Главная

Фанфик "Зеркала" NC-17 Эпизод девятый

23.05.2014, 15:16
Ветер трепал ее волосы, смешивая их с ароматом роз. Она присела на бортик фонтана, рассеянно водила пальцами по воде, не замечая, что вымок рукав платья. Увядающая красота розария оттеняла ее юную свежесть, легкую наивность, позволяющую ей верить в лучшее будущее. В воде плавали разноцветные конфетти лепестков, она ловила их, подносила к лицу, вдыхая запах, и сдувала с влажных ладоней, будто перышки. Лепестки отказывались улетать, липли к рукам, и она вновь опускала их в воду. Задумчиво смотрела, как, повинуясь легкому течению, остатки былой роскоши расплываются в разные стороны.
Элайджа не знал, сколько времени прошло прежде, чем она заметила его присутствие, не знал даже, искренне ли она удивилась, заметив его отражение в воде неподалеку от своего. Чуть смутилась, улыбнулась с ноткой застенчивости и кокетства. Сказала что-то неважное. Он смотрел на нее, зачарованный. В этой девушке смешивалась хрупкая уязвимость и сила духа, сознание собственного очарования с искренностью юности, легкая тень искушенности и отзывчивость. И лишь на самом дне глаз притаилась боль и страх, старательно запрятанные в самую глубину сердца. Элайджа чувствовал, что мог бы избавить ее от страха. Нет, не внушением, как это сделал бы Клаус. Мягкосердечием, добротой, заботой. Осознав это, он невольно изумился. Как и когда он успел так привязаться к ней? Катерина расточала свои симпатии лишь Клаусу, она была совершенно им очарована. Его брат умел покорять женщин, и молодая гостья Лондона не стала исключением. Ни разу Катерина не дала повода лично ему подумать, что хотела бы большего, чем их дружеские прогулки, долгие беседы о поэзии. Откуда тогда в его сердце, только что пропустившем удар, возникло это чувство, когда оно пустило там корни? Раздосадованный и удивленный этим открытием Элайджа нахмурился. Катерина встревожилась, сиюминутно, коснулась его руки, капнув прохладной водой на камзол. Смутилась, извинилась, тихонько рассмеялась. Словно перезвон колокольчиков был для него этот смех. Не флиртом искушенного лондонского полусвета покорила его эта девушка. Искренностью.
— Ты смотришь на меня так, будто впервые увидел, — заметила она низким, с оттенком порочности, голосом.
Элайджа встретил ее взгляд. Смелый, прямой, с вызовом. Она не знала чего ожидать, но была готова ко всему. Уголки его губ дрогнули, улыбка вышла печальной.
— Ти сте променила , Катерина (ты изменилась), — он говорил негромко, размеренно, будто камертон отсчитывал такты, которые остались ему до тяжелой горечи разочарования. Перед ним сидела не та девушка, какой он ее помнил. Даже черты лица словно стали резче, хотя он точно знал, что прошедшие пять столетий не состарили ее ни на минуту. И все же она была другая. Фотографии, присылаемые изредка Варварой, не отражали всю глубину перемены, произошедшей в ней. Лицом к лицу контраст был куда более значителен.
— Ты бы тоже изменился, узнав что мужчина, который в тебя влюблен, собирался сделать из тебя жертвенного агнца, — она некрасиво скривила губы, на мгновение вызвав у него кислый привкус во рту. — Впрочем, не важно, — она легко махнула рукой, звякнули подвески на браслете. — Ты ведь не об этом хотел говорить.
Он рассматривал ее, пытаясь отыскать ту Катерину, которую надеялся увидеть. И не находил той девушки с робкой, но лукавой улыбкой, незаметно для них двоих укравшую сердце старого вампира.
Молчаливую паузу заполнила вибрация мобильного Катерины, сообщившего о пришедшей эсэмэске. Она резким движением взяла телефон, вгляделась в экран. Слегка нахмурилась, читая, потом улыбнулась.
Едва за Элайджей закрылась дверь, Варя пустилась в поиски телефона.
«Той е в града, да бъдет внимателна, оберегавай си» (он в городе будь осторожна) * отправила она Катерине встревоженное послание. Оставалось надеяться, что благоразумие этой странной пары перевесит желание встретиться.
Включив свет в номере, Варвара небрежно складывала вещи в сумку, поглядывая на темный экран смартфона в ожидании ответа от подруги.
Катерина, несомненно, понимала всю необходимость оставаться в тени. Ричмонд был достаточно далеко от города водопадов, чтобы подходить под определение тени. Но недостаточно далеко, чтобы выпадать из поля зрения нанимателя, пытавшегося усидеть на двух стульях. Временами Варю нервировала необходимость уважать все его противоречивые желания. Принимая во внимание характер Катерины и Клауса, это походило на сложную партию в шахматы. За последние триста лет Варя хорошо обучилась ловким рокировкам, а также умению выдавать одно за другое. Их поездка в Мистик Фоллс, выглядящая прихотью капризной вампирши, заскучавшей без любовного треугольника, вполне успешно маскировала истинные цели визита. Катерина убедительно справлялась со своей ролью порхающей по чужим койкам девицы. Варя даже успела удивиться тому, с какой легкостью Элайджа им поверил. Его визит вернул ее на землю, убедив в том, что наниматель не так наивен, как им хотелось бы.
Проблема заключалась в том, что Элайджа вызывал у нее искреннюю симпатию. А потому необходимость вводить его в заблуждение, обманывать, и в перспективе — задеть его светлые чувства, вызывала в душе неприятно скребущее чувство неуютности. Бессмертная прикрыла глаза, прогоняя противоречивые мысли. Не следовало раскисать перед началом той сложной авантюры, которую они затеяли...

... Это был тяжелый бой. Слишком тяжелый для той беспечности, с которой Варвара на него шла. Она лежала в луже крови на полу и бесцельно пялилась в бетонные перекрытия парковки. Шумел воздуховод, плохо подогнанные железки вздрагивали, когда по ним проносился поток воздуха. Капли густеющей крови срывались с меча, застрявшего в крыше машины, с тихим плеском падали вниз. Эта тачка оказалась счастливой случайностью, сохранившей Варе голову. Обозленный многочисленными мелкими ранами, противник взял слишком широкий замах. Не рассчитал силу и вогнал свое оружие в прочный немецкий металл. Высвободить клинок не успел. Воспользовавшись его же инерцией, Варвара распорола ему горло. А вот довершить начатое и отделить голову от тела не смогла. Руки скользили в крови, не удерживая собственное оружие. Потеряв равновесие, она рухнула на пол, верный палаш с печальным звоном выскользнул из руки. Отстраненно Варя смотрела, как оседает тело крупного мужчины лет за сорок. Бессмертного противника, вынудившего ее прервать увеселительное турне по достопримечательностям северного побережья. Старые враги порой бывают так назойливы и неуместны.
Необходимо было подняться и довершить начатое. Отрубить голову, словить свою дозу электрического наркотика. Победить. Выжить. Но сил подняться у нее не было. В горле булькала горькая кровь, толчками выходила из сквозной раны в груди, заливала все вокруг. Ей нужно время на регенерацию. Как и противнику. Кто из них очнется быстрее?
Дышать становилось тяжелее, сердце сбивалось с ритма, замедлялось. Ее тело, слишком покалеченное, чтобы справиться со всеми ранами, гибло, ища в смерти спасения. Варя шевельнула рукой. Пальцы дрогнули и замерли, отказываясь повиноваться. Мучила мысль о том, что поединок не завершен, и глупо умирать вот так, посреди пустынной ночной парковки, в луже собственной крови.
Качаясь на волнах одуряющей боли, Варя увидела темный силуэт, бесшумно возникший на парковке, словно из воздуха соткавшийся. Сквозь шум в ушах пробился мерный стук. Каблуки.
— Мисля че ти са остане сама с себ (думала, я оставлю тебя одну?) — прозвучал знакомый голос.
Над ней склонилась Катерина. Лицо ее было озабоченным и напряженным. Вокруг глаз залегли тени, вены потемнели, радужка местами багровела. Варя представила, какой шведский стол являет собой сейчас. Краем губ улыбнулась, хотела было ответить, но захлебнулась потоком соленой жидкости. Тихо скрипнул о бетон пола палаш, когда Катерина поднимала его. Через багровый сумрак, застилавший глаза, Варвара видела, как подруга замахнулась, как полоска стали опустилась на шею мертвого противника.
— По дяволите, — буркнула вампирша под нос.
Палаш застрял в позвоночнике. Мастерице ломать шеи не хватало опыта в отрубании голов. Катерина с силой вырвала оружие, вновь замахнулась. Проваливаясь в смерть, Варя подумала о том, что на клинке наверняка остался скол.
Из тьмы небытия ее вырвал первый всплеск освободившейся Силы бессмертного. Выброс витано всегда был неожиданным. Сколько не старалась Варя к этому подготовиться, первая молния, ударявшая в тело, всегда оказывалась внезапной. Варя пыталась сосредоточиться на чем-то, абстрагироваться от обжигающей боли, растекавшейся по телу электрическими импульсами. Первый болезненный стон прозвучал в унисон с чьим-то еще. Она попыталась найти взглядом Катерину, в промежутках между ударами. Вампирша стояла на четвереньках возле пробитой тачки и хрипло дышала, харкая кровью. Не удержалась, хлебнула. Молния, вновь впившаяся в тело, ослепила на несколько минут.
— Всичко е наред? (ты в порядке) — не своим голосом спросила Варя, отдышавшись после того, как все завершилось.
— Да, аз ще бъде наред (буду в порядке), — Катерина убрала с лица влажные пряди. — Аз трябва да отида (надо уходить отсюда) ...

... Рука, коснувшаяся плеча, вызвала всплеск адреналина и гнева. Варя резко обернулась, схватив лежащий на постели кинжал. Приставила его острие к горлу очередного визитера, не обученного стучаться. Мимолетно удивилась тому, что противник одного с ней роста и, спустя долгую секунду, осознала, что пустила кровь Катерине. Та смазанным пятном отступила к противоположной стене и настороженно уставилась на подругу.
— Напряженный вечер? — поинтересовалась, ладонью стирая кровь с шеи.
Варя раздраженно бросила клинок на постель, оставляя пятно на покрывале. Села на край кровати и закурила. Взгляд мазнул по электронным часам, бесшумно отсчитывающим время. С момента ухода древнего гостя прошло больше часа. Варвара вздохнула и потерла висок пальцами.
— Элайджа заходил побеседовать. Как у тебя?
Катерина развязывала шейный платок, испачканный кровью.
— Встретила симпатичного мальчика, выпили пару коктейлей, — она мечтательно улыбнулась, имея насквозь фальшивый вид. — У него номер больше, с видом на парк, два окна в гостиной. И знаешь, очень симпатичные пуфики, у нас таких нет.
— Поменьше деталей, когда врешь, — перебила ее Варя. Катерина резко умолкла, уставившись на подругу со смесью досады и опасения. — Полагаю, с тобой Элайджа тоже встречался?
Вопрос был задан утвердительным тоном. Катерина кратко кивнула, сняла с плеча небольшую сумочку и раскрыла ее.
— Он предлагает нам уехать. Завтра, — вампирша вытащила билеты на самолет и бросила на постель. Плотный глянцевый картон рассыпался по покрывалу веером.
— Первый класс до Ванкувера, — она хмыкнула. — Красивый жест. Не хватает пары новых туфель.
Катерина пожала плечами, подошла к кровати и уселась рядом. Взяла из рук Вари пачку, прикурила сигарету.
— Он рассказал о том, что платит тебе, чтобы ты меня держала подальше от Клауса.
— Похоже, кредит доверия ко мне исчерпан. О чем еще говорили?
— О прошлом, — Катерина разглядывала вьющиеся к потолку струйки дыма. — Мне кажется, он беспокоится за нас обеих.
— Подозревает что-нибудь?
— Нет, тут что-то другое. Я думаю, его насторожил ваш разговор.
— Я намекнула, что Клаус имеет подозрения на мой счет, вероятно, поэтому он и дергается. Не нравится мне все это. Если включать в расчеты еще и его спонтанные признания, придется все ускорить. Хватит нам и одного брата с блестящими идеями.
— Надо порадовать Элайджу чем-то очевидным.
— Под очевидным ты понимаешь, что заменишь собой Елену и устроишь марафон по постелям мальчиков Сальваторе?
Катерина облизнулась.
— Ты говоришь так, будто это что-то плохое. Разве тебе Деймон не понравился?
Варя негромко рассмеялась.
— Не настолько, чтобы пролететь через всю страну ради задорного секса.
— В любом случае это убедит нашего благородного рыцаря в чистоте моих намерений, — Катерина лукаво улыбнулась, накручивая локон на палец. — И привнесет приятное разнообразие в мое меню.
Варя фыркнула, еще раз глянула на билеты. Первая пересадка ждала их в Нью-Йорке.
— Успокоить Элайджу очевидным — это сесть в самолет до Нью-Йорка. Едва ли он полетит с нами в соседнем кресле.
— Я бы не была так уверена.
Варя присвистнула.
— Что, вспыхнули прежние чувства?
— Ты опять говоришь так, будто это плохо.
— Когда доставка зеркал?
— В четверг утром.
— Успеем вернуться.
— Ты всерьез собираешься на этот самолет? — Катерина с недоумением поглядела на подругу.
— Нет, хотела убедиться, что любовный вояж с Элайджей привлекает тебя меньше, чем наши планы.
Взгляд Катерины затуманился.
— Сомневаюсь, что он собирается уехать со мной. О тебе он рассказал, чтобы завоевать доверие, показать заботу и искренность беспокойства. Он не хочет, чтобы я встречалась с Клаусом лично.
— Он не хочет выбирать, кого мне спасать, в случае если вы подеретесь. А вы обязательно подеретесь, когда встретитесь.
— Эта сволочь вырезала всю мою семью, — жестко напомнила Катерина.
— И преследует тебя по всему миру пятьсот лет. Я помню. Кстати, твой поклонник не сказал что-нибудь полезное? Например, зачем, по его мнению, Клаус притащился в это убогое место.
— Здесь двойник, — Катерина пожала плечами, словно это все объясняло.
— Что-то он не торопится воспользоваться им.
— Меня он обрабатывал около года.
— Думаешь, флирт с блондинкой направлен на завоевание доверия Елены?
— Мы поступаем так же.
— У нас методы изящнее.
— Замена не такая плохая идея, Варя, — Катерина мягко коснулась руки подруги. — Мы будем рядом, и подстрахуем друг друга, если что-то пойдет не так.
— Елена не доверяет мне.
— У нас есть скучный и пресный Уилл, чтобы это исправить.
— Я понятия не имею, что Елена знает о тебе.
— Разберемся на месте.
— Еще неизвестно, можно ли доверять Деймону.
— Я могу доверять тебе, — Катерина смазанной тенью соскользнула с кровати и присела перед бессмертной, взяв ее лицо в ладони. — И ты можешь доверять мне.
Варвара покосилась на часы, вздохнула. Цифры неумолимо стремились к полуночи. У нее оставалось не так много времени, чтобы добраться до Мистик Фоллс и с фейерверком прописаться в пансионе.
— Терпеть не могу, когда все не по плану.
Катерина улыбнулась, тепло, с долей лукавства.
— Когда это у нас все проходило по плану? — выдохнула она в губы бессмертной.
Добавил: enigma_net |
Просмотров: 2887
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика