Главная

Фанфик "ТвТ". Глава 8

Фанфик "Танцующие в темноте"

04.11.2014, 14:53
Минула неделя со времени отъезда Стефана. Оправдываясь перед братом и подругами, что привычная обстановка угнетает, а их сочувствующие взгляды исподтишка нервируют, и в такой атмосфере она не может безболезненно переживать утрату, Елена переехала в особняк. Бонни неодобрительно, но со знающим видом промолчала, Джереми философски пожал плечами, одна лишь Кэролайн возмутилась в голос таким абсурдным решением подруги, но та была непреклонна. Слишком рано сообщать остальным о связи, если Елена с Деймоном сами не до конца разобрались. А разбираться на расстоянии, постоянно ощущая себя живым магнитом с усиленными свойствами, было не то что неудобно, а даже как-то болезненно.

Поэтому, увешанная сумками, девушка предстала на пороге особняка с некоторой неловкостью. Она пока не приняла то не совсем пристойное предложение Сальваторе-старшего, тем не менее, тот как радушный хозяин развел руки в приглашающем жесте. Раны еще были свежи, и дабы не бередить их еще больше, Елена заняла не обжитую комнату Стефана, а единственную пригодную для жилья гостевую спальню, по странной случайности оказавшуюся через стенку от апартаментов Деймона. Впрочем, это была не случайность, а заранее спланированная акция вампира именно на случай переезда Елены.

Последние две ночи Деймон провел, слушая прерывистое дыхание девушки, ее едва уловимые стоны и метания в постели, краем сознания заглядывая в беспокойные сны. Как и его, связь мучила ее даже в сновидениях, и вампир старался как можно меньше спать, чтобы хоть частично снизить собственное влияние на ее подсознание.

А сегодня утром, после визита любопытной блондинки, которая серьезно вознамерилась выяснить, что между ними двумя происходит, терпение Деймона лопнуло. Он, не стесняясь в выражениях, послал Кэролайн прямиком в лапы любимого щенка, если ей больше нечем заняться.

- Деймон! – Елена была возмущена, чуть не получив по носу захлопнувшейся за обиженной Кэролайн дверью. – Она моя подруга! Как ты мог так поступить?

- Пусть не лезет не в свое дело. Мне надоело видеть этот осуждающий взгляд в твою сторону.
- Но она не понимает…

- Вот именно. И вообще, нам надо сменить обстановку. Твоя кислая физиономия меня удручает и портит аппетит, а пакетированная кровь уже вот здесь, - он похлопал себя ребром ладони по горлу.

- И что же ты предлагаешь? Напиться до смерти в Гриль-баре?

- Мысли шире, Елена, - Деймон поиграл бровями. – На дворе лето, разгар каникул и жары, а мы сидим в нашем мрачном особняке, изнывая от безделья. А всего-то в нескольких часах езды, в самом сердце Америки, существует кусочек Европы, где можно замечательно провести время.

Елена смотрела на него, как на умалишенного.
- Какая Европа, Деймон?
- С твоим именем, между прочим. Как насчет тюбинга*?

Удивленно усмехнувшись, девушка в конце концов поняла, к чему он клонит.
- Странное занятие для вампиров, не находишь? Я скорее бы ожидала приглашения, ну, скажем, в Лас-Вегас, как раз в твоем духе.

- Почему бы и нет? Отличное времяпрепровождение, которое гарантированно отвлечет нас от мыслей, сама знаешь о чем. Тем более, кто сказал, что мы этим ограничимся?

Как-то незаметно вышло, что они перестали употреблять слово "связь" вслух, как будто это могло волшебным образом заставить ее исчезнуть.

- Давай, решайся. Ты же вампир, чего ты боишься? – продолжал уговаривать Деймон.

Собственно, он прав. Чего ей бояться? Риск минимальный, да и отвлечься в любом случае не помешает. Но…
- Там будет много людей, - неуверенно возразила Елена.

Склонив голову на бок, Сальваторе приподнял один уголок рта, но в этой полуулыбке не было привычного сарказма, только понимание.

- Я буду рядом, - эти простые слова таили в себе так много.
- Знаешь… Пожалуй, я согласна.
- Отлично! Собирай вещи.
***

В предгорьях Аппалачей расположилась маленькая живописная деревушка Хелен, попав на территорию которой каждый оказывался, словно в самом центре Альп, где-нибудь в Баварии. Красные черепичные крыши аккуратных и светлых домов, чьи фасады изрезаны массивными коричневыми балками; вывески, зазывающие в уютные ресторанчики, названия магазинов и сувенирных лавок на немецком языке; средневековые открытые экипажи, запряженные лошадьми, - все заставляло усомниться в том, что это все еще Америка.

Елена много слышала об этом месте, но ни разу ей не довелось побывать здесь, с тем большим интересом она разглядывала мощеные улочки, дубовые столы на открытых террасах, массивные каменные основания фонарных столбов вдоль тротуаров. Ее мало интересовало, что задумал Деймон, но она была ему благодарна за эту вылазку и чувствовала себя почти счастливой.

Припарковавшись у одной из многочисленных гостиниц, что сделать было довольно таки трудно из-за наплыва туристов, путешественники пробрались внутрь, и Деймон, нагло пользуясь гипнозом, вытребовал самый лучший номер с видом на горы и реку Чаттахучи, по которой они и собирались сплавляться.

Увидев Деймона практически голого, не считая плотных черных шорт до колен, Елена на мгновение потеряла дар речи. Идеальная, чуть бледнее обычной кожа, под которой мускулы создают рельефную поджарую фигуру, сильные руки и уверенно стоящие на земле ноги – он представлял собой прекрасный образчик мужской красоты. Как она не замечала этого раньше?

- Елена, челюсть с пола подбери, - Деймон наслаждался произведенным эффектом.
- Да ну тебя, - надулась девушка, отвернувшись, чтобы взять со столика солнцезащитные очки и бейсболку, однако в зеркале напротив заметила оценивающий и восхищенный взгляд, каким окинул мужчина ее совсем короткие шортики, ну, или их содержимое. Настроение снова поднялось, и она добавила: - Вампир в трусах – зрелище не для слабонервных.

Деймон и не подумал обижаться – правду он прочел в ее глазах за секунду до этого, только усмехнулся, отметив про себя, что такая Елена – веселая и острая на язык – нравится ему гораздо больше прежней, подавленной грузом свалившихся несчастий.

Так, шутя и обмениваясь колкостями, парочка добралась до места, где начиналось водное приключение. Народу на берегу крутой, но довольно мелкой, чтоб не утонуть, речки было много, и Елена мысленно поздравила себя с тем, что основательно подкрепилась кровью из пакетов, иначе такое столпотворение неминуемо вызвало бы жажду. Возле причала располагались помещения, где несколько фирм выдавали напрокат надувные круги, розовые, синие, желтые, зеленые, на любой вкус. Елена с Деймоном выбрали синие и, дождавшись своей очереди, спустили их на воду.

Чувствуя себя полной идиоткой, девушка оттолкнулась от берега и заработала руками, как веслами. Все остальные проделывали то же самое, только Сальваторе, который выделялся всегда и везде, вальяжно разлегся, свесив ноги "за борт" и полностью отдавшись на волю течения. С неизменной улыбкой он помахал рукой Елене, а затем неожиданно подпрыгнул, натолкнувшись на подводный камень. Девушка засмеялась и поплыла вниз по течению.

Между двумя синими кругами было еще с десяток розовых и желтых, которые с каждым порывом ветра перемешивались и разделяли плывущих между собой, потом внезапно сталкивались, если кто-то терял управление, а случалось такое постоянно. В результате на речке, пестревшей порогами, образовывались заторы, раздавались крики и звонкий смех, потом течение несло любителей тюбинга все дальше и дальше, туда, где водный поток ускорялся, становился быстрее, и приходилось прилагать немалые усилия, чтоб укротить свою "лодку".

Круг Елены несколько раз уже ударялся о невидимые с первого раза каменные выступы, но это не доставляло вампирше неудобств. Она наслаждалась неожиданной свободой, солнцем, которое не ощущала, но видела его блики на своей коже, детской радостью, переполнившей сердце, и смеялась, смеялась, смеялась. Иногда до ее чуткого слуха долетали шутки Деймона, которые тот щедро отпускал всем, кто врезался в его круг и кто по той или иной причине казался ему смешным. Елена зачерпывала руками зеленовато-прозрачную воду, плескала на себя и вскоре была почти полностью мокрой, а на каком-то особо крутом пороге заметила, что потеряла пляжные тапки. Вода приятно холодила ступни, и на этой горной речушке, спрятанной под раскидистыми ветвями деревьев, жара совсем не ощущалась.

Елена покрутила головой по сторонам: синий круг Деймона едва виднелся где-то в низовьях. Как он умудрился так далеко отплыть, ничем себе не помогая? Снова зачерпнув ладонью воду, девушка уловила странный запах. Она принюхалась к пальцам – и ноздри ее тут же раздулись. С паникой, которая охватила ее почти немедленно, девушка огляделась. На противоположном от нее берегу, зацепившись за особо острый выступ скалы, застрял розовый круг. Дородное тело, облаченное в сплошной купальник в жуткий оранжевый горох, свисало с плавсредства вниз головой, погруженной в воду. Из туристов впереди и позади по течению Елена оказалась ближе всех и, возможно, единственная могла еще спасти человека. Она закусила губу и, помогая себе руками, подплыла поближе, затем соскочила на ноги, поскольку рядом с камнем было совсем мелко. Елена решила не стаскивать круг в воду, иначе его могло унести, а осторожно перевернула женщину, вытащив из воды ее голову. Весь правый висок был в крови, пострадавшая находилась без сознания, не дышала, но сердце еще слабо билось.

Пока кровь смывалась потоком, ее запах не был так отчетлив, но, оказавшись на воздухе, проник в каждый рецептор в носу вампирши, вызывая извечную жажду. Неважно, сколько крови она выпила перед этим, свежая человеческая была наркотиком, противостоять которому Елена не могла. Она вонзила ногти в ладони, чтобы хоть на секунду отвлечься и позвать на помощь. Вокруг стали собираться люди, еще больше усугубляя состояние девушки. Она уже почти рычала, а острые кончики клыков порезали рот изнутри. Изо всех сил стиснув зубы и стараясь не вдыхать лишний раз, Елена хотела уйти подальше, но люди, каждый со своим кругом, плотным кольцом зажали ее вместе с женщиной. Они галдели, что-то восклицали, кто-то свистел, вызывая спасателей, но в голове вампирши билась одна мысль: расшвырять их, как надоедливых кур, и впиться в кровоточащую рану жертвы, а затем в горло, сонную артерию, пока еще есть пульс…

Деймон легко оттеснил толпу, будто волнорез. Кто-то упал в воду, чей-то круг лопнул, раздались возмущенные вопли, люди нервничали, потому что спасатели еще не прибыли, а оказать первую помощь никто не решался, но Сальваторе было плевать. Схватив возбужденную Елену за руку, причем весьма грубо, он забрал ее внимание на себя, и вовремя: белки уже залило красным, а вены были на подходе. Используя связь и тактильный контакт в качестве проводника, он постарался передать Елене всю свою столетнюю выдержку. И только когда почувствовал, что жажда ее поутихла, отпустил руку и повернулся к женщине.

Туристы ничего не заметили, так как это маленькое действо, спасшее, по сути, их жизни, заняло не больше минуты. Все, что они увидели, было, как парень прикосновением руки успокоил свою испуганную девушку, начал делать искусственное дыхание и непрямой массаж сердца пострадавшей. К моменту прибытия команды спасателей, женщина уже кашляла, выплевывая воду, и жизни ее ничто не угрожало. Народ разразился аплодисментами герою и радостными возгласами. Однако тот, очевидно, из врожденной скромности, быстро скрылся с места происшествия, забрав и девушку со странным лицом.

Деймон тащил Елену за локоть, преодолевая ее и внутреннее, и внешнее сопротивление. Они оба еще чувствовали резкий сладостный аромат, но вне пределов видимости он терял свою колдовскую для вампиров силу. Оказавшись в почти безлюдном месте, в гуще зеленых насаждений, Сальваторе остановился. Елена еще не совсем владела собой и все порывалась назад. Тогда он взял ее лицо в свои руки и заставил посмотреть в глаза.

- Елена, Елена! Посмотри на меня. Задержи дыхание, вот так, умница. Слушай мой голос… Все хорошо…

Ее взгляд стал осмысленным, она выпустила воздух из легких и уронила голову на мужское плечо.
- Это была плохая идея.
- О, прекрати, - возразил вампир. – Ты справилась, никого не покусала и не убила. Даже клыки не выпустила. Просто молодец! Я горжусь тобой.

Елена с сомнением взглянула на него.
- Ты смеешься надо мной?

Деймон искренне улыбался.
- Глупая, - он легонько щелкнул ее по носу, - я же обещал, что буду рядом.

В дружеском жесте Сальваторе обнял девушку и прижал к себе. Обоюдная радость соединила их крепче, чем объятия.
- Идем, здесь есть потрясающее местечко. Гарантирую, что такого шоколада ты не пробовала никогда в жизни.

Они пересекли тихий парк, изобилующий уютными беседками, вышли на проезжую часть, и Елена только заметила, что босиком. Пришлось зайти в ближайший магазинчик и купить шлепанцы.
- Это становится нашей традицией, - пошутил Деймон. – В следующий раз возьму тебе целый чемодан обуви.

Наконец, они заняли столик в открытом кафе, где подавали, кроме всего прочего, шоколад из знаменитого кондитерского магазина "Ганзель и Гретель".

Изучая меню, Деймон поглядывал поверх него на спутницу. Елена как-то притихла, предоставив мужчине делать заказ. Когда принесли, помимо чашки горячего шоколада для нее, кофе - для него, сладостей - для обоих, бутылку шампанского, девушка от удивления приподняла брови.

- Мы что-то празднуем?
- Твои успехи на поприще самоконтроля.
- Но ведь ты помог мне… когда взял за руку.

- Елена, ты слишком самокритична, - Деймон откупорил бутылку и разлил шипящий напиток в бокалы. - Хочешь тратить вечность на сожаления – твое дело, но сегодня все будет иначе, сегодня мы будем жить по моим правилам.
- Каким же?

Он слегка понизил голос:
- Ты вампир, Елена, так будь им. Веселись и наслаждайся тем, что недоступно большинству.
- И все?
- Нет. Главное правило – никаких правил!

Стекла бокалов задрожали от соприкосновения.
- На брудершафт? – без особой надежды на положительный ответ спросил Деймон.

Но Елена согласно кивнула и завела свою руку за его. Опустошив бокалы до дна, они так и остались, перегнувшись через стол, замерли, прожигая друг друга взглядами.

Вдруг заиграла какая-то резвая мелодия, отогнав романтику подальше, и молодые люди вернулись на свои места.
- Как шоколад?
- Чудесный, - автоматически ответила Елена, ибо мысли ее занимало другое.

Она рассматривала сидящего напротив не-человека как будто впервые. Если брать по отдельности, черты его лица были далеки от идеала, но все вместе, оживленные искренней сейчас улыбкой, создавали гармоничный и притягательный облик, которым хотелось любоваться бесконечно, а пронзительно-серые глаза точно смотрели прямо в душу.

- Знаешь, ни за что на свете я бы не хотела сейчас оказаться в другом месте.

Деймон перестал улыбаться. Настроение Елены его озадачивало. Он боялся поверить и поймать ту теплую волну, исходящую от ее сердца. Ведь раньше она так яростно этому сопротивлялась.

Задумчиво помешивая ложечкой остывающий шоколад, она продолжила в той же манере:
- Ты спас ту женщину. Почему?

Он не хотел отвечать, потому что и сам не знал. Вместо ответа подозвал официанта и заказал виски. Напиток принесли, он налил, выпил и только потом посмотрел на девушку напротив.
- Я не герой, Елена. Не стоит приписывать мне качеств, которых у меня нет.

Легкая улыбка осветила ее лицо.
- Почему ты не позволяешь людям видеть в тебе добро?
- Когда люди видят добро, они этого же и ждут. А я не хочу оправдывать чьи-либо ожидания.
- Деймон…

Она накрыла ладонью его свободную руку. В этом простом, естественном жесте скрывалось все, что она пока не могла выразить словами. Он перевернул руку так, что теперь кончики их пальцев и ладони соприкасались. Удивительное тепло образовалось в крохотном пространстве между ладонями, словно туда закатился пушистый огненный шарик. Он впитался в кожу и распространил жар по их телам. Деймон захватил в плен тонкую кисть.

- Твой кофе совсем остыл, - прошептала Елена, отстраненно заметив, как внезапно сел ее голос.
- Как и твой шоколад, - мужской голос был так же тих. Деймон вытащил из кармана пару купюр и бросил на столик, затем, еще крепче сжимая руку Елены, сказал: - Идем.

Она повиновалась без раздумий. Мысли покинули сознание, голова стала легкой и светлой, не обремененной сомнениями. Она просто последовала зову… крови.

Дверь номера гулко захлопнулась, отрезая от внешнего мира. Внутри комнаты воцарилась тишина, подобная той, что была в лесу недавно, после поцелуя. Только сейчас она казалась живой, наполненной флюидами, исходящими от двух существ, замерших друг перед другом. Их острые взгляды скрестились, предрекая будущую битву, их губы приоткрылись в ожидании, чувства обострились в предвкушении. Они были так близко, что Деймон мог рассмотреть каждую крапинку в бездонных карих глазах, а Елена могла кожей ощущать его напряжение. Пришло ли время, или же связь брала верх не только над чувствами, никто не мог с уверенностью сказать, но в одном они были убеждены: последний барьер вот-вот рухнет, уступая неукротимому потоку, бурлящему в венах. Могли ли они сопротивляться? Способны противостоять искушению? Да и стоило ли? Притяжение было непреодолимым, ибо не только кровь звала, но и души требовали единства.

Порыв ветра качнул занавеску и дал сигнал к началу действа. Как разъяренные звери бросаются на добычу, так и вампиры с жадностью кинулись вперед. Первой пострадала настольная лампа с вычурным кружевным абажуром, когда Елена припечатала Деймона к стене. Та же участь постигла консоль и зеркало, когда Деймон, развернувшись всем корпусом, подхватил Елену за ягодицы и прижал, что есть мочи. Остальная мебель уцелела лишь потому, что двое, слившись воедино, просто упали на пол.

Здесь не было места нежности и неторопливости. Грубая первобытная страсть захватила их подобно урагану и обрушила всю мощь этой необузданной стихии. Поцелуи обжигали, прикосновения ранили, в объятиях можно было задохнуться.

С одеждой тоже никто не церемонился: маленькие кусочки ткани, топ и шорты, были нещадно разорваны, открывая полноценный доступ к телу. Ни грубый пол, оказавшийся под смятым ковром, ни острые углы и стены, на которые непрестанно кто-то натыкался, не могли отвлечь от главного – слияния совершенных, чувственных тел, сгорающих от возбуждения. Они настолько тесно переплелись между собой, что никакая сила в мире не смогла бы разорвать этот контакт. Наслаждение вырывалось стонами, удовольствие перерастало в напряженное мучение, требовавшее выхода как можно скорей. Эти звуки не были похожи на мелодию страсти, два совершенных создания, волею судеб призванные быть вместе, в своем безжалостном соитии издавали первозданный мотив, древний, как само время.

Сколько было в них огня, сколько нерастраченного пыла, что даже сердца пустились вскачь, позабыв, что неживые. Они умирали и воскресали тысячи раз, замыкая и вновь открывая бесконечный цикл бытия. Два истинных начала – мужское и женское, нескончаемые источники сладости, предназначенные, чтобы испить себя до дна.

Когда кульминация была уже близка, вампиры, подчиняясь своему глубинному темному инстинкту, вонзили друг в друга клыки. То, что случилось с ними в тот миг, не имело названия, ибо ничего равного на земле не существовало. С головокружительной скоростью они понеслись в бездну, где их поглотило небытие…
****

Елена очнулась, когда стояла глубокая ночь. Огромная луна, застыв в проеме распахнутого окна, освещала комнату. Вернее, то, что от нее осталось. Разодранные покрывала, отвалившиеся дверцы разбитых шкафов, осколки стекла от лампочек и люстры. Из уцелевшего была разве что кровать, да и та треснула посередине. Елена ужаснулась, представив, какой огромный счет им выставят. Потом мысли об устроенной разрухе отошли на задний план и вовсе потеряли значение, когда девушка обнаружила себя полностью голой, с комфортом разлегшейся на мужском теле. И до того ей было там хорошо, что, когда Деймон пошевелился, она недовольно хмыкнула и умостилась поудобнее. Повернув голову, Елена встретилась взглядом с внимательными серыми глазами. И смотрели они как-то по-особенному, по-новому.

- Привет, - тихо поздоровался их обладатель.
- Привет, - улыбнулась девушка.

Деймон принял более удобную позу, чтобы иметь возможность полностью наблюдать за Еленой. Ему показалось, что она как будто светится изнутри.

- Что за выражение? – поинтересовалась девушка.
- Какое?
- Вот это, у тебя на лице.

Он мимолетно усмехнулся.
- Мне хорошо, - и запечатлел на ее приоткрытых губах поцелуй.

Она гадала, что же услышит дальше, - очередную издевку или пошлый намек. Но ошиблась.
Серебристый луч небесного светила накрыл их тела прозрачной вуалью.

- Никогда не видел ничего прекрасней, - прошептал Деймон, проводя кончиками пальцев по обнаженной коже девушки.
Она задрожала от вновь зарождающегося возбуждения. Уловив ее внутренний отклик, он возобновил исследование изгибов ее фигуры.

- Продолжим? – подмигнул он.
- С удовольствием, но… я зверски голодна.
- Пара пакетов, кажется, осталась, если, конечно, я смогу хоть что-то найти среди этих руин.

Деймон приподнялся, но Елена неожиданно остановила его, дотронувшись до плеча.
- Даже не предложишь мне ночного портье?

Весьма странно было слышать такое от Елены, вампира, лишний раз не допускавшего и мысли, чтоб полакомиться людьми.
Он подозрительно прищурился.
- Ты в порядке?
- Лучше не бывает.

- Нарочно искушаешь меня?
- Вовсе нет, - Елена легко рассмеялась.

Но смех внезапно оборвался, когда Деймон, все-таки поднявшись, очутился в круге лунного света. На лице девушки промелькнул испуг.
- Неужели я так ужасно выгляжу? – Деймон был обескуражен.

Проследив за взглядом Елены, он понял, что вызвало такую реакцию. На внутренней стороне бедра, там, где проходит одна из наиболее крупных артерий, явственно виднелся след от укуса. Раны, разумеется, зажили, однако сомневаться не приходилось, чем, или кем, они были нанесены.

Невероятное ощущение охватило Деймона. Вместо подсознательного страха, какой испытал бы любой вампир на его месте, он почувствовал подъем, воодушевление, смешанное с гордостью. Он не смог бы сейчас внятно объяснить, что это и почему, он многим вещам в последнее время не мог дать определения, но был уверен, что это самое лучшее, что с ним когда-либо происходило.

Не смущаясь своей наготы, Сальваторе нагнулся к Елене и повернул к слабому свету. На ее бедре красовалась такая же отметина.

- Что это значит? – воскликнула девушка, не скрывая трепета в голосе. – Мы умрем?
- Боже мой, нет! Теперь нам это точно не грозит.
- Ты уверен?
- Абсолютно, - присев, он успокоил ее поцелуем.

Елена обняла его за шею и притянула к себе, так близко, насколько могла. Намерения ее были очевидны.

- Кто бы мог подумать, что ты окажешься такой горячей штучкой, - пробормотал вампир прямо в приоткрытый от возбуждения рот Елены. Она зубами захватила его нижнюю губу и принялась всасывать, все ближе пробираясь к своей цели – его языку. Приняв правила этой изощренной игры, Деймон ответил со всей страстью и предоставил доступ ко всему, что она хотела.

Лишь под утро любовники смогли оторваться друг от друга. Елена сразу убежала в душ, а Сальваторе начал собирать их вещи. Уехать надо было до рассвета, гипнотизировать работников отеля на предмет ночного побоища в номере как-то не было желания. Пока Деймон занимался рутинными делами, с лица его не сходила дурацкая улыбка. Он чувствовал себя счастливым, совершено счастливым… человеком. Наверно, так чувствуют себя молодожены во время медового месяца. Казалось нормальным даже такое действие как складывание, кроме всей прочей одежды, нижнего белья своей девушки в сумку. Деймон покрутил в руках кружевные трусики, вслед за ними симпатичные шортики в клеточку, в них Елена любила спать. Он всегда знал, что у нее отличный вкус. Отправляя очередной весьма интригующий комплект в сумку, вампир на секунду нахмурился, но снова усмехнулся, когда из ванной показалась девушка.

- Чудесно выглядишь!
Белое полотенце едва прикрывало грудь и бедра. С мокрых волос капала вода, нагло сбегая в ложбинку посередине. Деймону тут же захотелось слизнуть каплю.

Призывно улыбаясь, Елена подошла к мужчине вплотную и прошептала на ухо:
- Так мы никогда не выберемся отсюда. Я не против, но кто-то обещал мне Вегас.

Не удержавшись, Деймон куснул ее за мочку уха.
- Для тебя хоть Луну с неба.
- Мне не нужна Луна, мне нужен только ты.
****

Солнце взошло над горизонтом, сопровождая голубой "Камаро" по пути в столицу развлечений. Новая дорога – новая страница в жизни, которая переворачивалась самым удивительным образом. Так и в этот раз появилось предчувствие очередного неизбежного поворота.

В салоне играла тихая музыка, способствуя расслаблению после чересчур бурной ночи. Аромат недавней страсти все еще витал между парой, и его было не смыть никакими гелями и шампунями.

После неожиданного предутреннего признания Елена как-то притихла, словно замкнулась в себе, о чем-то напряженно размышляя. Изредка она покусывала губы, а ее беспокойный взгляд метался по салону и пейзажу, останавливаясь на чем угодно, кроме спутника на водительском сиденье.

Деймон решил пока не трогать Елену. Он прекрасно понимал, что ей надо осознать то, что между ними произошло, вынести свою внутреннюю оценку и понять, как ей самой быть. Деймону было проще. Он давно все решил для себя, и некоторые сегодняшние детали никак не могли повлиять на это решение. С девушкой, чьи каштановые волосы развевал встречный ветер, он собирался провести вечность и знал, что никогда не променяет ее ни на какую другую. Все проще некуда – он любит ее. И точка.

И теперь он делал то, что делал всегда: ждал, когда же она наконец признает свои чувства к нему. К счастью, кровная связь, возродившая и утвердившая самое тайное, что скрывалось в глубине их душ, ускорит многократно этот процесс. Она уже бросила их в объятия друг друга, уже дала больше, чем можно вынести любому, уже соединила их навеки и доказала самое главное.

Но Елена не была бы Еленой, если б, поддавшись связи, так просто признала очевидное. И Деймон оптимистично подумал, что в запасе у них целая вечность, и он точно никуда не спешит.

Однако весь оптимизм испарился, когда вампирша, тяжело вздохнув, через километры молчания произнесла:
- Прости, я так не могу.

Глазами побитого щенка она посмотрела на Деймона. Тот резко затормозил, опасаясь, что в сердцах перекинет машину. Уже предполагая, о чем пойдет речь, он сложил губы в жесткую складку.
- Нет, не порти все!

- Ты ведь даже не знаешь, что я хотела сказать.
- Думаю, все начинается с "То, что между нами" и заканчивается на "неправильно".
- Все не так. Я должна признаться кое в чем.

- Елена, - Деймон покачал головой.
- Прошу, дай мне сказать. Я знаю, что мы должны быть вместе – связь и все такое, но… я не могу и дальше обманывать тебя.

Вампир помрачнел еще больше, хотя куда уж больше.
- Ты… - он прокашлялся, - все еще любишь моего брата?
- Господи! Конечно, нет!

Она так яростно принялась отрицать, с такой неистовой убежденностью, что подозрения Деймона испарились, тем более, ее искренность он чувствовал и не подвергал сомнению.
- В чем же дело?

Елена состроила странную гримасу, каким-то образом сочетающую вину и вызов.
- Я все помню.

Деймон уронил голову на руль с таким видом, словно сейчас у него случится сердечный приступ.
- Елена, - простонал он, - ты и мертвого доведешь до могилы.

Девушка со страхом дотронулась до черных волос, но резко отдернула руку, когда Деймон вскинул голову. Его лицо ничего не выражало.
- Ну и что тебя терзает на этот раз?

Она ответила едва слышно:
- Что ты не помнишь, что чувствовал ко мне.
- И ты думаешь, что теперь только связь держит меня рядом с тобой?

Не в силах больше говорить, она кивнула.

Деймон едва заметно ухмыльнулся. Он не мог отказать себе в удовольствии чуть-чуть помучить Елену в отместку за все страдания, что он претерпел ради нее за прошедшие несколько лет. В том числе и за то, что был вынужден напоить ее своей кровью, спасая от смерти. Пусть это, в итоге, и привело их к этому моменту.

- Расскажи, как мы познакомились.
- Зачем?
- Вдруг я прозрею?

- Ладно. Мы встретились ночью на дороге, вдали от вечеринки, с которой я сбежала, потому что поссорилась с Меттом. Ты спросил, по какой причине, я ответила, что у него все распланировано, а я не знаю, чего хочу от жизни. И тогда ты сказал мне это.

Слушая с умным видом, Деймон заинтересованно кивал. Но Елена вдруг замолчала, сощурившись. Она сократила расстояние между собой и мужчиной до минимума.
- Так скажи мне, таинственный незнакомец, знающий все, чего же я хочу?

Он взглянул на ее губы, зовущие, манящие, требующие не только ответа. Взял в руки ее лицо, провел кончиками пальцев по скулам, подбородку, шее, вернулся к губам, порождая прикосновениями жар. И лишь удостоверившись, что движения вызвали нужный отклик, хрипло проговорил:
- Ты хочешь любви, которая поглотит тебя без остатка. Ты хочешь страсти, приключений и немного опасности. А еще, - добавил он, когда зрачки напротив расширились, почти полностью закрыв радужку, - ты хочешь знать, люблю ли я тебя по-прежнему.

Затаив дыхание, Елена ждала ответа, как приговора. Она жаждала любви единственного в мире желанного мужчины, ее мужчины, и чувствовала, что не переживет отказа.

- Ты права, что боишься, Елена. Я слишком долго ждал тебя.

Девушка резко отпрянула, побледнев. Кошмар, терзавший ее после ночного пробуждения, который она умело скрыла, отдавшись блаженству в объятиях Деймона с полным осознанием, кто рядом с ней, теперь осуществлялся.
Мужчина резко притянул ее обратно.

- Как ты могла хоть на секунду подумать, что такой эгоист, как я, откажется от самого дорогого, что есть в его жизни?

Страх в глазах Елены сменился непониманием, а затем, после следующих произнесенных слов, слезами… облегчения.

- Глупышка, - Деймон с немыслимой нежностью поцеловал влажные губы. - Истинная любовь – вот причина кровной связи. Ты – моя жизнь, и я люблю тебя.

И не было в мире большего счастья, чем испытала Елена, впитывая признание вместе с поцелуем, и не существовало большей любви, чем эта, скрепленная связью, всегда и навечно.
- И я люблю тебя, Деймон.
______________________
*Сплав на надувных кругах вниз по реке в городе Хелен, штат Джорджия, является популярной народной забавой летом.
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 686
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика