Главная

Фанфик "Мир по ту сторону подушки" Глава 24. Сын короля

15.10.2020, 10:02
– Ред, ты – потерянный?!

Он смотрел прямо на меня, молчал и почему-то улыбался.

– Что… Что это значит?.. – шепотом, почти не слышно, лепетала я, не сводя глаз с друга.

Демон ничего не сказал и так же, не проронив ни слова, пошёл дальше по коридору. Проходя мимо меня, он произнёс тихое «прости», и направился дальше. Не оправившись от удивления, я продолжала стоять на месте и слушать звук шагов демона. Мысли в голове проносились с такой скоростью, что не удавалось поймать ни одну из них. Я даже не понимала, о чём думаю.

Когда шаги Реда стали чуть слышны, я резко повернулась, мгновенно очнувшись. Он уже подошёл к концу коридора.

– Подожди! – негромко воскликнула я и метнулась к нему. Но мне и не нужно было бежать. Ред шел медленно, еле переставляя ноги.

– Нужно отнести Киро в его комнату, – сказал мне демон, как только я встала рядом. В его голосе слышалась только уверенность. Он хотел, чтобы я осталась. Он не показывал страха, удивления или каких-то других эмоций. Ред будто превратился в камень – и голосом, и лицом, и сердцем.

– Что произошло? – тихо спросила я.

– Киро ранен, – коротко ответил Деймос.

Я не стала приставать с расспросами – они подождут. Сейчас главное – помочь Киро и, если потребуется, самому Реду.
Куда мы шли, я поняла сразу. Вскоре перед нами появилась знакомая дверь, ведущая в комнату принца, которая подтвердила мои догадки.

Ред остановился, обеими руками придерживая висящего на его плече Киро. Я повернула круглую ручку, но дверь не поддалась. Заперто. Я посмотрела на демона, не зная, что делать.

– У меня на шее, – сказал он, наклонив голову к плечу настолько, насколько это было возможно.

Я увидела чёрный шнурок. Я слегка подпалила его, подцепила ногтем тонкую ниточку, и она мгновенно разорвалась. Я успела поймать ускользающие от меня чёрные «змейки». На шнурке висел небольшой ключ. Такой есть и у Киро.

– Я не видела его раньше, – сказала я, проворачивая находку в замке.

– Раньше его и не было, – отозвался Ред и, отстранив меня, толкнул ногой дверь.

Мы вошли в комнату. Здесь было темно. Деймос небрежным взмахом ладони зажёг свечи. Ладонь дрожала… Стены озарились мягким сиянием пламени. Я взглянула на часы. Циферблат полностью закрывала большая мерцающая звезда. Полночь.

Ред подошел к кровати и аккуратно уложил на неё Киро, потом придвинул стул, стоявший около письменного стола, и сел рядом. Я бросилась к постели раненого, упала на колени и обеспокоенно оглядела принца. Глаза его были закрыты, ресницы подрагивали, брови то и дело сводились к переносице. Казалось, он просто спит, и ему снится страшный сон. Губы были приоткрыты, он тяжело дышал. Рубашка порвана, один рукав вообще отсутствует, оголяя левую руку и плечо с изуродованной кожей. Глубокая рана, похожая на порез, наискось тянулась от места, где шея переходит в плечо, до левого бока. Создавалась впечатление, что рука принца отрублена и просто лежит рядом с ним.

– Кто его… так? – дрожащим голосом спросила я, отворачиваясь. Мне стало дурно.

Ред не ответил.

– Ведь… не ты?

Демон покачал головой и произнес:

– Сиди и не мешай мне.

– Что ты будешь делать? – шепотом спросила я, взглянув снизу вверх на Деймоса.

– Я могу только остановить кровотечение и немного затянуть рану. Чтобы полностью её залечить, нужен хороший лекарь. Хорошо, что внутренние органы не пострадали, – сказал Ред, вдохнул и поднял руку над плечом принца.

– Ты не владеешь исцелением, – произнесла я, начиная сомневаться в благих намерениях друга.

– Я владею «живым пламенем», и этого достаточно, – ответил он.

– Но Киро говорил…

– Киро просто много чего не знает, – оборвал меня Ред и посмотрел на меня встревоженными глазами.

Одного этого взгляда мне хватило, чтобы понять – Ред не враг. У врага не тряслись бы так руки, враг не принес бы раненного противника во дворец… У врага не было бы таких искренних слёз в глазах.

– Можешь не верить мне, ненавидеть меня, но только позже. Сейчас мы должны помочь Киро, – произнес он твёрдым голосом, глядя на принца. А потом вдруг зажмурился. По щеке его прокатилась слеза и тут же расплылась темным пятнышком на брюках.

Я затихла. Реду нужен был полный покой и сосредоточенность, чтобы сотворить сложное заклинание. Иначе «живое» быстро превратиться в «мёртвое».

Ред смотрел в одну точку. Взгляд у него был сосредоточенный и в то же время пустой, будто думал он о чем-то другом и полностью перенесся в свои мысли. Огня вокруг его ладоней не было, но я знала, что при этой технике его быть и не должно. Зато рана принца светилась, в ней будто бы плавали маленькие золотые блестки, очень похожие на туман из золотого коридора Звёздных Врат. Кровь, тонким ручейком бежавшая от шеи, остановилась, рваная рана приобрела более очерченные края, кожа уже не весела лоскутами, а либо исчезла, либо срослась. Вскоре смотреть на неё стало не так страшно. Сияние исчезло, и Ред устало опустил руку.

– Больше я не в силах что-либо сделать, – негромко произнёс он, опустив голову.

Киро шумно втянул воздух. Кажется ему, наконец, стало легче дышать. Теперь он походил на спокойно спящего молодого человека.

Повисло напряженное молчание. Сидящий возле кровати раненного друга Деймос не произносил ни слова. Сложное заклинание отняло у него много сил – и физических, и душевных.

Мне было страшно… и наплевать на всё одновременно. Я боялась за Киро, и в то же время мне надоели эти переживания. С момента моего ухода из дворца прошло около пяти часов, а кажется, что целый месяц. Произошло слишком много плохого… На сегодня, кажется, у меня исчезла способность испытывать какие-либо сильные чувства.

– Теперь нам лучше уйти, – сказал Ред, поднявшись на ноги.

Я без слов последовала его примеру. Со стороны, наверное, я была похожа на бездушного робота, но сейчас лучше было доверить Реду. Он знает, что делает. А я уже не могу думать, принимать решения. На это не осталось сил.

У дверей меня будто ударило молнией. Что я делаю? Как могу оставить Киро сейчас? Я обернулась. Принц мирно спал, изредка вздрагивая всем телом. Его жизни ничего не угрожало.

Шаг назад. Да, нужно остаться. Когда я, было, решила вернуться к кровати принца, Ред, стоявший уже по ту сторону дверного проёма, схватил меня за руку и дёрнул на себя. Я не успела что-либо сделать, как он уже закрыл дверь и повернул ключ в замочной скважине.

– Уходи, – приказал Деймос и направился дальше по коридору.

Я поплелась за ним, чувствуя, что прихожу в себя. Миллионы новых вопросов закружились в голове, желание узнать правду зажглось с новой силой, чувства постепенно возвращались. Это похоже на таяние ледника – постепенно, понемногу холодный лёд превращается в воду.

Перед глазами маячила спина Реда. Мы шли молча. Я не решалась задать первый вопрос. Мне вообще было страшно что-либо делать. Будто таким образом я вырвусь за рамки написанного кем-то сценария, и за это жестоко накажут – не меня, но моих близких.

– Ты плакала? – Ред вдруг остановился, а я, погруженная в свои мысли, не успела этого сделать и врезалась прямо в него. Он не обратил на это внимания.

– Не важно.

– Что-то случилось?

Молчание. Я знала, что если скажу о своей потере, не сдержусь и разревусь вновь. Но мне хотелось, чтобы кто-то помог мне, поддержал и разделил со мной эту боль.

– Почему ты молчишь? Скажи, что случилось, – Ред повернулся ко мне. Я подавила облегченный вздох, не увидев тёмно-красных узоров на его коже – спрятал. – Что произошло?

Юноша внимательно посмотрел на меня. В его глазах промелькнуло что-то, похожее на испуг и понимание одновременно. Он положил ладони мне на плечи. Я опустила голову.

– Послушай… – Ред не договорил.

– Моих родителей больше нет. Они умерли. Их убили! Их убили! – тихий шепот перерос в крик, и я вновь не помнила себя. Эхо издевательски повторяло каждое слово. – Убили! Из-за меня, я точно знаю! Из-за ме…

Деймос вдруг прижал меня к себе и зашептал:

– Тише. Пожалуйста, не кричи так, нас могут услышать – это сейчас ни к чему.

В каком-то из коридоров послышались шаги. Я отстранилась от друга и испуганно на него посмотрела. Он быстро повернул в воздухе выхваченный из кармана золотой ключ и потянул за собой в появившийся портал. В ту же секунду Врата закрылись.

Золотой коридор, в который мы попали, был совсем коротким. Семь-девять шагов – и вот уже выход.

– Мы на Южной стороне? – догадалась я.

– Да. Я должен кое-что тебе рассказать, но во дворце это делать опасно, – кивнул Ред. Наконец, в его речи были слышны прежние интонации, пускай без привычной издевки и с непривычной сдержанностью. Он зашагал вперёд, мимо города, располагавшегося в низменности за дворцом.

– Куда мы идём?

– В одно неприятное место, – ответил с едва уловимой усмешкой Деймос. – На окраине города.

– Но ведь там находятся поместья графов… – вспомнила я и внезапная догадка поразила меня, слово молния.

– Именно, – холодно прозвучало в ответ.

Мы шли между деревьев, то поднимаясь на небольшие холмики, то спускаясь с них. Вспомнив уроки географии, можно сказать, что город, в котором живут демоны, расположился в очень удобном месте – со всех сторон его окружали холмы, а слева огородила от выжженных во время Великого пожара полей высокая «Трижда» – гора с тремя острыми вершинами. Королевский дворец располагался на одном из холмов, будто бы на границе. За дворцом находился город, а справа (если встать спиной к городу) - «владения Матушки-природы». Там рос и небольшой лесок, не тронутой огнем, и возрождались чудесные сады, и раскинулось у подножья Холма Слёз поле алых маков…

– А как же Киро? – спросила я, перепрыгивая через сухие ветки и торчащие из земли корни деревьев. – Разве его можно оставить сейчас?

– С ним ничего не случится во дворце. А если мы будем сидеть рядом с ним, то можем его разбудить.

– Он ведь… просто спит?

– Конечно. Ему нужно как следует отдохнуть, набраться сил после всего, что случилось, – Ред говорил спокойно, но его ладони были сжаты в кулаки. Он был раздражен, зол. На кого? Очевидно, на Киро...

– А что произошло? – я замерла. Больше всего я боялась сейчас, что Деймос скажет «узнаешь, когда придет время» или «я объясню позже», как это обычно делал Киро. Но Ред и не думал скрывать что-либо.

– Он – идиот! Он… – юноша шумно втянул воздух и выдохнул. – Киро отправился в Чёрную чащу – место, где своё королевство создали потерянные. Его там ждали. Они знали о его приходе, – и он снова вздохнул, тряхнул головой. – Всё было подстроено. Киро так легко попался в эту ловушку… Я до сих пор не могу понять, как это случилось. Просто в голове не укладывается! Как можно вот так ни с того, ни с сего отправляться в такое путешествие?

– Киро думал над этим решением не один день. Наверное, он…

– Так ты всё знала? – Ред остановился и посмотрел на меня круглыми глазами. В них читалось искреннее удивление.

– Я думала, ты знаешь…

Деймос стоял, будто громом пораженный.

– Ясно. А я думал, почему он сторонился меня последние дни. Ясно, – Ред потускнел. Он был расстроен, грустно улыбался. Его стало безумно жаль.

– Он не хотел, чтобы ты беспокоился, – произнесла я, желая найти оправдание действиям принца.

– Да уж, – горько усмехнулся Ред, возобновив движение по окраине города. – Нет, дело не в этом. У него уже появились подозрения, он перестал всецело доверять мне.

– Как оказалось, не зря, да?

– Да. Но… Я бы отговорил его, клянусь тебе! Я не дал бы ему сунуться к…

– К своим? – снова перебила я. Непонятная злость начала закипать в груди. – Называй вещи своими именами. Ты ведь предатель.

– Послушай, я виноват, да. Но я могу всё объяснить.

– Так все говорят! – злые слёзы застилали мутной плёнкой глаза. Я вспомнила, что видела на лице друга тёмные «метки». Сейчас они явственно всплыли в памяти, как и рваная рана, нанесенная кем-то из врагов. У них ведь такие же «метки»…

– Я, правда… – он вдруг улыбнулся и даже пытался засмеяться, но смех вышел натянутым, и демон прекратил попытки разрядить обстановку. – Я знал, что когда-нибудь вы всё узнаете. Хотел признаться сам и несколько раз мысленно проигрывал эту сцену, обещая себе, что ни за что не буду оправдываться и говорить эти глупости. Какая же идиотская ситуация. Совсем по-другому всё должно было быть. Я опять не смог сделать всё так, как хотел.

На Реда больно смотреть. Рыжие, растрёпанные волосы, ярко-голубые, лазурные глаза – всё это сейчас будто бы потускнело, стушевалось. Он выглядел подавленным, растоптанным, обессиленным.

– В то время, когда Киро появился в Чаще, я находился там. Я сразу почувствовал его присутствие, метнулся во двор. Но по пути натолкнулся на Мейдеру – да, ту самую русалку, которую едва не поджарил Киро. Она подтвердила мои догадки. Я только сейчас понимаю, что она специально задержала меня.
Когда я выбрался из замка, потерянные уже измотали Киро, он едва держался на ногах. Я редко вижу его таким, каким увидел в тот момент. Он разозлился по-настоящему. Видимо, понял, что попал в ловушку, пытался отступить, но не успевал открыть Врата, отбиваясь от атак. Его окружили десятки бойцов. Я, позабыв обо всем, бросился к нему на помощь. Я без труда пробился… Вот мы и пришли.

Я не заметила, как мы преодолели длинный путь от холма, на котором стоит дворец, до границы города.

– Пришли? – я удивленно крутила головой. Мы стояли на небольшом участке земли у самых гор, находящихся в отдалении от города. Здесь не было ни жилых домов, ни людей, ни какой-либо растительности, хотя сквозь крупицы земли начали пробиваться маленькие росточки. Это место напоминало выжженный сад, которые часто встречаются на правой стороне королевства. В голове внезапно прозвучали слова Киро: «Он сжег фамильный особняк их семьи, когда узнал о смерти родителей…».

– Это… То место, где стоял особняк Деймосов? – спросила я дрожащим голосом.

– Да, именно то место. Говорят, – Ред присел на корточки и пропустил сквозь пальцы сухую чёрную землю. – Что тогда я сжёг все растения, что здесь были и даже те, которые не успели покинуть семена и прорасти.

На губах юноши появилась улыбка. Он, казалось, ни капли не жалел о содеянном.

– Здесь есть одно место, где можно посидеть, – сказал он и направился к горе, до которой было рукой подать. Он взлетел на небольшой выступ, находившийся не так высоко от земли. Хотя, если упасть с него, то одним переломом не отделаешься.

Вскоре я оказалась рядом с ним. Отсюда открывался потрясающий вид на пустое поле, стоящие вдалеке дома. Почти вся «тарелка», в которой находился город, была как на ладони.

Оказалось, что в скале находилась пещера, но мы не пошли туда, а сели прямо здесь, свесив ноги с выступа.

– Я не сразу заметила его.

– Он теряется среди других выступов и углублений, эти горы очень «ребристые» и неровные. Удобное было место, чтобы спрятаться и спокойно понаблюдать за жизнью в поместье, – вспомнил Ред.

– Ты часто сюда ходишь?

– Нет.

– Почему?

– Зачем? Здесь я вспоминаю о несчастливом прошлом. Добровольно отдать себя на растерзание собственным депрессивным мыслям? Нет, спасибо.

– Киро нравится вспоминать прошлое.

– Мы с ним слишком разные. Он сильнее меня, раз добровольно подписался на это мучение и до сих пор не заработал нервный срыв.

Ред усмехался. Вот он – знакомый мне демон. Только настоящий ли он?

– Почему мы пришли именно сюда?

– Потому что здесь жил мой отец. И здесь начался хаос.

Я вздрогнула от повеявшего прохладного ветра и от последних слов Реда. Я понимала, что узнаю сейчас страшную тайну и была уверена, что эта правда мне совсем не понравится. Почему именно здесь? Предположения проносились в голове не спеша, будто хотели, чтобы я изучила каждое. Но все они выглядели неправдоподобно и картинно. Нет, такого не могло быть в реальной жизни. Из всех догадок мне понравилась лишь одна: неужели родителей Реда тоже убили потерянные? Неужели он, как и я, чувствовал подобный гнев, подобную злость на предавших своих королей изменников?

– Выслушай меня, – попросил Ред, глядя вдаль. – Мне тяжело говорить тебе это. Поэтому, прошу тебя, не перебивай.

Я кивнула и, подтянув к себе колени, превратилась в слух.

– Наверное, всё началось до моего рождения. После войны королевство поднималось на ноги. Его Величество трудился днём и ночью, он хотел как можно скорее восстановить сильно пострадавшее государство и вернуть жизнь в прежнее русло…

***

– С возвращением, Ваша светлость, – отчеканили два охранника, стоящие по бокам двери.

Вошедший во дворец мужчина кивнул им. Он устал с дороги, даже говорить ему не хватало сил.

– Если вы ищите Его Величество, он… – негромко сказал один из стражей, но замолк, увидев жест графа.

Ему не нужны были подсказки. Уж где находится его давний друг и повелитель он знал. И уверенным шагом граф Деймос отправился в дальнее крыло дворца.

***

Уже подходя к комнате, где стоят музыкальные инструменты, граф услышал нежную мелодию. Она вдруг прервалась, и музыку сменил звонкий смех. Смеялись двое. Граф улыбнулся и толкнул дверь.

– Кейн! – первой его, конечно же, увидела Мэлиста. – Ты вернулся!

Она вскочила с места и, удивительным образом не спотыкаясь о складки длинного платья, поспешила в объятья супруга. Граф нежно обнял её. Как он скучал по ней всё это время.

– Ты выглядишь таким уставшим. С тобой всё в порядке? Ты бледноват, – забеспокоилась Мэли. – Что-то случилось.

– Нет, всё в порядке, – улыбнулся ей граф, сверкнув зелёными глазами. Она была его драгоценным камнем – ярким рубином, на который он не мог смотреть равнодушно.

Когда же Кейн оторвался от созерцания Мэлисты, он поднял голову и приветливо кивнул стоявшей неподалёку женщине.

– С возвращением, – произнесла Илэн и плавно двинулась к двери – она решила не мешать супругам.

Как только за ней захлопнулась дверь, Кейн прильнул к губам Мэлисты. Она, к его удивлению, мягко его оттолкнула.

– Что не так? – нахмурился граф и в зелёных глазах появились тёмные пятнышки – так происходит всегда, когда мужчина недоволен или зол.

– Подожди, – улыбнулась женщина, отойдя немного назад. Мужчина заметил, что она вся дрожала, а глаза странно блестели.

– Что я пропустил? – вдруг Деймос заметил едва уловимые изменения в своей супруге. Знакомые до миллиметра плавные изгибы фигуры, слишком осторожная
и плавная походка – всё это выглядело не так, как прежде.

– Ничего, пока ещё ничего, – сказала Мэлиста и вдруг положила руку на живот. – Но если ты опять покинешь меня месяцев через восемь, то пропустишь рождение нового графа.

Кейн стоял, не двигаясь, не говоря ни слова, и переводил взгляд с лица супруги на её живот, и обратно. Она стояла и улыбалась, понимая, что муж ещё не до конца понял, что произошло.

– То есть, ты хочешь сказать, – медленно, несвойственно растягивая гласные, проговорил мужчина. – Что у нас… с тобой…

– Да, – кивнула женщина.

– И что… Уже известно, что мальчик?

– Нет. Но так сказала Ненси, а она редко ошибается. Неужели ты…

Кейн вдруг неожиданно сорвался с места, метнулся к супруге и крепко-крепко обнял её, шепча на ухо: «Радость моя, я так рад!». С этой секунды у них начиналась новая жизнь…

***

– Ваше Величество, могу я войти? – с такими словами Кейн отворил дверь кабинета короля.

Сидящий за столом мужчина обернулся и, увидев его, поднялся.

– Что-то ты долго, – усмехнулся Каспиан. – Проблемы?

– Так, мелкие неприятности, которые не стоят вашего королевского внимания, – ответил, войдя в комнату, граф, и закрыл за собой дверь.

Мужчины несколько минут смотрели друг на друга с серьёзными лицами, а потом улыбнулись и обнялись, как старые друзья.

– С возвращением, – проговорил король, лично отправивший своего давнего товарища в опасное путешествие к северным границам королевства. – Я рад, что ты вернулся целым и невредимым. Как всё прошло?

Он сел на кожаный диван и жестом пригласил графа последовать его примеру, но тот не мог не стоять на ногах. Деймос буквально светился от радости и даже не пытался этого скрыть.

Каспиан усмехнулся. Конечно, мужчина знал причину такого неконтролируемого счастья – женщины не умеют хранить секреты, и Илэн – не исключение. Но он просто не мог лишить графа удовольствия рассказать о новости самому.

– У меня будет сын! – торжественно провозгласил Кейн.

Каспиан изобразил на лице удивление. Конечно, он был по-настоящему рад за лучшего друга.

– Маленький граф Деймос? Поздравляю, очень рад! Правда, я очень рад.

***

– А если бы у нас был малыш, ты был бы рад? – задумчиво спросила Илэн уже вечером, лёжа в постели. Этот вопрос мучал её уже два месяца, с тех пор, как она проснулась с новым титулом и кольцом на безымянном пальце. Только задать его она не решалась – не было предлога.

– Не хочешь ли ты сказать… – Каспиан даже приподнялся, глядя на супругу.

– Нет, – засмеялась женщина. – Я просто спросила.

– Я был бы счастлив до сумасшествия, – ответил король, нежно касаясь губами её щеки…

***

Каспиан с остервенеем перебирал бумаги. Чёртовы графы, скинуть бы их всех в Бездну. Когда король печется о скорейшем восстановлении садов и полей, когда он хочет, чтобы жизнь после войны вернулась в прежнее русло, эти бездушные дьяволы предлагают ему отдать половину королевской земли для строительства!

Каспиан был зол. Ад не выживет без садов – будет слишком жарко. Ад не выживет без лесов: нет лесов – нет животных. Ад не выживет без полей – источников и без того скудного урожая.

Хлопнула дверь, в комнату совсем не по-королевски ворвалась Илэн. Она рыдала.

– Что ещё случилось?

Женщина не ответила. Слёзы по её щекам потекли с новой силой, и она кинулась к мужу. Каспиан растерялся. Он сам недавно видел её жизнерадостной и весёлой.

– Да объясни толком, что произошло? Что ты разревелась? – король обнял супругу. Он не понаслышке знал, что лучшего успокоительного для неё нет.

И действительно, через пару секунд Илэн успокоилась так же внезапно, как разревелась. Она отстранилась от мужа и, счастливо улыбалась, будто бы и не было никаких слёз, сказала:

– Выбирай имя для сына, у нас мальчик будет.


***

Яркие картинки мелькали в голове во время рассказа Реда. Они были настолько реальными, что казалось, я уже видела и слышала всю эту историю.

– Кто были эти дети? – спросила я, хотя уже догадывалась, о ком шла речь.

Ред, улыбаясь, ответил:

– Полное имя Киро – Киро Каспиан Багровый. А моё – Редвиан Кейн Деймос.

Я кивнула. Удивительно, но я даже не думала, что «Ред» - это сокращение, немного знала об их родителях. Я вообще мало знала о прошлом своих друзей.
Реклама:
Скрыть

Тем временем, Ред продолжил…

***

– Киро, – улыбалась Илэн, держа на руках новорожденного сына. Мучения и боль, которые она испытала несколько часов назад, куда-то испарились, когда в её комнату принесли этого малыша. А когда она взяла его на руки, то почувствовала себя самой счастливой женщиной на земле.

Неслышно приоткрылась дверь и в проём проснулась голова Каспиана. Илэн, заметив его, кивнула, и король вошёл в комнату.

– Как ты, солнце? – спросил он, неслышными шагами приближаясь к кровати.

Те несколько часов, что его не пускали в комнату, из которой слышались крики Илэн, стали для него ужасным испытанием – не меньшим, чем для самой королевы, если даже не большим. Ради того, чтобы нервно ходить у дверей, он бросил все государственные дела, важные письма и приемы.

– Ещё чуть-чуть и ты упадёшь в обморок, – с усмешкой говорил Кейн, хотя пару месяцев назад находился в том же состоянии. – А в это время твой ребёнок уже успеет родиться и прокричать своё первое «королевское слово».

И как только граф произнёс эти слова, из комнаты королевы донесся крик, принадлежавший уже не Илэн. Через секунду послышались радостные восклицания служанок: «Принц!», и торопливые шаги.

– Поздравляю, Твоё Высочество! – улыбнулся, положив руку на плечо друга, Кейн.

Каспиан его почти не слышал. Он находился в высшей степени счастья, осознав, что у него появился наследник.

– Всё хорошо, – негромко произнесла Илэн. – А ты, кажется, волновался сильнее, чем мы, – она ласково посмотрела на сына.

– Киро I Багровый, – произнёс Каспиан, глядя на мирно спящего мальчика.

– Красиво звучит, – сказала Илэн, устало откидывая голову на подушку. Её клонило в сон.

– Отдыхай, радость моя, – прошептал Каспиан, целуя супругу в лоб, и аккуратно взял на руки маленького принца.

***

– Я повторяю тебе ещё раз, Кейн: мы не будем использовать ни Священное пламя, ни магию из Бесконечности. Это исключено, – отрезал Каспиан, в то время как внутри у него все переворачивалось.

Разногласия с лучшим другом и советником становились всё очевиднее. Последнее время их взгляды расходились во всём. И это не могло не тревожить короля.

– И я в который раз спрашиваю: почему? – Кейн продолжал отстаивать своё мнение. – Мы с легкостью покорим Бесконечность, раз они не захотели помочь нам добровольно. Все жители этого измерения сейчас старики, не способные сражаться. Они переродятся уже к следующему новолунию, медлить нельзя!

– Я не желаю новой войны, когда одна закончилась недавно!

– Дел – на один бой. Если Кион поведёт войска, то уже к обеду ты сможешь коснуться Времени.

– Я уже сказал, что не собираюсь нападать на них без причины.

– Хорошо, – Кейн уже с трудом сдерживался, чтобы не перейти на крик. – Тогда Пламя. Почему бы не использовать его силу для восстановления земли?

– Я прекрасно помню, что случилось несколько веков назад, когда Пламя уже использовали в подобной цели. Тогда Бездна открылась…

Но Деймос даже не дослушал его:

– Это было слишком давно, мы можем попробовать сделать это ещё раз. Мы будем помнить об ошибках предков и не совершим их сами.

– Нет, это слишком опасно. Я не хочу подвергать свой народ опасности.

– Или ты боишься, что не справишься с ним?

Каспиан промолчал. Друг попал точно в цель.

– Может быть, нам не нужен такой нерешительный король?

Не дожидаясь ответа, граф вышел из кабинета, громко хлопнув дверью.

Его раздражало всё: поведение Каспиана, его нерешительность, полное повиновение со стороны Адены и осознание собственной беспомощности.

Он был на поверхности и видел, что и Сильфия, и Подводное царство, и Священные леса – все народы во многом опережали восстановление стран после войны. Ад отставал. Кейн переживал, что если не предпринять особых мер, то королевство рано или поздно падет. Между народами всё ещё сохранялись противоречия, разногласия и частые ссоры. Граф не сомневался, что вскоре «вулкан» непониманий извергнется, и это приведёт к новым вооруженным стычкам. Тогда Ад окажется в незавидном положении.

Будь воля Кейна, он бы и сам использовал Священное пламя. Он не боится его, в отличии от Каспиана.

– Папа! Папа!

Ритмичный звук шлепающих о пол подошв заставили графа вернуться в реальность. К нему бежал мальчишка лет шести. Он выглядел испуганным.

– Что случилось, Ред? – спросил Кейн. Злость и раздражения исчезли, будто бы их и не было.

– Киро! Он… Он! – мальчик пытался отдышаться после быстрого бега. – Он на скалу взлетел, а спуститься не может!

– Где Киро?

– У нашего поместья.

– Идём.

Два Деймоса поспешили к месту происшествия. Выйдя из дворца, оба раскрыли крылья. Ред уже летал уверенно и свободно и мог обогнать любого сверстника. Киро в тайне завидовал способностям друга, ведь сам летал очень плохо.

– Как он оказался на скале? – спросил Кейн, хмурясь.

– Мы играли во дворе… И поспорили. Он хотел доказать, что сможет взлететь высоко-высоко. А я сказал, что не сможет! А потом он взлетел. Но его крылья перестали его слушаться, он едва не упал – успел зацепиться за выступ! Я его поднял. Только вниз стащить я его не смогу…

Ред притих. С каждым словом лицо отца становилось все мрачнее и мрачнее.

– Ред, ты знаешь, что он нарушил правило, и должен был отговорить Киро от этого поступка. Ты – граф, будущая правая рука короля, и должен быть надёжной опорой для своего короля.

– От Киро одни проблемы! – в сердцах крикнул мальчик. Ему было страшно: и за себя, и за друга. – Он вредный, заносчивый… Он будто специально лезет во всякие неприятности!

– Редвиан! Не смей говорить такое о наследном принце! Пока Киро мал, ты должен защищать его – ты старше его. Киро – твой король. И для тебя не должно быть ничего важнее твоего короля!

– Ред! – послышался голос маленького принца. Растрёпанный, извалявшийся в пыли, испуганный мальчик, завидев друга, принялся махать ему руками. – Дядя Кейн! Пожалуйста, помогите мне.

Ещё раз строго посмотрев на сына, граф подлетел к выступу, на котором стоял испуганный мальчик, и с лёгкостью спустил его вниз, взяв на руки.

Оказавшись на земле, Киро облегченно вздохнул:

– Большое спасибо вам, граф, – он любил говорить «как взрослые», от чего выглядел очень забавно и мило. – Я попрошу папу выдать вам вознаграждение за моё спасение.

– Я благодарен, Ваше Высочество, – а Кейн любил подыгрывать своему маленькому приятелю. Он улыбнулся и поклонился принцу. – То, что вы в порядке, для меня самое лучшее вознаграждение.

– Ред, это ты позвал дядю Кейна? – спросил Киро, обернувшись к другу и, дождавшись кивка, воскликнул. – Спасибо!

Пусть принц не обещал никаких наград юному графу, но это «спасибо!» прозвучало так искренне! И Ред тут же позабыл все обиды. Ведь для него и правда, самым дорогим были жизнь и здоровье лучшего друга.

***

Кейн и Адена встретились в библиотеке. После нескольких бессмысленных фраз, они всё же перешли к обсуждению более важных вопросов, ради которых и искали встречи друг с другом. Благо, в библиотеке, кроме них, никого не было.

– Ты не хуже меня понимаешь, чем может это закончиться, – сказал Кейн, без каких-либо эмоций глядя на собеседницу.

– Не понимаю, о чём ты, – Адена небрежным взмахом руки поправила тёмно-рыжие волосы.

– Не притворяйся. Правление Каспиана! Вместо восстановления королевства, он развлекается на балах. Вместо ответа на письма графов, он отправляется в путешествие к эльфам. Не думаешь, что он стал слишком легкомысленным?

– Нет, – пожала плечами Хранительница. – Вовсе нет.

– Говори правду! – Кейн начинал злиться.

– Я не вру тебе. Я не считаю его действия неправильными. Он пытается восстановить баланс в мире…

– Почему бы не восстановить баланс в своём королевстве, для начала? – нервно усмехнулся граф.

– Ты не видишь дальше своего носа, – устало вздохнула Адена. – Если сейчас кто-то из правителей не попытается наладить отношения между расами, новой войны не избежать. Ситуация в Аду стабилизировалась. Сейчас для Каспиана важнее вернуть не земли, а доверие королей.

– А то, что Ад остается без короля, ему плевать?!

– Послушай, я тоже не в восторге от его действий. Я на твоей стороне, я тоже хочу, чтобы процветало именно наше королевство. Но я понимаю и желания, и стремления нашего короля. Пожалуйста, давай закончим этот разговор.

– Не нужен ли нам новый король? – задумчиво проговорил Деймос, внимательно прислушиваясь к реакции Хранительницы.

– Уж не хочешь ли ты занять его место? – усмехнулась она, а в глазах заплясали недобрые огоньки.

– Нет.

– Вот и отлично.

Хлопнула входная дверь и в библиотеку вошёл девятилетний принц.

– Прошу прощения за вторжение, – сказал он, кивнув в знак приветствия. – Я ищу Реда. Его нет здесь?

– Ред вместе с Мэлистой и Её Величеством отправился к выжженным садам, – ответил Кейн.

– Они недавно ушли. Если поспешишь, ещё успеешь догнать их, – подмигнула принцу Адена. – Уверена, юный граф будет рад, если ты составишь ему компанию.

– Спасибо, – быстро кивнул Киро и поспешил к выходу.

– Кажется, наш наследник – точная копия отца, – улыбнулась Хранительница, глядя в след мальчику.

***

Кейн с трудом волочил ноги. Чёртовы зеркала. Чёртовы Тени. Чёртова пропасть. Чёртово задание. Чёртов Каспиан.

«Кроме тебя никто не сможет этого сделать» – вспомнились слова короля. Да, никто.

Кейн попал в «королевство кривых зеркал». Это забытое всеми место – дыра, портал в одно из «покинутых» измерений. Это измерения, в которых почти не осталось жизни. Время в них исказилось, а жители пропали без вести.

Войдя туда, ты рискуешь не вернуться. Войдя туда, ты можешь попасть в совершенно нереальное, удивительное, пугающее место.
Но нечто притягательное было в этих измерениях, то, что влекло туда искателей приключений. Там были пылинки чистой магии – те, что существовали изначально, до разделения магии на стихии.

Кейну нужно было добыть пару пылинок. Всего лишь пару пылинок… Эти пылинки могли одарить демонов, не владеющих магией, силой. И граф готов был рискнуть.

Граф попал в «королевство кривых зеркал». Он ступил в темноту, освященную лишь светом чистой магии. В ту же секунду его окружили Тени – его собственные Тени, являющиеся отражениями его худших сторон.

Кейн почти не помнит, что случилось дальше, что он говорил Теням. Помнит лишь яркую вспышку света. Помнит, как в нескольких шагах от него эта вспышка упала, продолжая гореть ярче Священного пламени.

– Бери. С ней ты станешь сильнее Каспиана, – помнил граф шепот Ненависти.

– Бери. С ней ты станешь королём, – помнил граф шепот Самолюбия.

– Бери. С ней ты добьешься процветания Ада, – помнил граф шёпот Желания.

– Бери. С ней ты будешь править миром, – помнил граф самый тихий, самый нежный и приятный голос Власти.

И он протянул руку к последней Звезде. Яркий свет объял его руку, его тело…

Его вышвырнуло из «покинутого» измерения. Забрав Звезду, он окончательно лишил его жизни. Оно просто исчезло.

Он почувствовал невероятный прилив силы. Он почувствовал, что теперь сможет сделать всё, что не смог сделать Каспиан.

И он чувствовал невероятную ненависть к своему королю…

***

Ред замолчал, переводя дух.

Я чувствовала невероятное опустошение и тупую боль. Мне было жаль отца Киро, жаль его дружбы с Кейном. Я уже поняла, что она исчезла навсегда.
Но я по-прежнему не понимала, какое это имеет отношение к потерянным, к ране Киро и, самое главное, к Реду.

– С той минуты отец видел будущее совсем в ином свете, нежели его видел король Каспиан. Отец строил свои планы относительно всего, что касалось королевства. Он скрыл свою находку от друга… точнее, от бывшего друга. Он отдал пылинки чистой магии на изучение лучшим ученым демонам. Вскоре они смогли получить особый раствор. Его дали выпить Адель – она родилась без магических частичек в крови. И уже через два дня она случайно подожгла обеденный стол. Раствор начали давать и другим демонам, родившимся без магии, и почти все они обрели её. Король был несказанно рад этому, потому что в Аду в то время начались притеснения «простых» демонов. А отцу, который сам предложил этот эксперимент, было уже всё равно. Он продолжал играть перед Каспианом лучшего друга, никто и не догадывался о том, что он затевает…

Ред снова затих, закрыл глаза. Я видела, как он напрягся, как сжались в кулаки его ладони.

– Что случилось дальше?

– Отец и мама умерли. Я сжёг особняк, – быстро, без всякого выражения ответил Ред.

– Что? – переспросила я. – Подожди. Зачем ты рассказал мне это? Какое это имеет отношение к потерянным?

– Я знаю, что твои родители мертвы, – вдруг сказал Ред. – Я знаю, кто это сделал, когда.

– Откуда? – дрожащим голосом спросила я, ведь помнила, что не называла имя убийцы. В носу вновь защипало, губы предательски задрожали. Снова захотелось плакать, но я не проронила не слезинки, не желая вновь делать больно ни Реду, ни себе.

– У моего отца чёрные волосы и зелёные глаза. Он невероятно красив, в него влюблялись все женщины без исключения, даже Адена не смогла устоять, – быстро проговорил Ред и, не глядя на меня, продолжил на одном дыхании. – Я перешёл на сторону потерянных не потому, что против Киро. А потому что мой отец и есть Касид...

Я вдохнула и не смогла выдохнуть. Слова Реда вновь и вновь звучали в моей голове.

– …Я – сын предателя.

Нет, я не могу в это не поверить. В других обстоятельствах, в другое время я, может быть, и начала бы сомневаться. Но я видела Касида собственными глазами и сейчас, представляя его лицо рядом с лицом Реда, замечала удивительное сходство. Нос, форма лица, ухмылка, зелёные отблески в бирюзовых глазах, когда злится, – всё это Ред перенял у отца.

Я бы не поверила в это в другое время. Но со мной произошло сегодня то, что для меня всегда казалось несбыточным страшным сном.

Но, словно ради соответствия каким-то стереотипам, тихий шепот срывается с губ:

– Не может быть…

– Да, я – сын короля потерянных. Проклятый ребёнок, – Ред грустно усмехнулся. – Касид – мой отец.

– Но… Ты, Киро... Мне все говорили, что граф и графиня Деймос мертвы! Как такое может быть? Ведь все видели их тела, все. Я не понимаю.

– А ты здорово держишься, – заметил юноша, всё так же печально улыбаясь. Конечно, он не мог не видеть слёз, которые я упорно сдерживала, не давая им скатиться по щекам. – Сейчас ты услышала историю Кейна и Каспиана. А теперь послушай мою историю. Может быть, тогда ты поймешь, почему я поступил так.

***

Парень лет четырнадцати шёл по тёмному лесу в одиночестве. Ему не хотелось никого видеть: ни лучшего друга, ни сестру, ни девушек, смотревших на него с обожанием, которые всегда тешили его самолюбие и злили Алэра. Его команда – люди, которые едва ли не заменили ему семью – считает его законченным эгоистом. Девушка, которую он любит, сегодня смотрела на него с ненавистью и презрением. Зато как она смотрит на Киро… Да, вот уж кому это совсем не надо, так это принцу. У него совсем другие заботы.

Ред не хочет переваливать свои проблемы на плечи друга. Он в своих-то проблемах скоро потонет. А больше поделиться юноше не с кем. Не с маленькой же десятилетней сестрой? Был бы жив отец…

Ред сел под первое попавшееся дерево, притянул к себе одно колено, положил на него локоть и уткнулся в него, чтобы никто, даже свежий лесной воздух не увидел его слёз… Со дня смерти родителей прошло три года. Он до сих пор не может забыть тех чувств, что испытал тогда. До сих пор их образ очень чётко и ярко появляется в голове. И женский мелодичный голос: «Ред, мой маленький, глупый котёнок». И бархатный, но строгий голос отца: «Редвиан». Никто кроме него не называл Реда полным именем.

Зашуршала листва. Кто-то приближался к сидящему под деревом демону. Он не обратил никакого внимания на этот звук. Деймос никого не боится.

Кто-то приближался, шурша листвой. Реда раздражал этот звук.

– Проваливай! – зло выкрикнул он, резко взмахивая свободной рукой перед собой. Проведенная в воздухе линия вспыхнула, волна огня направилась на неожиданного гостя.

– Неужели без меня тут никто не следит за твоими манерами? – раздался до боли знакомый голос, заставивший всё внутри Реда похолодеть. – А, Редвиан?

Юноша поднял голову и замер. Он видел его. Своего обожаемого отца.

– Не надо так на меня смотреть, ты ведь взрослый парень уже, – заметил с улыбкой Кейн. – А выглядишь маленьким перепуганным мальчишкой.

– Отец… – прошептал Ред. Он не верил своим глазам. Ему казалось, что это сон – один из тех, которые он видит каждый день. Эти сны всегда были невероятно яркими и чёткими, будто кто-то специально прорисовывал в них каждую деталь. Эти сны рассказывали юноше историю. Историю, похожую на сказку. В этой сказке Кейн жил где-то далеко, не в Аду даже. Но он был жив, и это главное.

Кейн вдруг повернулся к Реду спиной и медленно пошел вглубь леса.

– Отец! – даже если это лишь обман зрения, Ред готов попасть в эту ловушку. – Постой! Не уходи!

Но высокая фигура в чёрном плаще продолжала плавно двигаться вперёд.

– Отец! Не оставляй меня! Не оставляй меня снова! – Ред бежал со всех ног, протянув руку, чтобы только коснуться этого плаща. Но как бы быстро он не бежал, никак не мог догнать его.

Всё глубже в лес увлекал сына Кейн. А тот даже не замечал этого. Он не видел ничего: ни уже совсем черного леса, ни жуткого холода, - только размытый из-за застилающих глаза слёз силуэт отца.

Ред даже не заметил, как вслед за отцом прыгнул в чёрный портал и оказался в совершенно незнакомом месте. Вылетая на всей скорости из Врат, он споткнулся об камень и упал на каменистую землю, больно ударившись коленом. Он хотел было немедленно подняться, чтобы продолжить преследование, но заметил, что уже не в лесу, и что отец остановился.

– Редвиан, ты плачешь? Пока меня не было, ты успел отречься от дворянского титула? – с доброй усмешкой спросил Кейн, но строгость всё же слышалась в его голосе.

– Нет, отец, – ответил Ред, с трудом вставая с колен.

Мужчина подал сыну руку, и тот с благодарностью принял помощь.

– Тогда что за слёзы? Граф Деймос никогда не плачет!

Как Ред ни старался, унять слёз он не мог. Юноша чувствовал себя маленьким мальчиком перед любимым отцом.

– Папа… – прошептал Ред и закусил губу. Слёзы всё текли по его щекам.

Мужчина ничего не ответить и обнял его, улыбаясь. Так они простояли несколько минут. Когда Ред немного успокоился, он отстранился от отца и всмотрелся в его лицо. Он почти не изменился за эти три года. Только глаза стали немного темнее, чёрные волосы отрасли и теперь спускались ниже плеч, а на щеке появился едва заметный светлый шрамик.

– Это правда, ты? Я не сплю? – спросил Ред, продолжая осматривать отца с ног до головы.

– Я тоже не сразу поверил, что мой сын так вырос, – улыбнулся Кейн.

– Где мы? – спросил Ред, осмотревшись. Он вздрогнул. Место то самое, из его сна.

– Мы в Чёрной Чаще. В Долине Смерти. Все по-разному называют это место, – ответил Кейн, с любовью глядя на деревья с чёрными листьями, на каменные насыпи под ногами.

– Я видел это место во сне, – юноша растерянно озирался. Ему казалось, что кто-то следит за ними. И странные тени только подтверждали его опасения.

– Конечно, ты его видел. Я ведь сам показывал тебе его, – улыбка не исчезала с губ графа Деймоса-старшего. – Иначе сейчас пришлось бы много объяснять.

– Телепатия? Иллюзии? – предположил Ред.

– Именно, – кивнул мужчина и потрепал сына по рыжим волосам. – Хвалю за догадливость.

Юноша польщенно улыбнулся, но тут же насторожился. Резко развернувшись, он послал в «тень» ливень огня. Щелчок пальцев за спиной – и огонь рассеялся. Ред увидел девушку в чёрном платье с белоснежными волосами. Из-за её длинной, пышной юбки выглядывала маленькая девочка, очень похожая на девушку. В глазах обеих читалось любопытство. Из-за деревьев вышли люди – демоны, эльфы, сильфы, берты в разных обличиях, даже русалки! Ред нахмурился, приготовившись обороняться. Все народности смотрели только на него с любопытством, некоторые – с усмешкой. Все народности… Все, вместе. Их объединяла лишь чёрная одежда, чёрные узоры на коже. Они казались новым народом, цвет которого именно чёрный.

Ред, уже хотевший атаковать снова, растерялся, услышав громкие хлопки за спиной. Он обернулся. Кейн улыбался и аплодировал ему. Вскоре к нему присоединились и «тени».

– Молодчина, сынок, – сказал граф. Аплодисменты вмиг стихли. – Всё-таки «Золотого дракона» не дают за красивые глаза.

– Ты отразил волну, находясь за моей спиной, – расстроенно заметил Ред.

– Я просто готовился к такому исходу событий. Или я должен был оставить девушку на сожжение?

– Кто это? – спросил юноша, подняв голову, цепляясь взглядом за каждое лицо. Каково было его удивление, когда он узнал несколько лиц – он не раз видел этих демонов на балах, на Арене. Некоторые даже приветливо помахали ему рукой.

– Это те, кто хочет изменить наш мир к лучшему! Знакомься, сынок, мы – спасители этого мира.

– Спасители? – переспросил Ред и вздрогнул, увидев в чёрных узорах очередную подсказку. – Потерянные?

– Кажется, так нас назвал Киро. Но на самом деле, потерянные, Редвиан, это те, кто остался во власти королей. Те, кто слепо следуют за своими правителями, не в состоянии принять свое решение, не в состоянии изменить мир.

– Добро пожаловать, юный принц, – произнесла женщина с белыми волосами и вдруг упала на колени. Её примеру последовала девочка и все присутствующие.

Ред стоял, не двигаясь, и ошарашенно смотрел на склонившимся перед ним народом. Он чувствовал себя… Киро. Перед ним склоняли головы точно так же.

– Ты станешь одним из нас, Редвиан, – сказал Кейн, положив руку на плечо сына. – Теперь ты достаточно взрослый, чтобы понять меня.

***

В большом замке, стоящем в центре Чащи, в который Реда повёл отец, юноша увидел маму. Он снова испытал тот прилив неземного счастья, что испытал какое-то время назад в лесу. Она не изменилась совсем. Добрый взгляд, красивая улыбка, плавные движения, нежная кожа без единой морщинки, – она оставалась самой красивой женщиной из всех, которых только видел Ред. Она плакала, обнимая сына, целовала в лоб, щеки и тем же мелодичным голосом называла его котёнком.

Мэлиста ушла быстро, поймав взгляд супруга. Она не хотела отрываться от сына, но, видимо, так было нужно. Прислонившись спиной к стене – Ред узнал в этом себя – и дождавшись, когда шаги женщины стихнут, Кейн начал разговор:

– Ты видел, сколько народа вышли встречать тебя. Мы все долго ждали этого момента.

– Все? – переспросил Редвиан и задал, наконец, все интересующие его вопросы. – Кто это? Почему их узоры стали чёрными? Отец, что произошло? Я… Я сам видел вас с мамой. Вы были… мертвы.

– Я, кажется, превзошел тогда самого себя, создав такую настоящую иллюзию, – гордо заметил Кейн, довольно улыбаясь. – Раз даже Каспиан не смог разглядеть в них подделку.

– Иллюзия?! – воскликнул пораженный юноша. – Но… Она держалась три дня, я видел, как вас взяли на руки. Сам касался ваших рук… Иллюзия не может быть настолько материальной!

– Это сложная техника, которой я научился у бесов. Плюс к этому небольшая тайна, но пока я ничего не расскажу про неё. Чуть позже.

– Это всё… было ненастоящее, – прошептал юноша. – Почему ты не сказал ничего, почему скрылся? Адель так плакала… Нам было так больно. Почему, отец?

– Выслушай меня, сынок. Я вынужден был покинуть Ад не сказав вам, потому что никто не должен был догадаться о том, что мы живы. Иначе, нас стали бы искать, – предугадывая последующие вопросы, граф продолжил. – Я не взял вас с собой, потому что это было слишком опасно. Первый год мы долго скрывались, добираясь до Чащи. Сложно было бы пройти незамеченными с двумя детьми.

– Почему вы так поступили? Король и королева были так расстроены. Все так плакали…

– Рано или поздно это должно было случится, Редвиан. Ты уже взрослый, я уверен, ты поймешь меня.

Кейн прошелся по комнате, отодвинул штору, висящую на стене. Вместо окна, она скрывала большую карту, исчерченную красными и чёрными линиями. Некоторые области и вовсе были закрашены.

– В последние годы наши с Каспианом мнения во многом расходились. Он был слишком нерешительным, слишком мягким… Ты ведь понимаешь, что такой король не сможет восстановить королевство?

– Король Каспиан и королева Илэн пропали без вести через несколько месяцев после вашей «смерти», – мрачно сказал Ред.

– Я знаю, – каким-то странным тоном ответил граф. – И вскоре королевством будет править Киро – твой ненаглядный король. Не спрашивай ничего, просто слушай. Я ушёл из королевства, собрал всех, кто так же, как и я, был недоволен своими королями и королевами. Вместе мы остались здесь. Мы собираем силы.

– Вы хотите изменить мир? Но как?

– Узнаешь, мой мальчик, узнаешь всё позже. Но только представь: все живут, как один народ, нет ни короля, ни графов, никого, кто мог бы посягнуть на свободу – только тот, кто направляет всех по дороге к светлому будущему. Все сыты, одеты и обуты. Не будет войн, все будут жить в мире. Разве не здорово?..

Кейн в красках расписал сыну новый «прекрасный» мир, где все будут равны. Сердце юноши зажглось огнём желания увидеть всё воочию.

– Но без тебя я не смогу сделать этот мир лучше. Ты ведь поможешь мне, Редвиан?

Очарованный, восхищенный Ред кивнул.

– Я хочу быть с вами, – горячо воскликнул он, не понимая, что сам подписывает себе приговор. А какие могут быть подозрения, когда перед тобой собственный отец? Как ему можно не верить? – Я хочу быть одним из вас!

– Ты уже один из нас, Редвиан, – улыбнулся Кейн. Он был по-настоящему рад, что сын поддержал его. Теперь их никто не сможет разлучить.

Кейн подошел к юноше.

– Тебе лишь осталось пройти посвящение. Это быстро и почти безболезненно. Закрой глаза.

Ред повиновался, полностью доверившись отцу. Мужчина коснулся пальцами правой руки его лба, а пальцами левой – левой стороны грудной клетки в том месте, где находится сердце. В ту же секунду Ред почувствовал сильную колющую боль, будто в кожу вгоняют маленькие иголочки, в тех местах, где алели узоры демона. В то же время по венам, казалось, текло раскалённое железо. Реду стало невыносимо жарко.

Он даже не успел закричать. Боль стихла так же внезапно, как появилась, и юноша без сил упал на бок, потеряв сознание.

– Молодец, Редвиан, – шепнул, присев рядом на корточки, Кейн и поправил упавшую на лоб рыжую прядь сына. На лице Реда проявились тёмно-красные узоры…

***

– Я не мог поступить иначе. Тогда я был рад до безумия, что родители живы. На моём месте, наверное, все поступили бы так же. Я ничего не видел, не понимал. Я слепо доверял отцу, не понимая, почему мама смотрит на меня с таким сожалением. Мне поручили следить за Киро, докладывать о каждом его движении. Я вернулся во дворец и, подобно отцу, продолжал играть роль лучшего друга. Только вскоре начал догадываться о истинных планах отца. Он и правда хотел создать новый мир. И план его был прост: развязать новую войну, дождаться, пока все поубивают друг друга. Тогда потерянные бы вышли из Чащи и создали бы своё единое королевство. Я случайно подслушал разговор отца и Мейдеры – его правой руки. Тогда-то я понял, что к чему. Когда я пришёл к отцу, чтобы выяснить отношения, он не стал ничего отрицать. Он сказал, что если я предам его, он… он заберёт Адель. «Она будет менее строптивой» - сказал он. Я не мог этого допустить. Сделал вид, что остался на стороне отца. Я… Я затеял ту ужасную резню в Священном лесу бертов, чтобы доказать свою преданность. И вскоре он снова начал доверять мне, рассказывал о своих планах, даже советовался со мной. Но я вёл нечестную игру, работал «на два фронта». Так продолжалось долгое время. Я как мог скрывал от Киро подробности о потерянных, а, будучи потерянным, отговаривал отца от новых нападений, пытался снизить ущерб до минимума. Ни отец, ни Киро ни о чем не догадывались, – закончил свой рассказ Ред.

Я была поражена до глубины души. Ред – весёлый, вредный чертенок… Казалось, что его ничего не волнует, он всегда был таким беззаботным… Трудно верилось сейчас в то, что когда мы говорили о потерянных, он лишь играл удивление, злость, неведение. Кто мог подумать, что в нём столько тайн?
Ред два года нёс на плечах такую ношу… в одиночку.

– Я не знала… – слёзы-таки покатились по щекам. Мысли, которые я не хотела озвучивать, сами слетали с губ. – Как же всё оказалось просто. Как же… тебе было тяжело. Ред, прости. Я не знала, что ты…

– Что я – предатель? – горько усмехнулся Ред.

– Что ты – настоящий герой, – пролепетала я и уронила голову ему на плечо. – Я столько глупостей тебе наговорила. Я не хотела, если бы я только знала. Прости меня…

– Спасибо, – он осторожно обнял меня. – Когда я рассказал всё это тебе, мне стало легче. Спасибо.

Я вдруг поняла, что за время наших приключений, мы с Редом стали друзьями.

– Прости меня. Меня и моего отца, – тихо проговорил Ред. – За твоих родителей. Я, правда, пытался отговорить его не делать этого. Мне очень жаль.

Я не ответила, а он не требовал ответа. Наконец, я оказалась рядом с близким человеком, способным разделить моё горе, почувствовала себя в безопасности. Теперь я была уверена, что Ред не враг. И я совершенно раскисла.

– Всё, успокойся, – наконец, произнёс Ред. Он отодвинул меня от себя и принялся заботливо вытирать ладонью слёзы, всё ещё текущие из глаз. – Страшная, как бес. Вся морда лица покраснела.

– Перестань! – возмутилась я и даже тихонько стукнула его в плечо.

– Я тут подумал. Если бы нас увидела сейчас Адель, то таким препротивным голосом сказала бы: «голубки», – заметил, улыбаясь, Ред.

– Хватит! – странно, но его слова нисколько меня не смутили.

– А вот Киро бы разозлился. Он бы скинул меня со скалы! – продолжал гнуть своё Деймос. – Да, до рассвета я бы не дожил.

– С чего бы это? – спросила я, чувствую, как внутри все замерло.

– Ре-е-евность, – весело протянул Ред. – Не надо так качать головой, я что, слепой? Не видел, думаешь, как он тебя целовал? Я всё-о-о видел.

– Но тебя не было там! – воскликнула я, ужаснувшись.

– Я понимаю, что следить за друзьями – дело неблагородное, но таково было моё задание.

– Я не видела тебя там!

– Ну куда уж мне, когда рядом с тобой Киро?

– Перестань!

– Ладно тебе! – Ред вновь притянул меня к себе. – Эх, а ведь ты мне нравилась. Нравилась, правда.

– У нас сегодня вечер откровений? – смутилась я. Я понимала, что не смогу ответить ему тем же.

– Пожалуй, – кивнул он и подмигнул мне. – Но не пугайся. Это была мимолетная симпатия. Мои чувства к тебе успели погаснуть. Ты просто меня не достойна!

Я засмеялась. Напряжение дня постепенно спадало. Конечно, я ещё не один вечер буду прокручивать в голове этот разговор. Но сейчас мне хотелось отдохнуть, немного отвлечься. И Ред пытался исполнить моё желание.

– Так что я буду занимать должность «друг любимого человека». Сойдёт? – улыбнулся Ред. – Или «старший брат младшей подруги». Тебе как больше нравится?

– Мне нравится просто «друг», – отозвалась я.

– Мне тоже, – согласился Деймос.

Мы сидели и говорили о какой-то чепухе, старательно обходя тему потерянных. Мы смеялись, улыбались, но внутри оставались серьёзными.

Небо постепенно розовело. Наступал рассвет.

– Идём, нам пора, – Ред поднялся, подал мне руку. – Предстоит трудный день.

– Мне кажется, труднее, чем сегодня ночью, уже не будет, – призналась я.

– Как бы я хотел, чтобы ты оказалась права…
Добавил: RedAngel |
Просмотров: 26
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика