Главная

Фанфик "Меняя историю". Глава вторая. И снова здравствуй

Фанфик "Меняя историю"

31.10.2014, 13:33
Как часто наши встречи не случайны. 3


I. Я помогу.

Колокольчик над дверью послушно зазвенел, и женщина за стойкой бросила на меня вопросительный взгляд. Я махнул ей рукой, как бы говоря, что ничего не нужно, и направился к столику у окна. Половина восьмого утра, а великолепная Елена Смит уже на ногах и преспокойно себе попивает кофе, греясь в утренних лучах солнца. Я не видел ее всего несколько дней, был поглощен выпивкой, кровью и откровенными танцами с развязными студенточками. Но несмотря на обилие выпитого мной спиртного, эта девушка не выходила у меня из головы. Кроме того в моем разуме также не умещалась мысль о том, что двое могут быть так похожи. Но она точно была человеком, я отчетливо помнил, как ощутил аромат ее кожи и манящей крови.
Мой интерес к этой девушке слегка озадачивал даже меня. Такой тяги к человеку мне не доводилось испытывать никогда. Единственной женщиной, которую я смог полюбить, была Кетрин – не человек. Женщина, ради которой я стал вампиром, и женщина, которая из-за меня вот уже сто с лишним лет томится в гробнице.
И все-таки я хотел именно ее, Елену. Такую похожую на мою далекую Катерину. Я хорошо осознавал, что для Кетрин не будет предательством вереница дешевых женщин за прожитые годы, а вот связь с ее двойником вампиршу точно не обрадует, но Елена влекла меня, и я, словно зачарованный, пришел сюда сегодня, чтобы наверняка получить ее.
- Доброе утро! – я, не спрашивая разрешения, присел на диванчик напротив нее.
Девушка подняла на меня глаза, оторвавшись от своей книги, - кто вообще читает в такую рань? – и удивленно посмотрела.
- Доброе, - воспитанно, но настороженно кивнула она и снова уткнулась в свою книжку.
Хей! Это уже не вежливо! Я протянул руку и легко забрал у нее чей-то научный труд, мельком глянув на обложку. Психология. Это, наверно, ее специальность.
- Прошу прощения, - и два карих омута с огоньками внутри устремились на меня. – Мистер…
- Деймон, - услужливо подсказал я, задетый таким невниманием к себе. Давненько мне не приходилось дважды называть свое имя, как правило, достаточно и одного раза, а порой имя вообще не имеет значения.
- Точно, - все же вспомнив меня, кивнула Елена и лучезарно улыбнулась. – Деймон Сальваторе, с которым я совершенно случайно столкнулась дважды за один день. Все еще утверждаете, что не преследуете меня? – слегка прищурила она глаза. - И могу я получить свою книгу назад?
- Конечно, - слегка сбитый с толку таким “радушным приемом” я протянул ей томик неизвестного мне автора. – И я по-прежнему не преследую столь юную и привлекательную особу, просто решил быть вежливым с девушкой, которая едва меня не покалечила, - ну чушь чушью, а не тирада, но это все, на что я был способен именно в тот момент.
- Вроде бы я уже извинялась за тот инцидент, - Елена открыла книгу, пролистала страницы, видимо нашла нужную, затем, заложив ее чистой салфеткой, захлопнула книжку и посмотрела на меня.
Серьезная ошибка, детка. Никогда не смотри в глаза вампиру, впрочем, откуда тебя знать что-то подобное. И я тут же воспользовался представившейся возможностью. Поймав ее взгляд, я уже предвкушал победу.
- Ты хочешь меня, - мои зрачки расширились, вкладывая столь простую идею в ее прелестную маленькую головку.
- Простите? – на лице девушки отразилось явное недоумение, и она слегка наклонила голову.
- Держу пари, что ты хочешь меня, - я повторил слова с большим нажимом.
- О! Я поняла, - она воскликнула и отвернулась к своей сумке, лежащей рядом на диванчике. Что за черт? Мой аппарат внушения барахлит? – Ты все-таки маньяк! – она мгновенно перешла на более фамильярное обращение, достала из сумки кошелек и повернулась снова ко мне. – Потому что фазу озабоченного подростка ты вроде бы уже должен был перешагнуть. Но я не состою в твоем фан-клубе, Деймон, - она произнесла мое имя с нарочитым акцентом, словно напоминая, что пару минут назад и не помнила о моем существовании.
- Что ты пьешь? – я откинулся на спинку дивана, раздосадованный неудачей. Найти ошибку и больше не повторять ее.
- Травяной чай, - хорошо скрывая издевку, ответила она. – Помогает от бессонницы. Будешь?
- И что входит туда в состав? – пропуская мимо ушей всю ее браваду, я искал свою оплошность.
- Понятия не имею, - она качнула головой, заглядывая внутрь чашки.
К нам приблизилась женщина, что стояла за стойкой, в руках она держала блокнот, приготовилась записывать заказ.
- Что входит в состав чая? – ответ должен был быть честным, внушение не располагает к вранью.
- Шалфей, - покорно начала перечислять женщина, - чабрец, зверобой, ромашка, вербена, крапива, мелисса…
- Достаточно, - я махнул рукой, перебив официантку. – Можете идти, - Елена усмехнулась и отвернулась. Вербена в чае не позволит мне забраться в ее голову несколько дней. Но может, я хочу и не в голову. Ну что ж, подождем. В конце концов, у меня есть целая вечность.
- Итак, Елена… - я запнулся, заметив, что она внимательно смотрит сквозь окно, полностью игнорируя меня. Это уже кощунство над этикетом, детка! Я же не забрасываю тебя на плечо и не волоку к себе в берлогу разделывать мамонта, могла бы быть и более учтивой. Я бросил взгляд в сторону того, что так заинтересовало девушку. Все было довольно обыденно. Люди, словно муравьи, сновали по своим делам, сталкиваясь плечами. Ну, разве что на той стороне дороги по тротуару шла странная женщина. Ее одежда была разодрана и превратилась в лохмотья, светлые волосы средней длины были спутаны, женщина шла босиком, и остальные люди сторонились ее словно прокаженной. Вот она, наглядная демонстрация человеческой натуры – если ты силен, ничья помощь тебе не нужна, если ты слаб никто не поможет тебе. Звери гуманнее в этом смысле, они избавляются от слабых членов стаи, а не оставляют их на растерзание другим хищникам. Я посмотрел на Елену и понял, что она тоже заметила утреннюю странницу.
Женщина шла шатающейся походкой, и время от времени поднимала глаза на людей, кидалась к ним, хватала за руки, ее отталкивали и брезгливо отряхивались.
- Мне пора, - не отрывая взгляда от несчастной, пробормотала Елена, положив деньги на стол, забросила сумку на плечо и поспешила на улицу. Я молча поднялся с диванчика и последовал за ней. Колокольчик над дверью снова зазвенел, и я оказался на тротуаре радом с Еленой. Она внимательно и встревоженно смотрела на женщину.
Та поравнялась с компанией подростков, по-видимому, не спешивших на занятия, и кинулась к ним. Ох, милая, ну кто же просит помощи у буйных тинэйджеров, больше похожих на заключенных? Компания весело загоготала и принялась играть с несчастной словно с мячом, толкая ее друг от друга и что-то приговаривая. Им было весело, а женщина лишь умоляюще складывала руки и тихо шептала: “Пожалуйста”. Никто из прохожих не вмешивался, все бегло обходили стороной выселяющуюся компанию. Еще один принцип современного общества – ничего не вижу, ничего не слышу, никому не скажу. Печально видеть возвращение вершины эволюции к ее началу
Один из подростков не рассчитал силы, и женщина, вылетев из круга, упала на проезжую часть.
- Эй! – во всю мощь своих легких грозно крикнула Елена, кучка малолетних садистов присвистнула и поспешила скрыться, а я с удивлением посмотрел на девушку рядом со мной. Смелая. Неожиданно она резко сбросила с плеча сумку прямо на тротуар и помчалась через дорогу. Упавшая пыталась подняться на ноги, а прямо на нее летел и громко сигналил большой и тяжелый джип. Елена неслась в опасной близости от смерти сквозь автостраду, лавируя между автомобилями. Один из них едва не задел ее бок, и у меня невольно сжалось сердце в тревоге. Случайные люди замерли, просто наблюдая за происходящим. Девушка, стоящая на дороге, несущийся на нее автомобиль и еще одна девчонка, единственная, кто рискнул помочь. Роковые секунды до столкновения, и Елена, с силой налетев на женщину, оттеснила ее с дороги и чудом сама сумела увернуться от смертельного удара.
- Идиотки! – прокричал им водитель, пролетая мимо.
- Ага, - переводя дыхание, отмахнулась от него Елена. – Ты в норме? – она обратилась к лежащей навзничь пострадавшей. Та испуганно сжалась и почти поползла по тротуару. – Эй, эй, не бойся, - Елена протянула к ней руку, пытаясь помочь подняться. – Я ничего тебе не сделаю.
Я поднял с земли сумку Елены и неспешно прошел до перекрестка, дождался зеленого света и перешел дорогу. Не привлекая к себе внимания, я размеренными шагами приближался к толпе зевак, окруживших Елену и странную блондинку. Как всегда, людям интересны чужие несчастья, это скрашивает их собственную унылую жизнь. Приятно осознавать, что есть еще большие неудачники.
- Как тебя зовут? – прорезался голос Елены сквозь гул толпы. Она не пострадала, совершая подвиг, мало кому так везет. Обычно инициатива наказуема.
- Нне… нне знаю, - слегка заикаясь, пробормотала женщина.
- Хорошо, - согласилась Елена, помогая девушке подняться. Амнезия могла быть вызвана шоком. – Тогда я отвезу тебя в полицию…
- Нет! – вскрикнула та и отшатнулась, снова чуть не упав. – Нет!
- Почему? – недоумевая, переспросила Елена.
- Мне нельзя в полицию! – я, наконец, пробился сквозь толпу в первые ряды и взглянул на пострадавшую вблизи. Она была основательно потрепана, судя по всему, кто-то весело провел с ней всю ночь. И на ее теле были видны укусы. Кажется, я даже знаю, кто с ней развлекался, хотя это точно был не я.
- А как насчет больницы? – Елена тоже заметила кровавые отметины. – В больницу тебе можно?
- В больницу? Да, в больницу.
- Ну и чудно, - произнес я, приблизившись к ним обеим, вручил Елене брошенную сумку и развернул к себе пострадавшую. Да, ночка у нее явно не удалась. Я отвел прядь волос, на шее обнаружилась огромная рваная рана с уже запекшейся кровью, на плечах, запястьях виднелись следы зубов, под глазами залегла синева, кроме того она явно потеряла много крови и едва держалась на ногах. Вампиреныш хорошо постарался, только с внушением переборщил и стер память не только о вечере, но и вообще обо всем.
- Ей нужно в больницу, - Елена снова вломилась в мои мысли с бесцеремонностью кошки. И все равно, что я осматривал девчонку и пытался делать выводы, Елена вела эту партию, а я был только зрителем. – У тебя есть машина? – поправляя сумку на плече, спросила она, удостоив меня вниманием.
- Есть.
- Поможешь? - кажется, впервые в ее голосе прозвучало что-то похожее на просьбу.
- Я помогу, - подхватив блондинку на руки, ответил я и понес ее к своей машине.

II. Потому что мне нравится быть с тобой.

- И как надолго я тут застрял? – опираясь плечом на автомат, я изучал ее задумчивый профиль.
- Ты можешь идти, - благосклонно разрешила мне она, не отрываясь от витрины. – Спасибо за помощь, ты очень выручил.
- Знаешь, - я повернулся, опираясь на прозрачное стекло спиной, загораживая ей обзор, Елена бросила на меня косой взгляд, но, ни слова не сказала, - никак не возьму в толк, зачем тебе-то это нужно? Ты же с ней даже не знакома.
- Ну, даже не знаю, как объяснить, - вздохнула Елена и запустила доллар в приемник. – Понимаешь, в мире людей свойственно помогать друг другу, - она протянула руку в специальный отсек и, вытащив на свет бутылку воды, повернулась ко мне, а я лишь прищурил глаза, позволяя ей докончить, почему она считает, что порывы людей мне чужды. – Хотя тебе с твоим мировоззрением самца это, наверно, трудно принять.
Ауч, детка! С таким остроумием долго не живут. Я счастливое исключение. Но ты нравишься мне все больше и больше.
- Зачем ты вообще с ней возишься? – я взял у нее из рук бутылку и, отвинтив крышку, вернул владелице. Елена благодарно кивнула. Представляю, какие внутренние бои ведут твои сарказм и воспитание, наверное, просто загляденье. Благо у меня нет подобных внутренних противоречий.
- Ей нужна помощь, я помогаю, - прежде чем сделать глоток, радушно поведала девушка. - Мне кажется, это вполне логично, нет?
- Что если она больная? – ну да, глупое предположение, но у меня было стойкое ощущение, что в разговоре ведет Елена, а потому я не намерен был оставлять последнее слово за ней.
- Поэтому мы и привезли ее в больницу, - это мы прозвучало из ее уст словно музыка, значит это “мы” все-таки допустимо, и вся эта категоричность - лишь защитная реакция. – Сейчас врачи ее осмотрят, поставят диагноз и…
Она запнулась на полуслове, так и не закончив предложение. Мы шли по больничному коридору к смотровой палате медленными шагами, будто прогуливаясь.
- И? – мне было действительно интересно, что эта самаритянка думает делать дальше с незнакомой женщиной, ничего не помнящей о себе. Привести домой? Отогреть? Откормить? Выдать замуж?
- Скорее всего, ее оставят в больнице на пару дней, и у меня будет время найти ее родственников, - подумав, закончила девушка. - Кто-то ведь должен был заявить о ее пропаже в полицию.
Нет-нет-нет. Плохая, плохая идея, Елена. Полиция это плохо. Не надо полицию. Я только приехал сюда и пока не собираюсь уезжать из-за какого-то неопытного вампиреныша.
- А как же твои занятия? Ты же не забросишь учебу ради случайного прохожего?
- Не волнуйся так за меня, папочка, - немного повернув голову в мою сторону, веселясь, проговорила она. - Я большая девочка, разберусь со своими делами.
Я усмехнулся. У меня есть свои причины отвадить тебя от этой жертвы, просто тебе необязательно знать о них. А насколько странно я буду выглядеть в твоих глазах - ничуть не важно, все равно это не займет много времени, покорить тебя.
- Кроме того, это не займет много времени, - будто повторила мои мысли она. Елена опустилась в кресло напротив двери в палату дежурного врача, и сделала еще один глоток, слегка запрокинув голову назад. Ее горло плавно двигалось. Чертовски соблазнительно, но я сомневаюсь, что она осознавала, насколько может быть привлекательна для мужчин в этих своих джинсиках и закрытых футболках. Намного заманчивей своей подруги Викки. Она подняла руку, стянула с волос резинку и, растрепав спутанные локоны, легко откинулась на спинку жесткого больничного кресла. Я опустился на соседний стул. Елена, закрыв глаза, покачала головой из стороны в сторону и потерла рукой шею. Жест усталого человека, а ведь день только начался. Видимо, непростые ночи в порядке вещей для нее.
- Ты странный, - выдала она, не открывая глаз.
- Ты тоже, - если это и было оскорбление с ее стороны, то я просто его вернул.
- Нет, серьезно! – немного оживилась Елена и, открыв глаза, уставилась на меня. - Ты весь такой из себя необычный, - с глубокомысленным видом изрекла она и подперла голову ладошкой. Что, правда? Ты себя-то видела? Даже если учесть, что я вампир, ты получаешься намного необычней. – Крутой, а глаза несчастные, - честно произнесла она, и я трусливо перевел взгляд на бутылку в ее руке. Черт! Не следовало этого делать! Не следовало вообще с ней возиться! Надо было убить ее, как только увидел, и не было бы всех этих проблем. Глаза несчастные… Какая проницательность!
- И машина у тебя странная, - проговорила она, и я выдохнул.
- Чем тебе машина не угодила? – с ухмылкой и некоторой обидой спросил я. Переведем тему, девочка. Я не хочу говорить о своих несчастьях сейчас и с тобой.
- Парни вроде тебя, - рассуждала она – знаток мужских душ в возрасте двадцати лет, - обычно ездят на спортивных тачках, с тюнингованными… штуками, - хм, радует, что ты хотя бы знаешь, что машину можно усовершенствовать, - и обязательно ходят в крутых черных очках. Даже ночью. Ты ходишь в крутых черных очках ночью?
- Нет, - я улыбнулся, она оказалась веселой девчонкой. – Я предпочитаю не прятать взгляд за темными стеклами. Мне удобней, когда я могу беспрепятственно смотреть в глаза собеседнику, - и я откровенно уставился на нее.
- Вот я и говорю, странный ты, - пожала плечами Елена и отвела глаза.
- И тебе не любопытно узнать, почему ты тоже кажешься странной?
- Неа, - она отмахнулась и снова откинулась на спинку больничного кресла. – Когда мне было шестнадцать, я осознала, что несколько отличаюсь от простых приземленных и недалеких людей и перестала переживать из-за этого.
Мне стало действительно весело. Она была забавной, смышленой, решительной. Если у нее что-то и было от Кетрин, то только внешность. Моя Кетрин никогда бы не кинулась под машину ради незнакомки, а если и кинулась, то не стала бы с ней возиться, а если бы и позволила себя втянуть в такую спасательную эпопею, то замучила бы всех участников полнейшей безынициативностью. Моя Кетрин совсем другая, но эта Елена была словно ее тенью, призраком, фантомом, и пока я мог только смотреть на нее и видеть свою вампиршу в этих чертах.
Вокруг нас сновали разные люди: врачи, больные. Я ощущал запах крови, но он не будоражил меня вовсе. Все мои мысли сейчас были сосредоточены на Елене. Она, будто не замечая моего пристального взгляда, с интересом наблюдала за врачами. Серьезные и занятые, они сновали туда-сюда, держа в руках какие-то папочки или рентгеновские снимки, перебрасывались занимательными словечками типа “антефлексия”, “верньер”, “симпатектомия” и убегали по своим срочным делам, получив вызов.
Ох, Елена… Моя Елена…
И тут же я отдернул себя от этих мыслей. Что еще за сентиментальность? Если она и станет кем-то для меня, то лишь временной заменой Кетрин, и как только я верну себе мою вампиршу, Елене придется исчезнуть с лица Земли. Леди Пирс не потерпит такого соперничества, и лучше я убью эту девушку быстро и безболезненно, чем оставлю ее на растерзание Кетрин.
- Но самое странное, что ты совершенно не хочешь быть здесь, но никуда не уходишь, - взгляд Елены был направлен в окно. Мне на секунду показалось, что она тоже не хочет быть здесь, но будто обязана. – Почему? – карие глаза неожиданно резко устремились на меня, и я запутался в своих мыслях. Как у нее это выходит? Один мимолетный взгляд, и у меня в голове будто осколочная граната взорвалась и мысли раскидало по всем углам.
- Потому что мне нравится быть с тобой, - хмыкнув, ответил я, она смущенно отвела глаза. Вот так-то, детка, не стоит играть с тем, кто всегда выигрывает.
- То есть тебя совсем не отталкивает мое… - она подбирала одно слово, чтобы описать свою холодность, грубость, жесткость и все остальное. Стервозность совсем не то слово.
- Меня это интригует. Ты бросаешься под колеса машины ради абсолютно незнакомой тебе девушки и в тоже время держишь всех на расстоянии вытянутой руки.
- Скажешь, ты поступаешь иначе?
- Я не спасаю людей. Я не герой. Во мне нет этого.
- Может быть есть? – и почему у нее такие глаза? Зачем ты ищешь во мне хорошее? Ты совсем меня не знаешь. Я ненавижу людей, но мне нравится, когда они меня любят.
- В любом случае, это не я сегодня совершил подвиг.
- Мне могли бы вручить ключ от города, - покивала Елена, задорно улыбаясь.
А я просто смотрел в ее глаза, воображая, что это Кетрин. Подсознание забавная вещь. Я знаю, что вампирша заперта в гробнице, и сейчас передо мной просто невозможно похожая на нее Елена, но… Похоже на игру в призраков, не правда ли?
Мы смотрели друг другу в глаза на опасно близком расстоянии, и девушка мило улыбалась мне. Дверь приемного кабинета открылась, и показалась голова врача, осматривавшего нашу находку с амнезией. Елена повернулась на звук, и ее лицо нисколько не изменилось. Врачу она улыбалась так же дружелюбно.
- Вы можете войти, - разрешила голова и снова скрылась.
Я поднялся на ноги первым и галантно предложил ей руку, чтобы помочь выбраться из неудобного больничного кресла. Елена доверчиво вложила свои пальцы в мою ладонь, и я снова попытался увидеть ее мысли. Ничего. Либо у нее в голове действительно пусто, что вряд ли, либо я просто не способен заглянуть в ее память, что весьма печально, но добавляло загадок, а это только усиливало мой интерес.
В кабинет она вошла первой.
- Пострадавшая сообщила, что Вы буквально вытащили ее из-под колес автомобиля. Может мне стоит осмотреть и Вас? – пробормотал доктор, что-то быстро записывая на листе.
- Не беспокойтесь, я в порядке, - приближаясь к девушке, бегло ответила Елена. – Итак, каков диагноз?
- Амнезия может быть вызвана как стрессом, так и травмой головы. Чтобы сказать точнее, нужно более детальные исследования: томография, МРТ. Сотрясение мозга, большая потеря крови, рваные раны по телу, многочисленные синяки и ссадины. Такое ощущение, что на нее напали, и, по-видимому, это какое-то дикое животное. Жизненно опасных повреждений нет, органы целы, кости тоже. По-хорошему ее следует оставить здесь на пару дней и понаблюдать, - отложив в сторону свой планшет с результатами, произнес врач, - но отсутствие каких-либо личных данных и медицинской страховки вынудит меня обратиться в полицию…
- Нет! – вскрикнула пострадавшая. – Нельзя в полицию!
Врач развел руками. Идти против воли пациентки почти подсудное дело, он не рискнет, значит, я могу быть спокоен. Никто не начнет расследования, но избавится от этой несчастной все же стоит.
- И еще кое-что, - доктор подозвал к себе Елену, и они отошли в другой конец кабинета. Я воспользовался случаем и коснулся плеча жертвы. Вся ее жизнь как на ладони.
- Похоже, у нее есть ребенок, - шепотом поведал врач, - по крайней мере, на животе есть след от кесаревого сечения. Она точно была беременна.
Елена бросила взгляд в мою сторону, и я заметил неприкрытое сожаление в ее глазах. Она не знала, что я прекрасно слышал докторишку, и тут же постаралась взять себя в руки.
\"Гиппократ\" оказался прав. Не только ребенок, еще и муж. Правда, супруг бывший и остался в другом городе, а здесь женщина с дочерью просто были проездом. Скорее всего, девчонка мертва, и я теперь знаю, как выглядит новообращенный вампир. Найти его не составит труда. Я даже знаю, где его искать.
- Вы можете оставить ее здесь до вечера? – тихо прошептала Елена, вновь повернувшись к врачу. – Возможно, к вечеру я смогу что-нибудь придумать.
- Я могу выиграть пару часов, а потом ее все равно придется оформлять.
- Спасибо, - поблагодарила она и приблизилась к спасенной. – Я вернусь через пару часов, - сжав изможденную руку своей подопечной, проговорила Елена. – Мне нужно отлучиться, - и она потянула меня за рукав, принуждая покинуть кабинет.
- Врач говорит, что у нее есть ребенок, - закрыв за собой дверь, произнесла девушка и нервным движением поправила на плече сумку. В чем дело, Елена? Ты была абсолютно спокойна и даже безмятежна всего пару минут назад.
- И что?
- Что если он был с ней? – “она”, мысленно поправил я. – И тоже ранен? – Елена двинулась по коридору, сложив руки на груди, словно закрываясь от всего. – Нужно его найти! Срочно! – она резко развернулась, и я едва не налетел на нее. Что я, в самом деле, как застенчивый школьник?! Подумаешь, девушка, координацию-то что терять?
- Где? – я пытался воззвать к ее здравому смыслу, но, похоже, зря старался.
- Я не знаю, - немного сникла Елена и тут же снова загорелась. – Нужно сходить в полицейский участок и сообщить о пропаже ребенка.
- Ни примет, ни имени, ни возраста ты не знаешь. И толком не знаешь, был ли он вообще. Копы, конечно, с радостью бросятся на поиски фантома.
Она растерялась. Моя речь вышла убедительной, а теперь самое время для…
- Я разберусь с этим сам, - я смело коснулся ладонью ее щеки, похоже, она была и вправду растеряна, если позволила мне сделать это. – Тебе стоит заняться своими делами, через пару часов все проблемы будут решены.
Я решительно зашагал вдоль по коридору, стараясь не поддаться порыву обернуться и взглянуть на нее. Легких шагов Елены я так и не услышал, она не двинулась с места вслед за мной.
Ну, что ж, разберемся с этим вампиром и заодно поможем Елене. Двух зайцев одним выстрелом.

III. У меня не было книги “Как быть вампиром для чайников”.

Итак, Логан Фелл. Кто же обратил тебя? Потому что это точно была не моя кровь.
Я остановил машину недалеко от заброшенного склада какого-то производства. Оживший мистер Фелл должен быть где-то поблизости. Оглядевшись по сторонам, я, тихо насвистывая, двинулся к помещению. Этот основатель Мистик Фолс не отличался особым умом и при жизни, очень сомневаюсь, что смерть одарила его гениальностью. Поднявшись по шатающимся ступенькам, я дернул на себя заржавевшую железную дверь. Внутри было темно, сыро и влажно, словно в старом заброшенном склепе. Я в таких не бывал, но представляются они мне именно так. Слабый и неясный свет проникал в здание сквозь маленькие грязные окошечки под самым потолком. Высота помещения была огромной, и я присвистнул. Свист отозвался эхом. Внутри склада все еще продолжалось что-то храниться, старые стеллажи, стоявшие по всему периметру, были набиты под завязку.
Резкие звуки трех выстрелов на секунду оглушили меня, но деревянные пули в моей груди занимали меня намного больше.
- Какого черта ты обратил меня? – лицо Логана Фелла искаженное яростью склонилось надо мной, пока я лежал на полу.
- Я? – Боже, эти пули приносят невероятную боль, даже говорить трудно.
- Я очнулся позади какой-то парковки, поднялся и пошел домой, и все это после того, как ты свернул мне шею.
- Добро пожаловать в клуб, - я попытался вытащить пули.
- Не шевелись, - предупредил он, снова угрожая мне пистолетом. – Я пошел домой, но знаешь, в чем прикол? Я не смог войти.
- Тебя должны пригласить.
- Да, вот только я живу один.
- Не повезло тебе, - с трудом я перевернулся и вытащил одну пулю.
- Тебе смешно? – Логан разозлился еще сильнее. – Какого черта ты обратил меня? – повторил он свой вопрос.
- Зачем ты мне сдался? – я вытащил вторую пулю. – Будь ты хорошенькой блондиночкой, как твоя этой ночью, я бы еще подумал.
- Откуда ты знаешь про нее? – Фелл опустил оружие. – Я ведь… Я…
- Ты идиот, - не сдержался я, вытащив последнюю пулю из груди. Уф, теперь и дышать легче. Раны постепенно затягивались. – Не умеешь внушать - не берись. Ты стер ей всю память.
- Ну, знаешь, у меня не было книги “Как быть вампиром для чайников”.
- Что здесь сложного? Кусай, пей, стирай память, кусай, пей, стирай память!
- Я так и сделал. Остальные тела я прятал.
- Здесь?
- Разумеется.
- Ну да, - хмыкнул я и, воспользовавшись замешательством врага, резко поднялся, Логан не сумел уследить за мной, и я снова свернул ему шею. Дважды за неделю, да парень счастливчик.
Я вышел из здания на улицу и снова осмотрелся по сторонам. Никого не было в округе, пустынное местечко. Я вернулся и решил пройтись по складским помещениям. Девочка должна быть где-то здесь, если Фелл не убил ее. Остановившись, я прислушался и ничего не услышал. Маленькие дети не бывают тихими, значит, придется дождаться возвращения вампиреныша из небытия.
Закинув на плечо тяжелое тело Логана, я постарался не сжечь его на солнце, пока перетаскивал в багажник машины. Хлопнув дверцей автомобиля, я завел мотор и двинулся в сторону больницы. Надеюсь, Елены там сейчас нет, и девушка последовала моему совету заняться своими делами. Иначе придется как-нибудь от нее избавиться, пока один из потомков основателей Мистик Фолс будет возвращать память блондинке. Я неспешно катил по дорогам, снова въезжая в город. Странно, что Фелл забрался так далеко, а не укокошил кого-то в родном городке, хотя там полным-полно охотников на вампиров, так что его можно понять. Клуб основателей и все такое. Мне следует тоже туда затесаться, буду в курсе всех дел.
Ну и дороги в этом городишке, словно после войны. Что ни метр, то кочка на яме. Ощущение, что после того, как янки победили доблестную армию конфедератов, в форме которой я дезертировал с фронта, эти козьи тропы еще ни разу не чинили. Автомобиль подпрыгнул, налетев на камень, и в багажнике глухо стукнуло все еще мертвое тело Логана Фелла. Как бы он от такой тряски не очнулся раньше времени, а то ремонта машины не избежать. А я нежно привязан к своему железному коню, он меня еще ни разу не подводил. Елена верно подметила: машина немного не соответствует моему стилю. В соответствии с представлениями стереотипной психологии человека я должен гонять на крутой черной гоночной тачке, разгоняющейся до двухсот километров в час за пару секунд.
Мои мысли плавно вновь вернулись к Елене. Я неожиданно спросил сам себя, почему я сейчас везу в больницу вампира со сломанной шеей, чтобы восстановить память не удавшейся жертве и вернуть ее дочь? Только ли чтобы произвести нужное впечатление на двойника моей вампирши? Да и зачем мне это делать? Совсем скоро Кетрин уже будет рядом со мной, и я даже не вспомню о существовании Елены. Так для чего я сейчас еду в больницу?
Чертыхнувшись сквозь зубы, я нажал на педаль тормоза. Автомобиль резко встал, я наотмашь распахнул дверцу и вылез наружу. Проветрим-ка мыслишки, самокопание до добра не доводит никогда. Очень захотелось достать откуда-нибудь бутылку с виски и выпить ее залпом.
Пока Кетрин далеко и недосягаема, нельзя о ней думать. Нельзя! Такое простое правило, и я соблюдал его, пока не встретил Елену. Ни думать, ни вспоминать. А теперь всякий раз, когда я смотрю на милое личико с добрыми глазами, вижу лицо Кетрин, и мне становится… не по себе. Словно призрак дразнит меня. Смотри, но не трогай. Любуйся, тешь себя надеждами и фантазиями, но держись подальше, ибо девица к себе не подпустит. Да и Кетрин не простит…
Я обошел машину и приоткрыл крышку багажника. Фелл все еще был в отключке. Нужно что-то решать и решать быстро, поторопил я сам себя. Отвернувшись от машины, я облокотился на крышку багажника и нервно побарабанил пальцами по железяке. Выдохнул, снова чертыхнулся, захлопнул багажное отделение и уселся за руль. Ладно уж, доведу сегодняшнее дело до финала и закончу с добрыми начинаниями в этом веке.
Выжав из машины все возможное, за несколько минут я домчал до парковки у больницы. А дальше тупик. Пронести Фелла под палящим солнцем еще полбеды, а вот пронести его незаметно по коридорам больницы, дотащить до платы, подождать, пока он очнется, и все это незаметно для людей. Еще и Елена может оказаться в госпитале. Надо научиться составлять более обдуманные планы.
Я достал из кармана телефон и набрал номер Елены. Длинные гудки ударили в ухо.
- Слушаю, - гудки сменились ее голосом, приятным, бархатистым, но настороженным.
- Еще раз здравствуй.
- Еще раз?
- Это Деймон.
- О, - и вся реакция. Как тут построишь беседу?
- Ты в больнице? – на заднем фоне слышались приглушенные голоса и звуки.
- Нет. Я сейчас занимаюсь своими делами, - Елена говорила быстро и тихо. – Что-то случилось с ней? – С ней? Ах да, наша несчастная!
- Память вернулась, - я посмотрел в зеркало заднего вида, оглядывая парковку. Удивительно, но никого не было видно в окрестностях.
- Она что-то вспомнила? Про ребенка? – да-да, еще же есть девочка. Сколько мороки…
- Да, так что ближе к вечеру я решу все вопросы. Будь добра прийти через пару-тройку часов в госпиталь. Но не раньше, - поспешил предупредить я. – Ты помешаешь мне.
- Ладно. Как скажешь, - покладисто согласилась девушка, что было даже странно. Я ожидал большей строптивости. – Постой секунду.
- Что?
- Мой номер, откуда он у тебя?
- Ой, ну ты прям как в каменном веке живешь, - я сбросил звонок и выкарабкался из машины, обошел ее и снова приподнял крышку багажника
- Очухался?
- Что ты делаешь? – Фелл вжался в железный каркас автомобиля, стараясь спрятаться в тени.
- Значит так, ты ночью поужинал блондиночкой. Блондиночка сейчас в больничке и ждет момента, когда к ней вернется память. Ты ведь поучаствуешь в этом?
- Нет.
- Подумай хорошо, погода нынче хорошая, солнышко светит. “Нет” – это окончательный ответ?
- Хорошо, я сделаю.
- Теперь насчет девочки, она жива?
- Она на складе, - черт, надо было все-таки пройтись по просторному помещению, сейчас не пришлось бы возвращаться.
- Ладненько. Приступим.

IV. Если я чего-то хочу, я это что-то всегда получаю.

Не слишком заботясь, я вытащил девочку из машины и понес. Она беспробудно спала на заднем сиденье, даже не шелохнувшись пока мы ехали. Толкнув ногой дверь, я вошел в просторный холл, там словно маятник из стороны в сторону металась Елена вместе со своей извечной сумкой на плече.
- Буду благодарен, если ты избавишь меня от этого груза, - громко проговорил я, Елена вздрогнула и обернулась. На красивом лице отразилось мимолетное недоверие и удивление, а потом она кинулась ко мне и в мгновенье ока забрала из моих рук девочку. Малышка была достаточно большой и тяжелой, но Елена будто и не замечала, что ее ноша нелегкая.
- Это она? – вглядываясь в личико девочки, спросила Елена, я кивнул. – Но как?..
- Секретные службы и все такое.
- Понятно, - улыбнувшись, кивнула она.
Малышка у нее на руках завозилась и приоткрыла глаза.
- Привет, - ласково произнесла Елена.
- Пливет, - сонно потерла глаза малышка. – А где мама?
- Мы сейчас к ней и идем.
Я последовал за ними, стараясь держаться на расстоянии. Елена быстро шла по коридорам и щебетала с девочкой. На какой-то момент я ощутил себя частью этого. Словно я не одиночка, скитающийся по миру, словно у меня есть что-то большее, чем просто мое проклятье. Я стряхнул с себя наваждение.
Когда Фелл вернул память женщине, его миссия оказалась завершена, и теперь он уже окончательно мертвый поджаривается на солнышке. Я делал подобное не раз, не стоит предавать большое значение мимолетным вещам.
Еще я позаботился, чтобы пострадавшая, оказавшаяся Сьюзен Голд, не вспомнила о чудесном возвращении своей памяти и моем дневном визите с мистером Феллом.
Елена осторожно приоткрыла дверь и заглянула в палату. Сьюзен мирно смотрела в окно и обернулась на шум.
- Я не одна, - проговорила Елена и вошла в комнату
- Мам! – радостно воскликнула малышка
- Кетти! – Сьюзен слетела с кровати и выхватила из рук Елены дочь. Она прижала радостную малышку к себе и крепко сжала. – Господи, Кетти! Я так боялась! С тобой все хорошо? – Сьюзен оторвалась от девочки и бегло осмотрела ее. – Где-нибудь болит?
- Нет, - помотала головой Кетти и прижалась к маме.
- Слава Богу! – облегченно выдохнула мать и наконец опустилась на кровать, не выпуская из рук ребенка. – Спасибо Вам, - прошептала Сьюзен, нежно баюкая дочь, - спасибо. Вы спасли меня, спасли мою дочь.
Елена смотрела на мать и девочку и улыбалась, словно это была ее семья, а потом она посмотрела на меня своим взглядом. “Спасибо”, - беззвучно прошептали ее губы, и я понял, что это был правильный путь. Елена оттаяла. Я вытащил верный билет. Бинго. Джек-пот.
- Спасибо Вам, - проговорила Сьюзен, прижимая к себе заплаканную малышку. – Не знаю, что бы мы без Вас делали. Спасибо, спасибо.
- Пожалуйста, - пожал я плечами и поспешил выйти и палаты. Не по мне эта сахарно-ванильная идиллия. За дверью в коридоре жизнь никак не изменилась. Люди все так же спешили по своим делам, не догадываясь, в какой опасной близости проходят от своей смерти. Я все еще оставался кровожадным вампиром и не собирался меняться. То что я творил сегодня, было выгодным для меня и только. Мне нужно, чтобы они верили, что я не угроза, мне нужно, чтобы Она верила в это.
Я посмотрел сквозь окно через незакрытые жалюзи на Елену. Она улыбалась и не пыталась вытащить руку из хватки, ошалевшей от счастья Сьюзен, а другой руку гладила малышку по волосам. Елена говорила совсем тихо, я не мог расслышать да и не хотел. Лишь видел, как ее губы шевелятся, и хотел ее поцеловать. Глупо… Не замечал раньше за собой такой глупости.
Елена почувствовала мой взгляд на себе и, повернувшись, посмотрела. Я мотнул головой, показывая, что нам пора. Она кивнула и, чмокнув девчушку в лоб, поднялась с больничной постели.
- Еще раз спасибо, - расслышал я голос Сьюзен, когда Елена выходила из палаты.
- Не мне, - улыбнувшись в последний раз, она закрыла дверь и остановилась, поправляя сумку на плече. – Не зайдешь? Сьюзен хотела бы поблагодарить тебя.
Я помотал головой и слегка прищурил глаза. Это не для меня.
- Даже не верится, что этот день закончился, - мечтательно произнесла Елена.
- Да уж, - согласился я, обычно мой день проходит куда увлекательней и приятней. – Тебя подвезти?
- Не надоело со мной возиться? – со смехом в голосе спросила девушка.
- Мой ответ прозвучит грубо, - ответил я, и она рассмеялась.
В молчании мы вышли из больницы и прошли к моей машине. Я открыл перед ней дверцу, и она, присев в шутливом реверансе, опустилась на сиденье. Положила сумку на колени и откинулась на спинку, закрыв на секунду глаза. Я обошел автомобиль и сел за руль. Повернул ключ зажигания и понял, что она уставилась на меня.
- Что? – я перевел на нее взгляд.
- Кто ты такой?
- Снова здорово, - выворачивая руль, я выезжал со стоянки. - Я Деймон Сальваторе.
- Да я не об этом, - отмахнулась Елена, снова откидываясь на спинку сиденья. – То, что ты сегодня сделал… Как ты это сделал? В полицию ты точно не обращался.
- Если я чего-то хочу, я это что-то всегда получаю, - я отвлекся от дороги и посмотрел на нее.
- О, точно, - воскликнула Елена, - совсем забыла, что ты крутой парень, который не носит черных очков. А куда ты меня везешь? – она осмотрелась по сторонам, пытаясь сориентироваться
- Домой. Или тебе нужно в другое место?
- Откуда ты знаешь, где я живу? – неожиданно она стала очень серьезной.
- Я всегда получаю то, что хочу.
- И ты уже бывал у меня дома? – в голосе прозвучала сталь.
- Нет, - помотав головой, ответил я правду. – Но я был бы не против получить приглашение.
- Ммм, - протянула Елена, а я не смог угадать, что бы это означало. Она действительно была не такой как все. Я привык иметь дела с несколько другим типажом девушек, вроде Викки – ее соседки. Вот с такими было проще простого, и еда и удовольствие, но самое странное, что с Еленой мне действительно нравилось проводить время. Это настораживало и даже пугало.
Больше она не произнесла ни слова, пока я не остановил машину у подъезда. Молча выбралась на улицу, снова нырнула в автомобиль за забытой сумкой, забросила ее на плечо, поправила волосы. Я стоял рядом и наблюдал. Было бы неплохо получить приглашение в дом уже сегодня.
- Спасибо тебе за все. Сама бы я долго провозилась с поисками девочки, - в глазах словно шальные бесенята скачут. – А ты все так быстро устроил. Спасибо.
- Мне это слово за вечер уже надоело.
- Ну, мне пора, - немного обиженно поджав губы, произнесла Елена и двинулась к подъезду. Что ж, вероятно, пригласят меня точно не сегодня. – Еще раз спасибо, - прежде чем захлопнуть дверь парадной, повторила она.
Повинуясь странному желанию, я почти запрыгнул в машину, нажал на газ, свернул за угол улицы, заглушил послушный мотор и направился к месту, откуда я уже однажды наблюдал за странной, но завораживающей Еленой Смит.
Вновь забравшись по пожарной лестнице соседнего дома, я устроился напротив ее окна, надежно скрытый ночью. Что-то насторожило меня, когда я оглядел еще темную спальню Елены. Там кто-то находился, но, к сожалению, я не мог разглядеть, кто именно. Входная дверь квартиры гулко хлопнула, прозвенели ключи, шлепнулась сумка на пол. Прошло еще некоторое время, прежде чем дверь ее комнаты отворилась, и я увидел силуэт Елены в проеме. Она замерла и всматривалась в темноту, так же как и я несколько секунд назад.
- Выдохни, - произнес чей-то степенный и сдержанный баритон. – Это всего лишь я.
Вспыхнул свет и озарил на лице Елены смесь радости и злости. Я наконец смог разглядеть незваного полуночного гостя. Это оказался мужчина лет тридцати с отличной стрижкой и манерами джентльмена. Костюмчик удобного покроя и на руке блеснули часы. Франт какой!
- Привет, Элайджа, - действительно выдохнула Елена и, захлопнув дверь, вошла в комнату. В руках девушки был бокал с апельсиновым соком. – Выпить не предлагаю, это, - и она приподняла руку со стаканом, - не твой напиток. Какими судьбами? - в ее голосе не было и намека на гостеприимность.
- Я получил твое приглашение и решил навестить, - Элайджа развел руки в стороны, будто обезоруживая себя.
- Суть приглашения была не в этом, - качнула головой Елена. – Ты ведь знаешь.
- Знаю, - кивнул мужчина. – Я подумал, что стоит еще раз попробовать тебя отговорить от этой затеи, - Елена хмыкнула и, подойдя к окну, поставила на подоконник свой стакан. – Ты сильно рискуешь.
- Я рискую больше, когда ты здесь, - она повернулась лицом к окну и посмотрела вниз.
- Может тебе стоит поехать со мной, - он поднялся из кресла и подошел к девушке. - Познакомишься с Меган. Она забавная, чем-то похожа на тебя.
- Король умер, да здравствует король… - взяв бокал в руку, тихо, но с ироничной патетикой произнесла Елена. – Так, да?
- Ты ведь знаешь…
- Знаю, - она не сделала глоток, просто держала стакан у лица и продолжала смотреть вниз.
- Слейтер сказал, в сети есть видеоролик с твоим участием. Надо бы подчистить.
- Спасибо, - покивала девушка, - я разберусь.
Даже находясь далеко от спальни Елены, я ощущал, насколько тяжело дается простой разговор этим двоим.
- Если ты надумаешь приехать, тебе все будут рады, - проговорил Элайджа и тоже посмотрел в окно. – Ты уверена в том, что делаешь? – помолчав, спросил он.
- Нет, - качнула головой Елена.
- Будь осторожна, - попросил Элайджа. - Я надеюсь, мне не придется хоронить кого-то из вас в ближайшее время, - выдохнул мужчина и по-отечески потрепал девушку за плечо, а потом быстро покинул комнату.
Я услышал, как хлопнула входная дверь квартиры, и собрался было проводить странного гостя, когда Елена внезапно посмотрела прямо перед собой. Я замер. Мне никогда не доводилось видеть таких глаз. Словно вся печаль и скорбь мира уютно устроились в карих омутах этой девушки. Еще днем ее глаза искрились и сверкали безуминкой, а сейчас там царил траур. Она поджала губы, старательно пытаясь загасить нахлынувшие чувства. Эта девушка носила и скрывала в себе необъятное горе, научив лгать даже свои глаза. Сейчас мне не нужно было залезать в ее мысли, чтобы понять. Сейчас она не играла. Елена крепко зажмурила глаза и, глубоко вздохнув, подняла веки. На ресницах показалась маленькая кристально-чистая капля слез. Тяжесть и безнадежность. Грусть и тоска. Отчаянье и безысходность. Все это пряталось от посторонних и появлялось, лишь когда она была наедине сама с собой. И я подумал, вдруг и неожиданно для самого себя: она несчастна. Все это время, когда я смотрел на нее, мне не приходила подобная мысль в голову, она казалась невозможной. Слишком жизнерадостной и веселой была эта девушка. Но сейчас я украл у нее немного правды, хоть Елена и не подозревает об этом. Она несчастна. Просто научилась жить с этим.
- Кто это был? – дверь приоткрылась, и в комнату заглянула Викки.
- Никто, - не оборачиваясь, ответила Елена, но ее взгляд уже стал прежним, каким я и привык ее видеть.
- Если ты собираешься водить ночных гостей, ты должна предупреждать меня, - капризно проговорила девушка. – И Метт…
- Он больше не придет, - Елена улыбнулась сначала окну, пробуя на выносливость свое притворство, и повернулась к Викки. – Никаких ночных гостей, - в голос вернулась шутливость. – Я обещаю.
- Хорошо, - кивнула Доннован и скрылась за дверью. Елена устало потерла шею и покачала головой влево, а затем вправо. Сегодня был сложный день, девочка. Тебе нужен отдых.
Словно услышав мой совет, Елена потянула вверх кофту, оставаясь в одной тонкой белой майке. Отшвырнув ненужную одежду, девушка прошла к выключателю и, щелкнув им, погрузила комнату в полумрак. Я не мог больше ее видеть. Я слышал, как скрипнула молния на джинсах и заскользила материя по ее стройным ногам, позволяя моему воображению самому дорисовать эту картину. Потом я услышал шелест одеяла и как скрипнули пружины кровати. Несколько рваных выдохов, пока она устраивалась в своей постели, а потом ровное и спокойное дыхание Елены.
Бокал сока так и остался стоять на подоконнике нетронутым.

Не стоит заглядывать под чужие маски.
Потому что иногда ты можешь увидеть то,
чего совсем не ждешь.
Сломанную напрочь психику.
Вдребезги искалеченную душу.
И больные, страшно больные глаза. 4
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1280
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика