Главная

ФАНФИК "ЗЕРКАЛА" NC-17 Эпизод первый

30.04.2014, 13:53
Стук тонких каблуков отдавался эхом в пустом помещении. Стены, выкрашенные в нейтральный серый цвет, отражали свет полуденного солнца, льющегося через мансардные окна и стеклянные двери помещения. Казалось, что здесь был склад воздуха и пространства. Широкие колонны, разделявшие зал буквой «Т», вовсе не подавляли, как это обычно бывало в подобных местах.
Отметив про себя, что на окна необходимо повесить жалюзи, желательно теплых оттенков, одинокая посетительница помещения повернулась к дверям, на ходу вынимая мобильник из сумочки. Краткая заминка и потеря внимательности привели к тому, что она едва не столкнулась с мужчиной, каким-то загадочным образом возникшем прямо посреди пустынного зала.
Резко остановившись, молодая женщина напряженно замерла, окидывая внимательным взглядом расслабленную позу незнакомца. Изучающий взгляд добрался до лица, на котором отчетливо читалась легкая насмешка. Ироничный изгиб губ только подтверждал такой вывод. Стряхнув с себя мимолетное оцепенение, она вытащила руку из сумочки, так и не взяв телефон, и позволила легкому недовольству просочиться в тон:
— Мистер Майклсон, я полагаю?
Он не шевельнулся, продолжая внимательно разглядывать ее, все с тем же оттенком насмешки. Беззастенчиво задержался на линии декольте, украшенного крупным кулоном из бирюзы, опустился ниже. Женщина почти физически чувствовала его взгляд, скользящий по фигуре. Расстегнула пуговицу джемпера и сунула руки в карманы брюк. Вероятно, ей полагалось смущаться от столь откровенной оценки, но подобные ощущения редко посещали ее.
Когда взгляд мужчины уперся в ее ноги, скрытые под широкими брюками, и осмотр завершился, он соизволил ответить:
— Во плоти, — и после паузы уточнил: — А вы?
— Варья Шиван, куратор экспозиции «Грани реальности». И, очевидно, ваш будущий представитель, — она тоже позволила себе ухмылку, — Если, конечно, вас еще интересует выставка собственного творчества.
Он чуть склонил голову набок. Хмыкнул. Варе начало казаться, что усмешка намертво приросла к его губам, хотя знакомство их не продлилось и десяти минут. Она уже открыла было рот поинтересоваться, бывает ли у него другое выражение лица, но он опередил ее:
— Весьма, — с вновь сделав паузу добавил, — Особенно в таком... многообещающем обществе.
Говоривший одарил ее улыбкой, от которой ей, наверное, полагалось растечься восторженной лужицей, но столь незамысловатые комплименты перестали радовать Варю пару столетий назад. Вернув ему вежливую улыбку, бесполезную, как фарфоровая собачка на каминной полке, она спросила:
— Могу я называть вас Никлаус?
Дистанция в общении с авторами, которых она экспонировала, Варвару напрягала, и она предпочитала устанавливать дружеский контакт сразу.
— Клаус, — суховато поправил он. — Признаться, я ожидал увидеть кого-то... менее обаятельного, — он окинул ее странным взглядом. — И теперь начинаю опасаться, что ваше присутствие затмит мои работы.
— Надену робу, — грубовато пресекла поток его изящной словесности Варя. — Если не возражаете, обговорим детали.
— Вы всегда такая колючая? — он снова усмехался, отчего Варе захотелось умыть его с мылом. Многократно повторяя процесс омовения.
— Я предпочитаю работу с удовольствиями не смешивать, — она пожала плечами, словно не видела в своей реакции излишней резкости.
Попыталась сама себе ответить на вопрос, почему он ее раздражает, и не смогла.
— Итак. Здесь и здесь, — Варя указала на две стены по ту сторону ряда колонн, — надо разместить наборы софитов. Шести штук должно хватить. Установим их вертикально и будем использовать в первой половине дня, — в ней включился профессионал, начисто проигнорировавший легкое прикосновение к локтю. — Это даст больше пространства в той части зала и двумерный свет для работ.
Повернувшись вправо, она резким движением головы отбросила волосы за спину, едва не задев его лицо.
— На этой стене можно разместить наборы мелких эскизов и недописанное. Получится нечто вроде авторской мастерской. Угол подсветим теплым светом, это добавит уюта. Люди любят подобное закулисье, это делает выставку более личной. Словно они заглядывают в душу художника, проникают в его мысли, понимают, чем он живет и что заставляет его творить, — Варя задумчиво умолкла, рассматривая обозначенный угол, и вздрогнула, когда почувствовала его руки на своей талии.
— Мистер Майклсон, я...
— Клаус, — поправил он томным голосом, склонившись к ее уху.
Тяжело вздохнув, она набрала в грудь воздуха, намереваясь выдать монолог о бесполезности его ухаживаний. Но не успела. Со странной силой и скоростью Клаус Майклсон, будущий выставочный художник центра искусств «Грани реальности», развернул ее лицом к себе и, поймав взгляд, негромко проговорил:
— Не кричи, стой спокойно.
Варвара моргнула, глядя в его глаза. Губы чуть приоткрылись, словно она ожидала нежности. Однако вместо логично вытекающего из поведения художника поцелуя почувствовала укус.
Тело дрогнуло, но в крепких объятиях вампира сохранило прежнее положение. Усилием воли Варя удержала руки, рвущиеся оттолкнуть голодного зверя, впившегося в ее шею. Мышцы свело от спазма, инстинкты вопили и визжали, призывая оторвать от себя хищника и свернуть ему шею, но Варя просто стояла, позволяя ему питаться от себя так, словно она была сегодняшним ланчем. В сущности, так оно и было. Единственное, что радовало ее, — знание, спрятавшееся там, за белым шумом и головокружением, неизменно следовавшим за внушением вампира. Знание, что ему будет плохо.
Он оторвался от ее горла и тут же глубоко вдохнул. Отступил в сторону на несколько шагов и, достав из кармана платок, вытер окровавленные губы. Варя стояла в том же положении, в котором он ее оставил, и продолжала бессмысленно смотреть в пространство. Внутренняя карусель эмоций затихала, останавливая бег по бесконечному кругу Бороться-Терпеть-Молчать-Ждать. Она ощущала, что чуть покачивается на высоких каблуках. По шее теплыми струйками бежала кровь, стекая за воротник черной шелковой блузки. Ткань намокала и противно липла к телу, превращая и без того убогую ситуацию в откровенную мерзость. Руки чесались от желания отлепить влажную одежду от кожи. А затем врезать автору укуса. От желания подрагивали пальцы, и Варя все больше напрягалась, ожидая пока Клаус решит, наконец, вывести ее из транса.
Он приблизился и приложил к шее чуть царапнутый клыком палец за секунду до того, как женщина достигла точки кипения. Четыре небольших прокола и приличных размеров синяк исчезли через минуту. Аккуратно стерев следы крови, Клаус поймал ее взгляд и заговорил:
— Ничего не произошло, мы продолжаем беседовать о выставке.
Легкое головокружение свидетельствовало о том, что он снова внушает. Она постаралась не морщиться и вздрогнула, прогоняя навязанное ощущение прочь. Покачнулась, моргнула и со всей возможной доверчивостью уставилась на него.
— И что же, по-вашему, заставляет творить меня? — он опять ухмылялся, выглядел порозовевшим и довольным. Оттенок насмешки понизил свой градус до почти незаметного.
— Чтобы сделать такой далеко идущий вывод, мне нужно осмотреть ваши работы. Вы уже отобрали те, которые хотите экспонировать?
— Надеялся на вашу помощь в этом вопросе, — он поймал ее руку в тот момент, когда она, не справившись с чувством раздражения, потянулась к воротнику блузки. Поймал и чуть сжал. Страхуется, поняла Варя. Не хочет, чтобы она нащупала кровь.
Черт побери, вампиры забавны. Их постоянно атакуют запахи и звуки, чрезмерная чувствительность заставляет их забывать о мелочах. Таких неприятных мелочах, как влажная одежда. Для кинестетика, коим являлась Варвара, мокрый воротник блузки сосредотачивал в себе негатив, накопившийся, пока она зависала на грани сдержанности, прикармливая вампира. Этот воротник был крайне раздражающим фактором. Еще более раздражающим, чем Клаус Майклсон, ради которого она приперлась в этот богом забытый южный городок с населением в двенадцать тысяч человек. Мягко отобрав у него руку, Варя сунула ее в карман брюк.
— Мистер Майклсон, — осторожно начала она, но закончить ей не дали.
— Клаус.
Отметив противно повторяющийся диалог, Варя запретила себе раздражаться и поправилась.
— Клаус, я тронута вашим вниманием, но прошу вас, давайте сосредоточимся на выставке, — она бросила на него выразительный взгляд. — Поверьте мне, после удачно проведенного открытия я стану более сговорчивой и милой.
Он ухмыльнулся на ее слова. Эта ехидная сволочь превосходила ее в возрасте на пару сотен лет, и Варя отказывалась верить, что он купится на такие мелкие трюки, но сегодня удача была на ее стороне. С минуту он изучал ее лицо, потом улыбнулся. Первая искренняя улыбка, удивительным образом превратившая его из хищника в смеющегося над удачной шкодой мальчишку.
— Ваша взяла. Сделайте меня звездой.
— Угостите ланчем? — Варя побаловала собеседника очаровательной улыбкой. — Я что-то проголодалась.
По лицу вампира пробежала легкая тень, но он быстро вернул себе прежний вид.
— С удовольствием.
Клаус, гроза всея вампиров, злой гений прошлого и грандиозный фальсификатор, перехватил ее взгляд и обаятельно улыбнулся. Она вернула улыбку. Сытный завтрак ее кровью настроил вампира на легкий флирт, Варвара же предпочитала выдерживать большую дистанцию. Однако решила не акцентировать на этом внимание, позволив ему открыть перед собой дверь студии.
Она ожидала от него чего-то более пафосного, чем серебристый форд фокус, поэтому на парковке прямиком направилась к раритетному красному Порше. Ошиблась, поняла она по скептической ухмылке Клауса, остановившегося у соседней машины. Пожав плечами, обошла тачку, по привычке запомнив номер, и уселась в форд.
— Любите старые машины? — поинтересовался Клаус со своей неизменной усмешечкой.
Варя окончательно утвердилась в мысли, что это искривление губ — настройка по умолчанию.
— Оформляла выставку частной коллекции полгода назад в Денвере, — отмахнулась она. — Привычка, — пришлось снизойти до улыбки, чтобы не выглядеть совсем грубой надменной сучкой. По лицу вампира скользнуло странное выражение и быстро исчезло, не дав Варе времени понять, что это было.. Пробный шар с Денвером ушел мимо лузы.
Информация о Клаусе, веками скрупулезно ей собираемая, была до крайности противоречивой, и сейчас бессмертная опасалась делать ставку на какую-либо точку зрения или поспешные выводы на основе двадцатиминутного общения. С беспечным видом откинувшись на спинку сиденья, она привычным жестом погладила крупный кулон из бирюзы , висевший на шее.
— Куда мы едем? — она слегка потянулась, выставляя шею напоказ. Почти физически ощутила волну недовольства, когда водитель, проследив за ее движением, заметил пятно крови на воротнике светлого жакета. Варе пришлось приложить усилие, чтобы подавить гадкую улыбку, так и просившуюся на губы.
— В один небольшой ресторанчик, если вы не против местной кухни, — его голос звучал сухо, что никак не соответствовало манере беспечного флирта. Варвара напомнила себе, что не стоит лишний раз провоцировать спутника, пока не разберется, что он за птица.
— Я не любитель пафосных мест, — она поглядела в окно.
В каждом американском городе есть улица Вязов или Дубов, как улица Ленина или площадь Мира в каждом захолустном городке России. Варя хорошо помнила площадь Мира в богом забытом городе Осташков, которая представляла из себя круг разбитой еще военными танками дороги. В шестидесятых ей довелось посетить эту окраину цивилизации; они с Кэтрин сочли, что ничто не защитит их надежнее железного занавеса. В Мистик Фоллз наблюдалась похожая ситуация с дефицитом названий, а вот дороги тут были отличные. В данный момент бессмертная в обществе Клауса делала круг почета по главной площади, имени Героев Гражданской войны. Имена героев, как она догадывалась, были выбиты на большой стеле, стоявшей в центре газона. Сам газон был засижен приличными жителями города, как сладкое мухами. Корзинки для пикника, клетчатые пледы, воздушные шарики и красные пластиковые стаканчики для газировки. Варя хмыкнула, чувствуя, что попала в мир загадочного и непознанного вовсе не потому, что этот городок был набит монстрами под завязку. Пасторальная картинка, представшая ее взору. напоминала рассказы Катерины о ее предыдущем посещении городка, случившемся без малого двести лет назад. У искусствоведки создалось стойкое впечатление, что время в этом месте загустело и течет медленнее, чем во всем остальном мире.
— Приехали, — сообщил ее гид и ловко занял единственное свободное место на парковке.
Оказавшись на улице, Варя оправила жакет, привычным жестом закинула сумочку на плечо, осмотрелась. Мистик Гриль был вполне ожидаемым выбором, принимая во внимание недалекое расположение студии для выставки.
Клаус любезно открыл перед ней дверцу и даже чуть склонил голову. Варвара сделала вид, что не заметила внимательного взгляда, скользнувшего по шее в поисках следов его неаккуратного завтрака. Выбрала столик в зоне для курящих и, усевшись, первым делом принялась за сигарету.
— Сколько вам лет? — поинтересовался Клаус, глядя, как она выпускает струйку дыма.
— Двадцать один уже исполнился, — усмехнулась Варя, помахивая рукой, держащей сигарету.
Бросила на него внимательный взгляд. Он был обаятельным, этот безграмотный римский летописец. Читая его подделку хронологии, Варвара нашла четыре грамматических ошибки и двенадцать исторических несоответствий. Настолько далеких от действительности, что она немедленно возжелала узнать, что пил автор этих записей, и заказать себе ящичек. В трезвом уме ошибиться двумя нулями в численности римской армии было сложно.
Клаус, между тем, склонился к ней, опираясь локтями на стол. В его лукавых глазах плясали чертики:
— Вы так смотрите, будто знаете какой-то секрет обо мне, и он вас забавляет.
Варвара подалась вперед, сократив дистанцию до интимной. Ее распирало провокационное желание сообщить ему, что он древний вампир, хреново пишущий на латыни, и посмотреть, что будет. Она насчитала не меньше тридцати посетителей гриль-бара, такой массовый гипноз даже ему не под силу. Пожелание Элайджи при знакомстве обойтись без членовредительства тоже не стоило сбрасывать со счетов. Но как же, черт побери, ей хотелось сбить с него это насмешливое пренебрежение и заглянуть под маску. Положение спас официант, появившийся у их столика и протянувший ламинированный лист меню.
Варвара откинулась на спинку стула, быстро пробежала глазами содержание и озвучила выбор:
— Мне стейк из семги с салатом, кофе и бокал шампанского.
Парнишка черкнул что-то в блокноте и повернулся к Клаусу. Варя приготовилась наступить ему каблуком на ногу в случае, если вампир попытается внушить парню то, чего не следует. Звезды сегодня светили над ее головой, Клаус ограничился черным кофе и вернул свое внимание к ее персоне.
— Шампанское в полдень?
Она беспечно пожала плечами:
— Я не за рулем.
Он хмыкнул, склонил голову на бок и некоторое время в молчании рассматривал ее. В какой-то момент ей очень захотелось поинтересоваться, что он надеется увидеть, но она сдержалась, пообещав себе быть паинькой.
Официант принес две чашки кофе и высокий бокал с шампанским, пообещал стейк минут через семь и удалился. Перелив пузырящуюся жидкость вместе с плавающими в ней ледышками в большую чашку с кофе Варя размешала все ложечкой и, под взгляды изумленной публики, принялась потягивать получившуюся бурду через соломинку.
— Откуда вы, Варья? — с искренним интересом спросил Клаус.
— Из самых разных мест, — она весело улыбнулась.
— Ни разу не бывал в местах, где пьют такое, — он выразительно посмотрел на чашку в ее руках.
— Могу вам устроить экскурсию после того, как закончим с выставкой, — щедро предложила она, принимая его игру в легкий флирт.
Он улыбнулся весело, искренне. В глазах заплясали смешинки, словно он задумал нечто очень веселое и противозаконное. На мгновение она ощутила вспыхнувшую в груди искру симпатии к этому мужчине, проходившему под грифом «Особо опасен».
Его внимание привлекло что-то за ее спиной. Лицо за мгновение утратило всякую искренность, скрывшись под маской циничной насмешки. Той самой, что так раздражала Варю с начала знакомства. Она бросила взгляд через плечо, опознав в вошедших пару старшеклассниц, одна из которых была удивительно точной копией Катерины. Двойник. Удивления Варя не испытывала. По обрывочной информации, пробившей себе дорожку через сдержанность Элайджи, она уже знала, что двойник является, во-первых, созданием мистическим, во-вторых, это реально двойник.
Компанию девушке составляла миловидная блондинка с лучистым круглым личиком, одетая в лучших традициях самой модной девчонки города. Отметив себе понаблюдать за девчонками, Варя отвернулась. У нее есть и адреса, и телефоны, и здоровый телевик в багажнике прокатной тачки, брошенной на парковке возле студии. Сейчас интереснее, что заставило ее спутника замкнуться в проявлении каких-то эмоций, кроме снисходительной издевки над окружающими. Клаус переключался, как неисправное реле, и, будь она психотерапевтом, обязательно заинтересовалась бы природой явления. К сожалению, ее методы психотерапии не нашли откликов в сердцах медицинского сообщества, на этом ее карьера в Сан-Франциско завершилась, не успев начаться. Катерина после того случая несколько лет отпускала шуточки.
— Все в порядке? — поинтересовалась Варя, допивая свой дьявольский кофе.
— Даже лучше, — томные нотки в его голосе озадачили своей внезапностью, но прежде чем она успела додумать эту мысль, вампир перехватил ее руку и со странной нежностью поцеловал в ладонь. Очень интимным жестом, будто они были давними любовниками. Варвара вопросительно изогнула бровь, ожидая пояснений. Клаус неотрывно смотрел ей в глаза, и бессмертная внутренне сосредоточилась, ожидая внушения или попытки гипноза. Время тянулось, как резина, Клаус ничего не делал, просто смотрел ей в глаза. Томно, с легким налетом желания и загадочно улыбался.
Мимо стола прошла пара школьниц, недавно привлекшая внимание древнего вампира. Его странные действия обрели смысл. Взгляд, которым одарила их замершую скульптурную композицию блондинка, был полон возмущения с толикой ревности. Варя прикусила губу, чтобы не рассмеяться. Чудные дела творились в этом городишке, если монстр с вековым опытом использовал такие простенькие приемы, провоцируя ревность у школьницы. Варя подождала, пока девушки устроятся за барной стойкой, подарила Клаусу благожелательную улыбку и мягко высвободила руку.
— Очарована, Клаус, — негромко сказала она, усилием воли заталкивая ехидную улыбку поглубже. — После всего, что между нами было, думаю, пора перейти на ты.
Быть паинькой не получилось, оставалось уповать на то, что вампир, увлеченный своим маленьким спектаклем, не станет зацикливаться на том, что она имела в виду. Если ему приспичит выяснить, что она запомнила во время посещения галереи, придется выкручиваться, имитируя обморок. Она бросила быстрый взгляд на часы в баре. До того, как древнего накроет приступом жестокого несварения от ее бессмертной крови, оставалось совсем мало времени, и хорошо было бы к тому моменту убраться за пределы его досягаемости.
Клаус чуть вздрогнул от звука ее голоса — очевидно, задумался; кивнул. Прерывисто вздохнул, вероятно, собираясь заговорить, но передумал, так и не начав фразы.
Блондинка о чем-то говорила с двойником, и, судя по активной жестикуляции и мимике, крайне возмущенно. При этом трижды обернулась посверлить гневным взглядом спину Клауса. Варвара собиралась сообщить об этом вампиру, снабдив каким-нибудь примитивным вопросом в стиле «Что это с ней?», когда официант принес ей заказ.
Удовлетворившись тем, что внимание вампира рассеялось по залу странной задумчивостью, она принялась за рыбу, попутно отмечая про себя, как много непознанного в душах древних. Она сама, оставив за плечами больше тысячи лет, тянулась к долгожителям. Возможно, поэтому их отношения с Катериной давно уже превратились из делового партнерства в крепкую, доверительную дружбу. Что интересного можно было найти в обществе семнадцатилетней старлетки, мечтающей о выпускном, оставалось за гранью ее понимания. Тем не менее Клаус определенно был заинтересован в этой девушке. Напомнив себе расширить круг общения с людьми, пока не стала параноидальной шизофреничкой, Варвара предалась чревоугодию.
Добавил: enigma_net |
Просмотров: 3122
Форма входа
Логин:
Пароль:
 

Статистика