Главная

ФАНФИК "ЗЕРКАЛА" NC-17 эпизод четвертый

13.05.2014, 13:43
Широкая поверхность обеденного стола была полностью покрыта фотографиями. Варвара озабоченно взирала на них, изредка перемещая местами, будто раскладывала пасьянс. Пары, тройки, каре*. Порой нервным жестом смешивала комбинации, вносила хаос в складные картинки мирной жизни.
По верхнему краю выстроились в ряд портретные снимки двух девушек и трех молодых людей. Особняком выделялись снимки трех мужчин и молодой женщины. Брюнет, поселившийся с правого края ряда, смотрел прямо в камеру, будто точно знал, что сейчас его снимают, и с легкой снисходительной улыбкой позволял это делать. С ним соседствовал хмурый тип с низкими бровями, натягивающий улыбку на сопротивляющиеся губы. Со следующего снимка открыто улыбалась обаятельная блондинка около тридцати. Правильный овал лица, чуть тонкие губы, большие светлые глаза. Добрая, но слегка уставшая. Заканчивал ряд клыкастый художник Клаус Майклсон. Он почти хихикал с фотографии, насмехаясь над калейдоскопом изображений ниже. Как раз на эту усмешечку и упала длинная полоска пепла с догоревшей сигареты, зажатой в вариных пальцах.
Мусорное ведро возле стола стало маленьким кладбищем для жестяных банок кока-колы. Бросив туда очередную пустую банку, Варя направилась к холодильнику.
Жара была удушающей, вязкой и липкой. Слабенький кондиционер в номере отеля не спасал от нее. В такие дни Варя завидовала терморегуляции вампиров, которые легко приспосабливались как к пустынному зною, так и к арктическому холоду. Ей же, простому человеку, приходилось мучиться южным августовским зноем.
Хлопнула входная дверь, и стук каблуков сообщил, что вернулась Катерина. Дзынькнули маленькие бутылочки, столкнувшись, когда вампирша опустила на пол пакет из супермаркета. На стол упали две пачки сигарет. Варя открыла очередную банку и выпила залпом половину содержимого. Прислонив холодный металл ко лбу, она вернулась к столу, шлепая по кафелю пола босыми ногами. Катерина бросила на нее беглый взгляд и ухмыльнулась. Ехидно и с долей злорадства.

—Что? — агрессивно спросила Варя.

Жара плохо влияла на ее миролюбие и вежливость. Катерина протянула ей сложенный вчетверо лист бумаги, присела на край стола и выжидающе уставилась на подругу.
— Ты выглядишь так, будто знаешь о качественной пытке, которую мне предстоит выдержать.
Она вскрыла свежую пачку сигарет, прикурила одну и развернула лист бумаги.
— Встреча комитета Наследниц традиций, — прочла она вслух первый пункт. — Председатель Беверли Каммингс, — Варя поморщилась. — В этом городе комитетов и председателей больше, чем в Нью-Йорке таксистов.
— После заседания они обычно устраивают чаепитие с кексами собственного приготовления, — кокетливо сообщила Катерина, улыбаясь так, будто очарована предстоящим событием. — На этом пикнике собираются почти все молодые жительницы города, — она взмахнула ресницами, превращаясь в восторженную южную малолетку. — Это прекрасная возможность обсудить план мероприятий комитета и познакомиться с членами семей-основателей, — продолжала она свою речь. Складывалось впечатление, что она рассказывает о захватывающих дух событиях, вроде карнавала в Рио или шоу Жана-Мишеля Жарра. Она фонтанировала восторгом, чем нервировала до страшного.
— Я прополощу тебе рот вербеной, — раздраженно пробурчала Варя, глядя, как пятисотлетняя вампирша взволнованно прижимает руку к груди, обтянутой тонким трикотажным топиком. Представив себе, как нечеловечески жарко ей будет в такой одежде на улице, Варя содрогнулась.
— Во сколько это мерзкое чаепитие? — мысль, что придется надеть блузку и юбку, после чего выбраться на улицу и час улыбаться местному цвету общества под палящими лучами солнца, вызывала отчаяние в бессмертной душе Варвары.
— В четыре часа.
— Жестокие люди! — взвыла Варя.
— Вкусные люди.
— Даже не думай.
— Это почему? — Катерина обиженно надула губки.
— Потому что мы еще не готовы.
— Я и так сижу на строгой диете, — Катерина канючила как маленький ребенок и определенно заигрывалась.
— А как же твой вчерашний завтрак-обед-ужин?
— Уилл Теренс, работает в автосалоне младшим менеджером. Ездит на байке, но скрывает это от родителей. Не пьет, не курит, с девушками не замечен. Скука.
— Сытно и питательно.
— Пресно.
— Полезно для здоровья.
Повисла пауза, во время которой Катерина подбирала еще какое-нибудь определение своего недовольства текущим меню, а Варя размышляла, что из ее гардероба прилично надеть на деревенский пикничок.
— А в чем туда вообще ходят?
— Пару сотен лет назад даже для похода в магазин надевали пышное платье. Не думаю, что все сильно изменилось.
Варя докурила сигарету и бросила окурок в опустевшую бутылку из-под кока-колы. Окинула Катерину оценивающим взглядом.
— В таком виде я буду выделяться, — уныло озвучила она очевидный вывод. Яркий, сексуальный наряд подруги не способствовал получению имиджа скромной леди.
Катерина насмешливо фыркнула, тряхнув кудрями. Оглядела бессмертную, разгуливающую по номеру в одних трусах, и иронично предложила:
— Можешь пойти так, будешь иметь успех.
— Сомневаюсь, что мои ноги выдержат прогулку по раскаленному асфальту без обуви.
Выбросив банку, она направилась к шкафу и решительным движением распахнула дверцы. На нее тут же свалилась стопка одежды и пестрым листопадом осела под ногами.
— Катя, — недовольно поджав губы, бессмертная стрельнула взглядом в подругу.
Клыконосица рассматривала фотографии на столе, делая вид, что не имеет никакого отношения к перенаселению в шкафу. Недовольно пнув ногой ярко-лиловое платье, Варвара вытащила несколько вешалок с летними жакетами.
— Что можешь рассказать о Председателе? — сарказм в голосе был таким же густым, как и жара сегодня.
— Беверли Каммингс дочь Виктора Каммингса, он, кажется, правнук Эдварда Каммингса, одного из основателей города. Зануда с валлийскими корнями, высокомерный и пафосный.
— Который из них? — Варя копалась на полке в поисках непрозрачной летней юбки.
— Эдвард.
— Что скажешь о Кэрол Локвуд?
— Семейка урвала большой кусок земли при переезде сюда только потому, что они оборотни. Перегрызли часть коренных поселенцев и одну из семей, чтобы заполучить территорию. Хранители леса... Хапуги и кретины, — Катерина постаралась, чтобы голос звучал небрежно, но получилось это не слишком хорошо. Уловив личный окрас замечания, бессмертная отвлеклась от своего занятия и вопросительно взглянула на Катерину.
— Хранители леса, которые инициировали истребление вампиров в 1864 году?
— Да.
— Если не ошибаюсь, в этой вакханалии много кто принимал участие, почему ты так на них взъелась?
Катерина предпочла тему личной неприязни к Локвудам замять и перевела разговор на обсуждение одежды:
— Надень поверх платья белое болеро, — она показала пальцем на ажурное прозрачное нечто, — и светлые босоножки. Будет мило.
Варвара подобрала лиловое платье с пола и скептически его оглядела.
— Не думай, что я отстала, — уведомила она, натягивая платье. — Что за история с мохнатиками?
Катерина тяжело вздохнула.
— Джордж Локвуд и его почтенный папаша неловко поужинали, оставив ошметки изуродованных тел по всему лесу. Основатели забеспокоились, и Локвуды решили свалить все на вампиров. Я выкупила свою безопасность у Джорджа за кусок лунного камня, который якобы обладает магической силой и способен разрушить проклятье.
— Ты всучила липу деревенскому лошку, инсценировала свою смерть и избавилась от свидетелей, которые могли тебя сдать. Не вижу проблемы, — Варвара прищурившись глядела в недовольное лице Катерины. Та досадливо тряхнула головой, вытащила из пачки сигарету, прикурила и протянула Варе.
— Они вынудили меня уехать.
— Оставив все туфли?
— Я не планировала так быстро покидать город и делать это в одиночестве.
— Ах да, мальчики Сальваторе, — приняв свежую сигарету Варя уселась в кресло.
— Да, мальчики Сальваторе, — голос Катерины приобрел мечтательный оттенок. Она снова увлеклась выдуманным образом. — Они тебе понравятся.
— Думаешь? — Варя усмехнулась, наблюдая за этими переменами.
Ее первая смерть случилась, когда она, по меркам своего времени, была пожилой женщиной, потерявшей мужа и не имевшей детей. Рядом с юной восемнадцатилетней Катериной она выглядела старшей сестрой, а в плохие дни — матерью, слишком рано родившей. Посему два молодых человека представляли для нее сомнительный интерес, несмотря на то, что обоим перевалило за сотню.
— Ты уже видела Стефана, разве он не мил?
Варя покосилась на Катерину так, словно она сказала очевидную глупость. Принимая во внимание причину их появления в городе, так оно и было, однако в вампиршу словно бесенок вселился. Она увлеченно накручивала на палец прядку волос и улыбалась, имея влюбленный вид.
— Душка, — тон реплики противоречил сказанному.
Катерина вздрогнула, словно только что проснулась, за доли секунды возвращаясь в привычное для Вари состояние.
— Не будь такой старой, — вампирша прислонила пальчик к пухлым губам и сделала умильное лицо.
— Ты заигрываешься, — не меняя тона, сообщила Варя, — из-за чего становишься похожа на идиотку, — выпустив струйку дыма в лицо Катерине, Варя подтянула к себе пакет с колой и выудила еще одну банку.
Щелкнула жестяная крышка, раздалось шипение. Катерина молча сидела на краю стола, рассматривая фотографию, и, казалось, забыла о том, что в комнате находится кто-то еще.
Со снимка на нее смотрел молодой мужчина с пронзительно голубыми глазами. Он чуть иронично усмехался, словно говорил: «Я тебя тоже вижу». В нем чувствовалось некое порочное обаяние, наверняка имеет бешеный успех среди старшеклассниц. Катерина возникла за спиной легким дуновением ветра.
— Деймон, — она проговорила это так, словно откусывала кусочек клубники в меду. Сочно, с налетом сексуального подтекста.
— Он на этой детской тусовке не будет присутствовать, его нет в списке, — Варя бегло сверилась с листком бумаги.
Катерина отложила фотографию в сторону и взялась за уголок карточки, на которой была запечатлена миловидная блондинка Кэролайн, уже знакомая Варе по случаю в гриль-баре. На лице вампирши отразилась эмоция, схожая с умилительным отвращением. В таким видом Варя обычно смотрела на котят породы сфинкс.
— Кэролайн будет на этом сборище, следовательно, там будет и ее мать. Деймон не упустит возможности скорчить из себя преданного горожанина и перекинуться с шерифом Форбс парой слов о свежих трупах.
— Сколько их, кстати? — без особого энтузиазма спросила Варя.
— Я слышала о двух, но зная Деймона... — ее голос снова завибрировал вязкой сексуальностью.
— Они умерли от оргазма, я поняла, — оборвала ее Варя. — Про шерифа в двух словах?
— Фригидная зануда, — Катерина четко выполнила поставленную задачу. — Но не лишним будет завести с ней знакомство, на перспективу.
— Она может быть чем-то полезна?
— Как запасной вариант, — Катерина пожала плечами. — Пригодится.
— Хорошо, — Варя допила колу и поднялась из кресла. — Познакомлюсь и с шерифом, и с мэром, и с Деймоном... со всем цветом местного общества.
— Притягательное меню, — поддела Катерина, заняв освободившееся кресло.
— Я их даже не ем, а меня все равно от них тошнит, — это прозвучало тоном жалобы на суровую жизнь.
Натянув поверх платья на тонких бретельках бежевый жакет с коротким рукавом, Варя бросила взгляд в зеркало и осталась довольна.
— С болеро было бы лучше, — встряла Катерина.
— Возможно, но если кто-нибудь из жителей города решит перекусить, на белом это будет заметно.
Варя отыскала крошечную белую сумочку, вязанную узлами макраме, и принялась запихивать в нее сигареты. Пачка была слишком длинной и никак не желала помещаться в узенький проем молнии.
— Дай я, — Катерина ловко забрала у начинающей раздражаться подруги вещи и за несколько мгновений упаковала в сумку и сигареты, и зажигалку. — Вот, — с мягкой улыбкой она протянула Варе сумку ремешком вперед.
Под бесчисленными масками, сменяющими друг друга, как картинки в калейдоскопе появилась настоящая Катерина. Умная, сильная, смелая. Заботливая и дорогая для тех, кто не боялся заглянуть под ее личину стервозности и расчетливости. Та Катерина, которая много лет назад стала больше чем подругой столь же одинокой страннице Варваре.
— Спасибо, — Варя вернула улыбку, ощущая, как на нее накатило спокойствие. Беспрестанно впадающая в детство Катя раздражала больше, чем ожидалось. — Будь собой почаще, — мягко попросила Варя, поймав тень лукавства в карих глазах подруги.
Катерина протянула руку, поправив выбившийся из Вариной прически локон. Перехватив ее руку, Варя легонько пожала пальцы.
— Вокруг нас никаких подозрений? — уточнила Варвара, прежде чем открыть дверь.
— Нет, — беспечно отмахнулась Катерина. — Я прослежу за скучным Уиллом, пока ты будешь вращаться в высшем свете, — она ухмыльнулась.
— Не попадайся на глаза сама знаешь кому, — привычно посоветовала Варя, скрываясь за дверью.
— А ты не занимайся благотворительностью, — донеслось прощальное от Катерины, когда Варвара уже начала спуск по лестнице.
Фыркнув, она усмехнулась. Можно подумать, она фанатела от кормления всяких художественных вампиров с завышенной самооценкой.
Привычно осмотрев парковку на наличие посторонних машин, Варвара бодрым шагом направилась к своей, стараясь игнорировать палящие лучи солнца, стремившиеся испарить из нее остатки воды. Облака своим присутствием не радовали. С чистого, лазурного неба сиял раскаленный добела диск, убивая в Варваре доброту и благожелательность. Возблагодарив производителей косметики за влагостойкую пудру, она погрузилась в машину, врубив кондиционер на всю мощность. Пискнул мобильный телефон, сообщив, что пришла эсэмэска от Катерины. Какое-то время позволив себе пострадать от жары в нагревшейся за день машине, Варя все-таки взглянула на сообщение. Эсэмэска содержала только одно слово «Зеркала».
________________________
* — покерные комбинации карт, в порядке возрастания.
Добавил: enigma_net |
Просмотров: 3092
Форма входа
Логин:
Пароль:
 

Статистика