Главная

ФАНФИК "ЗЕРКАЛА" NC-17 Эпизод шестнадцатый

13.10.2015, 22:31
Резко распахнув входную дверь особняка, Варя не успела сделать и пары шагов, как столкнулась с Деймоном. Прежде мягкое и рельефное тело в этот раз на ощупь показалось твердым и почему-то мокрым. На мгновение она удивилась, потом увидела, что он держит в руке ведерко для льда с водой, которая на нее вылилась.
Отступив на шаг, Варя посмотрела на некогда бежевое платье на котором, среди прочих, расплывалось большое мокрое пятно.
Деймон окинул ее внимательным взглядом.
— Вижу, выставка прошла не очень удачно? — саркастично поинтересовался он, выдав одну из ухмылочек.
— Я не в настроении, — резко оборвала Варя. — Где Кэтрин? Нам надо поговорить.
Она обошла его и направилась к лестнице
Деймон странно хрюкнул.
— У нас тоже возникли небольшие сложности
— Какие, нахрен, сложности? — воскликнула бессмертная, спуская накопившийся за время выставки стресс. — У меня в активе провальный дебют художника! Я не настроена решать еще какие-то проблемы, кроме...
— Кэтрин пропала, — резко перебил ее Деймон.
— Что значит пропала? Куда она, черт побери, могла деться?
— Знаешь, я то же самое хотел спросить у тебя! — Деймон подхватил ее повышенный тон.— И кстати — где Стефан с Еленой?
— Понятия не имею.
— То есть? Что у вас произошло?
— А что у вас произошло? — Варя почувствовала, что накал страстей достиг апогея, и чуть сбавила обороты. — Что значит — Кэтрин пропала?
— Вошла в коридор и не вышла.
Мысленно Варя похвалила Деймона за лаконичность рассказа
— То есть, — прищурилась недобро, — ты не догадался заглянуть внутрь?
— Во-первых, она сказала не лезть, что бы не случилось.
— И ты прям так сразу послушался.
— Во-вторых, не было никакого «внутрь». Конструкция вспыхнула, а потом зеркала исчезли вместе с Кэтрин.
Варя грубо выругалась на русском, упомянув зоофилическое прошлое вампиров. Устало вздохнула и только теперь заметила, что в руках у Деймона не только ведро, но и бутылка шампанского.
— Дай-ка сюда, — она уселась на нижнюю ступеньку лестницы и протянула руку.
Вампир без лишних споров вручил ей бутылку.
— За полное фиаско! — она глотнула из горлышка и слегка закашлялась.
— Что произошло на выставке? — Деймон уселся рядом и взял бутылку у нее из рук.
— Драка, в которой поучаствовал художник и его приятель, обидевшийся, что не пригласили на выставку. Кроме того, теперь весь город знает про вампиров, потому что Клаус не слишком скромничал, выбивая из приятеля извинения за самовольный приход.
— Стефан? — в сдержанном вопросе Деймона сквозило серьезное беспокойство за брата.
— Он в драке не участвовал и вообще не особо светился. Тенью бродил за Еленой, берег от лишних стрессов. Не думаю, что он под подозрением.
Напрягшееся лицо вампира разгладилось, к нему вернулась насмешливость и легкая ирония.
— А с тобой что случилось? — Деймон выразительно поглядел на рваное платье.
— Все тот же Клаус.
— Вынудил раскрыть инкогнито?
— Ты, вероятно, заметил Деймон, что я не особенно скрываю свою природу, — саркастично изрекла Варя, глотая прохладное шампанское.— Неприятность в том, что вы, вампиры, делаете из этого проблему.
— И какую же проблему я сделал? — он снова повысил голос.
— Да ты вообще в каждой бочке затычка!
Деймон вскочил, и Варя с тоской подумала, что сейчас опять получит по морде, но в этот решающий момент раздался лаконичный стук в дверь.
— Кого там еще принесла нелегкая? — спросила Варя у пространства, пока вампир на форсаже метнулся к дубовой створке и резко распахнул ее.
На пороге, дымя бычком и пошатываясь, стояла Кира. Сперва взгляд ее уперся в настороженное лицо Деймона. Внимательно изучив его, спустился к груди, обтянутой черной трикотажной майкой, сфокусировался на пряжке ремня и быстро расфокусировался чуть ниже. Закончив осмотр на грубых ботинках из черной кожи, бессмертная, похоже, осталась довольна. Отбросила в сторону окурок и, опять покачнувшись, сделала шаг вперед.
— Варвара здесь? — голос пьяно вибрировал и грозил сорваться на тонкий фальцет.
Деймон обернулся, взглядом выражая степень крайнего удивления и немой вопрос в глазах.
— Это Кира, — взмахнула рукой Варя, размышляя, зачем бессмертная явилась так быстро.
Судя по нетвердой походке, Кира плотно заправилась сразу после посещения полиции. Что ж, ее можно было понять. Она приехала тихо пересидеть неприятный жизненный период и тут же попала под раздачу и внимание властей. Из того, что знала Варя о Кире, последняя предпочитала внимания к себе избегать. Особенно — пристального внимания шерифа к ее разрешению на ношение оружия, которое, к великому Вариному удивлению, у наемницы было, и даже настоящее.
— Какая еще Кира? — Деймон снова повысил голос.
Варя тяжело вздохнула, думая, что если скандал продолжится, Кира просто пристрелит вампирчика вместо того, чтобы затащить в койку и хоть немного отвлечь от допроса. Один сегодня у нее уже произошел в полиции, сразу после инцидента на открытии.
— Телохранитель Клауса.
Глаза Деймона опасно сузились. Он медленно приблизился к Варе, все еще сидящей на ступеньке лестницы.
— И какого же черта она здесь делает?
— Я в отставке, — сообщила пьяным голосом телохранительница и бухнулась рядом с Варей. — Что пьешь?
Бессмертная кураторша поглядела на этикетку
— Шабли.
Кира ловко перехватила бутылку и сделала большой глоток.
— Ничего так, — резюмировала она, возвращая емкость Варе.
Деймон с минуту молча смотрел на них со смесью умиления и раздражения одновременно. Потом облокотился на перила и невольно засмотрелся на Варино декольте. Почувствовав его взгляд, бессмертная подняла голову.
— Твоя очередь рассказывать, что у вас случилось, — напомнила она сухо.
— Я уже рассказал, — в тон ей отозвался Деймон и переключился своим порочным обаянием на Киру. Подмигнул устремившей на него взгляд девице, выглядящей моложе Вари на добрый десяток лет, а значит, по его мнению, попадающей под силу обаяния грешного соблазна. Несмотря на свой жизненный опыт, Деймон не утратил некоторой юношеской уверенности в неотразимости своих чар. Кира улыбнулась ему, но улыбочка скорее напоминала жадный оскал. По мнению Вари, наивно Кира не умела улыбаться никогда.
— Твоя версия случившегося с Кэтрин? — жестко вернула Варя беседу в интересующее ее русло, с наслаждением наблюдая за сменой эмоций на лице вампирчика. По его виду было понятно, что ему очень хочется сплюнуть, но ковер явно дорогой и раритетный.
— Мне бы тоже хотелось об этом услышать, — сказал мягкий баритон с порога.
Деймон подскочил и рванулся к вновь прибывшему. Варя закрыла глаза. Кира пихнула ее локтем под ребра и шепотом спросила:
— А этот чего приперся?
— Ну, видишь, — устало, не открывая глаз, буркнула Варя тоже переходя на русский, — Тело принес.
На руках у Элайджи, возникшем на пороге особняка Сальваторов, висела Елена, имеющая вид потерянный и обреченный.
— Деймон, — слабо пискнула школьница, предпринимая попытку выбраться из лона рук заботливого древнего. Тот аккуратно, словно бесценную вазу, поставил ее на пол. Елена подрезанной тростинкой рухнула в объятия обалдевшего Деймона, не успевшего даже высказаться в адрес незваного гостя.
— Где Стефан? — в голове Елены звучали слезы и мольба.
— Это тоже хороший вопрос, — заметил Элайджа, обходя скульптурную композицию «дева рыдает на плече друга» и устремляя испытующий взгляд на Варвару.
— Почему все смотрят на меня? — едко поинтересовалась она. — Я два часа провела в полиции, отвечая на вопросы о Клаусе.
— Знаю, — мягко завершил зарождающийся спор Элайджа. — Но все же мне бы хотелось знать, что происходит.
— Город стоит на ушах, — емко сообщила Кира. — На улицах полно народу и полиции. И пробки, — пожаловалась она, — Я еле доехала.
Варя, слушая сестрицу, думала о том, что сложности с передвижением вызваны в первую очередь очень нетрезвым состоянием водителя, но измышления предпочла оставить при себе.
— Твой брат навел шороху, — закончила свой краткий монолог Кира в полной тишине.
— Брат? — хором спросили Деймон и Елена, отрываясь друг от друга.
Элайджа сделал в Кире большую дырку взглядом, явно показывая, что не собирался афишировать эту информацию. Кира пожала плечами.
— С меня хватит! — сказала Варя резко. — Я устала, я хочу есть, я иду в душ. Разбирайтесь со всем сами.
Она решительно поднялась и направилась вверх по лестнице. Ее никто не остановил.

Включив воду в душевой кабине, Варя убедилась, что шум достаточно силен, чтобы заглушить ее голос. Быстрым взмахом кинжала резанула по подушечками пальцев, сморщившись от минутной боли, и провела кровью по стеклу большого зеркала на стене. Поверхность пошла дрожащей рябью, как вода в ветреный день, померкла, покрываясь белым налетом, и разгладилась. С обратной стороны зеркала на нее смотрела Катерина.
— Как все прошло? — поинтересовалась вампирша, внимательно разглядывая усталое лицо подруги.
— Шумно, — Варя вздохнула и закурила, не беспокоясь о том, что влажные волосы впитают сигаретный дым.
— Клаус?
— На крючке. Печать заинтересовала его. Как девчонка?
— Пока держится. Как ты?
— Здесь не так плохо, как может показаться сначала. Пустынно и, пожалуй, одиноко. Но в целом терпимо. Ритуал сработал, — вампирша коснулась кулона из шунгита, висящего на груди. — Ты выглядишь устало,— осторожность тона немного умиротворила взвинченные нервы бессмертной.
— Переживу, — Варя махнула рукой. — Печать слышно?
Катерина поморщилась.
— В основном пение и незнакомый язык. Если концентрироваться на звучании, начинает кружиться голова, и мир теряет четкие границы.
Катерина сосредоточенно наморщила лоб, ладони нервно подрагивали, пальцы то и дело сжимались.
— Я вижу тебя, как сквозь струю водопада, когда слушаю ее, — напряженность тона насторожила бессмертную.
— Не сойди с ума, — серьезно попросила Варя.
Вампирша по ту сторону зеркала взмахнула рукой, призывая к молчанию.
Варя присела на мраморную столешницу. Прохлада камня действовала успокаивающе и освежала. На мгновение прикрыв глаза, Варя почувствовала, что уплывает в дрему, и встряхнулась. Потушила сигарету под струей воды и вновь устремила взгляд на зазеркальный мир.
За спиной подруги в серой дымке терялись очертания низких домов и деревьев. На неосязаемом ветру покачивался древний эвкалипт, роняя листья на гравийную дорогу. Светлые дома зияли трещинами, щерились пустыми провалами окон. Воздух дрожал от неощутимого зноя, рябил, меняя контуры предметов. Дома будто перетекали один в другой, сливаясь с деревьями, дрожа, как миражи в пустыне. Казалось, что зеркало съедает краски, высветляя все до ровного серого тона, делая мир по ту сторону полупрозрачным и иллюзорным, нереальными, выдуманным, фантастичным.
Чем дольше всматривалась в окружающий пейзаж Варвара, тем жарче становилось в ванной комнате. Почувствовав, что вспотела, бессмертная скинула полотенце на пол и прислонилась лбом к зеркалу. Оно оказалось обжигающе горячим, и Варя с руганью отпрянула.
Катерина вздрогнула, будто очнувшись от сна, взгляд ее на миг обрел осмысленность и тут же угас, поглощаемый зноем зазеркалья.
Варя нахмурилась.
— Катерина? — позвала осторожно.
Вампирша напряженно прислушивалась, на висках выступили бисеринки пота. Протянув руку к поверхности зеркала, она начертила несколько символов, явно складывающихся в предложение. Варя заозиралась по сторонам в поисках того, на чем можно было бы записать послание из зазеркалья. Ничего, кроме красной помады, на туалетном столике не оказалось. Быстро сняв колпачок, Варя обвела символы и прислонила второе зеркало, чтобы прочесть. Зеркало задрожало, мерцая картинкой, впитало подсохшую кровь, дрогнуло очертаниями, и Катерина мешком осела в черноту теряющего изображение мира.
— Катя! — вскрикнула Варя, пытаясь разглядеть что-то через туманную дымку. Одернула себя за громкое восклицание и выскочила нагишом в комнату.
У окна, созерцая рассвет, стоял Элайджа.
— Можно было и постучаться, — зло бросила Варвара, не смутившись ни на грамм.
Элайджа бросил на нее взгляд через плечо и деликатно отвернулся.
— Прошу прощения, — негромко извинился он, но уходить не собирался.
Зная его, Варвара предположила, что ее ждет очередной серьезный разговор, но сейчас ее куда больше беспокоила потерявшая сознание Катерина и послание, переданное ею через Печать. Схватив с комода лист бумаги и ручку, она вернулась в ванную и быстро перерисовала незнакомые символы на лист. Медленно выдохнула. Рискованно было призывать Катерину еще раз в присутствии Элайджи.
Сложив лист вчетверо, Варя подобрала с пола полотенце, обернулась им, выключила воду, необходимость в этом отпала. Несколько бумажных салфеток и мыло помогли очистить зеркало от послания. По краям остались алые разводы, но сейчас Варю это не беспокоило. Куда важнее было, уловил ли чуткий нюх вампира запах крови, а тонкий слух — разговор.
Выйдя из ванной, она застала древнего вампира в том же положении, что и раньше. Он, казалось, замер статуей и совершенно не замечал происходящего вокруг, но Варя была убеждена, что это не так.
— Чем обязана? — спросила без энтузиазма.
— У Елены любопытное украшение, — заметил он отстраненно.
Варваре пришлось приложить серьезное усилие, чтобы проконтролировать пульс, попытавшийся пуститься вскачь от этого замечания.
— Я вторые сутки на ногах, — напомнила она. — Мы будем обсуждать школьную бижутерию?
Она открыла ящик комода с бельем и ловко сунула бумагу на дно, прикрыв кружевными трусами.
— Зачем ты пришел на выставку? — спросила недовольно, разбавляя затянувшееся молчание. — Мы договаривались не провоцировать Клауса.
— Хотел убедиться, что могу тебе доверять.
— Убедился?
— Где Катерина, Варья? — слушая шуршание одежды, Элайджа не оборачивался, но Варя физически ощутила, как он буравит ее ожидающим взглядом. Посмотрела на статную фигуру вампира. На нем был очередной безупречно сидящий костюм, застегнутый на все пуговицы темно-синий пиджак, брюки на тон темнее, начищенные ботинки. Варвару удивило — когда он нашел время привести себя в такой порядок?
— Не здесь, если ты спрашиваешь про дом и город, — ответила уклончиво, открыто врать не хотелось, хотя рано или поздно придется.
— Я спрашиваю о ее местонахождении.
— Затрудняюсь сказать тебе точно.
— Ты лжёшь.
Это прозвучало как приговор и стало ясно, что о доверии между нанимателем и исполнителем можно забыть. Варя с грустью подумала о том, как хороши были последние четыре столетия сотрудничества. Они по-своему дружили, она уважала его, он уважал ее. Компромиссы и взаимное доверие — вот на чем базировалась идеальность этой работы. Но, увы, всему приходит конец, и Варя мысленно перевела Элайджу в разряд потенциальной опасности.
— Ты беспокоишься о ней или ком-то другом?
— Это не имеет значения.
— Принципиальное, — запальчиво возразила Варя, используя тактику нападения.
— Она тебе так дорога? — Элайджа счел возможным повернуться, застав Варвару не до конца одетой, но все-таки более прикрытой, чем в первый раз.
— А вот это для тебя не имеет значения, — парировала она, натягивая тонкую майку. — Судя по тому, что произошло на выставке, ты решил сложить с меня полномочия по осуществлению ее безопасности, — Варя поймала себя на переходе тона в деловой и официальный. — А заодно взял на себя и обязательства по отношению к Елене, которой твой брат живо интересуется. Желаю успехов в этом славном начинании, он та еще заноза в заднице.
Элайджа улыбнулся краем губ.
— Вижу, ты действительно устала, — мягко сказал он, неслышно и незаметно приблизившись.
Варя почувствовала, как напряглась спина. Быть поблизости от такой силы становилось опасно, а кинжал остался в ванной.
— Не беспокойся,— правильно истолковал ее напряжение Элайджа. — Я тебе не враг.
— Это, несомненно, радует, — Варя не спешила расслабляться, обошла кровать и встала с другой стороны, увеличивая дистанцию.
Он усмехнулся, постоял немного и вернулся к окну. Рассвет вступал в свои права, освещая первыми лучами лицо вампира, и Варе это показалось красивым зрелищем. Ровно до того момента, как на его щеке начали расплываться волдыри ожога. Он мгновенно задернул штору. Бессмертная почувствовала, как ее челюсть устремляется к полу и буквально рукой ухватилась за нее. Следом на руке сжались стальные тиски пальцев древнего.
— Что вы сделали? — это был приказ отвечать, исключительно по воле вампира облеченный в вопрос.
— Руки убери, — посоветовал жесткий голос от двери.
Варя мельком подумала, что ее комната больше похожа на проходной двор. На пороге стояла Кира и целилась в вампира из вальтера. На Варино счастье, не конфискованного в полиции. Элайджа отступил, хотя лицо его миролюбия не выражало. Ожог затягивался.
— Там девчонке плохо, — объяснила свой приход Кира. — Трясется вся и горячая, как печка.
Послав Варваре выразительный взгляд, Элайджа исчез. Через секунду с первого этажа раздались матерные крики Деймона, прогулявшегося, очевидно, по солнечной половине комнаты.
— Проблемы? — уточнила Кира прислушиваясь. Она все еще была пьяненькая, но готовности к боевым действиям это не отменяло. Для нее переход из одного состояния в другое занимал не более секунды, и она легко расслаблялась через миг после того, как целилась в мишень. Варя ей позавидовала. Напряжение не желало отпускать.
— Похоже на то, — она устало присела на край кровати и осмотрела свой наряд, возможности хранения оружия не предусматривавший. Шифоновые бриджи не имели карманов, майка оголяла плечи и руки, делая их уязвимыми. Собственный глок дремал в бардачке машины и был слишком велик в сравнении с кириным вальтером, который она уже куда-то спрятала с ловкостью фокусника.
— Что будем делать? — деловито уточнила Кира, закуривая.
— Сваливать, — буркнула Варя, поднимаясь. Вытащила из-под кровати сумку и принялась запихивать в нее вещи. Первым делом вынырнул из ящика с бельем лист бумаги и скрылся в боковом кармашке.
— План по мне, — улыбнулась Кира. — Через окно?
— Через дверь.
— Думаешь, они не будут возражать?
— Думаешь, мы их спросим?
— Я бы прихватила с собой брюнета, для снятия стресса, — заметила Кира, выпуская дым в потолок.
— Я бы тоже, — голос Вари на миг обрел сексуальную плотоядность. — Но он солнечной прогулки не выдержит.
— Расскажешь, с чего их так срубило?
— Самой бы понять, — искренне вздохнула Варвара, застегивая молнию. — Угости сигареткой.
Рука Киры ловко нырнула в карман и извлекла пачку. Точность движений, их эргономичность и выверенность никак не вязались с образом пьяной малолетки.
— Притворяешься? — спросила Варя прикуривая.
— Привычка, — Кира пожала плечами.
— Понимаю.
Забрав кинжал из ванной, Варвара оглядела комнату еще раз, проверяя не забыла ли что-то важное. Кира соскользнула с постели, запнувшись о ковер, но удержала равновесие и последовала за Варей по коридору.
— Не возражаешь, если я тут обогащусь? — поинтересовалась, воровато озираясь.
— Ни в чем себе не отказывай, — улыбнулась Варя, предвкушая негодование хозяев дома, обнаруживших, что их обчистили.
Добавил: enigma_net |
Просмотров: 1340
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика