Главная

Фанфик "Меняя историю". Глава десятая. Второе дыхание

31.10.2014, 13:56
Время — плохой доктор. Поэтому люди изобрели виски. (19)


I. Кроме Елены

Музыка играла громко.
Окна были занавешены плотными портьерами.
Эта вакханалия продолжалась несколько дней. Девушки менялись, гранж динамично чередовался с современным рейвом, и я даже не пытался вести счет времени. Минуты потеряли свою огромную значимость. Раньше я точно знал, сколько дней осталось до встречи с Кетрин. Срок вышел, и теперь можно начать отсчет дней после того, как я сам себе разрушил жизнь. Теперь мне даже казалось, что жить ожиданиями намного лучше, чем жить, зная, что они не оправдались.
Время от времени я бессознательно проверял свой телефон: нет ли пропущенных вызовов.
- Это глупо. Она не станет звонить тебе, - Елена сидела на диване, спиной опираясь на подушки, подтянув колени к груди, и расслабленно наблюдала за моими гостьями.
- Почему ты думаешь, что я жду ее звонка? – я произнес слова вслух, это делало их более определенными и сформулированными. Мне не нравилось, когда галлюцинация отвечала на мысли. Мне вообще не нравилось, когда кто-то оказывался у меня в голове. Это неприятно.
Елена в ответ на мой вопрос покрутила пальцем в воздухе, указывая на танцующих девушек.
- А ты с телефоном в руках, - дополнила она жест словами, и я отшвырнул мобильник, словно кусок пластмассы был отравлен вербеной. Аппарат ударился о стену, отскочил на пол и рассыпался на части. От моего воспаленного воображения была очевидная польза: она говорила мне о том, что я не решался озвучить себе сам. Будь то уже ставшая привычной внимательность Елены или нежелание принимать очевидное – Кетрин осталась в далеком тысяча восемьсот шестьдесят четвертом и больше не появится в моей жизни.
- Тебе стоит уйти, - я взял в руку бокал и опустился на диван рядом с Еленой.
- Мне? – неожиданно откликнулась одна из девушек, танцевавших возле камина.
Я посмотрел на нее и приложил палец к губам. Не разговаривать много – одно из условий их нахождения здесь.
- Ладно, я уйду, - Елена нисколько не обиделась и, легко поднявшись с дивана, вышла из комнаты.
Это плохо, что мне нужна она, чтобы справляться с навалившейся пустотой. Нужно отучить себя от маленького подсознательного каприза. Избавившись от воображаемого свидетеля, я поманил пальцем одну из девушек и, взяв ее руку в свою ладонь, привычно прокусил ей запястье. Теплая кровь моментально и почти волшебно подействовала на меня, все горести и печали отошли в сторону, их как будто больше не существовало. Ничего больше не было, только я и кровь, бьющая из вены, и от этого стало легко и свободно. Быть вампиром - лучшее, что случалось со мной. Выпивать жизнь в прямом смысле слова, жить без границ и рамок, управлять не только своими чувствами и эмоциями, обладать властью, силой, скоростью и неизменно вечной молодостью. Ничего хорошего в том, чтобы быть человеком, я не видел, слабые безвольные существа, подверженные болезням и старости. Жалкое зрелище. Я выше них всех, я почти Бог для них. Я изъявляю им свою волю, и они слепо следуют ей, говорю молчать, и они молчат, говорю танцевать, и они танцуют. И все, абсолютно все готовы поступиться моралью и принципами, если я этого захочу.
Кроме Елены.
- Приятно знать, что я исключение, - девушка снова появилась в комнате, на этот раз она стояла у окна и смотрела вдаль. Что она может видеть сквозь плотную темную ткань, через которую не проникает даже малейший лучик света? Но Елена не обернулась и не стала отвечать. Я с сожалением отбросил окровавленную руку своей кормилицы и стер пальцами красные следы у рта.
На улице раздались звук работающего мотора и шорох гравия под колесами. Кажется, у меня незваный гость. Щелкнув пультом, я выключил музыку и попросил моих дам подняться наверх и не издавать ни единого звука. Машина снаружи остановилась, и дверцы хлопнули дважды. Будут два гостя? В дверь позвонили, и я, перевернув подушку со следами крови, поставив ее чистой стороной, отправился встречать посетителей.
- Доброе утро, Лиз, - слегка непонимающе поприветствовал я шерифа, - и Джон, - мое недоумение сменилось на неудовольствие. Этот тип мне совсем не нравился. В день нашего знакомства он обвинил меня в убийстве Зака, и хотя он был прав, это могло бы создать некоторые проблемы.
- Утро? – Джон демонстративно посмотрел на небо, я тоже глянул. Солнца не было видно, тучи плотно затянули небосвод. – Уже три часа дня.
Пока я находил утешение в распитии спиртного и крови, в Мистик Фолс пришла полноценная осень.
- Мы можем войти или ты чем-то занят? – Лиз не дала дружественной светской беседе перерасти в ироничную перепалку.
- Конечно, - я улыбнулся и пропустил их обоих в дом. – Что-то случилось?
- Мне нужна вся вербена, которая у тебя есть, - без лишних слов Лиз перешла к делу.
О, черт... Я совсем забыл о плантации сорняка в подвале. Надеюсь, там еще есть живые ростки.
- Конечно, - постаравшись не подать виду, пообещал я, - сейчас принесу. Так что все-таки у вас произошло?
- Ты не получил мое сообщение? – удивилась шериф.
- Вампиры в городе, Деймон, - Джон не дал договорить Лиз, - и они убивают местных жителей.
- Что? Вампиры? – откуда бы им тут взяться?
- Да, - Гилберт напряженно посмотрел на меня, будто ждал какой-то реакции.
- Произошло несколько убийств, - в разговор вступила Лиз, - мы подозреваем, что это не просто человек.
- Почему? – я вроде не оставлял за собой следов, тем более в последние несколько дней.
- Ну, знаешь, разорванные шеи, обескровленные тела и все такое,- Джон перестал таращиться на меня и теперь оглядывался вокруг.
- Когда это случилось? Где?
- Разве это не тайна следствия? – иронично подметил Гилберт.
- Последнюю жертву нашли вчера недалеко от Мистик Гриля, - пустилась в объяснения Лиз, не обратив внимания на выпад Джона, - второе и третье убийства случились на этой неделе с разницей в несколько часов, тела были найдены в парке. А вот первое убийство произошло восемь дней назад, тело было обнаружено в лесу недалеко от старой церкви. И если бы ты брал трубку, то знал об этом уже неделю назад.
- У меня возникли сложности с мобильным, - оправдался я, вспомнив свою несдержанность и участь телефона. Елена сделала шаг из-за моей спины и, сложив руки на груди, закатила глаза. Вот сейчас ты совсем не вовремя, девочка, у меня тут непредвиденное развитие событий.
- Так что насчет вербены? – Лиз вернулась к цели своего визита.
- Да, конечно. Ты не могла бы спуститься со мной? – и я отправился вниз, надеясь, что шериф последует за мной.
- Будь паинькой, - хлопнув Джона по плечу, Форбс двинулась в подвал.
Мы спустились по лестнице, и я стал отпирать дверь, за которой, как мне казалось, должны быть кадки с вербеной. В глаза ударил яркий свет электрической лампы.
- Прости, что без предупреждения, - начала извиняться Лиз, - но Джон настоял на том, что мы должны распространить вербену как можно скорее.
- Ты действительно думаешь, что это вампир? – я вздохнул с неким облегчением - домашний огород Зака был жив.
- Я не знаю, - шериф пожала плечами. – Я никогда не встречалась с ними, думала, что это просто сказки, - она странно посмотрела на меня.
Вербена. Она ждала вербену, к которой я не мог прикоснуться, не получив ожога. Об этом я не подумал. Может, тут где-то есть перчатки?
- А Джон как-то особенно уверен, - я обошел стол с ростками и заглянул в деревянный ящик на полу. Там лежали пакет с удобрениями, металлические совки и резиновые перчатки.
- Он не сомневается, - Форбс протянула руку и провела пальцами по стеблям цветущей вербены.
Это странно, обычно людям очень сложно принять реальность, в которой существуют вампиры. Пока не случается личной встречи... Интересно, что бы сказала Елена, если бы узнал о моей сущности?
Я натянул перчатки на руки и стал аккуратно обрывать тонкие стебли растения. Действовать приходилось осторожно, и у меня появилось время подумать. Джон Гилберт производил странное и двоякое впечатление. С одной стороны он казался отъявленным мерзавцем, говорящим все, что приходит ему на ум, а с другой выходило так, что как раз очень многое он не договаривал. И мужчина явно в чем-то меня подозревает. Наверное, не стоило его оставлять одного в гостиной, тем более когда наверху в любой момент могут быть обнаружены мои развлечения. Я идиот...
Перестав излишне осторожничать и получив несколько быстро исчезающих ожогов, я закончил сбор урожая, достал из того же ящика на полу лист бумаги, завернул в него траву и, сунув пучок вербены Лиз в руки, немного нервно улыбнулся.
- Все. Следующая жатва через пару месяцев.
- Спасибо, - шериф кивнула и, без труда поняв намек, пошла наверх.
Зачем Джон приехал сюда? Чтобы что-то узнать или чтобы Лиз увидела нечто, не предназначавшееся для ее глаз? В любом случае, я поспешил снять перчатки и выйти из подвала, чтобы взять ситуацию под контроль. Мне вдруг стало неуютно, особенно после того, как Форбс взяла в свои неженственные полицейские руки сверток с вербеной.
- Мне пора возвращаться в участок, - Лиз остановилась в холле.
- Рад был помочь, - я сложил руки на груди и уже иначе посмотрел на Гилберта. Мужчина изо всех сил делал вид, что осматривается вокруг просто из любопытства, но взгляд был цепким и мрачным.
- Джон, - шериф нетерпеливо позвала своего сопровождающего, - пора ехать.
- Думаю, - он ответил не спеша, растягивая слова, - мне стоит задержаться. Нам с Деймоном нужно кое-что обсудить.
Вот он, очередной поворот событий, который рано или поздно должен был произойти.
Лиз посмотрела на меня, а я лишь развел руками, показывая, что и сам понятия не имею, какой будет тема нашей неожиданной беседы.
- Ладно. До встречи, - попрощавшись, шериф прошла к двери и покинула мой дом.
Мы с Джоном остались наедине.
- О чем пойдет речь, мистер Гилберт?
- Просто светская беседа, господин Сальваторе. Зак был мне старым другом, хочется поближе узнать его племянника.
- Ну, что ж, задавайте вопросы, - я позволительно кивнул, - выпьете что-нибудь? – и двинулся к бару, намереваясь выпить еще стаканчик.
- Слишком рано для алкоголя, - презрительно улыбнулся Джон и сел на диван, а мне пришлось остановиться на полпути и развернуться к собеседнику. – Так как он умер?
- Кто-то влез в дом, - пришлось озвучивать старую историю, которую я уже порядком подзабыл. - Зак попытался им помешать, наверное. Я был в это время наверху, спустился, когда услышал шум, и вызвал полицию. Собственно, героизм всегда был наказуем.
Джон как-то странно хмыкнул и погладил обивку дивана. Черт возьми, этот тип заставляет меня нервничать, особенно когда трогает окровавленные подушки на моей мебели. Постаравшись погасить импульс свернуть ему шею, я лишь прошелся к креслу и сел на подлокотник.
- Так значит, ты наследуешь этот дом? – Гилберт поднял руку и одним взмахом обвел все пространство гостиной.
- Возможно, Зак не оставил завещания, - блеф, блеф чистой воды, я даже не задумывался о юридических делах. Мне вообще было не до человеческих дел, у меня была в голове только Кетрин.
-Да, я слышал об этом, - Джон кивнул в знак согласия, и я мысленно похвалил себя за проницательность. Очко в мою пользу. – Пока дом никому не принадлежит?
- Официально - нет.
- И любой вампир может проникнуть внутрь ночью и убить тебя?
- Только если они действительно существуют, - так вот к чему были все эти выпады, и, поднявшись с кресла, я подумал, что беседа близится к завершению, и медленно направился к двери.
- А ты живешь совсем один, не так ли?
- Джон, - остановившись, расслабленно протянул я, вспомнив о трех дамочках с укусами наверху, - к чему ты клонишь? – он улыбнулся и поднялся с дивана. Ну же, давай, озвучь мне свои мысли.
- Вербена очень усложнит тебе жизнь в Мистик Фолс, Деймон, - мужчина двинулся навстречу ко мне. – И я прослежу, чтобы так и было, вампир.
Ха, проныра Гилберт, даже отпираться не буду. Удивительно, но меня порадовало, что хотя бы один человек знает о том, кто я, а значит, не надо больше притворяться. Это даже принесло некоторое облегчение и простоту. Зажав рукой слабую человеческую шею, я пригвоздил Джона к стене.
- Вздумал мне угрожать?
- Ты не убьешь меня, - он с трудом выговорил слова, мои пальцы тому сильно мешали.
- Правда? Почему?
- Лиз только что уехала отсюда, ты не сможешь отвертеться.
- Ну, - я пожал плечами, все еще не давая мужчине дышать, - в городе вампиры, а сюда может войти любой из них. Ты сам предложил мне алиби.
Его ноги не доставали до пола, и он беспомощно болтал ими в воздухе. Я отпустил его и выпустил клыки. На лице Джона проявилась паника, спесь и праведный пыл исчезли без следа. Все правильно. Так и должен реагировать любой человек, когда рядом вампир.
Без зазрения совести я прокусил его шею и выпивал каплю за каплей его кровь, а потом просто сломал ему позвоночник. Бесславная кончина еще одного из Гилбертов, над семьями основателей висит злой рок. Я перешагнул через тело и вышел на улицу. Пора убираться из этого города.

II. Кетрин – отстой.

Перед тем, как покинуть не только город, но и штат, я решил попрощаться с Еленой, и под «попрощаться» имелась в виду очередная стычка с красивой и неприступной девушкой. У меня не было никаких надежд на радужную встречу и теплый прием. Иллюзия, которая навязчиво преследовала меня после открытия гробницы, не мешала мыслить трезво и рационально. Наше кратковременное знакомство заканчивалось почти так же, как и началось, и за все время, проведенное рядом, я навлек на голову Елены много плохого, вернее, ничего хорошего. Мне следовало хотя бы из вежливости больше не встречаться с ней, но куда там, мое раздутое эго просто жаждало очередной оплеухи от этой девчонки. Ее слова сбивали спесь, и пусть быстро и болезненно, но все же заставляли мой комплекс Бога отступить и осознать, что я не истина в последней инстанции.
Дорога в Дьюк уже не казалась долгой и утомительной. После того, как я десятки раз преодолевал это расстояние, время за рулем пролетало словно пара минут. На въезде в город я задумался о том, где же мне искать сегодня Елену: в снятой квартире, на лекциях в университете или в объятьях Метта. Вариант А: если она сейчас дома, то явно не распахнет приветливо двери, скорее плюнет в лицо и вызовет полицию. Вариант Б: если она с Меттом, то встреча завершится аналогично предыдущей. И третий вариант: Елена в стенах университета. Она не станет поднимать шума и привлекать излишнее внимание к своей персоне. Может быть, мне удастся поговорить с ней. Хотя сомнительно, но это лучший из возможных путей.
Поэтому я решил отправиться в альма-матер. В конце концов, там много просторов для маневров, если вдруг Елене вздумается бросаться чем-нибудь тяжелым в меня. Немного поплутав по маленьким улочкам городка, я все же вырулил к зданию университета. Юные студенты уже не так весело проводили время на лужайках: близилось окончание семестра, и те, кто все это время праздно гулял и развлекался, теперь зачищали хвосты. Не увидев Елены снаружи перед зданием, я решил, что стоит поискать ее внутри учебного заведения.
На улице заметно похолодало, а в помещении было достаточно тепло. Я по памяти двинулся в нужном направлении, туда, где в прошлый раз я смог отыскать Елену. Больше мне так не повезло: все, кого бы я ни останавливал, понятия не имели, где находится девушка. Даже старый и неприятный преподаватель, чем-то похожий на тролля, пожал плечами и посоветовал передать ей, что он не поставит зачет, если Елена в ближайшее время не появится на дополнительных занятиях. Кажется, именно этот преподаватель создавал ей особенные проблемы в учебе.
Бесполезно потратив полчаса на поиски, я снова вышел наружу, покинув здание с аппетитными студентками. Куда бы пойти теперь? Оглядевшись по сторонам, я увидел на стоянке машину Викки. В последний раз ее брала Елена, чтобы добраться до места моей ловушки в лесу. Удивительно, как много мелких деталей я забыл, пока гонялся за призраком Кетрин.
Викки не могли выпустить из лечебницы так быстро. Вероятно, Метт позволил своей девушке временно использовать машину сестры, и гордая и своенравная Елена согласилась. Автомобиль, несмотря на наличие множества свободных мест на стоянке, был припаркован вдалеке от главного корпуса университета. Скорее он был ближе к небольшому одноэтажному зданию. Может, мне стоит поискать Елену именно там? Не спеша, я пересек газоны и заглянул в окна машины, чтобы удостовериться в правильности своей догадки. Так и есть, ее куртка лежала на спинке водительского кресла. Я решил дождаться девушку у автомобиля - тут встречи точно не избежать.
Ветер усиливался, и небо совершенно заволокло тяжелыми низкими тучами. Во всем чувствовалась осень: в опавшей листве, высыхающей траве, в умирающих надеждах. Усмехнувшись сквозь накатившую горечь собственной философской мысли, я сосредоточился на других вещах. Всякий раз, когда я останавливался, разочаровывающие воспоминания о Кетрин появлялись из ниоткуда и окружали меня со всех сторон. Словно вороны, они кружили надо мной и выкрикивали это имя - Кетрин. В такие минуты я зажимал кнопку чувств до упора, и все отступало в мрачное небытие разрушенных мечтаний.
Ожидание Елены затянулось. Она все не появлялась, и когда я уже собрался снова идти искать девушку, на стоянке затормозил мощный черный джип и оттуда выбрался Метт. Ух, весело будет сейчас. Но Донован, скользнув по мне удрученным взглядом, обошел автомобиль и, достав из огромного багажника спортивную сумку, направился в сторону университетского стадиона.
Какое разочарование…
Я ожидал большего от паренька. Что он хотя бы еще разок попробует разобраться со мной, а он так легко сдается. Подумаешь, удар головой об стену, мне и больше доставалось, а я все равно искал Кетрин. Метт остановился, чтобы поздороваться с таким же футболистом. И надо было такому случиться, что именно в этот момент Елена все же вышла из одноэтажного здания, разговаривая с женщиной немногим старше нее самой.
- Поверить не могу, что ты и вправду… Это просто что-то сверхъестественное.
- Вполне обычная история, - скромно пожала плечами в ответ Елена и зябко поежилась. Ветер налетел на нее, свирепо дергая за полы футболки. В отличие от собеседницы, одетой в теплое пальто, на Елене не было ничего кроме кофты с короткими рукавами. – Если вспомните еще что-нибудь, позвоните.
- Обязательно, - пообещала женщина и, кивнув в знак прощания, отправилась в главный корпус. Я проследил за ней взглядом и наткнулся на вывеску «Кафедра паранормальной психологии». Таково было название маленького обособленного здания. Загадочная Елена становится еще загадочней. С каждым днем. Снова посмотрев на двойника, я сложил руки на груди и стал ждать реакции на свое присутствие. Елена наклонилась, к земле, чтобы завязать шнурок на кроссовке. Сумка упала с плеча, и девушка, раздраженно поправив ремешок, оторвала взгляд от земли. Неожиданно она несмело подняла руку и помахала, я с недоумевающей улыбочкой взмахнул в ответ. Ничего не понимаю, но почему бы и нет. Елена посмотрела на меня и резко выпрямилась, тяжело вздохнув.
Значит, до этого она смотрела не на меня.
Я обернулся: Донован закончил беседу с другом и шел недалеко от меня.
Неловко вышло. Видимо, приветствие предназначалось не мне.
Метт печально посмотрел на Елену, а потом и вовсе сделал вид, что ее не существует. Что это? Неужели я стал яблоком раздора в райском эдеме?
- Квотербек охладел к тебе? – едва девушка приблизилась к машине, любопытство во мне взыграло сильнее всего.
- Что тебе нужно? – она обошла меня стороной и открыла машину. Елена не выглядела недовольной, скорее девушка казалась разочарованной и немного изнуренной.
- Неужели Метт настолько расстроился, что проиграл в драке, что теперь не может смотреть тебе в глаза? Стыд и позор одолевает?
- Почему тебя это волнует? – кинув сумку в салон, задала встречный вопрос девушка. – Разве ты еще не достаточно сделал? – ветер раздувал распущенные волосы девушки и яростно трепал полы футболки, а на тонких руках девушки появились мурашки от холода. Она стащила куртку со спинки кресла и попыталась надеть ее.
- Он что, правда мне поверил? - такого поворота я не ожидал. Елена должна была сказать обманутому квотербеку, что я просто бросался фразами и ничего особенного не имел в виду. – Ты не объяснила ему? –девушка отчаянно боролась с ветром и пыталась натянуть куртку, длинные волосы все время лезли ей в глаза и сильно мешали. Она слегка повернулась лицом к ветру, чтобы пряди перестали так неистово развеваться.
- А что я могла сказать? – Елена наконец-то справилась с курткой и застегнулась, спасаясь от пронизывающего ветра. – Ты достаточно наговорил, и теперь Метт злится на меня. Надеюсь, ты доволен итогом.
- Никакой конкретной цели у меня не было, - растянув губы в улыбке, парировал я, явно ощущая некоторый дискомфорт от того, как развивались события. Не то чтобы я был против, если бы Елена вдруг стала свободна от принципов верности и преданности квотербеку, но быть виноватым в этом я точно не хотел.
- Ммм, - не размыкая губ, прокомментировала мое высказывание Елена и неожиданно села в машину, попытавшись захлопнуть дверцу. Я успел помешать ей буквально в последнюю секунду.
- Ведешь себя как ребенок, - не удержался от ехидного замечания.
- Знаешь, что было бы по-взрослому? – Елена не стала играть в перетягивание дверцы и убрала маленькую ладонь с ручки. - Просто сказать мне «спасибо». И знаешь, я бы даже закрыла глаза на устроенную драку, если бы ее начал Метт, но ты? – неожиданно Елена потеряла свое каменное спокойствие и всплеснула руками. – Я просто пыталась тебе помочь, а в итоге…
- Почему? – перебив ее пламенную речь, я задал вопрос, подсознательно мучавший меня все это время. Почему ты вообще говоришь со мной после всего, что я сотворил? Почему, почему ты пыталась мне помочь? Почему не захлопнула чертову дверь передо мной в самую ужасную ночь?
- Потому что я хороший человек, Деймон. Тебе нужна помощь - я помогаю, - Елена посмотрела на меня, недоумевая. Ей казалось странным объяснять такие простые вещи. И вдруг то, что делало ее участие, сочувствие и помощь такими особенными и вдыхало в меня жизнь, исчезло. Помнится, пару месяцев назад она бросилась спасать девушку из-под колес и ответила мне точно так же. «Ей нужна помощь - я помогаю». Это принцип, особенность мировоззрения и только. Но та жертва не сделала ничего дурного в отличие от меня.
- Я ведь плохой парень, Елена, - ну разве можно быть такой слепой? Как можно закрывать глаза на отвратительные поступки? - Не всем нужна твоя скорая помощь, иногда нужно держаться подальше от таких.
- Это именно то, что я пытаюсь сделать, но ты все время где-то вокруг меня, - и девушка рукой указала на дверь автомобиля, которую я все еще не позволял ей захлопнуть. Черт тебя побери, и как же выходит, что ты все время на шаг впереди меня? Елена сидела и ждала развязки, больше не произнося ни слова.
- Удачной поездки, - и, хлопнув дверцей, я решил, что сейчас самое время уехать на Багамы. Погода здесь совсем испортилась, ветер завывал и свистел, тучи на небе стали еще гуще.
- Нет, подожди, - обернувшись, я увидел, как Елена выбирается из машины. Кажется, ее самоконтроль тоже был на исходе. – Ты можешь объяснить, почему ты это делаешь? Зачем ты раз за разом все портишь и каждый раз, когда мне кажется, что хуже ты уже поступить не можешь… - и, не найдя подходящих слов, Елена звонко щелкнула пальцами в воздухе в знак моего волшебного таланта.
- Разве все в этом мире не сводится к любви к женщине? - слова будто вырвались из меня, и я понял, что дал слабину, сказав их. Я показал, что мне больно.
Не знаю, чего ждала в ответ Елена, но моя фраза совершенно обескуражила ее. Девушка замолчала и переступила, не сдвинувшись с места, будто ища точку опоры. Мне казалось, что это у меня выбили почву из-под ног.
- Послушай, - качнув головой, произнесла Елена, на секунду она отвела глаза в сторону, но почти сразу же посмотрела мне в лицо. – Кетрин – отстой, - это слово странно звучало из ее уст, она никогда не говорила на подростковом сленге, - если так поступает с тобой, - такая простая и даже обыденная фраза несказанно развеселила меня. То, что я так упорно пытался описать, ища нужные эпитеты, воплотилось всего в двух словах. Кетрин - отстой, и этим все сказано. - Но это не убьет, поверь мне, - Елена говорила решительно и твердо, - день-два, и станет проще.
- И на какой же странице тетради стало проще тебе? – зло и резко спросил я, опять делая ту же ошибку. Елена снова протянула мне руку в знак перемирия, а мне захотелось напомнить ей о чем-то таком же болезненном, как и мое разочарование в Кетрин.
Она быстро соображала, была умной девушкой и сразу же поняла, что речь о том странном подобии дневника в ее спальне. Елена тихо втянула воздух, едва разомкнув губы. Я пожалел о сказанном в ту же секунду, но слов обратно не возьмешь, и все, что мне оставалось, - едко улыбнуться и сделать равнодушный вид. Ну а чего ты ждала, когда оставляла меня одного там, где хранишь свои секреты?
Девушка слегка наклонила голову вниз, волосы, повинуясь порыву ветра, закрыли ее лицо, и на секунду я потерял с ней зрительный контакт. Далеко позади Елены стоял мрачный и темный человек, внимательно наблюдая за нами. Всего мгновение я смотрел на него, и лицо показалось мне отдаленно знакомым. Опасно знакомым. Елена вновь подняла голову, закрывая обзор. У нее в глазах было что-то глубоко спрятанное, но отчаянно болезненное, она решительно развернулась, намереваясь в этот раз точно уехать. Руки действовали сами по себе, инстинктивно. Одной ладонью я сжал ее руку и дернул обратно к себе, а другой взял за шею, не давая вырваться, и прижал ее голову к своему плечу. Если тот человек увидит ее лицо, Елена окажется в большой опасности, он не станет ничего выяснять о двойниках, просто ее убьет.
Девушка в моих руках сначала сопротивлялась, пытаясь освободиться, но потом замерла, поняв, что я ничего больше не делаю, только не даю уйти. Я смотрел на то самое место, где пару мгновений назад стоял мужчина, но там никого уже не было. Могло показаться? Ели учесть, что последнее время мне повсюду видится девушка, лицо которой я сейчас отчаянно пытался скрыть, что мешает моей шизофрении прогрессировать? Никакой угрозы больше не было или не было никогда.
Пока я вглядывался в поток простых прохожих и студентов, Елена осторожно и медленно прокручивала свое запястье, зажатое в моем кулаке, пытаясь освободиться. Нахлынувшее ранее беспокойство прошло, и теперь я уже, получается, без всякой причины прижимал ее к себе. Едва уловимый запах от ее волос действовал расслабляюще, и мне захотелось ощутить его чуть более насыщенным. Я наклонился ближе к копне темных как утренний кофе прядей, почти коснувшись их губами, и втянул воздух. Аромат, пощекотав ноздри, заполнил легкие и пошел в кровь. Елена напряглась, почувствовав мои движения, и снова прокрутила рукой, надеясь освободиться. На запястье алели красные следы от моих пальцев, обещая перерасти в синяки.
Я тут же разжал обе руки и чертыхнулся. Не рассчитал силу, должно быть, и на шее появятся подобные гематомы. Елена, едва обретя свободу, тут же сделала шаг назад, увеличивая дистанцию между нами.
- Ключи от квартиры верни,- ровным, бесстрастным голосом произнесла девушка, даже не посмотрев на меня, и вернулась к машине. – Я еще помню, как ты едва не убил меня.
Она забралась в машину и осторожно вырулила со стоянки.
Трижды я видел ее за рулем, дважды она ударяла по газам и стартовала словно на гонках, а сейчас выезжала медленно и аккуратно, соблюдая все правила. Показное спокойствие.
Ключи надо бы ей вернуть.
Но сначала кое-что проверю.

III. Внутри никого.

Путь обратно в Мистик Фолс занял чуть больше времени, чем обычно, мысли мои были далеки от дороги. Я все время думал, показался ли мне тот мужчина или нет. Да или нет, да или нет. Но это было равносильно бездумному подкидыванию монетки – аверс-реверс. Между тем как я заметил его, и тем как потерял его из виду, прошло всего пару секунд. Слишком быстрая реакция или он ждал, пока я его увижу? Был ли он? Пришлось вспоминать и анализировать каждую мелочь, даже мимолетные незначащие ничего детали, мысленно вернувшись на стоянку перед университетом к нужному моменту.
Елена наклоняет голову, чтобы понять и обдумать мои слова о дневнике. В этот момент дует ветер, и волосы заслоняют большую часть лица. Девушка закрывает глаза, у нее чуть подрагивают ресницы, она втягивает холодный воздух и переводит дыхание. У нее ровно очерченные брови и на лбу выступает тоненькая жилка – знак того, что Елена напряжена, и едва сдерживает эмоции.
Я больше не могу смотреть ей в глаза и перевожу взгляд в сторону, смотрю поверх ее головы. Парковка, заполненная разными машинами, и, по крайней мере, есть еще шесть свободных мест, затем газон с редкой травой, не такого яркого зеленого цвета как пару недель назад, отдельные желтые, оранжевые и багровые листья лежат на тротуаре. Слева от нас с Еленой появляется машина и тихо жужжа мотором паркуется на одном из свободных мест. Ветер очередным порывом сбрасывает с ветки дерева несколько листов, Елена вздрагивает от холода, и я ощущаю слабый аромат ее духов. Никогда раньше их не замечал.
Именно в эту, кажется третью секунду, я замечаю его. Он стоит в пол оборота и смотрит прямо на меня. У него черная кожаная куртка и короткие темные волосы, небольшая бородка. Глаза тоже черные и злые. Мимо него проходит девушка в сером пальто, не обращая никакого внимания на мужчину. Возможно, его и нет. Но он замечает, что я тоже смотрю на него, и у мужчины на лице появляется еле уловимая гримаса злорадства и гнева.
Елена поднимает голову, и я больше не могу его видеть. Рядом с нами разговаривая по телефону, проходит парень. Где-то недалеко смеется какая-то девушка. Елена собирается уйти, а я мешаю ей. Мне кажется, что если он увидит ее лицо, то это грозит смертью. Ее необходимо защитить от этого. Мне совсем не хочется, чтобы она умирала. Левой ладонью я хватаю ее за запястье и поворачиваю лицом к себе. В глазах у Елены возникает мимолетный испуг, но мне абсолютно не до ее чувств. Другой ладонью я сжимаю ее шею и не даю даже повернуть головы, прижимаю к своему плечу.
Теперь я снова могу посмотреть на то место, где стоял он. Его уже нет. Исчез и растворился среди других людей. Или мне все привиделось. Я уже не могу его увидеть и даже отыскать след в потоке прохожих. Девушка в сером пальто сделала лишь пару шагов и, остановившись озиралась потирая плечо. Может и не показалось мне. Елена под моей рукой пытается вырваться, и я чувствую, как она свободной ладонью упирается мне в грудь и старается оттолкнуть. У нее теплая рука и шея тоже теплая, не смотря на холодный ветер. Со стоянки выезжает автомобиль, дует по-прежнему сильный ветер, но я нигде не вижу этого мужчину. Ничего, в общем-то, не меняется, только мрачный темный парень пропадает из виду. Я успокаиваюсь и начинаю более расслабленно оглядываться по сторонам. Елена затихает, перестает дергаться, ее рука у меня на груди уже не давит с силой, а просто лежит. Но вот запястье, зажатое у меня в кулаке, она начинает медленно прокручивать, надеясь улучить момент высвободиться или ослабить мою хватку. Я наклоняюсь к ее волосам, чтобы вдохнуть запах и вдалеке мне снова чудится он скрывающийся за стеной здания. Но в этот раз я едва ли замечаю неясную тень, потому что все внимание сконцентрировано на другой. На девушке в моих руках.
Все.
У меня больше ничего не получалось вспомнить. Даже мелочи, которые я ухитрился каким-то образом воссоздать, не помогли определиться. Это мог быть просто похожий человек. Я напомнил себе, что двойники встречаются, и Елена тому пример.
А вероятность встречать вековых близнецов каждую неделю?
Прокляв все на свете, я решил не отступать от намеченного плана и все равно проверить гробницу. Сосредоточившись на старой дороге и отогнав мысли, от которых не было никакого толка, постарался придумать план действия. Прийти и просто постучать в каменную плиту? Не пригласите ли на чашечку чая, я тут с кексиками пришел? Хотя у меня было предостаточно шансов убедиться, что я никудышный стратег, разработанные схемы действий обычно шли не так с самого начала. Взять хотя бы план под кодовым названием «Кетрин», продуманный до мелочей и такой простой: приехать, взять янтарь, дождаться кометы, взять ведьму, открыть гробницу, взять Кетрин. И что? Я встретил Елену едва ли не в первый же день своего приезда, а потом...
А потом был Логан Фелл, которого обратили в вампира.
Два плюс два равно четыре.
В Мистик Фолс уже обитал один кровосос, когда я только приехал сюда, и возможно мой приезд ему чем-то помешал. Кроме того видимо здесь так же гостит бывалый охотник. А в дополнение ко всему, по лесу в полнолуние бегают волки. Пожалуй, гробница это самое безопасное место для вампира в маленьком городке.
Не придумав ничего стоящего, я решил действовать простым путем. В гробнице вампиры, вампирам нужна кровь, а значит, мне нужна какая-нибудь жертва. Когда я выбрал щуплого подростка в качестве подсадной утки, то без промедления отправился проверять свою догадку.
В лесу было тихо, даже ветер не свирепствовал. А темнота была гуще и сильнее, ветки деревьев не пропускали света, не смотря на то что день был в самом разгаре. Я бодро шел к одной из полуразрушенных стен, а потом сбавил темп.
Ее там нет.
Ее там нет...
Пришлось сжать кулаки, чтобы хоть как-то подавить возникнувшее воспоминание. Не сейчас, как-нибудь потом разрешу себе еще пострадать. Может быть, даже в полном одиночестве. Перешагнув через себя, я все же спустился, подталкивая перед собой паренька. Под внушением он был послушнее, чем щенок на веревочке.
- Давай, пройдись там, и если кто-то захочет тебя укусить или убить, не мешай им, но можешь кричать, - я дал последние наставления и отступил от края гробнице. Не хочется быть так близко к ловушке. Парень, молча, вступил в узкий каменный коридор и пошел в темноту. Я остался снаружи ждать. Большая плита, прежде загораживающая вход в гробницу, сейчас лежала на полу. Выбитая ровно посередине каменной двери пентаграмма, ведьмовской знак, давно заросла мхом. Опустившись на корточки, я провел ладонью по граням звезды. Любопытно, Эмили нанесла ее заклинанием или потратила несколько дней, выдалбливая символ.
Столько лет эта плита дурачила меня и отделяла от реальности. Едва только обратившись, я пытался сдвинуть ее с места, чтобы поговорить с Кетрин, но у меня не хватило сил. Получилось лишь вытоптать землю и пепел сгоревшей церкви перед входом в гробницу. Если бы не было этой преграды, и с самого начала я убедился, что Кетрин сбежала, бросив меня, то не было бы долгих лет ожидания, надежд и мечтаний. Без надежды никто не продержится долго, порой только мысли о моей вампирше заставляли бороться и выживать. Теперь у меня нет и этого.
Взяв мох в кулак, я растер его пальцами. Полтора века жизни и все закончилось в одну маленькую короткую минуту, когда факел так и не осветил ее лица. Я сделал все, чтобы спасти Кетрин, чтобы впервые она посмотрела на меня как на сильного и отважного любимого мужчину, а не мелкого слабого тщедушного человека. Я рисковал, добивался, искал и как, как теперь быть? Куда идти? Ради чего? Без нее?
Я разжал кулак и выпрямился, мох превратился в прах и мелким мусором осыпался на землю. Что-то в гробнице слишком тихо. Где же моя послушная приманка? Ему давно пора панически кричать в преддверии смерти.
- Эй, ты еще живой? – не оборачиваясь, крикнул я, скорее чтобы просто нарушить тишину вокруг себя и прогнать образ Кетрин.
- Да, - он ответил и вышел из туннеля, появляясь в тусклом свете.
Вампиры не могли настолько ослабеть, чтобы упустить возможность поесть.
- Итак, Гарри..., - они не могли выбраться, заклинание должно удерживать их внутри.
- Стив, - безлико поправил парень.
- Не важно, Томми, ты видел внутри двадцать-двадцать пять сушенных мумий?
- Нет, - он покачал головой.
- Что значит нет? – невозможно, невозможно.
- Внутри никого.

IV. Это была не Кетрин.

В смятении я вернулся домой. Значит он был там, действительно был, и я не схожу с ума. Вампиры выбрались из гробницы, и смута в Мистик Фолс - их рук дело. Тогда возникает вопрос: почему всего три тела? Двадцать пять голодных вампиров и лишь три смерти - простая арифметика. Кто-то встречал их на выходе приватной вечеринкой с фуршетом. Следом идет вопрос: кто? Тот же вампир, что обратил Фелла. Картинка начинала складываться в более или менее реалистичный пейзаж. Теперь мне всего лишь нужно понять, кому потребовалось снять заклинание с гробницы, как и мне, и ...
Что за черт?! Где мой труп?!
Я стоял у открытой входной двери и смотрел на пол, где пару часов назад оставил остывать тело Джона Гилберта. Кроме ковра и нескольких капель крови на паркете ничего не было. Не мог же он, право слово, встать и уйти на кладбище сам. Я точно помню, что пересчитал ему позвонки и оставил здесь, решив не заметать следы и уехать из города.
Чертовщина, творившаяся вокруг, надоела мне, и либо я разберусь со всем этим, либо я не Деймон Сальваторе. Пора перестать плакаться о неудавшейся жизни и подлостях судьбы и, взяв себя в руки, расставить все по местам. И те, кто думает, что смогут обвести меня вокруг пальца, глубоко ошибаются. Я и так потратил слишком много времени впустую, лелея мечты о Кетрин, и больше никому не удастся обмануть меня. Хватит ста с лишним лет бессмысленной тоски.
Я решительно поднялся на второй этаж в свою комнату.
- Рад тебя снова видеть, Деймон, - незваный гость с улыбкой вышел из ванной. А ведь слабая надежда, что он мне привиделся днем, все еще теплилась до этого момента.
- Я тоже, Фредерик, - моя спальня выглядела удручающе.
- Я тут взял на себя смелость воспользоваться угощением, - вампир переступил через тело одной из девушек, что остались здесь после моего ухода. Большая часть комнаты была в крови, и еще две мертвые девочки лежали у изножья кровати.
- Ты задолжал мне новый ковер, - я не знал, чего ожидать от него, и старался держаться уверенно и беззаботно, - кроме того, вы слишком наследили в этом городке.
- Как и полтора века назад, прежде чем всех вампиров засадили в ловушку под церковью. Хотя постой, ни тебя, ни Кетрин Пирс там не было.
- Может мы просто ни разу там не встретились, - видел ли он Елену? Если да, то девочка может быть уже мертва.
Фредерик ядовито улыбнулся и, присев, вытер влажные руки об одежду одной из девушек.
- Знаешь, тебе не стоило убивать владельца дома, - вампир был зол, это чувствовалось в каждом его движении и слове.
- Пару недель назад в городе не было никого опасней меня, - я пожал плечами и сделал шаг вперед, пытаясь показать, что нисколько не взволнован его присутствием, - кстати, ты очень быстро освоился в современном мире, у тебя есть репетитор?
- А ты, похоже, прекрасно жил это время вместе с Кетрин, - Фредерик, отравленный собственной желчью, выпрямился и с ненавистью посмотрел на меня. Он видел Елену.
- Тебе будет легче смириться, если я скажу, что Кетрин обманула меня так же, как и всех вас?
- Поэтому ты так любезно беседовал с ней, - я, впервые за день задумался о том, как он смог выйти на улицу, когда светило солнце. – Сегодня такая замечательная погода, тучи не пропускают ни единого лучика света.
- Это была не Кетрин.
- Да ну? А кто тогда? Ее двойник?
- Да, - я пожал плечами. Мне самому в это долго не верилось. Если бы пару месяцев назад мне кто-то сказал подобное, я бы вырвал ему язык.
- Значит она человек, - Фредерик произнес это, растягивая каждое слово, в его голове уже зародился какой-то план. – И как ее зовут?
- Это имеет значение? Девочка здесь совсем не при чем.
- Утоли мое любопытство. Я, знаешь ли, очень долго был ограничен в общении.
- Я ничего о ней не знаю, ее существование было сюрпризом и для меня.
- Так ты поэтому ее защищаешь? Потому что она никто для тебя?
Я понял, что ехидными репликами мы можем обмениваться бесконечно долго. У него накопилось много обид, и он собирался выместить их на мне, а если ему покажется, что Елена мне как-то не безразлична, то она будет мертва уже через пару часов.
- Мы закончили на сегодня? Мне слегка надоело твое общество.
- Я просто решил тебя предупредить о том, что собираюсь уничтожить этот городок, - Фредерик наконец высказал свои истинные мотивы. - Но теперь у меня в списке появился еще один пункт – двойник.
- Желаю удачи, - мне все равно, что будет с Еленой, мне все равно. Мне все равно. – Кстати, что ты сделал с трупом в гостиной?
- Я оставляю все тела тебе, - Фредерик прошел мимо меня и не спеша покинул спальни. – Мне нет никакого смысла прибирать за тобой, - произнес он, уже идя по первому этажу.
Ладно. Составим список дел на сегодня: найти мертвого Гилберта, спрятать тела убитых девушек, убедиться, что Елена жива и в безопасности.
Избавившись от тел и убрав следы крови в особняке, я сел в машину, чтобы отправиться к Елене и привезти ей ключи от квартиры. Ее не оказалось дома, хотя после университета она могла отправиться только туда. Спустившись обратно на улицу, я сел в автомобиль и решил дождаться ее именно так, а не стоя под дверью словно провинившийся школьник. Чтобы не вызывать излишней агрессии со стороны девушки. От безделья и навалившейся внезапной усталости я задремал, и мне приснился странный дикий сон, больше похожий на бред. Будто я человек и счастлив, и кто-то очень близкий и родной мне затейливо отстукивает по окну пальцами хаотичный ритм, и от этого звука становится тепло на моей душе. У человека есть душа.
Проснувшись, я понял, что по окну стучали капли дождя. Сумерки сгустились, и дождь, собиравшийся весь день, наконец разродился. Взглянув на часы, я понял, что спал всего несколько минут. Четверть часа, не более. Я выбрался из автомобиля и огляделся по сторонам, а потом достал телефон, чтобы позвонить Елене. Сколько еще мне ждать девицу под окном? Пока оператор соединял нас, я закрыл дверь машины и оперся на капот. В чем-то мой старый «друг» оказался прав: для бесчувственного вампира меня слишком заботила безопасность Елены. У меня не было склонности к самоанализу, и мотивы моих поступков сейчас волновали меня меньше всего. Мне вздумалось предупредить девушку, потому что иначе все выглядело так, будто я ее действительно преследую. И еще надо было вернуть ключи от квартиры. В трубке зазвучали короткие гудки, занято. Ну, по крайней мере она еще жива: мертвые не разговаривают по телефону.
Мелкие ледяные капли дождя со стуком разбивались о капот, зима была все ближе и ближе, и хотя здесь холода были не столь суровы как на Аляске, все же теплое пальто не помешает. На тротуарах уже появлялись небольшие лужи, редкие прохожие неуклюже перескакивали через них. Одна из особенностей маленьких захолустных городков – плохие дороги, например, в Вегасе такое можно найти только в бедных кварталах.
Прошло еще немного времени, прежде чем Елена появилась на другом конце улицы. Она шла все в той же короткой куртке, держа руки в карманах, и, как всегда, с сумкой на плече. Распущенные волосы слегка вились от влажности в воздухе, и девушка казалась похожей на Кетрин больше, чем обычно. Чисто внешне их отличал лишь стиль, роковая красотка-вампир и провинциальная девушка-простушка. Даже странно, как мне удалось спутать их в самом начале. Я слишком тосковал о Кетрин, я был готов найти ее в ком угодно. Елена была понятней, ее «нет» означало нет, ее «да» означало да, а если она лгала, это было заметно так, как если бы у нее за спиной загоралась надпись «ложь». Елена была проще. Мне с ней было проще.
Девушка шла вдоль по улице к своему дому, смотрела под ноги и, кажется, слушала музыку через наушники, тонкий белый провод торчал из кармана куртки и раздваивался у шеи. Она выглядела еще более уставшей, чем сегодня днем, когда мы встретились. Работаешь на износ? До подъезда оставалось несколько метров, когда Елена, вытащив руки из карманов, стала что-то искать в сумке и посмотрела перед собой. Я почувствовал волнение, когда она заметила меня у машины через дорогу от дома. Девушка замерла и долго смотрела на меня. Интересно, какие у нее мысли? О чем она думает, когда вот так внимательно глядит мне в лицо? Елена сжала губы, а потом, глубоко вздохнув и посмотрев по сторонам, перешла дорогу. Приближаясь ко мне, она одной рукой что-то отчаянно пыталась отыскать в недрах бездонной сумки, а другой вытащила наушники из ушей. Видимо, мы все же побеседуем.
Но я ошибся. Елена, остановившись в полуметре от меня, не переставала смотреть мне в глаза, но не произнесла ни слова. На секунду она отвлеклась, все же отыскав что-то в сумке, и вытащила наружу небольшой синий зонт. Сейчас она забьет меня им. Девушка нажала на маленькую неприметную кнопку в ручке, тонкие спицы расправились, натягивая водонепроницаемый нейлон между собой. Елена снова посмотрела мне в глаза и, все так же храня молчание, подняла зонтик над нашими головами, укрывая нас обоих от дождя.
Почему?.. Как?.. Как ты это делаешь?..
Как ты прощаешь?

Иногда герой — это тот,
кто надевает куртку на маленького мальчика,
чтобы показать ему, что мир не рухнул. (20)
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1308
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика