Главная

Фанфик "Меняя историю". Глава девятнадцатая. Плохо или хорошо?

Фанфик "Меняя историю"

03.11.2014, 15:01
Никогда не стоит жалеть о сделанном, если уверен в собственной правоте.
Сидни Шелдон. "Расколотые сны" (37)


I. Я сильнее, чем ты думаешь.

Я замер над телом. Отпираться бессмысленно, пойман на месте преступления. Пара секунд между тем, как Елена скрылась за дверью и умер психопат, полностью доказывала мою вину. Меня развеселила одна короткая мысль, что ситуация абсолютно схожа с убийством Пита, но улыбнуться я не решился. Елена испуганно смотрела на растекающуюся лужу крови и не двигалась. Глаза, еще так недавно искрившиеся весельем, сейчас были наполнены первобытным ужасом. Ни секунды я не сомневался, что психа, угрожавшего ей, нужно устранить раз и навсегда. Он знал о вампирах и о Кетрин. Слишком опасно. Но теперь, когда тело лежало у моих ног, я осознал, что поступил необдуманно. Поспешил.
Больше она никогда не посмотрит на меня так, как смотрела во время танца.
Молчаливо я ждал ее реакции. Мне было страшно. Я на секунду представил, как она убегает, придерживая подол красного платья рукой, крича о помощи. Она убегает от меня. А я остаюсь с кровью на руках. Я остаюсь один. Без нее.
Елена закрыла дверь.
- Господи... Он?..
- Мертв.
Девушка, медленно подобрав длинную юбку, переступила растущую лужу крови, осторожно приблизилась к телу, присела и приложила пальцы к шее мертвого. Прощупывала пульс. Она отняла дрожащую ладонь и сжала в кулак. Его сердце перестало биться, когда я проломил ему череп о мраморный угол. Елена выпрямилась и отступила назад, перестав придерживать платье.
- У него... Был пистолет, - девушка терла пальцы друг об друга, будто стирала кровь, хотя ее ладонь была абсолютно чиста. Не говоря ни слова, я пнул носком ботинка кусок металла, оказавшийся под тумбочкой. Что, криков не будет? Почему она так реагирует? Исходя из того, что я видел и знал о ней, Елена не должна быть такой. Она безумно тяжело переносила саму мысль об убийстве Пита, а теперь стоит над холодеющим трупом и молчит. Я посмотрел на нее, Елена едва заметно дышала и безостановочно терла пальцы. Кровь подбиралась к ее позолоченным туфлям, и девушка еще отступила назад, задев плечом держатель для полотенец.
Мне все еще было не ясно, как вести себя. Вероятней всего, у нее шок, но как только он пройдет, Елена может начать реагировать по-другому. Она не звала на помощь и не металась от стены к стене, просто беспрестанно стирала невидимую кровь с пальцев.
- Перестань, - резко попросил я, и девушка вздрогнула. - Нервирует, - объяснился, сбавив тон.
Елена тут же ухватилась за кулон. Ну, разумеется, единственное спасение.
Ручка двери повернулась, и створка медленно начала приоткрываться. Вот же черт! Кого еще принесла нелегкая? Елена дернулась к двери и в секунду захлопнула ее.
- Простите, здесь занято! - громко и внятно прокричала она, щелкнув задвижкой. – Мы скажем, что это была самооборона, - повернувшись ко мне, шепотом заговорила девушка. Елена пыталась мыслить рационально, хотя все ее движения, голос, взгляд говорили, что она невероятно напугана, почти на грани.– У него было оружие, - она рукой указала на валяющийся пистолет.
Я не сдержался и непочтительно хмыкнул. Премного благодарен за попытку защитить меня, только ничего из этого не выйдет. Меньше всего мне хочется возиться с копами из-за психа.
- Хочешь выступить свидетелем? – и я пальцем указал ей на запачканный кровью подол юбки.
- Боже... - с ужасом тихо выдохнула Елена, заметив красное пятно на кромке материи, возникшее, когда она бросилась к двери. - Я не могу, - тут же заговорила она, неловко проскользнула мимо меня к раковине, стараясь держаться как можно дальше от тела, и открыла воду. – Мне никак нельзя попадать в полицейский отчет. Но... Но он угрожал мне, - Елена глядела на меняющийся от воды цвет юбки и избегала смотреть на меня. – Говорил жуткие вещи про Метта и остальных гостей. Обвинял меня в чем-то и называл... Кетрин, - она запнулась на имени и, смяв материал, выжала воду. След от крови терялся на красном цвете, но мокрое пятно разрослось. Она бросила юбку, и подол моментально прилип к ногам. – Боже... Что теперь делать?
- Мне надо избавиться от тела, - медленно произнес я, внимательно наблюдая за ее реакцией. Эта мысль вовсе не напугала ее и не заставила вздрогнуть, даже наоборот. Елена расправила ссутулившиеся плечи и едва заметно кивнула, готовая начать действовать. Рациональной частью сознания я понимал, почему она соглашается со мной. Труп необходимо спрятать, а она решилась скрыть произошедшее от всех в тот момент, когда захлопнула дверь ванной. Но вот другой частью я ненавидел себя, поносил и проклинал изнутри. Мне нельзя было позволять себе даже помыслить о том, чтобы быть с ней. Глупец, решившийся на прыжок в бездну, расшибся о каменистое дно. Не бывает иначе. О, как я был глуп те несколько секунд, пока она была в моих руках.
- Тебе лучше уйти, - садясь на корточки рядом с телом, глухо проговорил я. У мертвого парня на лице застыло умиротворение. Должно быть, это прекрасно, найти свою смерть. Как это прекрасно - перестать быть убийцей. Своими действиями я втянул Елену в то же болото и измазал в такой же грязи. Глупец, решившийся на прыжок в бездну, не должен никого за собой тянуть.
- Я помогу тебе, - неуверенно произнесла она. Голос у нее не дрожал в отличие от пальцев.
- Елена...
- Я помогу, Деймон, - твердо повторила она, и я невольно взглянул на нее. Полное решимости лицо, крепко сжатые губы и взгляд, острый, как лезвие бритвы. – Я сильнее, чем ты думаешь, - посмотрев мне прямо в глаза, произнесла девушка.
Что бы я ни думал о тебе, ты всегда удивляешь меня.
- Просто скажи, что нужно делать, - Елена рядом с лужей крови и мертвым телом в длинном платье и с красивой прической была так же невозможна, как и бегемот, танцующий Фламенко, но, тем не менее, она здесь. Все еще здесь. Плохо или хорошо?
- Ты знаешь, куда выходит окно? - первое, что я сказал ей, и она согласно кивнула. – Важно, чтобы никто не видел...
- Эм... Кажется, ниже еще одна гостевая ванная, но там нет окон. И еще какие-то подсобные помещения, сейчас там никого не должно быть.
– Отлично. Вот ключи от моей машины, - я выпрямился и порылся в карманах брюк. - Подгони ее к окну, нужно, чтобы багажник был как можно ближе к дому, поняла меня? – она еще раз кивнула, взяла связку с моей ладони. – Тебя никто не должен видеть.
- Поняла, - Елена выскользнула из комнаты, и я запер дверь на щеколду.
Теперь нужно уничтожить все следы. Я оторвал рукав его рубашки и перевязал все еще кровоточащую рану, так же лоскутами связал руки и ноги. Это убийство вышло непреднамеренным и возни с трупом будет больше, чем хотелось бы. Я усадил убитого спиной к унитазу и, стащив с перекладины полотенце, бросил его в лужу. Белая махровая ткань постепенно насыщалась кровью и становилась красной. Теперь пистолет. Я нашел его у самой душевой кабинки и взял в руки, не заботясь об отпечатках. Обойма была заполнена пулями с вербеной, психопат хорошо подготовился к охоте на вампиров. Я засунул пистолет за пояс и поднял с пола полотенце. Лужа стала меньше, но разводы оставались. В несколько попыток мне все же удалось уничтожить все следы крови с кафеля, и, не забыв протереть место удара на мраморной стойке раковины, я засунул грязное полотенце в карман пиджака трупа. Итак, вроде все чисто.
У меня завибрировал телефон, звонила Елена.
- Отойди чуть подальше, - посоветовал я и подтянул тело к окну. Вот что, мертвый парень с дырой в черепе, постарайся не шуметь. Труп рухнул вниз как мешок с мукой.
- Как приземлился? – в телефон спросил я, в последний раз окидывая комнату взглядом.
- Скорее, пожалуйста, - Елена совсем не разделяла моего веселья, и голос в трубке был хриплым, взволнованным и напряженным. Я быстро спустился вниз, вышел за порог и обошел дом, не привлекая внимания. Машина стояла на газоне, в метре от стен особняка. Следовало поторопиться. В любой момент кто-нибудь из присутствующих на вечеринке мог появиться здесь, и тогда количество трупов увеличится, тем более, что выход с террасы был за углом, в опасной близости.
Елена была одета в привычные джинсы и темную кофту с длинными рукавами, выглядывающими из-под куртки, волосы она оставила собранными. Девушка стояла возле открытого багажника, скрестив руки на груди, будто замерзала от холода. Я торопливо шагал к ней, но она все равно не видела меня. Елена смотрела вниз, на тело, не двигаясь и почти не дыша.
- Возвращайся в дом, - что бы она сейчас обо мне ни думала, ее безопасность по-прежнему была превыше всего. Ночь – время, когда любой вампир может прийти за ней. – Я справлюсь сам.
- Ты не сможешь выехать, - Елена даже не повернула головы в мою сторону, она не отрываясь смотрела на труп, словно убеждая себя в чем-то. - Машины осматривают на выезде, Келли наняла охрану на вечер. Я совсем забыла об этом.
Ладно, это совсем не проблема. Людям можно внушить что угодно, но объяснить этого Елене нельзя. Как нельзя было втягивать ее в убийства или вообще появляться в ее жизнь. Я мог бы внушить и ей, но так будет нечестно. А честно заставлять ее проходить через все это?
- Если я буду в машине, никто не станет...
- Елена, - я забросил труп в багажник и гулко захлопнул крышку, - возвращайся в дом. И будь рядом с Меттом.
- Ты не сможешь выехать без меня, - она взглянула мне в лицо, как только тело исчезло с глаз. Это слишком для тебя, да? Прятать трупы, скрывать преступления - все это не для тебя, и было бы лучше, если бы ты закричала, позвала охрану и сбежала от меня в безопасность, в объятья квотербека.
- Зачем тебе ввязываться в это? – я прищурил глаза и слегка наклонился к Елене, до конца не веря в нее и ее выбор. Знаю, сейчас не время и не место, но мне не удержаться, особенно если я услышу что-то важное, за что стоит бороться.
- Тебе нужна помощь, я помогаю, - с трудом проговорила она, выдержав мой взгляд.
- И только-то?
- Мы друзья, Деймон. Это весомая причина для тебя? - девушка смотрела мне в глаза, и, то ли из-за полумрака, то ли из-за длинных ресниц, я вдруг поверил ей. И так было странно понять, что теперь есть в моей жизни человек, которому я тоже важен. Упоительно. Ничего подобного раньше не чувствовал. Ради этого безумно хочется жить.
- Садись в машину, - я качнул головой, соглашаясь взять ее с собой.
Итак, мы друзья. Хорошо или плохо?
Елена оказалась права: будь я простым человеком, вывезти труп в багажнике машины оказалось бы затруднительно. На выезде девушка выскочила из автомобиля, коротко объяснилась с охранником, и мы беспрепятственно покинули владения Донована. Как ни парадоксально, тишина в салоне была мертвой. Мы не обменялись ни словом, ни даже взглядом. Елена не спрашивала, где именно я собираюсь спрятать тело, мне даже казалось, она не осознает в полной мере происходящее. В какой-то момент девушка вдруг резко начала задыхаться, отравившись собственными мыслями, и ухватилась за кулон, крепко сжав кулак вокруг украшения.
Я глубоко вздохнул. Хорошо, пусть будет побрякушка, если это не дает тебе потеряться в реальности. У меня все иначе, для меня привычно убивать и заметать след, моя жизнь именно такая и другой уже не будет. Я знаю, где лучше всего спрятать тело и где его никогда не будут искать, но это именно то, от чего мне бы хотелось тебя оградить, что, увы, невозможно. Пока я рядом, смерть рядом с тобой.
- Я никогда не видела его раньше, но он как будто знал меня, - неожиданно заговорила девушка, глядя в темноту за окном. – И он называл меня Кетрин, - снова споткнувшись на имени, Елена посмотрела на меня. – Это как твоя Кетрин, да?
Да, именно так. Проклятое имя. Оно, как и смерть, не приносит с собой ничего кроме разрушения и горечи. Меня оно уничтожило, теперь оно может уничтожить и тебя. Вот чего мне никак нельзя допустить. Кетрин в твоей жизни не должно быть никогда. У вас одно лицо, одна красота, и этого достаточно, чтобы тысячи врагов захотели уничтожить тебя. Выгляди ты иначе, хотя бы как на том фото в поддельных документах, тебе удалось бы избежать психопата на вечеринке, изощренного в мести Фредерика и меня. С меня все началось.
- Когда мы впервые встретились, ты тоже сказал «Кетрин», - продолжила Елена.
- К чему ты ведешь? – я взглянул на нее, пытаясь понять ход мыслей. Мне припомнился тот день, когда весь мой мир перевернулся. Это было так давно.
- Что происходит?
- Мы избавляемся от тела, - притормаживая у изгороди старого кладбища, ответил я.
- Деймон, - Елена тихо произнесла мое имя. Она ухватила меня за запястье, как только я отключил мотор. – Я только что согласилась помочь тебе скрыть убийство, может, ты скажешь мне, что происходит?
- Я тебя об этом не просил. Оставайся в машине, - высвободив руку, я выбрался из салона. Она не сделала попытки последовать за мной, для нее вечер и так был насыщен событиями, Елена не собиралась присутствовать на похоронах.
Место было пустынным. Я приметил его довольно давно, в одну из бессонных ночей, когда я колесил по городу. Отсюда несколько минут езды до шоссе, ведущего из города. Здесь не должно никого оказаться, и спрятать мертвое тело на кладбище – гениальная идея. Я вытащил труп из багажника и, закинув парня на плечо, прошел к изгороди. Елена в машине рассеяно наблюдала за мной. Для нее это по-прежнему было шоком. Девушка закусила губу, а затем закрыла лицо руками, уперевшись локтями в приборную панель.
Я ушел далеко с ее глаз и, сбросив тело на землю, задумался. У меня нет под рукой лопаты, чтобы закопать труп, а мои руки вовсе не похожи на ковш экскаватора. Вот чем плохо совершить убийство и попасться. В любом другом случае я бы просто перешагнул через труп и вышел из комнаты никем не замеченным. Хотя и в этот раз я мог бы выдворить девушку в коридор и сымитировать несчастный случай, но кто-то едва не вломился в ванную и услышал голос Елены.
На кладбище должно быть что-то вроде подсобки, а уж там должна быть лопата.
Я уложил тело на землю и вышел на одну из протоптанных троп. Подумав, в какой стороне может находиться центральный вход, зашагал в выбранном направлении. Через пару минут показались ворота и невысокая сторожка слева от них. Дом был заперт, в окнах не горел свет, и войти без приглашения я не мог. Ладно, а что если я просто оставлю труп рядом с чьим-то надгробием? На охладевшем теле нет специфичных ранений типа укусов. Даже если до Лиз дойдет весть о неопознанном покойнике в соседнем округе, ей не придет в голову связать убийство с вампирами.
Может, сжечь тело, как всегда? И проще, и следов никаких.
Внезапно я услышал тихий хлопок дверцы машины. Нужно поторопиться, похоже, Елене надоело сидеть в автомобиле рядом с кладбищем. Это была плохая идея - взять ее с собой и оставить одну. У меня вообще нет хороших идей в последнее время, все больше эпичные провалы да непреднамеренные убийства. Я вернулся к телу, вытащил из кармана пиджака измазанное в крови полотенце. Не стоит оставлять лишних улик. Закинув труп на плечо, я дошел до первого попавшегося склепа и уложил покойника в гроб к старым костям. Тут его еще долго не найдут, и мне не о чем волноваться.
Я торопливо вернулся к машине. Нехорошее предчувствие забралось мне под кожу. В салоне больше не горел свет, и Елены не было поблизости. А ведь хлопала определенно дверца моего автомобиля, другого работающего мотора в округе я не слышал. Ночью в тишине даже слабый звук разносится на большое расстояние. Я всмотрелся в темноту салона, Елены не было внутри.
Где же ты? Где ты? Где ты?!
Думать, не поддаваться эмоциям, а думать. Звуков борьбы я не слышал, если бы на нее напали, она бы закричала, без боя она не сдастся. Ни следов крови, ничего. Значит, никого не было. Был всего один хлопок, зачем кому-то чужому заботиться о дверях. Выходит...
Выходит, она сама ушла.
Плохо или хорошо?

II. Как я тогда не заметил, к чему все идет...

Дозвониться до нее не получилось. Телефон все время переадресовывал меня на голосовую почту.
Куда она могла отправиться? Для чего? Я прокричал ее имя, надеясь, что девушка отзовется, но ничего не произошло. Вокруг шумели только сверчки. Я не просто встревожился, я исходил страхом в самом его первобытном проявлении.
Ее не могут у меня отнять. Она не может меня покинуть.
Но никаких меток Елена не оставила. Я мог бесконечно долго метаться по кладбищу и его округе, надеясь отыскать девушку, хотя знал - это бесполезно. Елена не один год прячется и, уходя, девушка не оставляет следов. Достаточно вспомнить, как умело и быстро она собрала сумку и эффектно выскользнула в окно квартиры прямо из-под носа ищеек.
Она не захотела дождаться меня. Почему? Шок, наконец, прошел, и она посмотрела на происходящее со стороны здравого смысла? Мы друзья, как призналась она, и не в характере Елены оставлять друзей ночью на кладбище. Сколько меня не было с ней? Минут двадцать-тридцать. Так что же произошло за это время? Мы все еще были в городе, и девушка сама прекрасно могла добраться до дома или Метта, но почему она не отвечает на звонки? Мне оставалось лишь надеяться, что с ней все в порядке и она жива.
Прекратив бессмысленные, безрезультатные поиски я сел в машину и решительно направился к ней домой. Никого. Возможно, она вернулась к Метту, но мне туда сегодня лучше больше не соваться, поэтому я направился в свой особняк, но остановил автомобиль где-то в середине шоссе между Дьюком и Мистик Фолс и провел ночь там, лежа на капоте и ритмично подбрасывая вверх придорожный камешек. Меня не тянуло выпить, или развеять собственные мысли каким-нибудь развлечением, или действовать привычным способом. Нет, я решительно копал в самом себе яму, пытаясь добраться до того, что уже покрывалось заживающей коркой.
Почему она ушла? И куда?
Две девушки, похожие как две капли воды: Кетрин и Елена. Однажды я уже умер, пытаясь спасти одну из них, чем для меня закончится история теперь? Бесконечно много раз прокрутив в голове события последних дней, я почти заставил себя сконцентрироваться на разговоре с Изобель. Вампирша утверждала, что выполняет указание Кетрин. Что значит, что Кетрин знает о Елене. Елена себе на уме. Изобель мать Елены. Елена двойник Кетрин. И Кетрин где-то поблизости. Это только одна сторона многогранника. Возьмем другую, Джон Гилберт привозит меня в лечебницу, где мэр Локвуд содержит своего отца. Но Елена уже побывала там и разговаривала со стариком. Она о чем-то его отчаянно просила, может быть, о том же, о чем и Джон, раз сумасшедшему пришло на ум именно такое воспоминание. Локвуды хранили в катакомбах не только инструкцию Эмили, но и лунный камень, который, вот совпадение, нужен для ритуального убийства двойника. А двойник у нас Елена.
Мне все труднее было думать рационально и отрешенно. Когда-то давно мне было достаточно одной подозрительной мысли, чтобы заманить Елену в лес и столкнуть в яму, а теперь я знал о ней десяток странных вещей и все равно считал, что могу ошибаться. Каким-то образом она оказалась связана со всей чертовщиной, происходящей вокруг. В нашу первую встречу Елена была беззаботна и весела. У нее искрились глаза, и она понятия не имела, кто я такой. И как-то так вышло, что тысяча мелких сверхъестественных деталей сводится к ней одной. Даже не к Кетрин, с легкой руки которой, скорее всего, каша и заварилась, а к милой и душевной Елене.
После того, как она выпрыгнула в окно, чтобы скрыться от преследователей, девушка мельком упомянула о программе защиты свидетелей. Когда-то я пытался выяснить что-нибудь об этом с помощью Лиз, но не срослось. Если Елена сказала правду, то Рик, который так печется и беспокоится о девушке, может оказаться копом или ФБРовцем. По крайней мере эта часть истории звучит складно. Она каждый вечер звонит ему, чтобы сказать «все в порядке», потому что кто-то все еще ищет ее и угрожает безопасности девушки. Но зачем тогда Рику взламывать полицейский отчет, когда ему достаточно позвонить своим коллегам и спросить? Что-то не так. Все не так. У Елены слишком сложная предыстория, чересчур запутанная.
Возможно, я не могу забраться к ней в голову, потому что она двойник. Точная копия Кетрин, они словно отлиты по одному образцу. Надо будет спросить у Елены о вероятности появления идентичных людей спустя полтысячелетия, ей, как приближенной к анатомии людей, должно быть известно такое.
Ты снова не о том думаешь!
Слова Изобель не заслуживают никакой веры, но лунный камень есть, и есть Елена, с этим трудно спорить. И вероятно зерно истины все же есть в болтовне вампирши. Ох, не надо было мне ругаться с малышкой Бонни, сейчас помощь ведьмы очень пригодится, но, к моему глубочайшему сожалению, я плохо умею заводить друзей.
Меня озаботили страшные сны Елены. Она сказала: «У меня опять кошмары». Значит, не в первый раз она вскакивает посреди ночи в холодном поту и с тахикардией. Девушка пьет снотворное, чтобы спокойно спать, она не такой уж кремень, как мне казалось изначально. Я видел ее такой напуганной только раз, когда она сбегала из квартиры от двух амбалов. И глаза у нее были такими, только когда она пряталась за мной в подворотне от одного из них.
Как я тогда не заметил, к чему все идет...
Я же мог, мог оборвать все нити. Достаточно было лишь позволить им забрать ее, и мне бы удалось избежать этой западни. А теперь куда ни кинь, всюду клин. Как можно причинить ей боль сейчас, после того, как она прижималась ко мне, проснувшись ночью от кошмара? Зачем я ищу ответы на все загадки, окружающие ее плотной аурой, когда мне, в общем-то, все равно, какая правда откроется? Кем бы в итоге ни оказалась Елена, я уже не смогу отказаться от нее. Что бы ни было в ее прошлом, на моей совести поступки много хуже.
Истина была лишь одна и самая болезненная. Пока я лгу ей и скрываю от нее свой большой секрет, она впускает меня в свою жизнь и, пусть это прозвучит пошло, постель. Но мой самый большой страх, да-да, именно страх, - момент, когда она посмотрит на меня с презрением и ненавистью. А так и будет, невозможно иначе глядеть на убийцу и монстра.
Стоп. Это эмоции и домыслы, а я решил считаться только с фактами.
Она боится только тех людей и кошмары у нее о том же. Елена - сильная духом девушка, она просидела половину ночи под дождем в огромной яме, из которой не могла выбраться, и ни разу не заплакала. Ни единого раза за все то время, что мы были знакомы, она не плакала. Без колебаний хрупкая на вид Елена решилась вернуться в горящий клуб. А еще она запросто отправила в нокаут здорового сильного Пита. Но вот что действительно ее пугало и лишало малейшего самообладания это преследователи. Она сбежала на целый месяц из городка, бросила учебу, которой так дорожила, оставила Метта, а ведь парень, по ее словам, важен, и распрощалась со мной.
Если бы я мог раз и навсегда избавить ее от этого страха... Мне было бы достаточно утешать себя подобной мыслью на протяжении всей вечности, когда я останусь без Елены навсегда. А так и будет. Не может быть иначе. Плохо или хорошо?
Звездное небо над головой, такое же вечное, как и я, освещалось почти полной луной. Мне вспомнилось, что скоро полнолуние, плохое время для оборотней. Устав от мыслей, связанных с Еленой, я решил отвлечь себя, прочитав тетрадь, добытую из подземелья Локвудов. Возможно, уже очень скоро это станет моим оберегом. Свесившись с капота, я неуклюже протянул руку к бардачку, чтобы открыть его. Створка распахнулась от моего малейшего прикосновения, как будто я забыл ее закрыть. Внутри не оказалось тетради. Должно быть, я спрятал ее вместе с камнем у себя в подвале и позабыл, встреча с Перл произвела сокрушительное впечатление.
На рассвете я уснул и проснулся только через десять часов от дикого, животного голода. Кровь стала острой необходимостью, и я пожалел, что Энди нет со мной рядом прямо сейчас. Размяв затекшие мышцы, я забрался в машину и, вдавив педаль газа в пол, помчался в особняк, где за заветной дверью подвала стоит холодильник, полный пакетов донорской крови. С визгом затормозив у дома, я торопливо вышел из автомобиля и заметил в густеющих сумерках маленький неясный силуэт, отделившийся от старой стены. Человек приблизился ко мне, и я узнал в девушке Анну, дочь Перл.
- Я думала, тебя уже нет в живых, - тихо прошептала она, опустив голову.
- Вампиры бессмертны, - напомнил я, мечтая о холодильнике в подвале.
- Моя мать мертва, - все так же тихо произнесла Анна, и я вздрогнул. – Ее убили сегодня утром, перед рассветом. Ее и всех, кто был в доме. Деймон? - мне стало не по себе. Если кто-то сумел расправиться с Перл, то я для них просто букашка. Им ничего не стоит уничтожить меня. Или Елену. Особенно ее, когда никто не сможет защитить.
- Ты пришла поплакаться в жилетку? У меня не припасено должной скорби в кармане пиджака.
- Я хотела предупредить тебя, - вампирша ничуть не изменилась за все годы. Анна осталась такой же кроткой. - Мы с тобой единственные, кто избежал гробницы, они убьют нас только за это.
Она кивнула в знак прощания и растворилась в воздухе, оставив меня одного. Голод был сильнее всего и, оставив думы на потом, я бросился вниз в подвал к холодильнику, хваля себя за запас. Как же я был прав, сделав запас на очередной крайний случай. Утолив голод, я забыл обо всех трудностях, наслаждаясь очень быстро проходящим чувством сытости. Не пройдет и часа, как я снова буду ощущать неясный голод. Через несколько часов он станет более ощутим, почти осязаем. К концу ночи кровь будет в мыслях постоянно. Спустя пару дней утолить голод станет инстинктом. А потом не останется ничего кроме желания насытиться.
И только когда кровь снова заставила меня почувствовать себя живым, я осознал всю сложность ситуации. У кого-то хватило сил убить Перл, это чертовски плохо. Она одна из самых сильных вампиров, которых я встречал, и ее устранили. Кто бы это ни был, он значительно превосходил ее по силе, и если Фредерик сумел избавиться от нее, то я не смогу защитить Елену. Или уже не смог...

III. Луна на нашей стороне.

Первым моим желанием было бежать и спасать Ее. Но мысль, пришедшая в мою голову второй, была значительно лучше. В моих руках есть штука, способная убивать вампиров, пришло время ей воспользоваться. Остается только понять, как именно оно действует, чтобы не прикончить еще и себя. Я спустился в подвал, намереваясь найти тетрадь Локвуда с инструкцией, но нашел лишь лунный камень, припрятанный среди старых, покрытых пылью бутылок. Больше ничего там не было, только паутина, вино, и артефакт. Так куда же я спрятал эту чертову тетрадь? Хорошо помню, как закинул ее в бардачок машины сразу же, как только поднялся из старых катакомб. В тайнике она точно не осталась. В спешке, зажав в руке лунный камень, я вернулся к машине и стал лихорадочно выгребать все, что было в бардачке. Старые завалявшиеся фантики от жвачки, помятая фляга с джином на дне, какие-то бумаги от нотариуса на особняк. Тетради нет.
Тетради нет в машине. Елены тоже не оказалось в машине. Плохо или хорошо?
Я не знаю, что там написано. Почему-то я не прочел сразу же, видимо, решив, что как-то скучно получается все. Теперь веселья хоть отбавляй. Тот, кто убил Перл, больше не слабый вампир, голодавший в течение полутора веков, теперь это сильный враг, с которым мне будет нелегко справиться. Они напились крови, утолили голод, и сейчас им ничего так не хочется как мести. Я знал свое слабое место. Это была хрупкая человеческая жизнь. А еще знал, что если они захотят реванша, убив ее, то сделают это так, чтобы я видел. Они хотят разрушать, и единственный способ сделать это со мной - позволить мне не спасти ее. Свернуть ей шею - слишком просто, а вот видеть, как я бессилен это предотвратить, доставит им истинное удовольствие.
Мой звонок Елене переадресован на голосовую почту.
Мне нужно больше крови, чтобы быть сильнее. Мне нужна Энди, прежде чем я отправлюсь искать исчезнувшего двойника. Судьба журналистки меня нисколько не волновала. Я был бы не против, если бы она выиграла для меня и Елены время, став пушечным мясом. А еще лучше уверить своих врагов в том, что именно Энди Стар, ведущая местных новостей, и есть та женщина, которая держит меня в Мистик Фолс. Вот только Фредерик уже прекрасно знает о Елене и не один раз уже пытался ей навредить. Может быть, псих на вечеринке - тоже его рук дело. Вполне в духе Фредерика.
Следующий мой звонок был адресован журналистке. Мы договорились встретиться в баре в центре города на пару минут, пока я не утолю свою жажду, а потом, продемонстрировав чувства публике, разойдемся. Если нас заметят, то первый огонь ударит по Энди. Я поднялся в свою спальню, принял душ, переоделся, избавившись от неудобного пиджака и переложив лунный камень в карман джинс, и отправился в бар.
Набрав номер Елены еще раз, я услышал только запись на автоответчике: «Привет. Оставьте сообщение». Голос девушки придал мне сил, и я предпочел верить в то, что она просто не может ответить на звонок, мирясь в кровати с квотербеком, чем мертвая лежит рядом с кладбищем. Содрогнувшись изнутри от подобной картины, я вошел в бар, где меня уже ждала Энди. Журналистка поднялась мне навстречу и счастливо улыбнулась. Сейчас мне нужно изобразить радость, любовь и тревогу одновременно, чтобы все окружающие заметили и купились. Слухи обрастут подробностями и быстро разлетятся, Энди - известная личность, ее трудно не заметить.
Я подлетел к девушке и, обхватив ее лицо обеими ладонями, поцеловал, стараясь вложить хоть какие-то чувства. Она тут же обмякла в моих руках и прижалась ко мне грудью. На секунду оторвавшись от губ журналистки, я взглянул в ее глаза, словно не верил собственному счастью видеть ее живой, и снова поцеловал. Почувствовав, как руки девушки обвивают мой торс, я решил, что публике уже достаточно, и главное не переиграть с чувствами. Я отклонился чуть назад и, еще раз посмотрев в лицо Энди, уверенно ухватил ее за ладонь и потянул в сторону уборной. Надеюсь у меня достаточно встревоженный и испуганный вид.
- Деймон, что-то случилось? - едва поспевая за мной, проговорила журналистка.
- Сейчас все объясню, - взглядом я наткнулся на внимательно следившую за нами женщину у самой стойки и возложил большие надежды на длинный язык сплетницы.
Мы с Энди почти влетели в уборную, и я закрыл дверь, щелкнув задвижкой.
- Так что происходит? - девушка была воодушевлена и счастливо улыбалась, глядя на меня. Наверное, не стоило ей внушать большую любовь ко мне, даже немного стыдно за это.
- Ничего, - я перестал изображать влюбленного вампира. - Мне нужна небольшая подзарядка.
Энди тут же послушно стянула пиджак, обнажив плечи, и развязала шарф на шее. Я увидел незажившие кровавые укусы с сине-зелеными синяками вокруг ран. Неужели есть кто-то хуже и безжалостней меня? Но девушка зачарованно смотрела мне в глаза, ожидая, когда я в очередной раз прокушу тонкую кожу. Она стала хуже выглядеть, была изможденной и замученной словно узник темницы. Мне вспомнилась исхудавшая Викки в середине осени и ее цветущий вид после месяцев в клинике, когда я перестал высасывать из нее кровь каждый день. С Энди происходило то же самое, и все мои действия развивались по такому же сценарию. Внушить чувства, использовать, как только захочется, перестать воспринимать как личность.
Ладно, я еще об этом пожалею, но все же.
- Вот, - поднеся свое запястье ко рту, я расцарапал вены клыками, - выпей это, - и протянул руку Энди. Она недоуменно уставилась на меня. Обмен кровью - это личное, я не предлагал ей подобного раньше потому что... Потому что раньше мне было все равно. А сейчас, выходит, не все равно.
Плохо или хорошо?
- Пей, Энди, - настоял я, и девушка неуверенно коснулась губами моего запястья. - Вот и молодец. Она сделала несколько глотков, и я, откинув ее волосы в сторону, увидел, как раны на шее и плечах постепенно затягиваются, а синяки пропадают. Мне стало чуточку легче, и совесть перестала так отчаянно вопить, очнувшись от вековой спячки. Девушка мягко отклонила мою руку и удивленно посмотрела на меня. На ее щеках заиграл румянец.
- Теперь слушай внимательно, - требовательно попросил я, помогая ей снова надеть пиджак. - Возвращайся домой, возьми отпуск на работе и уезжай из города на пару недель.
- Деймон, что происходит?
- В твоем организме моя кровь, благодаря ей ты вылечилась, - четко разделяя слова, заговорил я. - Но вся соль в том, что из-за меня тебя могут убить. А если тебя убьют, пока моя кровь внутри, ты вернешься вампиром. Хочешь этого? После обращения внушение исчезнет, и ты больше не будешь любить меня, - я не понимал, что на меня нашло, но продолжал выкладывать ей все правду. - Никто не сможет больше тебя контролировать, никого не придется бояться. Ты станешь бессмертной.
- Что значит я не буду любить тебя?
- Я заставил тебя поверить в эту любовь, но на самом деле ее нет. Внушение, гипноз, понимаешь? - меня вывело из себя это женское умение пропускать все самое важное мимо ушей, зацикливаясь на любви. Я ей о смерти и вечной жизни, а она...
- Как же? - опешив, Энди оттолкнула меня и уставилась глазами полными слез. - Как ты мог?
- О чем ты? Я монстр! Это моя природа. Убирайся из города, пока я снова не заставил тебя.
Девушка бросилась к двери, в секунду убрала защелку и выскочила в коридор.
Второго такого идиота не найти. Явиться сюда ради одного, а в итоге сделать совсем иное. Когда я уже научусь сначала думать, а потом делать? Дважды идиот. Я не только не набрался сил, но еще и отдал часть своей крови и, как видимо, расстался с девушкой. Свежая кровь все еще была мне необходима, и оставалось лишь выбрать жертву. Быстро покинув бар, я краем глаза подметил, что женщина за стойкой пошла вслед за мной. Что ж, она сама выбрала свою судьбу. Неспешно пройдя по улочке, я свернул в безлюдный проулок и стал ждать. Блондинка появилась спустя полминуты и медленно пошла вдоль одноэтажного здания. Я ждал момента, наблюдая за ней с крыши. Довольно красивая, светлые волосы, весьма худощава, одета была в клетчатую рубашку, облегающие джинсы и светлую куртку. Немного не тот тип женщин, что ищут себе приключения от скуки.
Когда девушка поравнялась со мной, я спрыгнул вниз, оказавшись у нее за спиной, и сразу получил удар локтем под ребра. Скорее от неожиданности, чем от боли, я отшатнулся, едва не потеряв равновесие, и тут же раствор вербены оказался у меня в глазах. Теперь стало больно. Проклятая трава никогда не оказывалась так часто во мне до приезда в Мистик Фолс. Я согнулся вдвое, закрывая глаза руками, чувствуя, как яд разъедает кожу ладоней.
- Привет, вампир, - зло проговорила женщина.
Видеть я еще не мог, но слышал прекрасно. Дезориентация в пространстве моментально прошла, как только прозвучал ее голос. Выпрямившись, я нанес ей сильный удар тыльной стороной ладони куда-то в подбородок. Девушка вскрикнула и отлетела на несколько метров. Мутность в глазах стала постепенно исчезать. Я наклонился подобрать баллончик, из которого она прыснула в меня вербеной.
- Это очень глупо с твоей стороны, - не сдержавшись, прокомментировал я и взглянул на женщину. В лицо мне смотрело дуло пистолета. Серьезно, устраивать пальбу среди бела дня в центре города?
- Как ты ходишь под солнцем? - поднимаясь на ноги, произнесла блондинка.
- Видимо, вербена вытравливает из меня все вампирское, - с ехидной улыбкой на лице ответил я, опасаясь схлопотать пулю. - Ты ищешь своего дружка? - говоря об убитом вчера мужчине, я легко подбросил и поймал баллончик. - Или ищешь Кетрин?
- Вообще-то мне нужен лунный камень, - она стала двигаться по кругу, и мне поневоле пришлось делать то же самое. - В подвалах Локвудов его не оказалось, - блондинка недвусмысленно повела бровями, намекая на то, что теперь артефакт был в моих руках.
- И ты решила, что он у меня? - я улыбнулся уголком губ, подумав про себя, что она первая, кто заинтересовался лунным камнем.
- У других вампиров его не оказалось, - она продолжала кружиться вокруг меня, верно полагая, что в движении ей проще увернуться от нападения. Она скользила по кругу медленно, как какой-то хищник. Волк, полагаю. Значит, смерть настигла Перл и остальных благодаря ей.
- Зачем он мне? - стараясь казаться беззаботным, проговорил я, останавливаясь.
- Чтобы мне его не получить, - женщина пожала плечами и изогнула губы в злой улыбке.
- Тебе? Да я даже не знаю, кто ты!
- Однако ты упомянул о моем друге, - не опуская пистолета, она ухватила рукоять обеими руками.
- Предположу, что я ошибся. Тот парень интересовался несколько иными вещами.
- Отдай мне камень, - резко потребовала женщина, тряхнув распущенными волосами. Вот оно как, значит, ну, что ж, прямо сейчас и начну заводить новых врагов. Я дернулся, она выстрелила, но промахнулась, когда я повалил ее на землю, придавив своим весом. Едко оскалившись и почувствовав, что мои глаза налились кровью, я увидел, как ее зрачки невероятно расширились, а радужка стала золотисто-желтого цвета. Все-таки волк, приятно ради исключения оказаться правым.
Чьи-то сильные руки подняли меня вверх и отбросили к стене дома. Отряхнувшись от пыли, я увидел, что вокруг блондиночки стояли трое парней. Да их тут целая стая.
- Ты выбрал не лучшее время для войны, - женщина указала вверх на садящееся за горизонт солнце. - Луна на нашей стороне.
- Но камень-то у меня, - едко улыбнувшись, я прощально отсалютовал оборотням и одним прыжком оказался на крыше здания. Краем уха услышав разочарованные стоны внизу, я, не теряя времени зря, вернулся к своей машине и поехал к Елене.
Мистик Фолс - действительно проклятый город. Не хочу умереть здесь еще раз.

IV. Ты не представляешь, как мне жаль...

Первым делом я проверил университет, пытаясь ее найти. Но к моему приезду занятия уже закончились и двери альма-матер закрылись. Поэтому я направился прямиком к ее дому, очень надеясь увидеть Елену живой. Припарковав машину в переулке рядом со зданием, я немного просто посидел, смотря на тротуар. Последнее время мысли в моей голове стали совсем беспорядочными. Я никогда не отличался особой сдержанностью, но сейчас все мои поступки граничили с безумием. Малейшая угроза потерять Елену заставляла меня слетать с катушек и крушить все вокруг, мчаться, не разбирая дороги, и ошибаться, и ошибаться раз за разом.
Она жива, я знаю это, как и то, что сейчас поздний вечер начала февраля и у меня нет никакого плана. Сумасшествие какое-то. Полтора века я жил, имея точный план: Мистик Фолс, янтарь, комета, Кетрин, вечность. Когда там все полетело к чертям? Примерно на стадии «Мистик Фолс», именно тогда Елена появилась передо мной и вся карусель завертелась так быстро, что мне было уже не разобрать ничего вокруг. И не спрыгнуть. Хотя мог, мог, пока еще скорость была меньше и сила притяжения не удерживала так, как сейчас. Теперь соскочить с карусели можно, только оторвав часть себя, оставив в этой самой вертушке руку или ногу, а лучше голову, чтобы новая отросла да поумней. Или все же остановить вращение и сойти, ничего не потеряв... Только как? Как мне сделать это? Я потратил уйму времени, пытаясь найти рычаг: ломал стены, суетился, ввязывался в драки, бегал от оборотней, воевал с ведьмами. Ничего из этого не сработало, и, как итог, я сижу в холодной машине, смотрю на грязный асфальт и мучаюсь догадками. Знает, не знает? Поймет, не поймет? Сбежит, не сбежит? Жива или нет?
Я уткнулся лбом в дугу руля и побарабанил ладонями по приборной панели. Дьявольщина, творившаяся вокруг, все больше заводила меня в тупик, но Елена с легкостью отстояла первое место в моих мыслях. Я передумал десятки вариантов развития событий, от суицида до апокалипсиса, но все это казалось слишком и как будто не в ее стиле. Собирая в единое целое все, что мне было известно о ней, я стал думать, что где-то посередине я упустил что-то важное, от чего она отвлекла меня разговорами и застенчивостью. Фальшивое удостоверение личности на имя немки, брелок БигБена, когда Елена впервые оказалась у меня дома, она рассказала мне о Мексике, чтобы я не запомнил упоминание об Англии... Самолет, в середине осени она летала куда-то, и мне всегда казалось, что это был Нью-Йорк, но что если Европа? Что если на самом деле Елена... Ее двойник родом из Европы. Изобель изучала жизнь вампиров, в том числе и Катерины Петровой, впоследствии ставшей Кетрин Пирс. Елена отчаянно пыталась найти мать, чтобы узнать у нее что-то. Что-то, чего не оказалось в научных работах биологической матери. Убегая от своих преследователей, девушка сожгла все бумаги с фамилией Флеминг. Интуитивно я понимал, что, наконец, связал в правильном порядке десяток фактов, но никак не мог понять, к чему это привело. Елена знает о вампирах? Она знает о Кетрин? Она пила вербеновый чай еще до нашего знакомства. Так значит, я был прав с самого начала.
В голове щелкнуло, зазвенело, и тяжелое колесо разума начало крутиться в нужном направлении. Все звенья выстраивались в верном порядке, так что мне стало смешно, как я не понял этого раньше. Все ее ужимки и недомолвки, а так же скрытность и оружие в шкафу наводили меня на мысль, что она прячется от кого-то, но теперь, посмотрев на все под новым углом, я подумал что ситуация может быть совсем иной. Елена пытается найти. Меня? Кетрин? Вампиров? Лунный камень?
Камень! Она была у Локвуда, чтобы найти лунный камень!
Я поднял голову и посмотрел перед собой как раз вовремя, чтобы в последнюю секунду заметить прошедшую мимо Елену. Ну что ж, сейчас все и выясним. Выскочив из машины и хлопнув дверцей, я поспешил за ней, на ходу набирая номер на телефоне. Выскочив из-за угла, я уже смог увидеть, как она достает вибрирующий от звонка мобильник и, взглянув на дисплей, не торопится отвечать на сигнал. У меня почти физически заныло в груди. Плохо или хорошо?
- Елена! - я окликнул ее, сбросив вызов, и когда девушка обернулась, понял, что, несмотря на то, что придумал себе всего двадцать секунд назад, был несказанно рад видеть ее живой.
- Деймон... - тихо-тихо, словно ведьма из русалочки отняла у нее голос, произнесла она.
- Куда ты исчезла вчера? - двигаясь к ней, я развел руки в сторону. Елена убрала телефон в карман и взглянула на меня. Что-то не так, у нее необычный взгляд. - Как насчет того, чтобы ответить на звонки? - я остановился в метре от девушки и вгляделся в красивое лицо. Много, слишком много эмоций, которые она пыталась скрыть изо всех сил, но не получалось.
- Привет, - не сразу заговорила девушка, и голос ее тоже звучал очень странно.
- Привет? Ты еще чаю мне предложи, - с насмешкой произнес я. Вчера ночью помогала мне избавиться от трупа, а сегодня выдает что-то вроде «привет». А почему бы не спросить, точно ли никто не обнаружит тело, или что-то про полицию, или почему она ушла вчера?
- Прости, но мне нужно идти, - Елена ответила достаточно холодно, и что-то совсем странное проскользнуло в знакомом голосе. - Позже поговорим, - девушка поправила лямку сумки на плече и, отвернувшись, зашагала в другую сторону от меня, к подъездному входу.
- И что, тебя совсем не интересует, чем закончилось вчерашнее происшествие? - спешно догнав ее, я пошел рядом, все пытаясь понять причины странного поведения.
- Может, не стоит обсуждать это здесь? - не останавливаясь, пробормотала девушка, с силой толкнув дверь. Мы оказались в теплом подъезде, по лестнице вниз спускались грузчики, и Елена как будто выдохнула. Так, значит находиться наедине со мной ей неловко, это понятно, не каждый день заводишь соучастника в убийстве и ездишь на кладбище прятать тела.
- Может, если бы ты отвечала на звонки, мне не пришлось бы тратить время на твои поиски, - нет, конечно, я был рад, что с ней все в порядке, что никто не похитил ее и не собирается шантажировать меня ее жизнью, но, черт побери, ее холодность злила меня.
- Когда у тебя день рождения? - она развернулась ко мне так внезапно, что я едва не врезался в нее. Длинные волосы девушки взметнулись, задев мое лицо, и упали на плечи.
- Какое это имеет значение? - слегка прищурив глаза, спросил я, уже догадываясь, откуда взялся такой вопрос, но всеми клетками своего тела надеялся, что ошибаюсь.
Елена полезла в сумку и вытащила наружу старую тетрадь в кожаном переплете.
- Здесь написано, что Деймон Сальваторе родился в девятнадцатом веке.
- Где ты ее взяла? - я вырвал у нее из рук тетрадь, прекрасно зная ответ, и трижды проклял Джона Гилберта, решившего использовать меня в качестве сиделки-поисковика. Внизу хлопнула подъездная дверь, сообщая, что грузчики ушли, и мы с Еленой остались наедине.
- Это правда? - почти выдохнула девушка сквозь приоткрытые губы и отступила на шаг, поднявшись на одну ступеньку выше. Снова дистанция, плохо или хорошо?
- Меня назвали в честь одного из предков, - все еще пытаясь ухватиться за соломинку, я откладывал момент истины.
- Ладно, - она несколько раз нервно кивнула, закусив губу, и перевела дыхание, посмотрев куда-то в сторону, - тогда что ты скажешь о фотографии в конце? - она вырвала тетрадь обратно и отодвинула кожаный переплет. В специальном кармашке лежали полуистлевшие черно-белые картинки. - Это твоя фотография, Деймон, - она ткнула в мое старое изображение пальцем, - а это, - она перебрала несколько снимков с вампирами из гробницы, - моя, - палец девушки указал на фотографию Кетрин. - Это невозможно, - она замотала головой, отрицая написанное.
- Ну, Елена, - с расстановкой произнес я, поняв, что мне не отвертеться, не скрыть правды, - до встречи с тобой мне тоже так казалось.
- Нет, - она часто задышала, поднимаясь еще на одну ступеньку, и выставила вперед руку.- Нет, не хочу никаких объяснений.
- Что с тобой не так? - слегка прищурив глаза, я шагнул к ней, девушка моментально одолела еще одну ступень и плотнее прижала к бедру сумку.
- Все нормально, - старательно контролируя голос, монотонно произнесла Елена.
- А так не кажется, - и снова попытался приблизиться к ней, но потерпел неудачу. - Что там написано? - я указал рукой на тетрадь, зажатую в ладони девушки.
- Не знаю, - она тут же протянула бумаги мне, словно торопясь избавиться от них. - Я не читала.
- Нет? Тогда, почему ты сказала, что здесь написано... - внезапно Елена бросила мне в лицо тетрадь и освободившейся рукой резко толкнула в грудь, она опрометью кинулась вверх по лестнице к спасительной квартире. Девушка выиграла пару секунд, и когда я поднялся на ноги, уже шумела ключами у двери. Глупая, она лишь заставила хищника отправиться в погоню. Подхватив с пола записи Локвуда, я помчался за ней, больше не заботясь о сохранении своего секрета.
Елена юркнула в квартиру и попыталась быстро захлопнуть дверь. Я успел ухватиться рукой за ребро створки и нарочито медленно отворил ее. Девушка прилагала немало усилий, чтобы не впустить меня, но ей не справиться с вампиром. Она сдалась и перестала сопротивляться, когда проем стал достаточно широким, чтобы я смог войти. Тяжело дыша, Елена опустила руки и отступила, поняв, что ей не удастся помешать мне, и я перешагнул порог, пройдя чуть дальше в комнату. В следующую секунду Елена рванула к выходу, пытаясь сбежать. Я оказался у нее за спиной и захлопнул дверь прямо перед носом девушки. На мгновение она остановилась, едва слышно всхлипнула и отшатнулась в сторону кухни. На лице неукротимая решимость, в глазах искренний и ничем не прикрытый страх.
- Не приближайся ко мне, - девушка отступала назад, к холодильнику. Бежать ей было некуда, она оказалась в проеме между стеной и барной стойкой, единственный путь из тупика - проскочить мимо меня, но судя по всему, Елена не собиралась больше рисковать.
- Ты боишься меня, - с удивлением понял я, двигаясь к ней. - Почему? Что там написано?
Елена продолжала двигаться спиной вперед, беспрестанно шаря руками по поверхности столов, пытаясь найти что-то, чем можно защититься. Гостиная слабо освещалась одной лампой возле дивана. Странно, не помню, чтобы кто-то из нас включал свет.
- Я обещаю тебе. Я обещаю, если ты оставишь меня, то никому ничего никогда не скажу, - уверенно проговорила девушка, в голосе не было ни мольбы, ни дрожи.
- А что если нет? - провокационно, словно и вправду собирался играть по сценарию «хищник-жертва», произнес я, остановившись. Елена, наконец, нашарила что-то и вытянула свое оружие вперед. - Ложка? Серьезно? Ты угрожаешь мне этим? - я играючи, одним пальцем отвел от себя железку и посмотрел на Елену. Елена посмотрела на меня.
Ты боишься меня, у тебя в глазах плещется страх. Но почему? Разве ты не знала, кто я, что я такое? Тебе была известна правда с самого начала, и ты водила меня за нос, так почему же сейчас ты пытаешься защищаться стальной ложкой, а не вербеной? У тебя учащенный пульс, потные ладони и сбитое дыхание. Ты напугана сейчас не меньше, чем тогда, когда твой самый большой страх постучался в двери.
- Просто чтобы прояснить, я не собираюсь тебя убивать, - мой голос прозвучал жестче и безразличнее, чем хотелось. Елена продолжала таращиться на меня, выставив вперед ложку и, видимо, не особо верила в правдивость сказанных слов.
Это игра, вдруг осознал я. Она притворялась напуганной, а на самом деле все иначе. Все правильно, Елена знала о вампирах задолго до меня и теперь лишь разыгрывала все по сценарию. Что там она хотела устроить, провокацию? Ну что ж, я послушно повелся как осёл на морковку. Она спровоцировала мою реакцию, она манипулировала мной и сейчас пыталась управлять. Уловки, сплошные уловки: большие испуганные глаза, дрожащий голосок. Елена психолог, ей известно, как внушать людям нужные мысли, без силы вампиров.
Она такая же как Кетрин.
Всего одна мысль лишила меня самообладания. Я рванул к ней, чувствуя, как расширяются на лице вены, лопаются сосуды и глаза наливаются кровью. Жгло не только десны, ярость распалялась с каждым мгновением, и за секунду я превратился в разъяренного зверя, способного на жестокость. С каким-то животным рыком я подлетел к ней, оскалив длинные клыки, намереваясь расквитаться с Еленой за все сразу, но не смог.
Она уперлась спиной в холодильник и, распахнув еще шире глаза, перестала дышать. Я никогда не видел такого ужаса на ее лице, и именно такой пронзительный страх остановил меня от безумства. Это нельзя сыграть. Это можно лишь чувствовать. Елена отвернулась и по-детски зажмурила глаза. Ошеломленный, я посмотрел в свое отражение на глянцевой дверце холодильника. Кривая усмешка появилась на изуродованном венами лице.
Мне жаль, Елена. Ты не представляешь, как мне жаль...
Кровь отхлынула, возвращая глазам привычный цвет, и я, опустив взгляд, только сейчас заметил, что девушка упирается мне в живот обеими ладонями. Просто упирается, пытаясь оттолкнуть, когда меж длинных пальцем по-прежнему была зажата ложка.
Прости, прости меня.
- Ладно, - я отступил назад, стараясь больше не смотреть на нее, - время для беседы по душам, нет? - ничего не опасаясь, повернулся к Елене спиной и мечтал оказаться очень далеко отсюда. Девушка нырнула под барную стойку и проскочила к дивану, увеличив расстояние между нами. О, я был только рад этому, ибо мне все еще казалось, что она упирается мне в живот руками, по-прежнему неспособная причинить боль, даже когда смерть дамокловым мечом висит у нее над головой.
Елена поднесла руки ко рту, словно пыталась сдержать крик.
- Пожалуйста, - хрипло произнесла она, совладав с эмоциями и отняв ладони от губ, - я обещаю, я никому ни слова не скажу, - девушка крепко ухватилась за спинку дивана.
- Как будто тебе поверят, - я хмыкнул, обходя барную стойку, но даже не попытался подойти к ней. Елена явно была растеряна, равно как я. Мне не пришло в голову сомневаться, теория, построенная на догадках и совпадениях, была правильной и лежащей на поверхности.
Рассказать, как я сейчас себя ненавижу? Как мне хочется отмотать несколько минут назад, чтобы ничего из этого не было. Чтобы ты не боялась меня настолько, что переставала дышать. Я снова ошибся, и теперь уже не исправить ничего.
- Елена.
- Пожалуйста, Деймон, - в очередной раз собственное имя из ее уст больно резануло по живому и разорвалось осколочной гранатой в груди, - пожалуйста.
- Елена.
- Ты убил Пита, - вдруг прошептала она, смотря на обивку дивана, - это действительно ты его убил, - на секунду она перестала так панически бояться и просто стала думать. - Это потому что я похожа на нее, да? - Елена взглянула за мое плечо, словно там стоял призрак. - Это ее фотография? Там, в тетради, - девушка взмахнула в воздухе рукой, указывая куда-то в пространство.
- Елена.
- Нет-нет-нет, - она отшатнулась к окну, хотя я даже не пытался подойти.
- Слушай меня, - я снова разозлился, но она больше не обращала на меня внимания.
- Все, что там написано, - правда. Целый город. Ты и твои... друзья вырезали почти целый город... Ты монстр, - пораженно произнесла она, голос прозвучал совсем безлико и отстраненно.
- Елена, - не выдержав, я было шагнул к ней, и она вдруг твердо и совсем бесстрашно проговорила:
- Не прикасайся. Никогда не прикасайся ко мне. Ты решил, что раз не нашел ее, то получится использовать меня?
- О чем ты?
Елена сделала шаг назад и выдохнула короткое:
- Убирайся.
У меня что-то гулко ухнуло внутри и разлетелось об пол. Каким же хрупким оно было. Каким ломким. Я посмотрел вниз, под ногами не было никаких осколков. Зато имя «Кетрин» больно пульсировало у меня в висках. Даже сейчас эта стерва сумела разрушить лучшее, что было в моей жизни. Все из-за нее. Всегда из-за нее. Кетрин все еще вмешивалась в мою жизнь, портила, кромсала, калечила, отнимала жизнь...
Как и я...
Она вампир, чудовище, монстр. Как и я.
- Ради всего святого, убирайся отсюда, - девушка заговорила громче, будто пыталась докричаться до последнего разумного оплота в моем сознании. - Ты убийца. Убирайся. Уходи.
Уйти, давно следовало уйти. Почему я остался и не убил Елену? Теперь она убивает меня.
- Почему ты кричишь? - за стеной раздался сонный недовольный голос, открылась дверь, и на пороге своей спальни появилась заспанная Викки. - Что тут происходит?
Я - убийца. Да-а, ты права, я - убийца. И стал им так давно, что уже не помню ничего другого. Так зачем мне меняться? Ради чего, если мне нужно убраться отсюда и никогда, больше никогда не прикасаться к тебе?
Я принял решение, и в миг стало легче и проще. Сделав шаг к Викки, я протянул руку и ухватил девушку за шею. В ее глазах мелькнул неподдельный страх, но с губ не сорвалось ни звука.
- Нет! - за спиной пронзительно закричала Елена.
Болезненно резким движением я дернул Викки за подбородок, раздался неприятный хруст, и девушка, обмякнув, упала на пол. Елена оттолкнула меня, опускаясь рядом с телом на колени. Кто-то как в телевизоре отключил звук, и я лишь видел, как девушка прощупывает пульс на запястье мертвой соседки, убирает волосы с лица покойной, убаюкивает ее в своих объятиях.
А потом Елена взглянула на меня.
Ты права. Я убийца. Это плохо, но мне это нравится.

"Пришёл ночью,- подумал он,- в душе ад... Непременно опять разобьёт что-нибудь". Иван Гончаров. "Обыкновенная история". (38)
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1397
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика