Главная

ФАНФИК "ЗЕРКАЛА" NC-17 Эпизод двадцатый

23.01.2018, 13:10
— Давайте войдем по-человечески, — устало предложила Варвара, когда автомобиль затормозил у входа в пансион Сальваторов.
Клаус посмотрел на нее с усмешкой и насмешкой. Градус насыщенности и того и другого вызывали у Вари зубную боль и приступы раздражения.
— Не обязательно же и здесь всех убивать, — предприняла она еще одну попытку умерить пыл древнего, вошедшего в раж после бойни с полицией.
— Почему бы и нет? К тому же, я оставил в живых шерифа.
— У тебя своеобразное представление о «в живых», — скептически заметила Варя, вспомнив об участи светловолосой блюстительницы порядка.
— Она будет мне благодарна, когда очнется. Вампир среди членов Совета не будет замышлять ничего против вампиров, — Клаус лучился самодовольством.
Варя фыркнула.
— А ты думаешь, нас пустят? — спросила Кира с заднего сидения.
— Мы будем очень убедительны.
Вампир и сестра по бессмертию синхронно хихикнули. Варе даже показалось, что они репетировали этот смешок заранее, чтобы вставить в удачный момент.
— Зачем ты предлагаешь убеждать двух щенков, если их можно просто заставить?
— Вот поэтому, Клаус, тебя собратья и не любят, — заметила Варя, доставая из кармана пачку сигарет.
— Мне тоже, — Кира протянула руку, и Варя, прикурив, вложила в ее ладонь пачку.
Стекла в машине плавно опустились, дым выполз во влажный воздух улицы и рассеялся.
— Меня твое мнение не интересует, — резко бросил художник, глянув на Варю недовольно.
— Напрасно. Спросил бы повежливее, знал бы побольше.
Она дождалась, пока лицо его приобретет заинтересованное выражение, и продолжила :
— Элайджа взялся оберегать Елену, и с этой миссией поселился в особняке.
Лицо Клауса застыло. Усмешка по-прежнему украшала губы, но вся мимика была наигранной. Он злился, и делал это всерьез.
— И что такого? — поинтересовалась сзади Кира, прерывая затянувшуюся паузу.
— Элайджа мой брат, — скупо обронил Клаус.
— Ну и что? Ты уже бил ему морду, врежешь еще раз. Какие проблемы? — не поняла сложности ситуации Кира.
Варя вышла из машины.
— Исторического характера.
Как она и ожидала, древний мгновенно покинул машину и оказался перед ней. Пытался возвышаться и подавлять, но получалось средненько.
— Что еще ты знаешь?
— Клаус, умоляю, хоть ты не будь идиотом, — приторно ласково попросила Варя.
По нему было видно, что он борется с желанием придушить ее и вытрясти все подробности. Здравый смысл возобладал. Клаус встряхнул плечами, сбрасывая напряжение.
— Нас заметили, — сказала Кира, отвлекая их внимание друг от друга.
Варя выглянула из-за Клауса, закрывшего ей весь вид на дом, и увидела, что дверь особняка открыта, а на пороге стоит Элайджа.
— Отвечай, — Клаус предпочел обмен любезностями с родней отложить до выяснения обстоятельств.
— Ну, итальянский, например, знаю. Два года в Риме выставки устраивала.
— Варья! — зарычал Клаус.
Она натянула на лицо выражение наивного недоумения и в душе наслаждалась с минуту, чувствуя, как начинает бесить его все больше и больше своим молчанием и игрой в недомолвки.
— Елена — копия вампирши, обратившей мальчишек Сальваторе, — со вздохом сообщила Варя часть правды. — И, судя по вашей с Элайджей бурной реакции, вы тоже имеете к этому отношение.
Клаус внезапно сник, будто бы из шарика выпустили воздух. Подозревая ее в двойной игре, он забыл, что сам ярко демонстрирует часть семейных секретов. Выдав ему полуправду, Варя сняла с себя необходимость и дальше притворяться несведущей.
— Кстати, интересно было бы знать, какое, — заметила она, с нарочитой аккуратностью обошла вампира и направилась ко входу.
— Варья, — кивком поприветствовал ее Элайджа, но войти не предложил.
Не то чтобы бессмертная сильно нуждалась в приглашении, но битье морд хотелось отложить на как можно более поздний период. Принимая во внимание наличие Киры за спиной, ближайшие полчаса без драки можно было считать успехом.
— Элайджа, — они кивнула в ответ и позволила себе легкую полуулыбку.
За спиной хлопнула дверца машины и зашуршал гравий дорожки.
— Ты настолько меня опасаешься, что не рискнула приехать одна? — с ноткой сарказма спросил Элайджа.
Варя приподняла бровь в немом удивлении. Предположение, что он — причина ее спешного исчезновения, конечно, должно было его посетить, но увериться в этом, да еще так убежденно спрашивать? «Ты спятил?» — говорило ее лицо, но Элайджа придерживался выбранной линии и ничуть не смутился ее явным недоумением.
— Каждый выбирает женщину по себе, не так ли, брат? — промурлыкал Клаус, жестом собственника обнимая Варю за плечи.
На секунду бессмертная напряглась, оказавшись между двух огней, но заставила себя расслабиться. Кира встала рядом. До Вари дошло, что реплика Элайджи, более чем двусмысленная, и предназначалась не ей, а Клаусу. Завуалированные угрозы и намеки были ему несвойственны, но делать их он умел хорошо.
— Мы войдем? — полувопросительно сказала Кира, которую все эти сложности этикета и нелинейных переговоров не волновали совершенно.
Элайджа посторонился, отступая в дом. Пропустил спокойно Киру, дождался, пока Варвара войдет следом, и снова занял позицию гвардейца.
Они стояли лицом к лицу с Клаусом и буравили друг друга взглядами.
— Это нормально? — спросила Кира, тронув Варю за локоть.
Та бросила беглый взгляд через плечо и отвернулась почти равнодушно.
— Не подрались сразу — уже хорошо. Пойдем, выпьем чего-нибудь.
— О! Вот это предложение мне нравится, — развеселилась Кира.
Оставив братьев выяснять отношения без свидетелей, бессмертные скрылись в библиотеке.

Первым делом Кира направилась к барной стойке и налила себе и Варе по щедрой порции бурбона.
— Не люблю эту гадость, — отказалась Варя.
— Тут только виски, — Кира довольно улыбнулась
— Спущусь в подвал, там винный погреб есть.
Кира присвистнула.
— Неплохо живут американские тинейджеры. Коллекционные тачки, хоромы царские, винный погреб.
— Ага, только они этим не наслаждаются, — отозвалась Варя с лестницы.
— Идиоты, — заключила Кира.
В душе Варвара была с ней согласна, но вслух подтверждать этого не стала.
В подвале было прохладно. От стен веяло плесенью и затхлой влажностью. Эту часть дома она не осматривала во время своего здесь пребывания. Деймон упоминал о погребе, но забыл сказать, что в нем еще имелась камера с внушительным запором и решетчатым окошком в двери. Из камеры доносились странные звуки, больше всего похожие на плач. Варя остановилась и прислушалась.
— Не, не. Татко не умре, моля. Не...
Слова заглохли, словно говорившая заткнула себе рот рукой. Послышались сдавленные рыдания.
Варя подошла к двери и заглянула внутрь. На грубой койке, свернувшись в клубок и раскачиваясь из стороны в сторону, сидела Елена. Судя по словам, оплакивала она умершего отца, но более всего смутило Варю то, что девочка делала это на родном языке Катерины.
— Елена? — позвала через решетку бессмертная.
Девчонка не отреагировала, тихо плакала и качалась, словно Варвару не услышала. Прислонившись лбом к холодным прутьям, бессмертная задумалась. Эффект замены сознания, о котором говорила ей из зеркала Катерина, был неожиданным. В тексте, описывающем ритуал, не было ничего о том, что привязанный к зазеркальному пленнику человек поедет крышей. Тем более так быстро и мощно. С другой стороны, двойники и в самом деле были мистическими созданиями, черт его знает, как там в мире магии проводки замыкало. Да и не волновало их, что будет с человеком, который станет камнем на ногах Клауса при погружении в зазеркальный мир. Индейские шаманы легкую шизу вообще посчитали бы бонусом.
— Елена? — повторила Варя, выныривая из размышлений.
— Това не е моето име (это не мое имя), — подавлено прошептала девушка.
Варя едва расслышала ее.
— Катя?
Та вскинула голову:
— Познаваш ме? (ты знаешь меня)
— Познавам, Катя.
Она сорвалась с койки на почти вампирской скорости и, добежав до двери, вцепилась в прутья решетки. Варя отпрянула, не ожидавшая такого напора от пугливой и задерганной Елены. Впрочем, судя по тому, что на болгарском она говорила без ощутимого акцента, Еленой она уже не была. Или не ощущала себя ею. Двигалась резко и порывисто, свойственно Катерине и вампирам в целом.
— Освободи ме!
— Защо си тук? (почему ты здесь) — осторожно спросила Варя.
Было совершенно очевидно, что Клаус к этому не причастен. Деймон скорее сожрал бы свою печень, чем посадил бы Елену под замок. Вероятнее привязал бы к кровати. Оставался Элайджа, и, если это его затея, должны были быть серьезные основания так поступить.
— Аз ... не помня. Бях гладна и исках ... и тогава имаше толкова много кръв (Я... я не помню. Я была голодна и хотела... а потом было столько крови), — сбивчиво забормотала Елена, взгляд ее расфокусировался. — Помогни ми (помоги мне), — из глаз покатились слезы.
Варя присмотрелась к школьнице. Заплаканное лицо, красные глаза и возле губ засохшие разводы. Бессмертная озадаченно сводила концы с концами. Похоже, у Елены и в самом деле крыша поехала. Вот только вопрос, почему она ассоциирует себя с Катериной явно в раннем периоде вампиризма. Буквально сразу после обращения. Стало понятно, при чем тут слова, обращенные к мертвому отцу. Варя испытала сочувствие к девочке.
— Това е той, той ме тури тук! (это он, он посадил меня сюда) — воскликнула Елена, глядя за спину Варваре.
Бессмертная обернулась. Неподалеку стоял Элайджа, как всегда в идеально сидящем пиджаке, застегнутом на все пуговицы.
— Не стоило тебе об этом знать, — сухо заметил он.
— Не хочешь объяснить? — спросила Варя, поворачиваясь.
— Я полагал, ты мне объяснишь.
— Я?
— Согласись, это довольно неожиданно, — заметил Элайджа вкрадчиво, незаметно сокращая дистанцию между ними.
Варе стало слегка не по себе.
— Согласна, но причем здесь я? — испытывая искреннее удивление поведением Елены, Варя легко его изобразила.
— Деймон рассказал о ритуале, — сообщил Элайджа сдержанным голосом.
Именно эта сдержанность подсказала Варе, что древнему не просто было сказать это так.
— Ритуале? — шанс был невелик, но попробовать стоило.
— Хватит, Варья! — резко бросил вампир.
Он остался стоять на месте, но видно было, что это дается ему нелегко, и он сдерживается с усилием.
Варя опасно улыбнулась, положила руку на задвижку двери, прикрыв этот жест спиной.
— Деймон рассказал тебе о ритуале, потому что взбесился, что не может больше шастать под солнцем, и что все его внушения утратили силу. В какой момент Елена дала ему по роже за все то, что он ей навнушал?
Элайджа стал чуть менее каменный, чем был до этого.
— И, похоже, не рассказал, что он сам этот ритуал и проводил.
Элайджа нахмурился и снова застыл изваянием. С него неплохо было писать картины о справедливом возмездии.
— И зачем же он проводился?— древний решил сконцентрироваться на главном
— Они хотели защитить Елену от Клауса.
— Зачем Клаусу Елена?
— Поднимемся спросим? — ехидно предложила Варя.
— Хотелось бы услышать твою версию.
— Понятия не имею.
— И все-таки?
В этот момент наверху что-то разбилось. Вампир и бессмертная синхронно посмотрели на лестницу.
— Мы еще вернемся к этому разговору, — мрачно пообещал Элайджа.

В библиотеке Деймона возили по полу с прилежанием отличника. Клаус, судя по выражению лица, всю душу вкладывал в этот процесс. Кира выглядела недовольной, и спустя секунду Варя поняла, почему — возле камина валялись осколки графина, в котором до этого был бурбон.
— Клаус, зачем тебе Елена? — опуская все возможные предисловия, спросила Варя.
В любых разговорах она предпочитала держать инициативу в своих руках.
— Что? — древний оторвался от своего занятия и удивленно посмотрел на появившуюся в дверях пару.
— Я спрашиваю, зачем тебе Елена? — повторила Варя .
— С чего ты взяла, что мне нужна Елена? — Клаус выглядел искренне озадаченным, о чем свидетельствовало отсутствие его обычной усмешки и всех ее вариаций тоже.
— Собственно я — ни с чего. Это они так решили, — ее палец указал на поднимающегося с пола Деймона.
Клаус повернулся к молодому вампиру и поглядел на него через прищур.
— А с чего еще ты стал флиртовать с Кэролайн? — агрессия была любимым способом Деймона выходить из неловких ситуаций.
— Она хорошенькая.
— Да она же полная дура!
— На себя посмотри.
— А я говорила — спросите прямо и узнаете много нового, — едко вставила Варвара.
— Ты вообще молчи! — взвился Деймон, как ужаленный. — Это ты сказала, что знаешь способ защитить Елену от Клауса.
— И ты, как дурак, поверил, — усмехнулся Клаус. — Бессмертной на сотни лет старше тебя, — Клаус мерзко хихикнул.
— Навел справки? — гадко поинтересовалась Варвара. — Трепло.
Непонятно, к кому это было адресовано, но Кира отчего-то приняла на свой счет.
— Да иди ты!
— Я не о тебе, — спокойно возразила Варя, не успев даже удивиться. Ткнула пальцем в Клауса, как бы говоря, что обзывала его.
— Бессмертная? Она сказала, что связана с Кэтрин кровью!
Элайджа позволил себе усмешку, крошечную, почти незаметную. Но Варя заметила.
— Кэтрин? — спросил Клаус замогильным тоном. — Причем здесь Кэтрин?
— Они с Кэтрин заодно! — воскликнул Деймон.
Варя на секунду закрыла глаза, представляя, как прекрасно было бы свернуть ему шею прямо сейчас.
Клаус медленно повернулся к Варе и с минуту сверлил взглядом. Она ожидала более бурной реакции, но, похоже, присутствие Элайджи, менее получаса назад продемонстрировавшего свое к ней расположение, гасило пыл Клауса.
— Ты не перестаешь меня удивлять, — каждое слово падало в тишину комнаты свинцовой каплей.
Варя смотрела ему в глаза и наслаждалась моментом, сожалея только о том, что Катерина не видит происходящего.
— Какое же отношение к этому имеет Кэтрин? — степень вкрадчивости тона и аккуратное передвижение напомнили Варе недавний эпизод с Элайджей. Сперва она подумала о том, что братья похожи больше, чем думают, потом о том, что набор приемов вампиров весьма банален.
— Ты же не Деймон, — усмехнулась Варя. — Сам догадайся.
— Она сказала, что она ее дочь, — Деймон занимался любимым делом — все портил.
— Нет, правда? — изумилась Варя на публику.
— Это не может быть правдой, — спокойно заметил Элайджа, внося равновесие в общий дисбаланс.
Деймон впился взглядом в Варвару.
— Слушай, а он и правда дурак, — вякнула с дивана Кира. Она добыла еще одну бутылку и не спеша ее уничтожала.
— Ритуал вы предложили, — зло настучал на Варю Деймон.
— Ой, — она показательно смутилась. — А кто бегал вокруг и кричал, что Елену надо защитить от Клауса?
— Стефан.
— Кстати, где он? — уточнил Элайджа.
— Понятия не имею.
— А Катерина?
— А об этом у Деймона надо спросить, — злорадно сообщила Варя. — Это он с ней играл в ритуалы и потерял в лесу.
Взгляды присутствующих в комнате устремились на старшего Сальваторе
— То есть как — потерял?
— Она просто исчезла, — буркнул Деймон.
— Я так думаю, она бросила его в лесу и сбежала. Как всегда, — высказался Клаус.
— И с чего бы это? — насмешливо спросила Варя
— Не остри.
— Почему?
— Неуместно, — прервал начинающуюся склоку Элайджа.
— И это в любом случае не объясняет исчезновения Стефана, — воспользовался возможностью снова встрять Деймон
— Не помню, чтобы собиралась тебе что-то объяснять.
— А придется, — рыкнул вампир, приближаясь.
— Отвали по-хорошему, — посоветовала Кира с дивана.
Деймон сорвался в форсаж, и через мгновение стакан с виски покатился по полу. А в следующую секунду громом ударил выстрел. Слушая писклявый звон в ушах, Варя восхищалась сестрой по бессмертию. Кира всегда была не прочь выпить. Пила с удовольствием и много, но, кажется, не пьянела, а просто притворялась. Степень ее боевой готовности граничила с паранормальной. За секунду достать оружие и навести его на вампира в форсаже могли немногие.
В этот момент грохнул второй выстрел. Оба древних уже приближались к дивану. Кира лежала на нем головой вниз, почти касаясь пола. От нее пятился Деймон, рыча и отчаянно тряся рукой. Она прострелила ему ладонь и плечо, отметила Варя и мысленно поаплодировала Кире.
— Давайте не будем дальше ссориться — предложила Варя ровным тоном, возвращая на себя фокус внимания. — Мы все заинтересованы в одном и том же, верно?

Варя и Кира сидели на ступеньках и молча дымили в темноту ночи. Разговор был утомительно жестокий, изматывающий. До краев наполненный взаимными обвинениями. И на протяжении этого времени Варе хотелось прибить Деймона. Только полный кретин мог с такой регулярностью нарываться на двух древних вампиров, родоначальников всего вампирского выводка.
— Кира, — позвал Элайджа, бесшумно появляясь за спиной.
Та резко вскинула голову, покачнулась, привалилась к вариному плечу.
— Оставишь нас на пару слов? — спросил он вежливо, но в тоне звучало распоряжение подчиниться.
Кира поймала варин взгляд, ожидая согласия или отказа. Варя кивнула ей и поднялась со ступенек, щелчком выбрасывая окурок в сторону.
— Прогуляемся? — спросил Элайджа, на этот раз без приказных ноток в голосе.
— Ночью. По лесу. С вампиром, — подчеркивая каждое слово, уточнила Варя. — Отличный план.
Элайджа усмехнулся.
— Нам ни к чему свидетели, не так ли? — он взял ее под руку, увлекая вниз со ступеней.
— А утром мой труп найдут по частям в разных укромных уголках?
— Во мне гораздо больше уважения к мертвым, чем ты думаешь, — он поддержал ее ироничный тон.
Варю это порадовало. Дружеская ирония снимала накопившееся напряжение и подчеркивала его нежелание влезать в конфликт. По натуре Элайджа все же был миротворцем и старался решать проблемы без жертв.
Минут пятнадцать пара молча прогуливалась по дорожкам парка, потом вампир свернул на лесную тропинку. Они углубились в приусадебный лес. Сюда не долетал свет фонарей, и через три минуты прогулки Варя начала отчаянно спотыкаться. Элайджа крепче ухватил ее за руку.
— Где Катерина на самом деле? — спросил без давления, но настойчиво
— В зеркалах. Клаус видел ее на выставке, но принял за Елену.
— Он не сказал об этом.
Варя пожала плечами, давая понять, что брат, очевидно, не доверяет брату.
— Это главная причина, по которой он хочет повторно провести ритуал?
— Ты его знаешь лучше, чем я.
— Мне казалось, что и тебя я знаю неплохо, — с упреком заметил древний.
— Ты сказал без убийств, мы обошлись без убийств.
Варвара не думала извиняться. В ее шкале ценностей Катерина была выше всех.
— А Стефан?
— Вообще не представляю, — искренне сказала Варя.
— Ваш ритуал мог как-то навредить ему?
— Едва ли. Он был на выставке, с чего вдруг.
— Ритуал повлиял на всех, не только на вампиров.
— Я заметила. Зачем ты запер Елену в подвале?
— Она не контролирует себя. Пытается быть вампиром, являясь человеком.
— Думаешь, может навредить себе?
— Или другим.
Повисло молчание.
— Почему ты не сказала мне? — Элайджа остановился и, взяв ее за плечи, повернул лицом к себе.
Варя видела лишь размытую чернильную тень и, как ни силилась, разглядеть его лица не могла.
— О чем? Что мы собираемся загнать твоего брата в зазеркалье? Ты согласился бы?
— Оттуда действительно можно выйти?
— Можно. Достаточно сложно, и нужно иметь привязку кровью к человеку здесь, — она выделила голосом слово «человек».
Снова возникла пауза.
— Я ведь предлагал вам уехать.
— Сбежать. В который раз за пять веков?
— Катерина сама выбрала такую жизнь.
— Что ж, она сменила мнение. В любом случае, сейчас это уже не имеет значения, не так ли? Ведь теперь есть Елена.
Руки на плечах разжались, темное пятно отступило на несколько шагов и растворилось в ночной мгле.
— Эль! — бросила в пространство Варя. — Как я обратно вернусь?
Ответа не последовало.
Добавил: enigma_net |
Просмотров: 245
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика