Главная

Фанфик "ТвТ". Глава 6

Фанфик "Танцующие в темноте"

04.11.2014, 14:51
Луна выкатилась как-то неожиданно. Зависла на небе, затмив своим отраженным светом звезды. Под ее печально-безразличным ликом распростерлась Земля, где миллионы людей жили, не догадываясь о трагедии, разыгравшейся между двумя совершенно иными существами.

Бледные с синевой лица, горящие от скрытых страстей глаза, сила и ярость, бьющаяся внутри неумирающих тел. Нереальные, как будто из другого мира, они были сейчас так похожи, словно части целого, по какой-то нелепой причине кем-то разъединенные. Безотрывно смотрели друг на друга, не шевелясь. Жестокие слова, раздавшиеся подобно выстрелу в ночи, превратили в камень их фигуры. Но они были живые, даже иногда дышали, сотрясая воздух невидимыми искрами.

Одна зашевелилась, дернулась, как будто желая уйти, но осталась на месте. Это Елена пришла в себя, сделала глубокий вдох и поджала губы.

- Что я тебе сделала? За что ты меня так ненавидишь? – едва слышно спросила вампирша.

Деймон напрягся еще сильнее. Ее тихий голос, скрывавший невысказанный упрек, затронул какую-то болезненную струну. Что он мог ответить, если сам ни черта не знал? Он чувствовал, как его брошенные в запале слова задели девушку, и, возможно, пожалел бы о них, если б не был так зол. При других обстоятельствах перспектива влюбиться в Елену показалась бы даже привлекательной, но не теперь. Его как магнитом притянуло обратно в Мистик Фоллс, ибо сопротивляться связи, с каждым днем приобретающей все более гипертрофированные формы, было практически невозможно. Чужая кровь, живущая в организме и заставляющая против воли лететь туда, откуда всеми силами пытался сбежать, нагло подчиняла и доводила порой до безумия. В полной мере он осознал, что связан по рукам и ногам, сидя на автобусной остановке в Чикаго, провожая разбитым взглядом красный "Порше" брата, который увозил часть его самого. Добавилось неприятное открытие, что узы становятся сильней. А, оказавшись рядом, вместо ожидаемого облегчения, он узнал очередной досадный факт. Справиться с эмоциями не вышло, отчего Деймон разозлился и выпалил то, что вовсе не собирался говорить. И теперь он не находил для ответа ни колкостей, ни упреков, ни оправданий.

- Ты должна рассказать Стефану, - выдал он внезапно. – Так больше не может продолжаться. Если не скажешь ты, я сделаю это сам.

Елена рассердилась.
- Не смей вмешиваться в мои отношения со Стефаном. Ты и так все испортил с этой связью, так не лезь хотя бы в мою жизнь!

- По-твоему, я виноват, что ты наверняка потеряла над собой контроль и набросилась на меня?
- Что?!
- А как иначе ты могла выпить мою кровь?

- Да ты... – Елена кипела от возмущения, - да что ты знаешь? Может, ты специально напоил меня, чтобы насолить брату? Или вообще хотел меня убить!

- Зачем мне тебя убивать? – скривился Деймон.
- Откуда я знаю? Ты же ненавидишь Кэтрин, а значит, и меня. Почему, почему это произошло? – Елена сорвалась на крик. – Зачем ты это сделал со мной?! Ненавижу, ненавижу тебя!

Поглощенная своей обидой, она не заметила, как исказились черты Деймона: раздулись ноздри, наполнились бешенством отливающие серебром в лунном свете глаза, запульсировали вены. Неуловимым движением вампир вдруг набросился на нее и… поцеловал.

Все замерло.
Прекратили играть на своих скрипках сверчки, перестали копошиться в траве неугомонные насекомые, остановились в полете ночные птицы, застыла покинутая ветром листва. В эпицентре бури наступила оглушающая тишина.

Избитая истина говорит, что все познается в сравнении. Но с чем сравнить вихрь, подхвативший без предупреждения и бросивший в яростную пучину? Огонь, воспламенивший нутро и заморозивший разум? Вкус самой жизни, прочувствованный на устах ненавистника? Они не могли сравнить, потому что не было с чем. Только жадная необходимость заставляла прижиматься к губам все сильнее, впитывать их тепло, поглощать их сладость, целовать так, будто мир вот-вот рухнет.

Ничего прекрасней в своей жизни Елена не испытывала. Она закрыла глаза, отдавшись на волю чувств, и падала, падала, пока в легких совсем не осталось воздуха. Потом отрешенно заметила, что почему-то оказалась на руках у Деймона, который, невзирая на потрясение, явно читавшееся на лице, успел ее подхватить. Сам он стоял на коленях во влажной от росы траве и тяжело дышал. Его приоткрытые губы хранили вкус Елены, и, все еще плохо себя контролируя, он медленно провел по ним языком. Девушка завороженно проследила взглядом за интимным движением, ей захотелось повторить то же самое своим языком. Она и представить не могла, что его жестокий поначалу поцелуй станет таким невыносимо нежным в конце.

"Какие у него мягкие губы", - в прострации подумала Елена и с этого мгновения поняла, что больше не принадлежит себе.

Деймон помог ей подняться и сам встал, отряхнув колени. Он уже вполне владел собой, и его лицо снова явило одну из многочисленных масок.

- Хм, могло быть и хуже. Пожалуй, в этом что-то есть. Продолжим в более располагающей обстановке?
Все очарование момента разом пропало, ушло, растворившись в саркастических нотках бархатного голоса. И Елена залепила Сальваторе звонкую пощечину.

- Никогда. Не смей. Прикасаться. Ко мне, - отчеканила девушка и, гордо вздернув подбородок, отвернулась и пошла в противоположном направлении. Несмотря на то, что она все еще пребывала в смятении и чувствовала, как пространство между ними становится вязким и тягучим, словно болото, притягивая обратно, она не собиралась мириться с таким положением. Она уйдет и докажет, что связь – не более чем глупые выдумки, и при должном контроле ее можно в себе задавить.

Но каждый шаг, каждый преодоленный дюйм опровергал это наивное заявление. "Не лги самой себе", - вспомнились недавние слова Древнего. Но Боже, как же это сложно – признаться, что стал заложником неведомой силы. Отдаться в ее власть значило принять поражение, а Елена Гилберт не привыкла сдаваться. Поэтому она по-прежнему продолжала шагать вперед, так и не оглянувшись.

Ноги сами понесли ее к особняку. Не замечая ничего вокруг, Елена машинально поднялась на второй этаж, прошла в знакомую спальню, легла, тихонько прижавшись к спящему Стефану, и одинокая слеза упала на его плечо. Может, это последний раз тишины и спокойствия рядом с ним.
***

Что это было? Нет, не так. Какого черта только что произошло?!

Звуки, вновь воспринимаемые сознанием, на какой-то миг оглушили Деймона. Он стоял под покровом ночи, ловя взглядом странную игру лунного луча в листве. Казалось, будто он находится на другой планете, в ином измерении, и он – вовсе не он, не Деймон Сальваторе, стопятидесятилетний вампир, а юный прыщавый школьник с разыгравшимися гормонами. Как, как так получилось, что он не смог удержать себя в руках и набросился на Елену, словно новообращенный? Первой мыслью было загрызть ее до смерти, но, едва он приблизился настолько, что смог разглядеть небо в черных зрачках, все перевернулось с ног на голову, и несостоявшийся укус превратился в поцелуй. Он ошеломил их обоих и буквально выбил почву из-под ног. Неважно, что было тому причиной – связь или что-то другое, Деймон понял одно: больше он не принадлежит самому себе. Но самое главное – он не знал, как дальше жить. Елена – невеста его брата. Пожелать им счастья в семейной жизни и махнуть в закат – не вариант при всем желании. И если уж быть до конца откровенным с самим собой, Деймону понравился поцелуй, более того, он испытал наслаждение от того, что Елена ответила ему, не сопротивлялась, а поддалась искушению. Пощечина после – не в счет, это он заслужил за свои слова. Но Боже, он, повидавший на своем веку всякого и испытавший на собственной шкуре разнообразные, вплоть до самых извращенных, прелести секса, доселе ничего подобного не переживал. Смутно знакомое воспоминание о похожем опыте билось где-то под покровом тумана забвения, но Деймон не рискнул его извлекать, опасаясь очередного приступа удушья.

Ему срочно требовалось выпить, иначе эти мысли сведут его с ума. Преодолев расстояние до особняка в считаные секунды, вампир захватил из холодильника в подвале с десяток пакетов консервированной крови, выставил на столике батарею из всевозможных бутылок и расположился в своем любимом кресле. Остаток ночи в такой веселенькой компании определенно должен поднять ему настроение. И в худшие времена такой адский коктейль всегда исправно делал свое дело - затормаживал мозг и помогал отрешиться от действительности, а сегодня куда уж хуже.
***

Довольно давно уже Деймон сидел у камина и напивался до беспамятства, мешая виски с кровью, когда влетел Стефан и, не сказав ни слова, принялся избивать брата. Он молча лупил по чем попало, вкладывая в удары всю накопленную с годами ненависть, отплачивая за всю боль, причиненную ему и Елене. Деймон даже не сопротивлялся: не прикрывался руками, не блокировал удары, не бил в ответ, лишь пьяно посмеивался и сплевывал сгустки крови.

- Стефан, нет! Стой! Остановись, Стефан!

Елена выбежала сразу за младшим Сальваторе, но не успела предотвратить побоище. Она кричала, цеплялась за его плечи, спину, но Стефан был глух и слеп. Он не мог остановиться.

Только когда вампир схватил кочергу и проткнул брата, увидел, как упала на колени девушка, прижав руки к животу, из-под которых потекла кровь, ровно в том месте, где торчала железная палка в Деймоне.

Бешеный взгляд, полуоткрытый рот и ужас от полнейшего осознания – и Стефан, сначала спотыкаясь, затем все быстрее и быстрее, наконец, со скоростью звука вылетел из особняка.

Деймон вытащил "оружие" и отбросил в сторону. Хотел засмеяться, но закашлялся кровью из разбитого рта. Кое-как вскарабкался на диван и опрокинул в себя алкоголь, поморщился от того, как защипало ссадины, потом посмотрел на Елену. Она сидела в стороне, разглядывая испачканные ладони и кофточку, и плакала, слезы тихо капали на такое же разбитое лицо, можно было даже в зеркало не смотреть. Деймон протянул ей бутылку, а сам спустился в подвал и принес несколько пакетов крови (те, что пил он, были пусты). Елена быстро опустошила все предложенное, восстанавливая силы и заживляя раны. Убедившись, что ей полегчало, Сальваторе присел рядом на пол и осторожно обнял ее. Она не отстранилась, наоборот, прижалась крепче.

- Он меня ненавидит, - наконец сказала девушка.

- Нет, это меня он ненавидит, - тут же возразил Деймон, - и он прав. Во всех неудачах обычно виноват я, чему удивляться? Это же я плохой и эгоистичный брат. Полагаю, можно даже не спрашивать, что именно ты ему рассказала. Результат, как говорится, налицо, - ухмыльнулся он.

- Как ты можешь в такой момент шутить? Наши жизни летят к чертям, а ты смеешься!

- Елена, Е-ле-на-а, - протянул Деймон.
Ей неожиданно понравилось, как он произнес ее имя, лениво растягивая гласные, так что в его устах оно прозвучало очень сексуально.

- Нельзя быть такой серьезной. Хотел бы я сказать, что мне жаль, но сожалеть о том, чего не можешь изменить, глупо.
Не вполне соображая, что делает, он повернул к ней голову, устанавливая зрительный контакт. Подушечкой большого пальца осторожно провел по уже зажившей ране на губе и вытер тонкую темно-красную струйку в уголке. Елена, застигнутая врасплох странной близостью, поймала его палец в рот и слизнула каплю, не прекращая смотреть в стальные глаза напротив. Бессознательно она прижалась к его побитому телу еще сильнее. Подняла руку, чтобы так же вытереть кровь с его лица, но Деймон перехватил тонкое запястье и поцеловал внутреннюю сторону ладони. Девушка вздрогнула, как от удара током, а кожа в месте прикосновения стала горячей.

Их дыхания, наполненные запахом виски, встретились и смешались, оставляя несколько миллиметров до соединения губ.

- Господи, Елена! Я с ума схожу, повсюду тебя разыскивая, - Кэролайн маленьким ураганом влетела в гостиную.

Елена с Деймоном резко отпрянули друг от друга. Сальваторе принял расслабленную позу, облокотившись о кресло, а девушка вскочила на ноги. Кэролайн одарила парочку подозрительным взглядом, а потом, разглядев в тусклом свете камина пятна крови повсюду, воскликнула:
- Что произошло? Вы что, подрались?

- Ты спятила, Кэролайн? Это… Деймон случайно разорвал пакет и все заляпал, - Елена покосилась на "виновника" беспорядка в надежде, что он не опровергнет ее сомнительную отговорку.

- Да, такой неловкий, - ухмыльнулся вампир, протягивая руку с полупустой "консервой", - угощайся.
- Спасибо, я недавно поела.

- Ты зачем-то меня искала? – спросила Елена, уводя подругу в другую комнату. – Что-то случилось?
- Ты так неожиданно исчезла, ничего не объяснив, бросила наш замечательный вечер и убежала, - с упреком поведала вампирша, - я забеспокоилась. Елена, это на тебя не похоже. Мы же подруги, ты должна рассказать мне, что с тобой происходит. Ты вернулась совсем другая из этой дурацкой поездки в Чикаго. Это из-за Деймона, да? Я видела, как он на тебя смотрит.

Кэролайн давила своим дружеским участием и безостановочно тараторила все новые и новые вопросы, так что Елене захотелось одного – зажать уши руками. Откровенничать с одной из двух лучших подруг никак не входило сейчас в планы Елены, поэтому она весьма кстати вспомнила о взбесившемся женихе.

- Все очень сложно, - отмахнулась девушка, - мне сейчас совсем не до этого. Ты случайно Стефана не видела? Он как раз ушел перед твоим приходом. Он… был очень расстроен, и я боюсь, как бы не натворил глупостей.

- Вы поссорились? – Кэролайн уже навострила ушки. Когда между Еленой и Стефаном назревал конфликт, хоть это бывало и нечасто, Барби-вампирша всегда была готова по первому зову вмешаться и помочь наладить отношения. Впрочем, даже если ее не звали, все равно влезала, ведь это же Кэролайн, а Елена и Стефан, по ее глубокому убеждению, – любовь навеки.

- Нет, мы не ссорились, - устало ответила Елена, - но мне обязательно нужно с ним поговорить. Если увидишь его, передай, пожалуйста.
- Хорошо.

Слегка успокоенная Кэролайн покинула особняк Сальваторе. Оставшаяся наедине сама с собой Елена вдруг почувствовала себя одинокой и потерянной. Она остановилась посреди коридора, не зная, куда идти и зачем. Через несколько часов рассвет, который положит начало новому дню, в котором ей снова придется бороться с собой и связью, а ей так надоело плыть против течения, отвергая свою суть. Но где-то там рвал и метал на мелкие кусочки невинных зверюшек (а может, и кого похуже) обозленный Стефан, поэтому Елена, предварительно приняв душ и переодевшись, с тяжелым вздохом и полная чувства вины отправилась на поиски.
***

Не утруждая себя перемещением в другое пространство или плоскость, Деймон вырубился прямо там, где сидел. Ему снилось, что он гуляет по лесу в образе Елены и спрашивает каждую попавшуюся живность, не встречался ли им Стефан. Но почему-то все животные дико шарахались от него, выпучив испуганные глаза. Вот он полез в какое-то дупло и нашел там белку. Она грызла орех и смешно морщила носик, не обращая внимания на вторжение, а затем по-человечески сказала:
- Лежа на полу, ты никогда его не найдешь.

Потом дотронулась до его щеки своей лапкой и снисходительно потрепала, еще и еще, пока лапка не трансформировалась в уродливо длинные для животного пальцы и весьма ощутимо влепила затрещину.

- Где мой обещанный вампир? – зло спросила белка голосом Ребекки.

Деймон дернулся и открыл глаза.
- Кыш из моей головы, - сонно пробормотал он.

Блондинка, с отвращением оглядевшись по сторонам, по-хозяйски уселась в единственное незапачканное кресло и закинула ногу за ногу. Носок ее сапога на высоченной шпильке оказался прямо перед носом Деймона. Тот раздраженно отмахнулся и поднялся, потянувшись за ближайшей бутылкой. Древняя вырвала полупустую тару из его руки и швырнула в камин.

- Где Стефан?
- Откуда я знаю? – Деймон поморщился от противного привкуса во рту. – Сбежал еще ночью истреблять популяцию бурундуков.

- Приводи себя в порядок, - приказала она, - и иди его искать.
- Тебе надо – ты и иди.

Раздался цокающий звук. Это Ребекка издала его, размахивая указательным пальцем в разные стороны.

- Э нет, мы так не договаривались. Или ты приводишь мне нормального Стефана, готового упасть в мои объятия, или я рассказываю Елене, что ты знаешь, как вернуть память.
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 601
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика