедившись, что мы в одной команде? — от ее голоса повеяло холодом.
— Не думаешь же ты, что мы вот так сразу тебе поверим?
— Я думаю, Стефан, — Варя прищурилась, демонстрируя зарождающееся недовольство, — что за последние пять минут рассказала вам больше, чем вы выяснили за всё время пребывания Клауса в городе. И сделала это, несмотря на вашу нелепую выходку с колом.
Стефан открыл было рот, чтобы возразить, но она не дала ему такой возможности, продолжив:
— Я думаю также, что предлагаю вам хороший вариант избежать опасности для Елены и Кэролайн. Причем сделать это фактически чужими руками с минимальным их участием. А ты, вместо того, чтобы ухватиться за это предложение, сидишь и фыркаешь.
— Она права, мы ничего не теряем, — встрял Деймон, шкурой почуяв, что она давит на младшего. Отметив про себя слабую и, скорее всего, неосознанную попытку защитить брата, Варя повернулась к Деймону. Подмигнула, благодаря за своевременное принятие оппозиционной стороны, и продолжила завоевание зрительских симпатий.
— Если мы в одной лодке, — а это очевидно так, — мы все хотим избавиться от Клауса — не вижу смысла скрывать информацию друг от друга.
Допив налитое, она отошла от бара и плюхнулась на диван рядом с Еленой. Посмотрев ей в глаза, негромко, но веско сказала:
— Мне можно доверять.
— Тогда объясни, как ты выжила, — тихо, но твердо попросила Елена.
Варя похвалила девчонку за сообразительность.
— Благодаря мне, — мягко изрекла Катерина, появляясь в дверях.
У нее было это прекрасное умение, почти интуитивное чувство, когда нужно появиться так, чтобы произвести правильное впечатление. Умение привлечь к себе все внимание, входя в комнату в паузах между словами. Умение, отлично сыгравшее в плюс, — все внимание собравшихся было приковано к ней, что позволило Варе незаметно переместиться поближе к Елене. Войдя в комнату, Катерина замерла на пороге, словно не была уверена, стоит ли ей присутствовать при разговоре. При этом бутылка шампанского в ее руках смотрелась просто и естественно, как будто иначе Катерина просто не могла появиться.
Ее выход вызывал, помимо положительного впечатления, еще и своеобразный шок. Стефан с минуту, не мигая, смотрел на девушку, которая обратила его в вампира, чем запустила почти столетнюю рефлексию на тему утраченных возможностей. Девушку, в которую он был до самоотречения влюблен и которую долгое время считал мертвой.
— Ты в самом деле жива, — растерянно произнес Стефан в унисон с вопросом Елены «Почему мы так похожи?» Глаза ее расширились, когда она увидела, что Кэтрин в ее одежде.
— С моей помощью, — сказала Варя, пока непонимание происходящего не достигло глобальных масштабов. — Мы связаны кровью, — пальцы бессмертной выверенным движением коснулись кулона. Жест выглядел неосознанным, привычным, случайным даже, но достаточно явным, чтобы привлечь внимание Стефана, выводя из удивленного транса.
— Почему ты не вернулась?
По тону, которым этот вопрос был задан, Варя решила бы, что Стефан до сих пор расстраивается. Что его буквально раздавила новость — Кэтрин все эти годы была жива и жила без него.
— Не могла, — сожаление, звучавшее в голосе Кэтрин можно было черпать ведрами. — Эмили зачаровала для меня не только браслет, — мягкость голоса волнами снисходила на собравшихся. Варя оценила ее старания. — Кулон — это ее подарок в обмен на свободу, — вампирша слегка пожала плечами. — К сожалению, как и все ведьминские штучки, с некоторым побочными эффектами.
Краткая пауза и вид Катерины дали Варе понять, что подруга импровизирует, используя излюбленный самой Варей приемчик — комбинируя правду с вымыслом.
— Магия кулона срабатывает только в том случае, если в обмен на мою жизнь будет отдана жизнь, которую я создала, — продолжила вдохновенно врать Катерина.
— Имеешь в виду вампира, которого ты обратила?
— Имею в виду моего ребенка.
В комнате стало тихо. Варвара бы поаплодировала стоя, но момент не способствовал. С точки зрения дальнейшей работы с аудиторией, Катерина выступила блестяще. Такое объяснение Вариного бессмертия сильно облегчало дальнейший разговор.
— Ты хочешь сказать...? — подозрительность тона Деймона заслуживала отдельных аплодисментов. Даже Варя не усомнилась в его искренности.
— До того, как я стала вампиром, у меня родилась дочь, — только бессмертная знала, насколько искренней была горечь в тоне Катерины. — Варья одна из моих потомков. В ту ночь, когда случился пожар в церкви, ей было около трех лет. Я вынуждена была исчезнуть, чтобы взять на себя заботу о ребенке.
По тому, с каким выражением лица смотрел на нее Деймон, новоявленная дочь семьи Петровых поняла — в эту трагическую историю он поверил. Это вызвало в душе новый приступ желания облагодетельствовать Катерину доступными способами. Старшенький же, судя по всему, мысленно переживал минувшую ночь с учетом новых исторических подробностей. Залпом опрокинув в себя остатки виски, он деревянным шагом подошел к бару и щедро плеснул себе еще. Катерина мгновенно оказалась рядом, перехватила его руку и с нежностью посмотрела в лицо.
— Я не могла вернуться, понимаешь?
Он бросил на нее очень острый, колкий взгляд.
— Варья выглядит не старше тридцати, — сообщил собравшимся Стефан, несколько подпортив романтизм сцены между Деймоном и Катериной.
В его словах вновь слышался прагматизм и недоверие. Весь предыдущий опыт говорил ему, что ей нельзя верить, она лгунья и использует их в своих интересах.
— Я довольно неплохо сохранилась, — бессмертной тяжело было сдерживать рвущийся наружу сарказм. — Благодаря связи с Катериной.
— Какой связи? — голосом, подрагивающим от сдерживаемых эмоций, встряла Елена.
Варя краем глаза следила за ней. Девчонка ощущала себя неуместной, лишней в этом обсуждении предыдущих отношений. Это задевало и смущало ее. Она высвободила свою руку из руки Стефана и снова принялась теребить уголок подушки. Обида на Деймона уступила место обиде на Стефана. Елена поджала губы, уткнувшись взглядом в девушку, похожую на нее как две капли воды. Прерванный полувздох и острый взгляд известил Варю о вспышке ревности к двойнику.
Варя перехватила инициативу беседы до того, как Елена ушла в эмоциональный штопор и устроила допрос братьям об их прошлом. Покачала крупный кусок шунгита на цепочке, будто бы невзначай приглядываясь к реакции окружающих вампиров.
Несколько секунд ничего не происходило, потом Катерина распрямилась, обменявшись с Варей взглядами. Слегка кивнула. Со стороны это выглядело, как разрешение рассказать о чем-то. На самом деле Катерина сообщала, что слышит, как звучит Печать на камне.
— У тебя есть кулон, который защищает от внушения, у меня такой, который позволяет не стареть.
— Как?
— Я не знаю подробностей заклинания, — Варя пожала плечами, словно говоря, что ее это не очень-то интересует. — Знаю только, что с детства взрослела медленнее прочих, — слова текли неспешно, она давала время аудитории привыкнуть к новостям.
Мысли же в голове бессмертной вертелись с бешеной скоростью, обгоняя одна другую. Своим родственным экспромтом Катерина избавила их от необходимости раскрывать ту часть плана, которая рассказывала о взаимоотношениях между бессмертной и вампиршей. Природа и особенности Варвары были тем пунктом, о котором очень хотелось бы умолчать. Теперь же просвещать собравшихся необходимости не было. Отсутствие реакции на Печать камня тоже радовало: не будут задавать лишних вопросов. Разговор между тем замер на напряженной звенящей ноте всеобщего изумления.
— Я не понимаю, — Елена воспользовалась молчанием, чтобы все-таки прояснить для себя что-то. — Мы так похожи, почему?
— Ты мой двойник, — Катерина с удивительной для нее мягкостью посмотрела на Елену. Варя испытала противоречивые эмоции и предпочла перехватить инициативу разговора.
— Помнишь, я говорила о спящих силах? Они могут проснуться, в частности, когда двойники встречаются или обмениваются кровью.
Стефан резко встал с дивана.
— Полегче, тигр, никто здесь не собирается пообедать твоей девушкой, — Варя успокаивающе взмахнула рукой, внутренне насторожившись. — Я говорю о том, что может пробудить волну силы, которую хочет использовать Клаус. Слух о появлении двойника уже прошел в среде вампирских долгожителей, на Елену скоро откроют охоту. И вряд ли будут так щепетильны, как я. Недавнее нападение тому подтверждение.
— Думаешь, это связано? — неуверенность тона Елены позабавила.
— А думаешь, на тебя рискнет нападать кто-то в этом городе зная, что у тебя парень вампир? — сарказм в вопросе был густ, как патока. — Только если пригрозил кто-то пострашнее.
— Какие же это силы, что Клаус так хочет заполучить их?
— Понятия не имею. Может, ты умеешь воскрешать мертвых, — предположение было диким. — Клаус прожил достаточно долго, чтобы потерять кого-нибудь, кого ему хочется вернуть.
— Ты используешь нас в своих интересах, — убежденно заявил Деймон.
Его захотелось повозить мордой по ковру, дабы занять сбором выбитых зубов. Это дало бы прекрасную паузу, во время которой можно было обработать Елену,
— В данном случае интерес у нас общий — избавиться от Клауса, — жестко заявила Варя.
— Зачем ему помогать ведьмам? — голос Елены звучал с каждым вопросом все тише.
— Он поможет ведьмам, они помогут ему, — Варя пожала плечами, ощущая себя на лекции в младших классах. — Его дружба с Кэролайн — это способ заполучить тебя первым, а заодно убедить действовать добровольно. Вам что-нибудь известно о его намерениях?
— Кажется, тебе самой известно больше нас, — Стефан вышел из молчаливого ступора.
— Спрошу иначе, — Варя сделала скидку на последствия удивления. — Что вы планируете делать?
— Мы считали, что у него есть дневной амулет, и Бонни нашла несколько заклинаний, которые могут нейтрализовать его.
— Бонни вряд ли справиться с парой ведьм втрое ее старше, не говоря уже о том, какой опасности ее это подвергнет. Клаус что-нибудь знает о ее силе?
Елена растерянно пожала плечами, бросила беспомощный взгляд на Стефана, но вампир был увлечен личными переживаниями. Смотрел в пространство перед собой и молчаливой просьбы Елены не заметил. Этим надо было пользоваться.
Подсев поближе, Варя коснулась плеча девушки рукой, привлекая к себе внимание.
— Есть один ритуал, который мы можем использовать.
— Это поможет избавиться от Клауса?
— Это его нейтрализует.
— Каким образом? — в голосе Деймона прорезался интерес, впервые с начала беседы. — Убьем его?
— Какой ты кровожадный, — прокомментировала вопрос Варя.
— Я вампир, — он пожал плечами. — Это в моей природе.
— Убить его мы не сможем, — заметила Катерина с оттенком большого сожаления в голосе. — У него есть защитник.
Стефан фыркнул недоверчиво. Варя бросила на подругу быстрый взгляд, призывая к воздержанности.
— Кому может понадобиться защищать Клауса?
— Скажем так, у него есть некий доброжелатель, заинтересованный в его благополучии, — Варя предпочла не упоминать о родственных связях. — Его зовут Элайджа, насколько мне известно, он сейчас неподалеку от Мистик Фоллс.
— Откуда ты знаешь это? — каким-то утомленным голосом спросил Стефан, выделив последнее слово.
— Он следил за нами, — сказала Варя правду.
— Зачем?
— Знает о моей личной неприязни к Клаусу и дружбе с Катериной. О Елене, кстати, тоже.
Подбросив еще дров в костерок беспокойства за Елену, начавший было угасать, Варвара поймала взгляд Стефана и продолжила:
— Поэтому так хорошо, что Кэтрин на нашей стороне.
Выражению лица младшего вампира можно было позавидовать. Одним движением бровей он умудрился изобразить и удивление, и недоверие, и скепсис, уголки губ приподнялись в демонстративной усмешке. Варе захотелось вытащить мобильник и сделать фотографию этого, впервые показавшегося ей забавным, вампира. В качестве эталона недоверия.
— Позволь спросить, чем именно? — Стефан подхватил ее деловой тон.
— Мы с Еленой поменяемся местами, — Катерина снова выбрала крайне удачный момент.
Мысленно Варвара пообещала к ужину добавить и десерт. Наверняка вампирше не дешево обошлось отказать себе в удовольствии помучить братьев домыслами, сомнениями, терзаниями. Устроить игру в салочки, заставить их вымаливать ответы, торговаться за каждое слово. Это было в стиле той Кэтрин, которую они знали. Это создавало ей ту репутацию стервы, которую Варя привыкла умело использовать. И вовсе незачем было объяснять собравшимся, что такой способ ведения переговоров хоть и трудоемок, но дает куда больше представлений о тех, с кем ты имеешь дело.
— Ты шутишь? — пришел черед Деймона изумляться. Весьма убедительно, хоть и показательно. Варя похвалила и его тоже.
— Серьезна как никогда. Если Клаус будет думать, что Кэтрин — это Елена, последняя окажется вне опасности.
— Клаус на это не купится.
— Любого можно обмануть. Заменить Елену на Кэтрин не так сложно, — Варья сказала это буднично, словно говорила о замене чайной чашки на такую же. Налила себе шампанского и посмотрела поверх бокала на вампирят.
В комнате висело густое, почти осязаемое молчание. Варья пошевелила пальцами в воздухе, убеждаясь, что время не замерло. Посмотрела на Деймона. С начала разговора к его лицу приклеилось выражение «я знаю, что вы скажете», и он упорно продолжал его удерживать, но сейчас позволил себе поддаться всеобщему удивлению. Определенно, не так он представлял себе подмену Елены. Наверняка предвкушал то упоительное чувство, которое испытывает единственный посвященный в тайну двух таких интересных сообщниц мужчина. Катерина своим предложением разбила его иллюзорные надежды на плацдарм для издевательств над младшим братом.
— С чего бы ей помогать нам? — недоверчиво спросил Стефан.
— Она помогает мне, — Варя сказала это как очевидный факт, с таким видом, будто странно было слышать, что у них возникли какие-то иные варианты. — Помимо прочего, это поможет и Кэролайн, Стефан, — Варя понимала, что убедить в первую очередь необходимо его, Елена согласится с мнением большинства или начнет судорожно его оспаривать. В любом случае, манипулировать ею будет проще. — Если с ней что-то случится, Кэтрин будет рядом.
— Это настораживает.
— Я спасла Елене жизнь, это тоже настораживает?
— Стефан, — Елена вопросительно посмотрела на бойфренда. — Кэролайн тоже в опасности. Если Клаус решит навредить ей, они смогут ему помешать.
Варя бы закатила глаза, если бы в этом момент на нее никто не смотрел, но это, увы, было не так. Девичья дружба и забота в стиле «я знаю, что лучше для моей подруги, но не скажу ей всей правды» Варвару неизменно забавляла. Однако аргумент оказался весьма убедителен. Лицо Стефана чуть разгладилось, он потеплел и слегка улыбнулся девушке.
— Что за ритуал, и чего мы этим добьемся?
Внутренне бессмертная выдохнула с облегчением. Формально согласие не прозвучало, но было получено.
Добавил: enigma_net |
Просмотров: 2238
Форма входа
Логин:
Пароль:
 

Статистика