Главная

Фанфик "Столкновение с тобой" 1

26.06.2016, 20:15
«Мне есть, что сказать»


В мерцающем свете свечей этой позаимствованной на время кухне, он встретил её взгляд и удержал его, и в её глазах отразился тот момент, когда её осенило, и она всё поняла. Её тихое «о», сияние в направленном на него взгляде: да, она знала. Она, Бет – единственная во всё мире, которая видела его насквозь, даже со всеми его масками и отстранённостью.

Как бы сильно его это не пугало, как бы незнакомо не было это чувство где-то в животе, он не сожалел о своих словах и о том, что она спросила – даже настояла – о правде. Не сожалел о желании, чтобы она знала, даже если он не мог сказать ей прямо. Что-то тёплое шевельнулось у него в груди, когда Бет поняла, что именно она была тем добром для него: добром, которое выжило и заставило его поверить в других людей.

Но залаял пёс, Дэрил взял одну из свиных ног и вскочил из-за стола, пока изменившийся Дэрил не сказал старому Дэрилу остаться на месте и узнать, что будет дальше. Он трусливо сбежал, но сразу же понял, что уже скучает по её взгляду.

— Дэрил, стой.

Её пальцы обхватили его предплечье, и он повернулся, уже не полпути к двери в фойе. Она стояла прямо позади, с арбалетом в руках.

На секунду она опустила взгляд, но затем снова посмотрела на него и протянула ему оружие.

— На всякий случай, - сказала Бет, быстро пожав плечами и с тенью улыбки.

Она опёрлась о дверной косяк, и Дэрил взял у неё арбалет.

— Хорошая мысль.

Дэрил даже не успел полностью повернуться к двери, когда завизжала собака: резкий звук, выражавший ужас, и звуки раздираемой плоти, которые не перепутаешь ни с чем. Дэрил сделал шаг назад, а Бет ахнула. Между досками, прибитыми к двери, показалось движение, и изорванное, гниющее тело навалилось на деревянную поверхность. Задрожали стёкла, закачались дверные петли, и ходячий отошёл.

— Чёрт.

Это была Бет, но она буквально сорвала это слово у него с языка. Чёртов пёс наверняка привёл их прямо к двери. Дэрил отбросил свиную ногу и повернулся к Бет, которая уже стояла с ножом в руке.

С первого этажа не многое увидишь, особенно со всеми заколоченными окнами, так что он жестом указал на лестницу, и Бет кивнула. Ходячие их ещё не заметили. У них был шанс выждать или придумать план побега. Дэрил знал, что у неё болит нога, но от её поношенных ковбойских сапог не послышалось ни звука, пока она поднималась за ним по лестнице. Словно она была рождена, чтобы быть охотницей, а не какой-то фермерской дочкой. Ступени вели в длинный коридор в ширину дома, с множеством дверей по обе стороны прохода. Дэрил открыл первую дверь слева и пересёк комнату, чтобы выглянуть из окна и посмотреть на залитый лунным светом двор.

Отсюда не было видно ходячих, но приглушенные звуки их трапезы слышались снизу. Стало ясно: собака завела их на веранду.

— Они нас не видели, - сказала Бет, останавливаясь рядом с ним и кладя пальцы на подоконник. Достаточно нежные пальцы, чтобы танцевать по клавишам фортепиано, но достаточно сильные, чтобы воткнуть нож в череп ходячего.

— Нет, нам повезло.

Он имел в виду, что, если бы в нужный момент Бет не окликнула его мелодией своего голоса, он бы сделал что-нибудь глупое: например, открыл бы дверь обречённому псу, заодно обрекая и себя, и её на ту же участь. Бет повернулась лицом к нему – бледная и мерцающая в лунном свете – и улыбнулась, напоминая о том моменте на кухне. То странное чувство у него в груди вернулось, и её глаза, как всегда широко открытые, засияли, как будто она думала о том же.

— Давай проверим заднюю дверь, - сказал он, отводя взгляд, пока полностью не потерялся в ней.

Темнота скрывала большую часть двора и тыловую сторону дома, а всё остальное было закрыто деревьями между домом и дорогой. Там не было видно никакого движения, что могло означать, что из ходячих были только те, у основного входа. Шевелились только ветки на ветру.

Бет толкнула его локтем.

— Думаешь, они разойдутся?

— Подождём и увидим, наверное, - Дэрил снова взглянул на улицу, стараясь рассмотреть хоть что-нибудь в полной темноте. – В любом случае, нам нужен план.

— Можно разобрать одно из задних окон, - сказала Бет, поворачиваясь спиной к окну и глядя на Дэрила. Было невозможно не посмотреть на неё в ответ. – Дорога прямо за теми деревьями, разве нет? Мы могли бы убежать туда.

Неплохой план, на тот случай если им действительно придётся бежать. Если повезёт, ходячие разойдутся – как она и сказала – и тогда не нужно будет путешествовать в темноте. Он не думал, что они останутся здесь надолго – по крайней мере, после того, как заживёт её нога. Очарование этого дома, ложное чувство мира и безопасности распались с рычанием ходячих снаружи.

— В кабинете есть большое окно, - сказал Дэрил, отходя от подоконника. – Давай соберём все вещи и приготовимся, на всякий случай.

Они сделали два или три шага к лестнице, когда он услышал. Дэрил замер, и Бет тоже замерла, сразу же поймав его взгляд. Он тихо выдохнул, впечатлённый – даже гордый – что её не удалось обмануть. Потому что Дэрил вырос, слушая такие звуки – краткий свист песни птицы среди деревьев и ответ от птицы поближе – но Бет к этому не привыкла.

Птицы не поют ночью, но люди – могут. И кто бы ни обменивался этими условными знаками, наверняка знал, что они прячутся в доме.

— Дэрил…

Он услышал дрожь у неё в голосе и понял, как сильно его раздражает, что от одной мысли о людях на улице, сердце застучало в таком страхе, какого он не испытывал ни перед одним ходячим. Те глаза, в которых сияла надежда на будущее, возможности и добро, пока они сидели на залитой слабым светом кухне, теперь были наполнены страхом. Может, всё обойдётся, хотелось сказать ему. Это мог быть владелец запасов на кухне, и мог оказаться достойным человеком, и у них всё могло быть хорошо.

Но всё это было странно. Собака. Ходячие у входа. Люди на заднем дворе. Свист в темноте и вставшие дыбом волосы от страха. Дэрил сделал тяжело давшийся ему вдох, и одна единственная мысль охватила сознание.

Ловушка.

— Пойдём!

Его резкий шёпот отдался эхом в тишине дома, но это было не важно. Ему нужно вытащить их отсюда, прямо сейчас. Он схватил было Бет за руку, но она уже передвигалась, и их ботинки с гулом стучали по изношенному деревянному полу. Бет и её ушибленная щиколотка, прямо у него за спиной. В одной из комнат у лестницы были раздвижные стеклянные двери на балкон. Дэрил прорвался через них, и стеклянные панели застучали, когда он оттолкнул их в сторону, а затем ещё раз, когда прошла Бет. Дэрил схватился за перила и замер на месте, а Бет врезалась ему в спину. Свободной рукой, он притянул её к себе; сердце билось так сильно, что грозилось вырваться из грудной клетки.

Доев свою жертву, ходячие шатались по двору, как делали всегда, когда рядом не было возможной еды. Но один, два, полдюжины, а затем и больше, повернули свои изгнившие лица, чтобы взглянуть вверх. Дэрил обхватил Бет за талию и утянул в тень под крышей, но было уже поздно. Рычание снизу усилилось, так как ходячие собрались у колонн, вдохновлённые видом, звуком и запахом следующего блюда, и затея Дэрила выбраться через балкон с треском провалилась.

— Я могу отвлечь и увести их…

— Нет! – ответила Бет, явно громче, чем планировала, и вцепилась в его рубашку, нервно качая головой. – Нет, - сжав зубы, сказала она, - мы сбежим вместе.

Она прожигала его взглядом и держалась за него, отводя остальные дурацкие мысли о том, чтобы оставить её, и Дэрил согласился с кивком и неразборчивым бормотанием. Она снова была права. С таким количеством угроз, ему нужно, чтобы она прикрывала его, а он – её. А люди… Дэрилу было всё равно, что именно им было нужно от него, но Бет…

По его плечам прошла дрожь, и Дэрил попытался стряхнуть страшные мысли, пока они пробирались назад в дом через раздвижные двери.

— Наш рюкзак внизу, - прошептала Бет позади него, делая лёгкие выдохи ему в шею. – В кухне.

Дэрил кивнул и поднял руку, замерев в дверном проёме и ощущая спиной тепло тела Бет. Отсюда ему не было видно лестничного пролёта, только верх деревянных перил. Он напрягся, вслушиваясь. В доме было тихо, как никогда, все звуки доносились снаружи.

— Ладно, - всё так же шёпотом сказал Дэрил и повернулся, чтобы посмотреть Бет в глаза. – Сначала на кухню, за рюкзаком, затем через окно туалета по коридору напротив, поняла? Когда выберешься, беги. Беги по направлению к лесу и не останавливайся, пока не выбьешься из сил.

— Дэрил…

— Я буду за тобой, не волнуйся, - сказал он, но, видя как она напрягается, стараясь не становиться на больную ногу, почувствовал, как страх вползает в душу, вопреки собственным словам. – Приготовь нож. Пойдём.

Никто – и ничто – не задержал их на пути вниз по лестнице и на кухню. Бет задула свечи и забросила их в рюкзак, а Дэрил добавил арахисовое масло и свиные ноги. Вместе они поспешили пересечь коридор. В дальнем углу одной из комнат на первом этаже был небольшой санузел с приличного размера окном и видом на лес. Дэрил лишь успел закрыть за ними дверь, когда прямо снаружи, у окна, послышался очередной свист.

Бет отдёрнула руки от подоконника и быстро села на корточки между унитазом и раковиной, поворачиваясь к Дэрилу, чтобы убедиться, что он тоже услышал. Он быстро кивнул и тоже согнулся, хотя свет падал удачно, и тот, кто снаружи, не смог бы его увидеть через окно. Какое-то время было тихо, а затем треснула ветка где-то совсем рядом, и послышалось предостережение, произнесённое резким шёпотом, прямо у окна.

Последовал лающий смех, и в дальнейших словах не было ни толики раскаяния:

— …и так знают, что мы здесь. Не поддался на провокацию.

— Закрой свой грёбанный рот, О’Доннел, - сказал тот, что стоял прямо рядом с домом.

Тот, что подальше – О’Доннел – снова засмеялся:

— Мы схватим твою певчую птичку, Горман, как только избавимся от мусора.

— Если нас не сожрут до этого, - прорычал другой, по имени Горман. – Веди себя тихо.

Парочка удалилась, направляясь к заднему двору, и их голоса постепенно затихли, хотя Дэрил и так перестал слушать. Он услышал достаточно, да и Бет тоже: это было ясно по её широко раскрытым глазам, уставившимся на него с другой стороны помещения, где она сидела, тяжело дыша и крепко держа свой нож. Дэрил отсчитал в голове две минуты, затем жестом показал Бет встать с одной стороны, чтобы он мог открыть окно с другой. После изначальных попыток, окно беззвучно поддалось, и Дэрил не услышал и не увидел никого снаружи.

Ещё минута им потребовалась на то, чтобы удалить прибитые к оконному проёму доски, скорее задерживаемые необходимостью тишины, чем физическими усилиями, которые на это ушли. Дерево было крепким, но гвозди не были рассчитаны на то, чтобы удерживать его постоянно, поэтому поддались с небольшим скрипом.

Дэрил отбросил последнюю доску, убедившись, что снаружи достаточно место для удачного приземления.

— Давай, Бет.

Она встала, всё ещё стараясь не ступать на ушибленную ногу, но не говоря об этом ни слова, лишь слегка пискнув, когда Дэрил схватил её за талию, чтобы поднять и вытолкнуть через окно.

— Можешь отпускать, - сказала она, уже сидя в окне, одной рукой держа нож, а другой цепляясь за подоконник. – Бежим.

Позади него, где-то в доме, заскрипела половица. Дэрил отпустил Бет, и она выпала наружу, приземлившись с болезненным стоном. В этот момент, тишину дома разорвал треск – кто-то ломал ногой дверь. Затем последовали быстрые шаги, а затем была сломана ещё одна дверь, уже поближе. Под звук осторожных шагов, приближающихся к туалету, Дэрил выбросил их рюкзак в окно и замер лишь на секунду, чтобы убедиться, что Бет убегает к деревьям, а затем поднял арбалет и прицелился.

Дверь санузла затрещала от силы удара. Дэрил нажал на курок, но чёрные очертания тела в дверном проёме увернулись от стрелы, направленной ему в голову. Ствол пистолета сверкнул в темноте, и Дэрил рванулся, врезаясь плечом в живот нападавшего. Они повалились на пол, и Дэрил нанёс несколько ударов, но козёл под ним впечатал колено ему в живот.

Он приземлился на спину, и удары чьих-то кулаков сыпались ему в лицо. Он не видел ничего, кроме небольших проблесков лунного света и движений тела в темноте. Он взмахнул свой арбалет в сторону тени, и тот взвыл, с силой ударившись о стену. У Дэрила появился шанс подняться на ноги – доля секунды, но лучше, чем ничего.

Дэрил рванулся в сторону фойе, но споткнулся о подножку и с силой упал, ударившись о стену лестничного каркаса. Противник сразу же бросился на него, и Дэрил поднял ноги и отправил того в полёт в сторону кабинета, но тот схватился за дверь и снова бросился на Дэрила. Дэрил откатился в сторону, и человек врезался в лестничный каркас, но удержался на ногах и попытался нанести Дэрилу два удара кулаками, промахнувшись оба раза.

Дуло пистолета снова сверкнуло в темноте, и Дэрил резко толкнул арбалет в живот сукиного сына, послав пулю в потолок. Он сильно наступил на запястье противника, снова и снова, пока рука не выпустила пистолет. Дэрил отбросил его в сторону и побежал к двери.

Ходячие под балконом сразу же его заметили, но он не остановился, лишь побежал по веранде к углу дома, с которого исчезла Бет, надеясь, что успеет перегнать человека, который бежал за ним. Один из ходячих оказался рядом, но Дэрил всадил нож ему в глаз и оттолкнул от себя труп, ускоряясь и перепрыгивая через перила прямо на траву.

Он перекатился на спину, перезарядил арбалет и выстрелил, всаживая стрелу прямо в лоб полицейского в форме.

Что за чёрт?

Ходячий прорычал совсем рядом, и Дэрил повернулся, чтобы разделаться с ним, сначала сталкивая его арбалетом, а потом вставляя нож глубоко в гнилую голову. Остальные были заняты, пожирая полицейского, с привычным энтузиазмом раздирая его обмякшее тело. А впереди, среди деревьев, Бет Грин врезала ногой по колену пробиравшегося к ней ходячего, послав его на землю, а затем пробила ножом его череп. Трое ходячих уже лежали вокруг неё, и ещё двое направлялись к ней. Дэрил перезарядил арбалет и положил того, что ближе, но не успел выстрелить во второй раз, так как Бет уже вынула стрелу из головы первого и вонзила её в глаз второго.

Она обернулась к нему, как дикая женщина, воительница или богиня, там, в лунном свете, ошеломлённая адреналином, покрытая кровью и потом. Она широко улыбалась, довольная хорошо окончившейся битвой.

Я могу о себе позаботиться.

Ему хотелось подбежать к ней, сделать что-нибудь сумасшедшее, обнять её или подбросить в воздух, но он остановился в самый последний момент. То тёплое чувство в груди становилось всё сильнее, но они ещё не выбрались из этой передряги. Им нужно было просто убраться подальше от этого проклятого дома. Помня о ходячих, всё ещё обедающих тем полицейским, Дэрил пошёл к окну, чтобы забрать их рюкзак.

— Дэр… ах!

От её крика, Дэрил повернулся и резко поднял арбалет. Второй полицейский, о котором он забыл во всей этой суете, прижимал дуло пистолета к голове Бет.

— Тише, тише, милая, - сказал Горман, прижимаясь лицом к волосам Бет. Он глубоко вдохнул её запах, прикрывая глаза, и скользнул рукой от её рта, чтобы вырвать у неё нож и бросить его в траву.

Дэрил сделал рывок вперёд, с арбалетом, нацеленным на тупое ухмыляющееся лицо Гормана.

— Отпусти её!

— А то что? – Горман прижал ладонь к животу Бет, запуская пальцы ей под рубашку. – Ты меня остановишь? Нет, нет… Не стоит подходить ближе.

Горман сильнее прижал дуло пистолета к её виску, и Бет почти до крови прикусила губу.

— Ты её отпустишь, - с ложным спокойствием сказал Дэрил. Все его внутренности горели, а от того нового и пока непривычного чувства в груди было больно дышать.

Горман засмеялся: холодный, скользкий звук, выползший из него, гадко и мёртво. Он заступил за Бет, и было видно лишь край его прилизанной причёски. Он использовал Бет в качестве щита.

— Я так не думаю, деревенщина. Я давно хотел поймать эту певчую птичку, да и ты мне должен. За О’Доннела.

Дэрил резко выдохнул и проглотил слова, которые уже были у него на языке. Что он никому ничего не должен и что Бет никакая не «певчая птичка», а любой скотина, который так считает, просто выпрашивает стрелу в мозг. Но Бет встретила и удержала его взгляд, и Дэрил прикусил язык и замолчал. Его палец задрожал на курке, но он не мог нацелиться в Гормана. Пальцы полицейского тоже дрожали, путешествуя взад и вперёд по бледной коже на животе Бет. Бет затряслась у него в руках, начиная от стоп и до самого подбородка.

Её глаза были на Дэриле; она смотрела на него через то расстояние, что было между ними – больше похожее на мили, а не считанные метры. На щеках у неё были слёзы, но в глазах горел огонь. Дэрил проследил за движением её руки; за её нежными пальцами, которые схватили пистолет у неё за поясом. Тот самый, что они нашли у ходячего в лесу. Который Горман явно не заметил.

Она тяжело сглотнула, сделала глубокий вдох и зажмурилась. Весь мир двигался словно в замедленном действии, и Бет повернулась и выстрелила. Они с Горманом упали в траву, и Дэрил уже не помнил, как подбегал к ней, только то, как упал на колени. Она с трудом привстала, шатаясь и дрожа, но живая.

Он поднял её, оттащил от трупа полицейского и побежал. Деревья стояли на пути, ветки цеплялись и били в лицо, а затем лес расступился, и впереди были дорога и машина с белым крестом на стекле, брошенная в ожидании двух полицейских, которые уже не вернутся. Они оставили ключи в замке зажигания, и машину никто не охранял, кроме одного ходячего, который, спотыкаясь, вышел из леса на звук шагов Дэрила.

Бет забралась на пассажирское сиденье, и Дэрил завёл мотор. Машина с рёвом ожила, и, с визгом развернувшись на 180 градусов, прибавила газу и удалилась в ночь.
Добавил: Katherine_Vine |
Просмотров: 388
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика