Главная

Фанфик "Меняя историю". Глава четырнадцатая. Разгоревшиеся искры

Фанфик "Меняя историю"

03.11.2014, 14:53
Свой главный урок я усвоил без учителя: в конечном итоге все мы одиноки и вокруг нас ничего, кроме холодной черной пустыни вечности. (27)


I. Голод.

- Деймон, - кто-то позвал меня тихим голосом, больше похожим на эхо. Я сделал вдох и сглотнул, по горлу будто прошлись лезвием. Воздух обжигал как серная кислота, любое движение вызывало нестерпимую боль. Времени здесь не существовало. Открывая глаза, я видел всё ту же темноту: ни окон, ни других дверей, кроме запертой. Только кирпичные стены, сквозь которые не проникали звуки. И если бы по иронии судьбы я не был заперт в собственном подвале, а телефон, чудом оставшийся у меня в кармане куртки, мог поймать сигнал сети, то спасительный звонок был бы адресован шерифу Форбс, той самой, которая собиралась уничтожить всех вампиров в городе. В самом начале своего заточения, когда дисплей мобильника ярко освещал несколько квадратных метров пространства, я пытался отыскать выход, пытался выломать дверь. Когда батарея разрядилась и свет полностью исчез из моей камеры, исчезли и попытки выбраться.
- Деймон, - снова прозвучал голос, и я открыл глаза. Неужели начались галлюцинации? За годы вампиризма я привык видеть в ночи, но темнота здесь была настолько непроглядной, что даже мои глаза не различали ничего.
- Деймон, - зовущий голос прозвучал совсем тихо. Я изо всех сил напряг слух; слабый голос был единственным звуком, что появилось в кромешной темноте и он отвлекал меня от неимоверной жажды, саднившей горло и сковывающей каждый мускул тела. Я чувствовал себя наркоманом-кокаинщиком, остававшимся без дозы слишком долго.
- Деймон, Деймон, - голос окреп и зазвучал громче. Может, это смерть пришла? Может на самом деле какая-то другая сторона существует, и меня зовут туда? Но вампиры умирают, когда им в сердце вонзают деревянный кол, а от жажды крови появляется только нескончаемая агония. Темнота, голод, боль и этот голос - всё, что было сейчас вокруг.
Чутким слухом я уловил скрип половиц и еще одно «Деймон». В доме кто-то был, и, может быть, это и есть мой шанс на спасение из камеры-одиночки, надо только позвать, сказать, что я здесь. Из горла вырвался даже не хрип, а скорее свист. Я глубоко вдохнул, и в груди появился нещадный жар, который, казалось, угас и прошел, пока не было дыхания. Лезвия в горле царапали и саднили, мешая что-либо сказать. С трудом вогнав в легкие воздух, я снова издал вместо крика свист. Чтоб тебя...
Я слабак и ненавижу это.
Со скрежетом стальная дверь в подвал отворилась, порыв свежего воздуха разогнал запах плесени, и легкие перестало так обжигать при каждом вдохе.
- Деймон! – женский голос прозвучал отчетливо и громко. Я здесь, здесь. – Дей-мон! – девушка снова позвала нараспев, но у меня не было сил откликнуться. Раздались металлический лязг и щелчок. В глаза ударил свет, показавшийся после кромешной темноты ярче солнца. Я зажмурился и закрылся от лампочки рукой, все мышцы отозвались пыточной болью. Возьми себя в руки, неудачник! Это шанс, который нельзя упустить. В какой-то момент я понял, что если не подам знака, что я здесь, свет погаснет, дверь закроется, и снова останутся только темнота, плесень и жажда.
Перевернувшись на живот, я втянул воздух и почувствовал ее. Кровь, струящуюся по венам той, что вошла в подвал. Свежую, терпкую кровь. Как давно я не чувствовал солоноватый металлический привкус на языке, слишком давно... Мне бы только выбраться из темницы и выпустить клыки, и тогда снова получится стать сильным, неуязвимым, свободным. Я чувствовал, как она приближается. Мягкие шаги по ступеням, шелест одежды, равномерный стук сердца, которое гоняло кровь по организму и которое очень скоро остановится, потому что я высосу всю жизнь из хрупкого тела.
- Дей-мон! – размытая тень появилась на стене коридора, она была совсем рядом, еще чуть-чуть, и я свободен. Я вновь попытался что-либо сказать, на сей раз получился хрип, что меня обрадовало. Воодушевленный хоть каким-то прогрессом, я попытался подтянуться и сесть. Ломота во всем теле, резкая боль как от пули прострелом прошла сквозь всего меня. В маленьком зарешеченном отверстии в двери наконец показалась макушка с темными волосами и тут же пропала. Она прошла мимо, нужно подать знак. Я несколько раз ударил ладонью по земле, звук получился глухой, но вполне ясный. Тень снова появилась на стене, и в зарешеченном окне я увидел ее лицо.
- Боже, - выдохнула Елена и взялась рукой за прут решетки.
- Какого черта ты здесь? – скорее подумав, чем сказав это, я откинулся на стену и закрыл глаза. Из всех людей мира это должна была быть именно она. – Тебя не должно быть здесь, - я слишком голоден, чтобы удержаться и не вспороть твое горло, я убью тебя, как только почувствую первую каплю крови во рту. Беги отсюда, ради самого дьявола, беги.
Дверь затряслась под попытками Елены освободить меня.
- Не могу ее открыть, - сдавленно почти прокричала она, - я найду, чем отжать засов, подожди.
- Убирайся отсюда, - хриплый голос, наконец, прорвался сквозь режущие лезвия.
- Что? – она оставила дверь в покое и посмотрела на меня прищуренными глазами, которые в полумраке подвала казались почти черными, брови сошлись к переносице и губы слегка приоткрылись.
- Пошла прочь, - силясь сделать так, чтобы звук, который теперь был моим голосом, звучал сильно и уверенно, мне пришлось использовать весь резерв сил, - убирайся, - я лучше останусь взаперти и буду тлеть и разлагаться, как и положено захороненным мертвецам, чем причиню тебе боль.
- Сколько дней ты там?
- Убирайся, - я был готов умолять ее уйти. Когда между нами не останется спасительной двери, Елена станет для меня лишь упаковкой, внутри которой есть то, что мне нужно больше всего, а я не согласен на такой расклад. Но кровь в ее организме так призывно влекла и манила к себе...
- Послушай, - строго и властно заговорила Елена, - я сейчас найду, чем открыть дверь, помогу тебе выйти отсюда и принесу воды, ясно? Ты меня слышишь? – ее громкий голос на секунду заглушил звуки бегущей по артериям крови. Встревоженное, напряженное лицо девушки исчезло из зарешеченного отверстия, и где-то недалеко она стала искать то, что можно использовать как рычаг.
Когда не осталось ничего, что могло бы отвлечь меня от мыслей о жажде, она полностью завладела мной. Кровь очень теплая, если пить прямо из человека, а укусив артерию на шее в нужном месте, можно выпить все, не проронив ни капли. Сейчас она откроет дверь, и я смогу вцепиться зубами в тонкую кожу и напиться, а потом найти еще десяток таких же молодых и красивых и так же выпить. Я снова стану собой, вампиром, не знающим пощады.
Макушка Елены снова мелькнула в небольшом оконце, и неприятный скрежет заржавевшего металла заполнил пространство. Еще чуть-чуть, совсем чуть-чуть. Я почувствовал, как прорываются клыки, и привычное жжение вокруг глаз означало, что они налиты кровью, а темные страшные вены выступили на скулах. Давай, иди ко мне, не обещаю, что будет быстро. Мне очень нужна кровь. В любую секунду я был готов наброситься на Елену и разорвать ей шею.
Металлический звон прекратился, и наступила короткая заминка за дверью, прежде чем та распахнулась. В тусклом свете маленькой лампочки я увидел на пороге девушку. В потертых джинсах, в распахнутом пальто, с синим шарфом на шее. С тонкими пальцами, длинными волосами и искусанной губой. Я прикрыл глаза, снова становясь похожим на человека. Мне скорее придет конец, чем она умрет от моей руки.
Елена держала в руке железный прут, с помощью которого смогла открыть дверь. На секунду девушка замерла, и прежде чем войти внутрь, она глубоко вдохнула и выдохнула. Почему-то она всегда так делала, когда принимала решение.
Подумать только, я считал, что та наша встреча была последней.
Елена в два шага приблизилась ко мне и, отбросив в сторону железку, опустилась рядом. Я мог слышать, как быстро стучит ее сердце, перегоняя кровь по организму. Клыки снова прорывали десны, и есть хотелось как никогда раньше. Единственный раз, когда я не смог контролировать жажду, случился сразу после обращения. Но ни разу с того самого дня меня не держали взаперти черт знает сколько времени.
Я контролирую свой голод, голод не может контролировать меня.
-Эй, не отключайся. Оставайся со мной, - Елена проговорила мягко и осторожно коснулась моей шеи холодными руками. Это ведь ты не осталась со мной, ты уехала, и лучше бы тебе сюда не возвращаться. Они могут уничтожить даже меня, ты беззащитна перед ними как бездомный котенок. Ты беззащитна сейчас предо мной.
Ощущая себя бомбой замедленного действия и не зная, когда сработает детонатор, я поднялся на ноги. Стены закружились перед глазами, и Елена тут же подставила свое плечо, чтобы дать мне опору. Это были смешанные чувства: мне одновременно хотелось и обнять ее, и вгрызться в шею. Помогая мне, Елена оказалась очень близко, и если я хоть на секунду дам слабину, она умрет. Я сделал глубокий вдох, шея девушки с той самой заветной веной была в нескольких сантиметрах, и бороться с голодом стало очень трудно. Нужно просто сконцентрироваться на чем-то другом, например, на том, как отомстить. Фредерик придумал десяток способов убить меня за сотню лет, а мне будет достаточно всего одного, чтобы сделать это.
С каждым шагом мы приближались к выходу из подвала, с каждым вздохом я все меньше себя контролировал. Ничего не помогало, и жажда становилась лишь сильнее. Если бы Елена держалась от меня подальше, было бы проще. Я повернул голову, слегка наклонив ее так, чтобы было удобнее укусить. Все будет хорошо, если у меня получится остановиться и не убить ее. На шее девушки был шарф, и, концентрируясь на ярком синем цвете, я сделал еще один вдох и почувствовал незнакомый запах. Больше никакого лимона и корицы, слабый аромат персика и только.
- Ты сменила шампунь? – отворачиваясь и смотря себе под ноги, я изо всех сил старался удержать контроль над собой и не поддаться голоду. Елена, резко выдохнула, что, по-видимому, означало смешок, и лишь плотнее сжала мою руку, перекинутую через плечо девушки.
Поднимаясь по ступенькам, ведущим наверх, я, наконец, почувствовал, что свободен, что все еще жив. Не будет больше темноты, тишины и плесени. Осталось совсем чуть-чуть. Елена легко сбросила мою руку с плеча, и, оставшись без ее поддержки, я был вынужден опереться на стену. Девушка толкнула железную дверь, закрывающую выход из подвала, и обернулась ко мне.
- Принесу тебе воды, - пробормотала она и едва ли не бегом прошла по коридору к кухне. Как только Елена скрылась, я стал настоящим вампиром. С клыками, вспухшими венами вокруг глаз, жгучей жаждой и немыслимой скоростью. В секунду я оказался на улице, яркий свет ударил в глаза. Зажмурившись, я двигался вслепую, пока не оказался в лесу рядом с шоссе. Ни звука проезжающих машин, ни голосов, ни какой-либо пищи для меня. Повсюду лежал снег, белый, чистый, не тронутый людьми. От него-то и слепило меня. Мне нужно хоть что-то, чтобы продержаться. Опираясь на деревья, я двигался вперед. Глаза понемногу привыкли к белизне, покрывавшей все вокруг. Я стал лучше различать предметы и следы на снегу. Звуки тонули в зимнем лесу, не было ни стрекота цикад, ни чириканья птиц. Но как истинный охотник, я все-таки нашел свою жертву. Да, это была не человеческая кровь, но лучше, чем колючая боль в горле от жажды. Голод был утолен, руки и ноги налились почти прежней силой, агония завершилась. Пришла пора разобраться с тем, из-за кого мне пришлось перенести это.
Вернувшись домой, я увидел у особняка рядом со своей припаркованной машиной аккуратный серебристый автомобиль и вспомнил про Елену. Почему она еще здесь? Девушка была внутри, сидела на диване, теребила пальцами пуговицу на пальто и ждала моего возвращения.
- Где ты был? – она тут же поднялась мне навстречу, как только я вошел внутрь. Стакан с водой, любезно припасенный для меня, стоял на столике рядом с виски. Синий шарф на шее девушки напомнил мне, как еще совсем недавно я был готов убить ее. Стыдно признаться, как близка была потеря контроля.
- Я же сказал тебе убираться.
Елена поджала губы, наверное, мои слова ее задели.
- Мне казалось, что ты будешь... - неуверенно пробормотала она и взяла с дивана сумку, похожую на ту, что носила раньше.
- Рад, что ты вернулась сюда? Нет, не рад! – и еще хуже то, что ты приехала в мой дом, место, куда может войти любой из двадцати пяти вампиров и легко убить тебя, а ты не успеешь щелкнуть пальцами. Я бы хотел, чтобы ты оказалась в тысячах миль отсюда, и никто из них не смог добраться до тебя, но ты здесь, черт подери весь этот мир, снова геройствуешь и спасаешь, как и всегда. Тебе нельзя быть здесь, слишком опасно, и не только потому, что они могут добраться до тебя, а потому что я тоже могу причинить тебе вред. Вот что опасней всего: то, что ты даже не знаешь, кто я есть. И мне никак не решить, что с этим делать.
- Иди домой, - уже не так грубо и жестко проговорил я, указывая на распахнутую дверь.
- Сколько дней ты был там заперт? Кто это сделал? Та женщина? – Елена начала задавать вопросы, на которые я не мог ответить сейчас.
- Иди домой, - мне некогда разводить китайские церемонии, за пределами особняка бродят озлобленные вампиры и нужно с ними разобраться.
- Ладно, хорошо, - кивнула девушка и неожиданно полезла в свою сумку, достала оттуда яркую листовку и, проходя мимо меня, с силой припечатала бумагу к моей груди. Елена даже не потрудилась закрыть за собой дверь, когда покинула дом, снаружи раздались равномерное урчание мотора и шум отъезжающей машины. Я посмотрел на оставленный листок бумаги: «Рождественская вечеринка в НьюЛайн». Сейчас Рождество? Как такое может быть?
Я проторчал в заточении почти месяц без крови, и Фредерик обязательно за это заплатит.

II. Тайна раскрыта.

Остановив машину недалеко от полицейского участка, я побарабанил по рулю. За месяц многое могло измениться, Джон Гилберт мог уже растрепать о моем секрете, а значит, из одной тюрьмы я попаду в другую. Правда особого выбора не было. Либо играть на стороне Лиз и чокнутого совета, либо страдать в вечной агонии в какой-нибудь клетке.
Не задумываясь, я вошел.
- Привет, что накопали на вампиров в городе?
- Деймон, – в один голос шикнули на меня женщины.
- Я думала, с тобой что-то случилось, - Лиз поднялась из-за стола и, сделав пару шагов на встречу, неожиданно обняла. О, как трогательно. Интересно, будет ли она так же мне рада, узнав про клыки?
- Мы все так думали, - Керол тоже поднялась со стула и приветливо улыбнулась. – Хорошо, что ты в порядке, - надеюсь, с ней не придется обниматься. Меня немного тяготило такое множество разного рода связей с людьми.
- Да, я просто был кое-чем занят.
- Я отправляла патруль к твоему дому, - Лиз вернулась к столу и снова стала главой полиции.
- Я уезжал ненадолго, - тут же добавил я. – Так что у вас есть на вампиров?
- Ничего, - самокритично рубанула шериф.
- На самом деле, они кое-что находили и даже почти поймали одного, - Керол как всегда была полна оптимизма.
- Вот как. И чем все закончилось?
- Полным провалом, - Лиз откинулась на спинку кресла. – Мы выслеживали и заманивали его три дня, а он ушел за две минуты. Вербена, деревянные пули... Все бестолку. Я склоняюсь к тому, что Джон прав и нам нужно использовать что-то еще.
- Ну, милая, Ричард же сказал, что это только в крайнем случае, - миссис Локвуд мягко напомнила, кто в городе главный.
- Серьезно, почему? – не скрывая удивления, спросил я. Мне казалось, что мэр будет использовать все варианты для защиты горожан.
- Керол, просто подписывай чеки, - шериф тоже напомнила, кто здесь управляет копами, а кто просто жена мэра. Локвуд бросила отнюдь не добрый взгляд на Лиз. Между ними, похоже, пробежала кошка, и мнения о том, как защищать людей, разделились. Раньше они всегда были на одной стороне.
Керол снова взяла ручку и размашисто подписала клочок бумажки. На безымянном пальце правой руки блеснуло кольцо с круглым черным камнем и россыпью мелких бриллиантов. Прищурив глаза, я внимательно следил за рукой, выводящей буквы. Где-то уже было это кольцо. И воспоминание какое-то неприятное. Был огонь рядом, и была ночь. Что-то болезненное и связанное с Еленой. И вербена, во мне была вербена. Это Керол нападала на меня? То есть взбалмошная Локвуд отобрала мой янтарный медальон, вколола мне шприц с ядом и едва не убила? Вспомнилось, что на последнем собрании совета ее не было, лежала в больнице.
- Как твое колено, Керол? – Если всё верно, именно его прострелила Елена. Я уже столько раз ошибался в своих предположениях. Сначала считал, что это Елена, потом Кетрин... Керол на секунду замерла, перестав пачкать бумагу чернилами, и поправила меня:
- Ты путаешь, я ломала лодыжку.
Блеф. Вранье! Ты! Во всем виновата ты!
Я сжал ладони в кулаки и стиснул зубы, словно хотел раскрошить в пыль. Все это время она притворялась милой и разбалованной дамочкой средних лет, а на самом деле хладнокровно пыталась убить меня. А самое главное, за что? Я ведь ничего ей не сделал. Или это просто личная неприязнь к вампирам. Выходит, она знала о кровососах в гробнице, если так отчаянно мешала мне попасть туда. Все знала и дурачила всех вокруг. Но тайна раскрыта благодаря безделушке.
- Ну, я закончила, - Керол преувеличенно воодушевленно сообщила об этом и отложила ручку в сторону. - До встречи, - она поднялась и быстро вышла из кабинета.
- Сейчас вернусь, - я тут же подскочил и последовал за своей несостоявшейся убийцей. Что-то сегодня она не так воинственна, как обычно, или теперь, когда я обо всем догадался, стала меня бояться. Нагнав Керол, я грубо схватил ее за локоть, и, вежливо улыбаясь встречным копам, потащил в укромный уголок, где никто не будет мешать.
- Деймон, что происходит? - она играла роль до конца.
- Думаю, ты знаешь, - процедив сквозь зубы, я сжал ее локоть еще сильнее.
- Стой, остановись, - зашептала женщина, и я еще больше разозлился. Она не останавливалась, когда тащила мое тело к огню, не останавливалась, когда крала медальон и давила меня машиной, а теперь играет в слабую и беззащитную.
- Скажи мне хотя бы одну причину, почему тебя стоит оставить в живых? – прижав Керолл к стене, я прошептал ей в самое ухо.
- Это полицейский участок, Деймон, здесь одни копы, а я жена мэра, - Локвуд привела весомый аргумент. Всем присутствующим свидетелям я не смогу внушить, многие из них принимают вербену. – Послушай, я никому не сказала, кто ты, и не скажу, клянусь.
- А как насчет того, что ты пыталась убить меня? – я сжал пальцы у нее на шее. Женщина умоляюще посмотрела на меня, но нет, сейчас никакая жалость во мне не проснется.
- Я просто защищала Тайлера. У меня сын, Деймон, если начнут полноценную охоту на вампиров, он может пострадать. Я лишь хотела не допустить открытия гробницы.
- Откуда ты узнала про это?
- От Локвуда, того, что сейчас в психиатрической лечебнице. Он сказал.
- Как ты узнала про меня?
- Племянника Зака звали не Деймон.
- Кто еще знает?
- Никто, я никому не говорила, - это действительно она нападала на меня раз за разом? Потому что сейчас Керол не выглядела способной на решительные действия, она даже не пыталась освободиться.
- Твой сын – вампир? - я отпустил шею женщины, и она тут же сделала несколько глубоких вдохов.
- Нет, - лаконично ответила Керол, и что-то мне подсказывало, что больше она мне не скажет даже под страхом смерти. – Я предлагаю сделку: пообещай, что не тронешь Тайлера ни при каких условиях, а я сделаю все, чтобы они так и не нашли это оружие против вампиров, согласен?
- Сделку? Мы же не политики, чтобы покупать голоса.
- Называй, как хочешь, меня волнует только безопасность Тайлера.
- Если ты кому-нибудь хотя бы намекнешь обо мне или попробуешь еще раз навредить, мальчишка не жилец, ясно? - Керол молниеносно кивнула, можно было и миллион просить вдогонку.
Я отступил назад, женщина змеей выскользнула из коридора и почти выбежала из участка. Вот и решилась одна задача, осталась еще тысяча. Керол Локвуд, кто бы мог подумать. Нужно было подробнее расспросить ее, как она узнала о медальоне и обо всем остальном, но я отложил это на потом. Сейчас женщина напугана и теперь трижды подумает, прежде чем переходить мне дорогу. Теперь у нее есть лицо и слабое место. (?)
- Мне нужно взглянуть на папку с делом о вампирах, - вернувшись в кабинет к шерифу, я сосредоточился на главной проблеме моего существования. Фредерик и остальные монстры...
- Что ты хочешь там найти? – Лиз открыла сейф и, вытащив оттуда папку, положила передо мной на столе, - я знаю все почти наизусть.
- Поверь, я найду тут гораздо больше, чем ты.
И я погрузился в документы. Протоколы, свидетельства о смерти, экспертизы, места преступления, жертвы, банки крови. Никакой хронологии или логики. На изучение бумаг ушло много часов, Лиз давно ушла домой, в участке остались лишь дежурные копы, а я все безрезультатно бился над имеющимися уликами. Похоже, я переоценил себя. Даже удивительно, как из всего имеющегося Лиз создала систему и смогла что-то найти.
Мой мобильник зазвонил в кармане, и я, не глядя на определитель, ответил на звонок.
- Как тебе на свежем воздухе, кожу не сушит? – голос Фредерика я теперь мог узнать из тысячи.
- Я тебя найду и убью, - тут же вырвалось у меня.
- Слышал, ты теперь работаешь с охотниками? – он не принял всерьез моей угрозы. – Не находишь, что в эти времена совсем не умеют выслеживать вампиров?
- Ну, теперь тебя ищу я, так что можешь начинать прощаться.
Фредерик зло рассмеялся в трубку. Скоро станет совсем не до веселья, сволочь.
- Знаешь, что? Зашел сегодня проведать тебя, смотрю, дверь открыта, хозяина нет, а на столе флаер с приглашением на вечеринку, - я резко закрыл папку, - думаю, это оставила Елена.
- Я тебя найду и убью.
- Больше всего мне нравится в этом веке множество способов убить человека. Я знаю, где она будет, когда она будет и как она умрет. Если хочешь увидеть ее еще раз, поспеши.

III. Огонь.

Машина еле ползла по дороге. Я бросил быстрый взгляд на спидометр – стрелка отклонилась далеко вправо, больше из колымаги мне не выжать. Только бы успеть, только бы успеть... На звонок Елена не отвечала, может быть, и нет ее уже в живых, а может, просто не слышит. Из того, что я знал о Фредерике, можно было сделать вывод, что он всё рассчитал так, что девушка умрет у меня на глазах. Но он не знал Елену. Она не сдастся, я видел, как она может бороться. Мне бы только успеть...
В очередной раз пролетев по трассе, я свернул на улочки Дьюка. Осталось совсем чуть-чуть. Нашарив в кармане листовку, оставленную Еленой, я быстро вбил пересечение улиц в навигатор и поехал, следуя указаниям прибора. Улицы города уже были украшены рождественскими лампочками, ангелочками и звездами. Когда до клуба оставалась всего пара миль, я в очередной раз набрал номер Елены и снова услышал лишь длинные гудки. Зачем тебе телефон, если ты никогда не берешь трубку? Уже готовый сбросить звонок, я услышал ее «алло» и громкую веселую музыку.
- Где ты?
- Алло, - слегка повысив голос, девушка постаралась перекричать шум.
- Сейчас же выметайся из здания, Елена! - я тоже закричал, надеясь, что она все же сможет меня услышать. – Ты меня поняла? Выйди из клуба!
- Ничего не слышу, подожди, я выйду на улицу, не отключайся, - ну, тоже хорошо, главное, чтобы ты ушла оттуда.
Я повернул на нужную улицу и увидел яркую неоновую вывеску, на душе немного отлегло. Недалеко от клуба был припаркован десяток автомобилей, прогуливались люди, и все выглядело достаточно... безопасным. Елена в порядке, я уже здесь, и никто не сможет ей ничего сделать, как бы ни старался.
Девушка выскочила наружу, на ходу надевая короткую коричневую куртку на одну руку и придерживая телефон другой у уха. Обычно прямые волосы девушки лежали крупными локонами на плечах, ярко-синяя кофта, джинсовая мини-юбка и коричневые сапоги на невысоком каблуке. Встреть я Елену сегодня впервые, ни за чтобы не отличил от Кетрин, ее стиль точь-в-точь. Может только каблук был бы потоньше и повыше.
- Теперь я тебя слышу, - заговорила она, приложив телефон к другому уху и запахнув полы куртки, - что ты говорил?
- Ничего, я тебя вижу, - пробормотав в трубку и сбросив звонок, я нажал по тормозам. Елена осмотрелась по сторонам и, заметив мою машину, убрала телефон в карман куртки и пошла мне на встречу. На расстоянии двух шагов друг от друга мы остановились, и девушка посмотрела мне в лицо. Ей очень подходил синий цвет, глаза сразу стали ярче. Или это чудеса макияжа.
- Залезай в машину, мы уезжаем, - предложение прозвучало больше как ультиматум, на что Елена лишь слегка наклонила голову вправо и скрестила руки на груди. Ну да, точно. Я же утром едва ли не взашей выпроводил ее из дома, сразу после того, как она вытащила меня из подвала. Должно быть, Елена серьезно обижена на меня, и это совсем не вовремя.
- В машину. Пожалуйста, - пересилив собственное эго, более вежливо попросил я.
- Нет, - покачала головой Елена. Вот упрямая.
- Садись в машину, мне нужно кое-что тебе показать, - я решил зайти с другой стороны.
- Я сейчас на вечеринке, Деймон, - она произнесла мое имя с изрядной долей злости, - мне весело, и если ты хочешь все испортить, снова наговорив гадостей, то нет, спасибо, - девушка переступила ногами и зябко поежилась.
- Жаль разочаровывать тебя, но обратно ты не вернешься. Не поедешь сама, закину в багажник, - я едко улыбнулся, слабо надеясь, что Елена не станет злить меня еще больше. Мне, может быть, и удалось пока обойти ловушку Фредерика, но времени на пустые разговоры точно не было. Сейчас единственное, что я хотел, это увезти Елену как можно дальше от места, где ее могут убить.
- Почему? – вспылила девушка, стараясь контролировать свой голос и не повышать тон, - Утром ты...
- Утром я был немного взвинчен, - мы могли бы обсудить это по дороге, почему мы все еще стоим на одном месте?..
- Потому что ты сидел в подвале, - она взмахнула руками.
- Давай я расскажу тебе эту историю в машине.
Елена внимательно посмотрела мне в глаза, огляделась по сторонам, глубоко вдохнула и неожиданно кивнула.
- Хорошо, я только возьму свою сумку, - девушка развернулась и собралась обратно в клуб.
- Нет, - я сжал ее руку чуть выше локтя. – Нам нужно ехать. Сейчас.
- Деймон, - она резко выдернула руку и осадила меня, - я поеду с тобой, но мне нужна моя сумка. И не нужно идти со мной, - она оттолкнула меня, уперев ладонь в грудь, едва я сделал шаг, чтобы сопроводить ее. Пришлось смириться. Без своей извечной сумки на плече Елена никуда не поедет.
Девушка не спеша удалялась от меня, слегка покачиваясь на каблуках. Если абстрагироваться от ситуации, то сегодня Елена прекрасно выглядела и это образ ей очень подходил.
У входа она столкнулась с каким-то парнем.
- Пит, уже уходишь? – вполне приветливо, несмотря на то, что он задел ее плечом, проговорила Елена. – Пит, - не оглядываясь, парень двигался в мою сторону, девушка, недоумевая, смотрела ему вслед, перевела озадаченный взгляд на меня, а следом грянул взрыв.
Все что я отчетливо запомнил это испуг в глазах Елены за секунду, как огонь вырвался из окон. Потом был оглушительный грохот, смешавшийся с криками напуганных людей, хруст стекла и запах гари. Взрывной волной Елену отбросило в сторону и с силой ударило об одну из машин левым боком. Девушка упала на колени и инстинктивно прикрыла голову рукой. Прозвучало еще несколько не таких мощных взрывов. В один момент я оказался рядом с Еленой. В такой ситуации мою скорость никто не заметит. Она вздрогнула, когда я неожиданно коснулся ее плеча, чтобы помочь подняться. Когда она так трепетно дрожала в моих руках, мне хотелось уничтожить всех, защищая ее.
- Вставай, нам нужно ехать, - я постарался, чтобы мой голос звучал отчетливо, взрыв мог временно оглушить ее. Елена крепко зажмурилась, запустила левую руку в волосы и тут же скривилась от боли. Удар о машину был очень сильным. Из разломанных дверей клуба начали выбегать люди. Елена повернулась и посмотрела на толпу, девушка тихо прошептала «Метт».
- Метт внутри, - она за секунду избавилась от оцепенения и вернулась в суровую реальность, - он еще внутри, - Елена ловко вырвалась из моих рук и, бросившись в толпу, тут же затерялась. Она была невысокой, миниатюрной и легко смогла пробраться, обходя людей, бьющихся в панике. Сумасшедшая девчонка ринулась прямо в горящий клуб. Ну, я-то умирать не собираюсь и лезть в огонь тоже не хочу. Если ей уж так хочется геройской смерти – ради бога, не стану мешать.
Что-то еще раз грохнуло в клубе, и я прислушался к тому, что происходит внутри. Елена заходилась кашлем и кричала имя квотербека на все лады, даже не собираясь выходить наружу без парня. Вдалеке завыла пожарная сирена. В последний раз, Елена, я рискну собой из-за твоей глупости.
Перепрыгнув через огонь, я оказался внутри помещения. Повсюду были пламя и дым, ничего не разглядеть. Давай, девочка, мне нужен твой голос, чтобы знать, куда идти.
- Метт! – она крикнула и тут же закашлялась, Донован не отзывался. Я пошел на голос, старательно обходя очаги пламени, и нашел Елену почти сразу же. Она двигалась неясной тенью в восточной части здания. Девушка уткнула нос в сгиб локтя и пыталась не дышать гарью.
– Метт, - Елена опустилась на разбитые колени, почти скрывшись от меня за чем-то массивным. – Вот, дыши через это, - я видел, как она стянула куртку и приложила куда-то. Ну и в чем дело? Она нашла квотербека, теперь самое время убраться отсюда, но это не в правилах Елены. Как же без обычной драмы и поцелуев на фоне горящего пламени: «Брось меня, спасайся», «Нет! Я без тебя не уйду!»... Слишком театрально, на мой вкус.
- Все будет в порядке, слышишь? – Елена действительно не собиралась выбираться из огня, и я решил, что ей в этом надо помочь. Пламя разгоралось все ярче, то, что могло гореть, уже горело, времени, в общем-то, не оставалось вовсе. Чертыхнувшись, прокляв Донована и послав все к дьяволу, я двинулся в самую гущу событий. Пришлось идти иным путем, чем Елена, и когда я добрался до них с другой стороны, выяснилось, что загородивший девушку предмет - массивная музыкальная колонка, которая упала на ногу квотербеку. Елена пыталась высвободить Донована, пока парень лежал почти в отключке и прижимал к лицу коричневую куртку. Огонь подобрался к ним очень близко, рукав Метта загорелся, и девушка стала тушить ткань голыми руками. Недолго думая, я перегнулся через барную стойку и, вытащив из-под нее шланг, нажал на распылитель. Из нутра полилась то ли вода, то ли пиво, жидкость быстро затушила пламя и дала небольшую передышку всем нам.
Не знаю, ждала ли Елена, что я пойду вслед за ней, но она точно не удивилась.
- Можешь поднять ее? - тут же попросила девушка, быстро посмотрев на меня. Ну, могу, конечно, но стоит ли? Елена обожженными ладонями пыталась сдвинуть колонку с ноги Метта, не дожидаясь моей помощи и вдруг зашлась диким кашлем. Мне стало ее жаль.
- Кто-нибудь, помогите! – женский крик раздался в небольшом коридоре, почти все пространство которого было в огне. Елена, как хорошая гончая, тут же сделала стойку.
- Нет-нет, даже не думай.
- Вытащи его, пожалуйста, - девушка моментально поднялась на ноги и, резво перепрыгнув через лежащего практически без сознания Метта, направилась в горящий коридор. Это безнадежно, у нее просто какой-то комплекс героя. Я одним движением поднял и убрал колонку в сторону, квотербек захрипел и закашлялся. Да уж, сегодня мы с ним очень похожи, оба жалкие и никчемные. Неприятно.
В коридоре ухнула и со свистом упала горящая балка, я услышал, как вскрикнула Елена.
- Елена! – глаза разъедало от дыма, гарь проникала в легкие, и в помещении было очень, очень жарко. – Ты как?
- Все нормально, - вперемешку с кашлем прокричала девушка, - выведи Метта.
Ага, конечно, я буду спасать квотербека, пока ты горишь заживо. Я же именно ради этого мчался сюда что есть мочи. А совсем не для того, чтобы спасти твою жизнь.
Но Елена выбралась из коридора, поддерживая какую-то блондинку. Пару раз легко ударив Донована по щекам, чтобы он пришел в себя, я закинул парня на плечо и двинулся к выходу. Судя по шагам, Елена со своей пострадавшей двигались следом. Наружу я с квотербеком наперевес вышел первым, тут же ко мне подлетели парамедики и, уложив Метта на каталку, надели ему кислородную маску. Я от медпомощи отказался. Елена и блондинка тоже вышли, и к ним тут же подоспели врачи. Пожарные в костюмах протиснулись в клуб, проверить, остались ли еще пострадавшие.
Блондинку под руки повели к машине, Елена же, равно как и я, отмахнулась от медсестры и сама направилась к Метту.
- Как ты? – девушка нежно погладила квотербека по волосам и легко улыбнулась. Парень кивнул, не сводя голубых глаз с Елены. По лицу девушки разлилось умиротворение, и она еще раз погладила Метта по волосам.
- Я тоже жив, - встав у нее за спиной, проговорил я, мне захотелось немного внимания для себя. Свались на каталку мое бренное тело, мне бы точно не досталось ласковых прикосновений. Обидно, разве не заслужил спасибо?
– Где моя куртка? – Елена оторвалась от квотребека и посмотрела на меня через плечо.
- Уже замерзла? – мне после пылающего вокруг огня было все еще жарко, как в пустыне.
- Куртка. Там был телефон, - девушка повернулась ко мне и вопросительно глянула, но мне нечего было ответить. Даже в голову не пришло вытаскивать из огня еще и вещи. – Мой телефон, - Елена резко развернулась, намереваясь снова вернуться в горящее здание. Да что тебе там, медом намазано?
Я выставил руку, положив на живот девушки, чтобы преградить путь, и заметил, как квотербек схватил ее за запястье, дабы не пустить прямиком в лапы смерти. Хотя думаю, мы зря переживали, пожарные уже оградили место специальной лентой. Елена глубоко задышала, я мог чувствовать, как движется ее живот при каждом вздохе, она не сбросила моей руки и не высвободилась от хватки Метта, но взгляд, которым она изучала горящие руины клуба, был отчаянным и грустным. Я уже однажды видел этот взгляд, она смотрела в окно, держа в руке бокал с соком, и выпроваживала из спальни мужчину по имени Элайджа.
Елена даже не поглядела на меня, она молча развернулась к Метту, уже машинально еще раз погладила его по волосам и отстраненно улыбнулась.
- Куда вы его повезете? – девушка пошла вслед за каталкой, когда парамедики стали грузить парня в машину скорой помощи.
- В Святого Патрика, туда всех отсюда везут, - парень в синей куртке крепил систему с капельницей к руке квотербека. – Едете?
- Да, - чуть замешкавшись, Елена кивнула, - да, еду, - медбрат подал ей руку, помогая забраться в машину. Девушка села и еще раз погладила Метта по волосам. Крупные локоны скрыли ее лицо от меня, и я больше не мог читать эмоции по нему.
- Ваш друг будет в порядке, не волнуйтесь, - фельдшер закрепил какие-то ремни на носилках, - а ваши ладони нужно обработать, - Елена словно только заметила ожоги и, нехотя оторвавшись от Метта, протянула руки специалисту. Водитель закрыл задние дверцы автомобиля и, забравшись в кабину, поехал в госпиталь.
А мне что теперь делать?

IV. Смотри-ка, кто-то все-таки тебе благодарен.

В больницу Святого Патрика я приехал намного позже, чем все остальные погорельцы. Пожарные главной причиной возникновения огня назвали фейерверки, что хранились в кладовой клуба. Положение ухудшил алкоголь, хранившийся там же. Вот и все, что записали в официальном докладе: китайские петарды, нарушение техники безопасности и ни слова о поджоге. Я единственный, кто знает настоящую причину пожара, и имя той причины – Фредерик.
Ловко подстроенная западня, но слишком призрачные шансы, что Елена умрет. Даже если бы я не вызвал ее на улицу, она могла выйти сама, быть рядом с выходом, выбраться через окно. Скорее это просто шоу, он просто проверял, сможет ли шантажировать меня жизнью Елены, и я, как полный дурак, вручил ему этот ключ. По-хорошему, мне сейчас нужно было сесть и подумать, понять, как действовать дальше и при этом не втянуть Елену в сверхъестественный мир, но все, на что меня хватило, это завести мотор машины и отправиться в госпиталь к девушке. Порой я сам себе удивлялся, каким несобранным и мягкотелым моллюском становился, когда речь заходила о ней.
В больнице я узнал, в какой палате лежит Донован, и направился туда. Зная Елену, она, скорее всего, будет именно там, нянчиться с футболистом. К собственной радости – оказался прав, но заходить сразу же в комнату я не стал, энергичная беседа в покоях Метта стоила того, чтобы быть подслушанной.
- Тогда почему я узнаю о том, что ты куда-то исчезла от хозяина квартиры? – квотербек, похоже, уже чувствовал себя на твердую четверку, если затеял такой разговор сейчас. - Целый месяц я пытаюсь с тобой связаться и пытаюсь не думать о том, что люди, ограбившие квартиру, могли убить тебя или увезти силой. И вот ты появляешься в городе снова, - сквозь незакрытые жалюзи я видел, как он, уже переодетый в больничную одежду, развел руками в стороны, лежа на кровати, - и я снова узнаю об этом от арендодателя. Ты даже не удосуживаешься сообщить, что с тобой все в порядке, - вот это вполне справедливый упрек.
- У меня просто не было времени на все это, - Елена отвечала достаточно спокойно и уверенно, сидя рядом с кроватью. - Я знала, что мы встретимся сегодня, - она слегка приподняла плечи, не понимая такой агрессии.
- Да, но стоит тебе приехать, и на следующий день чертов Деймон уже тут как тут, - а теперь мне стало еще интересней, похоже, именно моя скоромная персона и была поводом для ссоры голубков. - С ним ты попрощалась перед отъездом? К нему ты сразу побежала, как распаковала чемоданы? – я прикинул в уме, и выходило, что да. Да, у нас было неловкое прощание и не менее неловкая встреча.
- Ты передергиваешь, Метт, - Елена отвела глаза, - когда я уезжала, ты не желал даже смотреть в мою сторону, поэтому и не было никаких прощальных звонков, - но тон ее по-прежнему оставался сдержанным и спокойным.
- Да если бы ты только сказала, что хочешь уехать, я бы сделал все, чтобы ты осталась, - в голосе квотербека зазвучало неприкрытое отчаяние. - Что вообще мне нужно делать, м? Ты просила дать тебе время – ладно. Ты поставила условия – я их соблюдаю. Ты просила не спрашивать тебя о твоем прошлом – хорошо. Ты считала, что Викки нужно отправить в лечебницу – я тебя послушал, - он рубил руками воздух, разделяя предложения. - Что я делаю не так, что ты все равно бежишь к Деймону, объясни?
- Да никуда я не бегу, - не выдержав, Елена поднялась со стула и сделала пару нервных шагов, и я заметил, что ее ладони перебинтованы. - Между мной и Деймоном ничего никогда не будет. Он просто помог мне однажды с одним делом и все, - ее слова неожиданно больно резанули. Никогда. И все. У меня как будто раздвоение личности, одна из которых прекрасно понимала, что Елену лучше близко не подпускать и ее «все» самое верное решение, а другая часть меня не сможет смириться с этим «никогда».
- О, конечно, видимо, Деймону можно тебе помогать, а мне даже заикаться об этом нельзя, - ну тут все вполне логично. Просто я это я, а квотербек всего лишь мальчишка.
- Я просто пытаюсь тебя защитить, Метт, - Елена снова села на стул и проникновенно посмотрела в глаза парню, на что он лишь фыркнул:
- А не нужно, Елена. Это моя обязанность - защищать тебя. Я сильный, здоровый мужчина, у меня есть деньги, связи – все, чтобы разобраться с любой проблемой, тебе достаточно просто сказать.
- Ты даже не представляешь, о чем говоришь, - покачала головой девушка.
- Так расскажи! Расскажи, что ты так тщательно постоянно скрываешь, - он взял ее за перебинтованную ладонь и погладил большим пальцем ткань. - Я пойму, что бы это ни было.
- Нет, не поймешь, - Елена высвободила руку и, поднявшись со стула, потерла лицо.
- Но видимо Деймон прекрасно понимает, - квотербек снова дал волю злости. - Потому что он знает о тебе намного больше меня.
- Да что ты так взъелся на него? – устало проговорила девушка и посмотрела в потолок. Уж не слезы ли навернулись на прекрасные янтарные глаза?
- Мне правда нужно перечислять? – Метт, не замечая, что Елена уже расстроена и находится на грани срыва, гнул свою линию. Похоже, пора вмешаться и осадить парня.
- Можешь простить ему пару проступков? – девушка снова посмотрела на квотербека. - Ты мог бы быть благодарным, он вытащил тебя из огня.
- Он вытащил меня, потому что ты попросила.
- Тогда, может, будешь благодарным мне? – в сердцах воскликнула Елена.
- Знаешь, я ничего вам обоим не должен. Кроме того, твой новый рыцарь уже стоит в дверях, - Донован заметил первым, что я стоял, опираясь на косяк, и смотрел на них. Девушка оглянулась, мельком посмотрев на меня. Да, определенно ее стрессоустойчивость сегодня давала сбой, потому что глаза у нее были наполнены слезами. Елена что-то еще собиралась сказать Метту, но передумала и, оставив последнее слово за ним, вышла из палаты.
- Похоже, пожар продолжается, - я последовал за Еленой к креслам. - Между вами двумя просто...
- Почему все сегодня кричат на меня вместо того, чтобы сказать спасибо? – она резко обернулась и уставилась на меня. Слезы все еще стояли в больших грустных глазах и... Я – неблагодарная свинья, только перестань смотреть на меня таким взглядом, словно кто-то сказал, что Санты не существует.
- Потому что ты вроде как лезешь не в свое дело, - я ощущал смущение, редкое для меня чувство, почти забытое со времен обращения.
- Мило, в следующий раз принесу тебе в подвал DVD, - она поджала губы и отвела взгляд.
- Ты же не собираешься плакать или я попрошу у сестры транквилизаторы для тебя.
- Нет, разумеется, нет. Это от дыма.
Мы сели на кресла, и Елена, нагнувшись, стала разглядывать побитые коленки. Красивые коленки.
- Не понимаю, почему он так злится, - она резко выпрямилась, копна волос взметнулась вверх и в беспорядке опустилась на плечи. Даже побывав в пожаре, Елена выглядела достаточно сносно. Не считая порванных колготок - это немного портило общее впечатление.
- Кому это интересно? – я даже не сразу понял, что речь идет о несчастном квотербеке.
- Мне. Я волнуюсь за него. Метт важен для меня, - а я понял, что для Елены важен ответ. По-настоящему значимо, как для меня понять, почему Кетрин так поступила со мной.
- Думаю, это потому что он влюблен, - я ответил чистую правду. Только слепой может не заметить, что вся злость и отчаянье парня из-за того, что он любит девушку, которая никогда не будет принадлежать ему полностью.
- Ну, тогда он должен быть рад, что я вернулась и со мной все в порядке, – Елена заправила за ухо локон, но он тут же выскочил снова. - Какая разница, почему я так поступаю, в конечном счете, это для его блага? Разве ты не был бы рад, если бы Кетрин вернулась?
Мне снова показалось, что Елена может читать мои мысли, иногда она так точно угадывала, о чем именно я думаю в тот или иной момент и задавала вопросы, которые я не смел себе задавать. Как и те вопросы, на которые у меня не было ответа.
- Прямо сейчас – я не знаю, - откинувшись на спинку кресла, честно признался я. - Но в целом, думаю, квотербек чувствует себя брошенным, обманутым и отвергнутым, - это то, как чувствовал себя я, и чтобы признать это мне потребовалось долгих полтора века, пустая гробница, двойник и месяц заточения в подвале.
- Думаешь, я поступаю как Кетрин? – Елена слегка свела брови к переносице и пристально посмотрела на меня. Ты не она, совсем не она.
- Не думаю. Ты не манипулируешь людьми, - впрочем, это не единственное отличие от вампирши. Ты лучше, значительно лучше любого из нас.
Девушка хмыкнула, слабо улыбнулась и виновато опустила голову, молча извиняясь за упоминание Кетрин в разговоре. Мой взгляд зацепился за бинты на ладонях, почему-то сразу вспомнилась аптечка в доме Елены. Пора бы тому, что я знаю о ней, складываться в полноценную картину. Как верно подметил Донован, знаний у меня было больше, но пока это лишь разрозненные факты. А еще мне надо позаботиться о Фредерике с его манией реванша.
- Оставайся в больнице, я вернусь и отвезу тебя домой, - поднявшись на ноги, я дал указания и, не обращая внимания на ошеломленное выражение лица Елены, пошел в сторону выхода.
- Не думай, что ты вот так просто уйдешь, - девушка ухватила меня за рукав куртки, - мне нужны объяснения, - она поднялась, чтобы не быть в невыгодном положении при разговоре.
- Объяснение чего?
- Ты знал, что в клубе будет пожар и именно поэтому хотел, чтобы я туда не возвращалась, - она ткнула в меня указательным пальцем.
- О чем ты? Разве я похож на экстрасенса? – и как всегда, мне не пришло в голову придумать убедительную отговорку, поэтому приходилось выкручиваться нелепыми фразами.
- Я не дурочка, Деймон, - она еще раз ткнула в меня пальцем, и если бы у нее на ладонях не было бинтов и ожогов... – Хватит считать меня пятилетним ребенком.
- Ладно, - сдаваясь, я поднял руки вверх, - я знал, что что-то должно произойти, но не предполагал, что это пожар. А теперь мне пора, но ты ждешь меня здесь, прямо в этом кресле, ясно?
- Деймон, - возмущенно произнесла девушка. Мое терпение лопнуло:
- Не хочешь, чтобы я считал тебя маленькой девочкой, перестань кидаться в огонь, перестань рисковать собой, перестань мне перечить, - я осторожно, чтобы не причинить ей лишней боли, отвел от себя руку девушки и, иронично улыбнувшись, добавил: - Дождешься меня здесь, куплю леденцов.
- Простите, - блондинка, которую Елена вытащила из огня, несмело обратилась к нам. Лицо девушки показалось знакомым, но вспомнить мне не удалось.
- Что? – грубо спросил я, за что получил разгневанный взгляд Елены. Да я груб и не сдержан, и мне очень нужно ехать.
- Простите, я просто хотела вам сказать спасибо, - блондинка указала на свое обожженное плечо и признательно посмотрела на Елену.
- Смотри-ка, кто-то все-таки тебе благодарен, - подметил я и поспешил уйти, пока представилась возможность.
- Я помешала? – тактичная барышня оказалась.
- Нет, - отмахнулась Елена, - он же все равно вернется.
На выходе я обернулся, девушки медленно шли по коридору, оживленно болтая. Блондинка все рассыпалась в благодарностях, а моя девочка лишь смущенно кивала. Здесь Елена будет в полной безопасности, пока я выясню, как Фредрик организовал пожар.
На месте пепелища работала полиция, по обломкам ходили копы, осматривая место возгорания. Пожарная машина еще стояла рядом, на случай, если возникнут вопросы. Само здание теперь превратилось в руины, желтая лента не давала простым зевакам затоптать место взрыва. Я огляделся по сторонам, ища Фредерика, на его месте я был бы здесь, наслаждался видом своего творения. Но темной бородатой персоны нигде не стояло. Поднырнув под ленту, я пошел по обгоревшим обломкам.
- Сэр, Вам сюда нельзя, - какой-то патрульный тут же заспешил ко мне.
- Расслабься, парень, мне можно, - я, не останавливаясь, внушил ему и добавил ради шутки: - ФБР.
Что я надеюсь тут найти? Черные головешки, указатель с именем поджигателя, телефон Елены? Попинав бессмысленно черепки и осколки, постояв на месте, где взорвались петарды, я попытался воссоздать картинку. Итак, если исходить из фактов. Пожар подстроен вампиром. За какое-то время до него Фредерик звонит мне и дразнит угрозами. Елена в этот момент находится на вечеринке и развлекается с квотербеком. Любой человек, скорее всего тот самый Пит, что вышел из клуба за минуту до взрыва, поджигает шнур от снаряда. Но к чему такие сложности? Почему Фредерик просто не свернет ей шею? Зачем такой хитроумный план, который не гарантирует смерть Елены? Он даже не гарантирует, что она пострадает. Но вот что он действительно может обеспечить, это то, что меня не будет в Мистик Фолс, а значит, я не смогу выяснить, где гнездятся вампиры, и не наведу на них совет. А тем временем они съедут с нажитого места, и все улики, догадки и доказательства полиции станут бесполезными. Вот зачем был устроен фейерверк. Чтобы замести следы в Мистик Фолс.
Я нагнулся над сгоревшим куском материала, похожим на куртку Елены, и вытряхнул расплавившийся кусок пластика. С этого телефона уже не позвонить. Отбросив в сторону мусор, я снова перелез через ленту, сел в машину и вернулся в клинику.
В палате квотербека девушки не оказалось, как и на креслах, и даже в буфете. Я нашел ее, говорящей по таксофону. Елена сидела на полу, вытянув ноги, рядом с ней стоял картонный стаканчик, над которым поднимался пар.
- И причем здесь я? – девушка, крепко прижимала трубку к уху.
- Ты всегда причем, - проговорил уже знакомый мужской голос, - для тебя держаться в стороне от проблем все равно, что есть суп вилкой.
- Если и ты будешь сегодня читать мне нотации, я не буду звонить все неделю.
- Напугала, - иронично произнес мужчина, - кого еще ты достала сегодня?
- Метта, Деймона, моего декана и даже Дану, - Елена переложила трубку к другому уху и стала заплетать косу из непослушных локонов.
- А я говорил тебе, что Дану нужно опасаться больше всех, - развеселился мужчина. – По существу, ничего нового тебе сказать не могу, - его тон стал деловым, - от полиции мало толку, в новостях ничего нет, но о твоем существовании никто пока не догадывается, и это меня утешает.
- Никто? – уточнила девушка.
- Никто из тех, кто знал тебя раньше, - поправился мужчина. – Чем тебе еще помочь?
- Пробуй узнать что-нибудь об их местоположении, где они засели в этот раз?
- Ладно, попробую, - согласился мужчина.
- Только, Рик, я тебя очень прошу, не рискуй понапрасну.
- Сказала девочка-магнит для опасностей.
- Излишняя ирония, мои руки не дадут мне сегодня об этом забыть, - Елена перестала теребить волосы и посмотрела на перебинтованные ладони с обеих сторон.
- Сильно обожгла?
- Врачи говорят, до второй степени не поджарила, но болят сильно.
- Можешь сделать компресс из лука.
- Фу, - девушка скривила забавную гримасу, - у меня есть чудесная мазь, - она наклонила голову и заметила меня в начале коридора. - Мне пора. Прибыл мой шофер, так что я, наконец, попаду домой.
- Ура, - проговорил Рик и повесил трубку.
Я подошел к девушке и протянул ей руку, чтобы помочь подняться. Елена вложила свою ладонь в мою, и мне пришлось проявить завидную осторожность, чтобы не надавить на ожоги.
- Ну, теперь ты мне расскажешь? – требовательно спросила Елена, встав на ноги.
- Нет, и леденцов тебе не дам, пошли.
- Я не понимаю, почему ты не хочешь мне ничего объяснять, - пока мы шли к машине, девушка не теряла надежды выведать правду. Она быстро семенила, пытаясь не отстать от меня.
- Давай так: я не спрашиваю, от кого прячешься ты, а ты не спрашиваешь ни о чем меня, договорились? – мне сейчас нужно было очень многое осознать и понять, как действовать дальше в городе, полном волков, вампиров, охотников, ведьм. Елену нужно держать как можно дальше от Мистик Фолс, и при этом мне почти все время придется быть рядом с ней, чтобы защищать. Сложная задача.
- Я просто хочу сказать, что в пожаре погибли люди, Деймон, и если ты знаешь, кто к этому причастен, то обязан сказать.
- Если ты пытаешь надавить на мою совесть, то перестань. Я ее давно пропил, полезай в машину.

«Опасное дело — к кому-то привязываться. С ума сойти, до чего от этого бывает больно. Больно от одного лишь страха потерять». (28)
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1353
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика