Главная

ФАНФИК "ЗЕРКАЛА" NC-17 эпизод пятый

13.05.2014, 13:45
Выруливая на центральную площадь города, Варвара выбросила сигарету за окошко и буквально физически ощутила, как в нее вонзились лучи ненависти. Энергия исходила от престарелого вида дам, восседавших на резной скамейке возле входа в аптеку. Останавливаться и подбирать окурок было глупо. Подумав нехорошее о нравах, царящих в городе, и предках пенсионерской элиты, Варя припарковалась и вышла из машины. Привычно обежав взглядом окружающее пространство, заметила красный порш, но владельца рядом не увидела.
Катерина явно слукавила, говоря о небольшом чаепитии с кексами. Над большой лужайкой центрального парка были натянуты полосатые тенты. Под навесом разместились длинные столы, накрытые белыми бумажными скатертями. Помимо сладких десертов, на них громоздилось множество разнообразной выпечки, бутылки с холодным чаем, ведерки со льдом и неизвестный розовый напиток в больших графинах. Публика щеголяла нарядами нежных пастельных оттенков. Несколько консервативными, на Варин вкус, однако вполне соответствующими чопорности мероприятия.
Эта толчея под открытым небом даже отдаленно не напоминала светские рауты в Хэпмтонсе, затевавшиеся с целью поразить знакомых дороговизной приема, новыми нарядами, но главное — содрать побольше денег под благовидным предлогом. Варя на таких мероприятиях ощущала себя Остапом Бендером* в кругу соратников. Каждый считал своим долгом раскрутить другого на деньги. Сумм, получаемых на таких собраниях, хватило бы, чтобы поднять экономику маленького африканского государства. Они с Катериной неплохо кормились так несколько лет, будучи в дружбе с владельцами крупного холдинга, завсегдатаями этих тусовок. История, впрочем, закончилась в Катеринином стиле. Оставив приятный бонус в виде Центра искусств, которому по пьяной лавочке они придумали название «Грани реальности».
Варя подозревала, что местное чаепитие тоже устроено с целью сбора средств под прикрытием взращивания истинных южанок из современных малолеток. И заранее запаслась чеком на ничтожную — по меркам Хэмптонса — сумму.
Под отдельно стоящей палаткой цветов флага Конфедерации была установлена небольшая трибуна с микрофоном. Неподалеку от нее пятном свежести на общем монотонном фоне суетилась пятерка юных феечек в пестрых платьях. Беверли Каммингс и девушки, помогающие ей в нелегком деле наследования исторических традиций Юга. Они о чем-то переговаривались и бурно жестикулировали. Варя направилась было к ним, но ее опередил худощавый мужчина с усталым и недовольным лицом. Бесцеремонно взяв предводительницу под локоть, он отвел ее в сторонку и, судя по скисшему лицу девицы, начал читать нотацию. Скрипнул микрофон, привлекая внимание к трибуне, и женский голос поприветствовал собравшихся. Варвара обернулась. Городской мэр, натянуто улыбаясь, сообщила, что мисс Каммингс не сможет выступить сегодня с ежемесячным сообщением от комитета. Косой взгляд, брошенный в сторону девушки, был полон осуждения и недовольства.
Варя уверенно направилась к скамейке. Натренированный на нью-йоркских скандалах нюх подсказывал, что она наблюдает рождение городской сплетни. Кэрол Локвуд тем временем вещала, что, несмотря на досадную заминку, чаепитие продолжается, а она позволит себе сообщить некоторые городские новости. Бессмертная слушала в пол-уха, но уже через две минуты перестала обращать внимание на болтовню мэра. Поэтому фраза «Поприветствуем мисс Шиван!» застала ее врасплох прямо в промежутке между двумя тентами, под жадными лучами солнца. Несколько секунд ей потребовалось, чтобы осознать, что все внимание публики сосредоточено сейчас на ней. За это время профессиональная улыбка куратора выставочных центров заняла прочные позиции на губах. Варвара шагнула в тень навеса и, отвечая на посыпавшиеся со всех сторон приветствия, продолжила свой путь в сторону скамейки с наследницами традиций. Кэрол Локвуд заливалась соловьем о предстоящей выставке художественных произведений мистера Майклсона и отвесила самой Варе несколько общих комплиментов. Далее последовала новая для самой Вари информация, что совет основателей получил в подарок дюжину приглашений на выставку и намеревается прибыть туда в полном составе. А также об аукционе, который будет проводить лично куратор выставки. В этом месте Варя успела подобрать упавшую челюсть и снова вежливо улыбнуться всем, кто оказался поблизости.
Идея с аукционом, наверняка, принадлежала самому художнику. Клаус обрел еще один пунктик к краткому списку своих достоинств. Практичность. Мысль о распродаже его мазни приходила в голову и самой Варваре, но она предположила, что в захолустном городке едва ли кто-то найдет достаточно средств на покупку сомнительной живописи.
Подарочные приглашения плохо вписывались в план большой прибыли, но зато делали личный план Варвары и Катерины практически идеальным.
Пока она расточала улыбки и приветствия своим новым знакомым из числа городских пенсионеров, девчонки из комитета покинули лавочку, и под конвоем мистера Каммингса отправились за пределы пищевой поляны. Проводив их взглядом, Варя мимолетно пожалела об упущенных возможностях и решила покурить в тени дуба.
Мэр Локвуд закончила свой монолог напоминанием о предстоящей вечеринке у озера для старшеклассников и покинула трибуну. Варя присела на опустевшую скамейку, завозилась с крохотной сумочкой и пачкой сигарет, и приближения мэра не заметила.
— Добрый день, мисс Шиван, — Кэрол вежливо улыбнулась и протянула стакан с лимонадом.
План по отравлению окружающей среды пришлось отложить. Грешно было портить работу мэра по представлению себя обществу. Кэрол умудрилась расписать ее в лучших красках, абсолютно ничего о ней и ее работе не зная.
— Здравствуйте, мэр Локвуд, — Варя приняла подношение. — Спасибо за теплые слова.
— О, ну что вы, не стоит. Новые люди в нашем городе появляются не так часто. Тем более представители такого крупного выставочного объединения. Для нас большая честь, что вы решили устроить демонстрацию работ в Мистик Фоллс.
Запахло лестью. Кэрол сладко улыбнулась в ответ на легкое Варино недоумение. Отметив про себя степень осведомленности местного мэра, бессмертная подумала сменить гостиницу. Возможно, придется разъехаться с Катериной, если обнаружится слежка. Засветиться в обществе легендарной городской вампирши было бы большим промахом.
— Где вы остановились? — словно читая мысли, спросила Кэрол.
Варвара глотнула лимонада и застыла. На вкус было похоже, будто в крошечном стаканчике растворили килограмм сахара, предварительно смешав его с кленовыми опилками. Мгновенный порыв исторгнуть жидкость обратно пришлось подавить. Плевать в рожу мэру было очевидно плохой идеей, но проглотить адское пойло сил тоже не хватало.
Кэрол Локвуд заинтересованно ждала ответа, мило улыбаясь. Варя сосредоточенно молчала, решая, впадет ли прямо в гиперсмолярную кому**, если проглотит «замечательный кленовый лимонад». Ситуация становилась критической.
— В Атланте, — положение спас Клаус, вынырнувший из ниоткуда. Внимание мэра переключилось на городского мецената.
— О, — удивленно воскликнула она, повернувшись к художнику, — так далеко?
Воспользовавшись паузой в беседе и тем, что Кэрол беззастенчиво пожирает деятеля искусства глазами, Варя сплюнула лимонад под дерево. Ловко переместившись так, чтобы закрыть ее собой, Клаус заговаривал зубы мэру, вещая о своих далеко идущих планах по реставрации памятников истории и архитектуры. Которых, оказывается, в избытке на территориях, принадлежащих семье Локвуд. И он с большим удовольствием бы написал несколько картин с натуры, если бы она разрешила ему прогуляться по частной собственности или составила компанию. Кэрол, похоже, готова была сама предоставить ему натуру в любой точке своих владений, потому что кивала как китайский болванчик и соглашалась со всеми его предложениями.
Когда мэр, скомкано извинившись, ушла в направлении столика с десертами, Клаус протянул Варваре нераспечатанную бутылку воды. Бессмертная приняла ее, сорвала пломбу и с наслаждением прополоскала рот.
— Спасибо. Это было кстати, — она потрясла бутылкой, усмехаясь.
Клаус издал смешок.
— Восхищаюсь вашей выдержкой. Когда я попробовал этот лимонад в первый раз, не смог сдержаться.
Предположение о том, что лимонад под завязку напичкан вербеной, Варя оставила при себе.
— Вы в самом деле остановились в Атланте? — поинтересовался Клаус.
— Нет, в Ричмонде.
— Приехали на автобусе? — он окинул ее выразительным взглядом, задержавшись на высоких каблуках.
— Нет, конечно. Взяла машину в аренду.
— Почему же не остановились в городе? — Клаус присел рядом.
— Гугл упоминал о каком-то пансионе Сальваторов, но, судя по отсутствию отзывов, это не самое популярное место.
Художник хихикнул, имея удивительно ехидный вид.
— Я сказала что-то смешное? — Варя и сама готова была посмеяться, но приходилось держать марку неведения.
— Как вам сказать, — он снова усмехнулся, а Варя вспомнила, почему он так нервировал ее в прошлую встречу. — Мистик Фоллс — необычное место, — он загадочно умолк, провоцируя ее на расспросы.
От ехидных мыслей о своеобразности города и его населения Варю отвлек визг покрышек. Бросив взгляд через плечо, она заметила еще одну раритетную машинку. Голубой «Камаро» начала семидесятых ловко воткнулся сразу на два парковочных места. Залихватски хлопнув дверцей, из кабриолета вышел Деймон собственной персоной.
— Деймон Сальваторе, — почти пропел Клаус с непередаваемым оттенком сарказма.
Варя не стала поворачиваться, чтобы убедиться в наличии усмешки на его лице. С минуту понаблюдала за Деймоном, вышагивающим по горячему асфальту в черном прикиде и улыбающимся... с легкой насмешкой. В голове родилась мысль о курсах принудительного обучения вампиров Мистик Фоллс умению нормально, по-человечески улыбаться.
— Могу вас познакомить, — сообщил Клаус. — Хотя я бы предпочел, чтобы вы остановились у меня, — пользуясь ее молчаливым вниманием, он взял ее за руку и погладил запястье большим пальцем.
Реплику о бесплатном кровавом завтраке Варвара оставила невысказанной.
— У меня сложилось впечатление, что это могут неправильно понять, — она мягко высвободила руку и, повозившись с сумочкой, достала пачку сигарет.
— Я умею убеждать, — Клаус слишком быстро для человека переместился ей за спину и положил руки на плечи.
Варя сделала вид, что не обратила внимания на его сомнительные вампирские игрища. Выпустила струйку дыма, краем глаза наблюдая за Деймоном. Стоящий за ее спиной вампир, вопреки логике, не напрягал. При таком скоплении народа едва ли он решит перекусить.
— Вы обещали помочь отобрать картины для выставки. У меня есть свежие эскизы, было бы приятно, если бы вы их оценили. И остались после. Выпить чего-нибудь. За успех выставки.
Его пальцы пришли в движение, слегка массируя ей плечи. Варвара мысленно нарисовала на себе звездочку за сдержанность, ибо ей и в этот раз удалось промолчать и не уточнить, кто что будет пить. Притворяться несведущей в теневых делишках этого городка становилось все сложнее. Клаус поглаживал ей плечи, имитируя массаж, но Варвара чувствовала, как его внимание все больше утекает в сторону. Движения стали совсем механическими, она поняла, что ответа он не ожидает. Пригляделась внимательнее к публике на поляне и заметила появление уже знакомой троицы школьников. Кэролайн о чем-то спорила с Еленой, Стефан с видом «я тут ни при чем» стоял в сторонке. Его внимательный взгляд быстро нашел в толпе Деймона, и губы на мгновение сжались в тонкую линию. Между братьями особого тепла не наблюдалось. Варя о конфликте знала, но помалкивала, опасаясь сболтнуть лишнее.
Деймон, как и предсказывала Катерина, общался с шерифом. Судя по выражению лица, о чем-то не слишком пристойном. Шериф выглядела слегка смущенной и нервно теребила ремень на форме.
Варя докурила сигарету и осмотрелась в поисках урны.
— Клаус, — она повела плечами, стряхивая замершие руки, — мне жарко.
— Это можно исправить, — он склонился к ней.
На секунду Варя напряглась, ожидая укуса, потом заметила, что Кэролайн и Елена смотрят в их сторону. Усмехнулась.
— Пока что мне стало еще жарче, — она бросила окурок на газон и вдавила в землю каблуком.
— Вас за это на части разорвут, — вкрадчиво сообщил ей Клаус, не меняя положения.
— Если они попытаются меня съесть, вы меня защитите...
Фраза прозвучала очень двусмысленно. Он отстранился, внимательно взглянул на нее. Варя беспечно улыбалась, изо всех сил стараясь производить впечатление ничего не понимающей девушки.
— Покинем место преступления, пока у нас не появились свидетели, — он, ловко подхватив ее за руку, повлек в сторону от столиков с угощениями.
Лицо вампира разгладилось, на губах снова появилась усмешка. От этого вида веяло фальшивкой, словно он притворялся самим собой, а уже после — художником, с легкой иронией глядящим на мир. В сущности, так оно и было. Клаус всегда кем-то притворялся. Мало кто, описывая его как личность, начал бы с его художественных пристрастий, обычно перечисляли список наиболее известных жертв.
Сейчас Варе казалось, что слои обмана наложились друг на друга, и где-то внутри пробили дыру, из которой сквозит истинной сущностью ее спутника. И запах этот отдавал затхлостью усталого одиночества.
Они резво удалялись в сторону парковых кустарников. Их неровная, пышно цветущая бело-розовая линия проводила границу между людной частью парка, расположенной рядом с мэрией, и более уединенной частью. Дорожки там разбегались в разные стороны, удаляясь друг от друга, теряясь между кустов и деревьев. На карте это было похоже на плохую копию английских газонов с лабиринтами.
Варвару разобрало любопытство. Клаус определенно намеревался скрыться от глаз многочисленных свидетелей в ее обществе. Возникал вопрос, зачем. Вызвать ревность у Кэролайн или устроить ей допрос с пристрастием, выясняя, что же она знает о городе и его обитателях?
Страшно ей не было. Меча при себе Клаус не носил, а отгрызть ей голову будет крайне проблематично. Не говоря уже о том, чтобы скрыться после незамеченным.
— Кстати, что это за идея с аукционом? — прервала молчание Варя. — Когда вы собирались мне сказать?
— Мне показалось удачным совместить выставку с продажей, — мягкости в его голосе поубавилось, от флирта не осталось и следа. По тону ответа казалось, что он едва удерживается от того, чтобы сорваться на грубость.
Рука его сжалась на ее предплечье чуть сильнее, чем следовало. Иллюзорные догадки о чистоте намерений Клауса покинули Варину голову. Определенно, это была прогулка не для романтических поцелуев за живой изгородью и не попытка спровоцировать миловидную дочку шерифа на вспышку ревности. Бессмертная внутренне подобралась, однако старательно удерживала вид веселый, хоть и слегка озадаченный.
Клаус резко свернул с парковой дорожки в сторону, скрываясь за высокими кустами олеандра. В нос Варе ударил терпкий запах цветов. Липкий, навязчивый, не искренний.
— Мы тут прячемся от бдительных любителей газонов? — ирония плескалась в тоне. — Все так серьезно? — она улыбнулась, глядя в лицо Клауса и замечая перемены.
Весь его напускной шарм исчез, забрав с собой ухмылочку. Лоб прорезала тонкая ниточка-морщинка. Он смотрел с недобрым прищуром, будто решал, с чего начать. Для себя она определила, что начнет с перелома. Если это не подействует, продолжить можно первой попавшейся под руку деревяшкой. Варя протянула руку и отломила ветку с кустарника.
— Вы знаете, что он ядовит? — она бросила взгляд на спутника. — Говорят, критяне армию Наполеона отравили с помощью олеандра, — она неспешно принялась обрывать листочки с ветки. — Такая тоненькая веточка, а в умелых руках может быть грозным оружием, — из ее голоса вытекало по капельке веселье, и с каждым словом он становился все более ровным. — Загадочно, правда? — последнее прозвучало не угрозой, но отчетливым предупреждением.
Варя продолжала обрывать листочки с самым спокойным видом. С минуту Клаус внимательно изучал ее. Обдумывал ли он стратегию поведения, выбирал методы пыток или просто сопоставлял факты, — ей было все равно. Ссориться с ним было политически невыгодно, раскрывать карты опасно и преждевременно. Однако быть безмолвной жертвой и донором она не собиралась. Катерина приписывала ему некоторые интеллектуальные способности, и Варя полагала, что он сумеет провести аналогию с ее маленькой исторической справкой. Оставалось рассчитывать, что своим выводом он удовлетворится.
В какой-то момент она интуитивно ощутила его порыв действовать по-вампирски. Подавить волю, внушить, напугать. Однако ничего не произошло. Вероятно, он счел ее поведение провокацией охотника на внушение и решил не рисковать, предполагая, что она на вербене. Ее вопрос повис в воздухе, молчание тянулось, накаляя атмосферу.
Неожиданно раздался треск веток и через кусты к ногам пары вывалился клубок, при падении разделившийся на два тела. Очень резво вскочивших на ноги и принявших крайне воинственные позы. Варе хватило одного внимательного взгляда, чтобы отметить свежие ссадины на руках Стефана, разбитую губу Деймона и несколько помятый вид обоих. Клаус хмыкнул, прерывая долгое молчание, и с насмешкой представил:
— Владельцы пансиона Сальваторе.
Ехидность его тона доставила Варе эстетическое наслаждение.
— Начинаю понимать, почему это местечко не слишком популярно среди туристов.
______________________
* — ловкий аферист и мошенник, персонаж произведений Ильфа и Петрова
12 стульев и Золотой теленок.
** — особый вид диабетической комы.
Добавил: enigma_net |
Просмотров: 3083
Форма входа
Логин:
Пароль:
 

Статистика