Главная

Фанфик "Меняя историю".

Фанфик "Меняя историю"

03.11.2014, 15:09
Когда переживаешь нечто ужасное, разрывающее мир в клочья, появляется тайное облегчение - ну вот, самое страшное произошло, хуже уже не будет. Будет, будет, будет. Никто не даст отдышаться...
Марта Кетро. "Горький шоколад. Книга утешений".


I. Кто она по сравнению со мной?

Когда я вышел из бара, оставив вдрызг пьяного Метта на попечении служащих заведения, дождя на улице уже не было. Не было ни ветра, ни туч. Стояла глубокая ночь. Убывающая луна слабо освещала темные улицы городка, и звезды теперь были ясно видны на черном небосклоне.
Буря чувств, что бушевала у меня внутри уже несколько месяцев, прекратилась так же внезапно, как и февральский шторм. И теперь, когда никакие бетонные плиты усталости не прижимают меня к постели, предательство Кетрин померкло, а ярость и отчаяние стали незначительными как капли дождя на куртке, я с изумлением осознал, что по-прежнему несчастен.
Я влюблен в нее, и это отвратительно. Чудовищно. Бессмысленно...
Гуманнее было бы вырвать себе сердце, как я вырвал Мейсону Локвуду, чем вновь отдавать его в чьи-то руки. Но ума во мне так же мало, как и у крысы, угодившей в мышеловку, поэтому все так и вышло. Как же так вышло? Я был предельно осторожен, не допускал ее близко, не вел душещипательные беседы, не забывал о Кетрин. И вот я нахожу себя сидящим в полутемном баре захудалого городишки и безоглядно влюбленным в Елену Смит.
Кто она по сравнению со мной? Вернее… кто я по сравнению с ней? Бездушная ночная тварь, способная лишь убивать и калечить, сам искалеченный, надломленный до основания, как уродливый старый дом. Она не ремонтная мастерская, чтобы зашивать раны и клеить осколки. Она сама вот-вот рассыплется. Любить кого-то - глупо. Что может быть глупее, чем отдавать и посвящать себя кому-то другому? Кому-то, кто никогда не будет твоим.
Я сидел, откинувшись на сиденье, с закрытыми глазами и любил Ее, любил точно бережно хранимое сокровище. Все, что мучило меня до этого момента, все эти непонятные порывы, ее притяжение, неуемные фантазии и даже мое согласие умереть ради ее безопасности обрело форму и превратилось в нечто вполне определенное и значительное. Значимое. Значит все опять пойдет по кругу. Я стану одержим идеей обладать Еленой, и это в конечном счете разрушит нас обоих.
Она человек, и даже если ее жизнь когда-нибудь станет тихой и безопасной, как она того хочет, в запасе будет лет сорок-пятьдесят, а потом все. Я мог бы обратить ее, как это сделала Кетрин для меня, но станет ли это решением? До того, как превратиться в вампира, я был вполне сносным человеком. Без особых моральных качеств, конечно, но и не чудище с острыми зубами. Обратить Елену значит собственноручно окунуть ее в бочку с кровью.
Плюнув на снизошедшее на меня откровение, я завел мотор и медленно поехал по сонным улицам города. Единственная цель, маячившая впереди, - бутылка холодного виски у меня дома. Я немного заплутал, пытаясь выехать из города, и заехал совсем не туда. Пришлось остановиться и сосредоточиться, чтобы найти верное направление.
На другой стороне дороги по тротуару шла знакомая мне девушка. Елена, не оглядываясь, почти бежала по мокрому асфальту, привычная сумка била ее по ногам при каждом шаге. Черная куртка, черные сапоги, распущенные темные волосы - искусство игры в прятки она освоила очень хорошо, издалека обычному человеку ее ни за что не разглядеть. И ведь знает, что ночью лучше не выходить из-за вампиров, а все равно гуляет. Она свернула за угол, и я, остановившись, вышел из машины и направился следом, такой же неприметный для обывателей. Елена добралась до торца полицейского участка, что-то достала из объемной сумки, вскрыла окно и, легко подтянувшись на руках, перелезла через подоконник. Я остановился неподалеку, надеясь понять, зачем ей понадобилось вламываться к копам. Елена, стряхнув пыль с джинс, уселась за кресло шерифа и включила компьютер. Значит, решила взломать архив полицейских данных. Пока система загружала программу, Елена покопалась в недрах сумки, достала оттуда флэшку и подключила к компьютеру. Следом она достала из кармана мобильник и припрятанную там же Bluetooth-гарнитуру и кому-то позвонила.
- Привет. Это я, - Елена говорила через приспособление тихим голосом, чтобы дежурный коп за стойкой ничего не услышал. - Я подключила флэшку, что дальше?
- Загружай файл с расширением “.exe”, - неожиданно для себя я с легкостью смог услышать голос собеседника, - и выходи в сеть. Соединение есть?
- Проверяю, - Елена ловко щелкала мышкой. - Есть. Можешь работать?
- Та-ак, поглядим, - вяло протянул голос. - Не вижу тебя. Программку установила? А, все, вижу.
- Ну, давай, чисти, - Елена откатилась немного назад, выбралась из-за стола и подошла к железному шкафу в углу кабинета. - Долго тебе? - Она неслышно выдвинула один из ящиков и стала перебирать папки с документами.
- Как пойдет, - все так же вяло отозвался голос.
Через минуту Елена вернулась к сумке, вытащила оттуда маленький фонарик и, осторожно направив пучок света исключительно в нутро ящика, продолжила что-то искать. Она вдруг оглянулась на дверь и притихла, прикрыв луч рукой. Я не слышал шагов, но догадался, почему она замерла. К счастью, все обошлось, и никто не заглянул в кабинет шерифа.
- Готово? - проговорив еще тише, чем раньше, Елена взяла в зубы фонарик и стала усердней перебирать папки.
- Неа, только половину вычистил, - голос стал бодрее, - кстати, пока я в сети, что будем делать с Еленой Смит, м?
Елена Смит вытащила изо рта фонарик и коротко ответила:
- Удаляй, - а затем вытащила одну из папок и посветила на нее.
- Уверена? Ты под этим именем дольше всего продержалась.
- Удаляй, Слейтор. Я все равно скоро уеду отсюда, - Елена задвинула железный ящик и, щелкнув кнопкой на фонарике, вернулась к столу с папкой в руках.
Она скоро уедет... Как-то совсем не вовремя я решил перестать отрицать собственные чувства.
- А что с машиной?
- Уже продала.
- Ладно, но я пока оставлю страховку, на всякий случай, - Слейтор быстро согласился с ее выбором. Безымянная девушка убрала папку в сумку и посмотрела на монитор.
- Поторопись, пожалуйста, - попросила она, снова заслышав шаги в коридоре. - Похоже, обход начинается.
- Почти все, еще пару секунд. Еще пару. И еще одна. Все! Тебя нет в деле об ограблении банка.
- Спасибо, - Елена вытащила флэшку, наклонилась вниз и выдернула вилку из розетки, компьютер моментально погас. За дверью зажегся свет, и она, торопливо забросив сумку на плечо, метнулась к окну. Буквально за мгновение до того, как открылась дверь, Елена перемахнула через подоконник и замерла внизу. Ловкая, как сотня чертей.
- Нет здесь никого, тебе послышалось, - коп повел фонариком по темному кабинету. - Старик опять не закрыл окно, вот ветер и шелестит бумагами.
Его напарник вошел в кабинет и, приблизившись к проему в стене, слегка высунулся наружу. Елена сидела, не шелохнувшись, прячась под подоконником, и если бы он опустил глаза, то мог бы заметить ее.
- Дождь шел всю ночь?
- Да.
- Тогда почему полы в кабинете сухие?
- Потому что ветер дует на северо-запад и окно выходит на эту же сторону, Скуби Ду недоделанный. Пошли уже, - тот, что постарше, буквально силой увел парня от окна, и оба копа покинули кабинет, заперев дверь. Елена еще немного посидела под окном, а потом поднялась и торопливо пошла в сторону от полицейского участка. Большая сумка, в которой теперь лежала папка с делом об ограблении, висела у нее на плече. Я вернулся к машине, дождался, пока Елена вынырнет из подворотни, и проводил ее до нового дома, оставаясь незамеченным. Не думаю, что она нуждалась в защите или опеке, но для собственного спокойствия предпочел убедиться, что с ней ничего не случится этой ночью. Потом я поехал к себе и напился сильнее Метта.
Остаток ночи мне снились странные сны, в которых Елена, улыбаясь, гладила меня по щеке и уходила вдоль по узкому коридору, я пытался идти за ней, но никак не мог дойти до двери, а когда дошел, оказалось, что девушка уже исчезла в одной из десятка других. И я блуждал в огромном лабиринте, превратившемся в подземные туннели Мистик Фолс, и набрел на гробницу с голодными вампирами. Они злобно скалили морды, наступали на меня, а мне некуда было бежать, пока не появилась Елена у меня за спиной. Позади нее сиял яркий свет. Девушка взяла меня за руку и повела куда-то, шагая спиной вперед и смотря исключительно мне в глаза. Я следовал за ней, не задумываясь. Кетрин в старомодном платье появилась за спиной Елены, закрывая собой свет. Сзади с грохотом обрушились камни, лишая шанса повернуть обратно. Елена отпустила мою руку и, продолжая смотреть на меня с ласковой улыбкой, шагнула назад. Ее тело слилось с телом Кетрин воедино, и красивые губы уже недобро ухмылялись. Черные вены проступили на лице, клыки выступили вперед. Потом Кетрин шагнула ко мне и вырвала сердце.
Проснулся я от яркого света, лежа на полу в гостиной. Уставившись в потолок, я медленно моргнул и пожалел, что больше не пьян. Я не задавался вопросом, что теперь делать и куда девать себя вместе с нелепой любовью к смертной девушке, я просто хотел отмотать часы назад и снова провалиться в забытье. Положа руку на сердце, мне больше нравилось быть отвергнутым и обманутым, чем несчастным влюбленным. Это придавало больше смысла жажде убивать людей вокруг, служило оправданием той кровожадности и зверствам, что я творил. А что теперь? Я покусился на самое светлое, что когда-либо было в моей жизни, чтобы затащить ее к себе в постель. Тупой идиот, наделавший много ошибок.
Она уедет, что бы я ни сделал, что бы ни пообещал. Она уедет, потому что у нее своя, отдельная жизнь, в которой места для меня отведено еще меньше, чем для брошенного квотербека. Я могу быть кем угодно: маньяком-вампиром, поедающим детей, божьим агнцем, посланным на землю для спасения человечества, или просто тенью, следующей за ней, - она все равно уедет. Суть колющей боли в груди сводилась к одному: Елена оставит меня. Она уже это делала.
Быть бессмертным красавчиком не всегда круто.
Я нащупал рукой бутылку и приложил к губам, но с ободка не сорвалось ни капли.
Как жаль...

II. Ты же будешь рядом.

- Можешь приехать на главную площадь? - шериф, не здороваясь, сразу перешла к делу, едва я ответил на звонок. Голова гудела как от похмелья, и громкий голос Лиз впивался в раздробленный на части мозг как ножи.
- Дай мне еще секунду, - попросил я и снова сунул голову под холодный кран, надеясь, что это поможет прийти в себя. - Что у тебя стряслось? - приложив телефон к уху, я придирчиво рассматривал свое отражение в зеркале. Мерзость какая.
- На главную площадь. Ты нужен мне здесь, - Лиз говорила со мной требовательно, как с одним из подчиненных.
- Воу, шериф, полегче, - я вышел из ванной комнаты окончательно восставшим из пепла. - Рассказывай, - и, поставив телефон на громкую связь, открыл ящик с одеждой. Лиз никогда не тревожит меня, если дело не касается Совета основателей и вампиров.
- Сегодня на главной площади, рядом с ратушей, обнаружили тело. Его распяли и вскрыли, а мы не нашли даже капли крови. Ты должен приехать сюда.
Видимо я и вправду был должен, потому что Лиз не усомнилась в этом ни на секунду и повесила трубку. Отложив метания мятежной души напотом, я поехал спасать город. Место преступления было огорожено желтой лентой, тело уже увезли, и под раскидистым деревом ползали специалисты в поисках улик.
- Спасибо, что пришел, - Лиз хлопнула меня по плечу, останавливаясь рядом.
- Не за что. Даже не представляю, чем могу помочь, - честно ответил я, даже немного благодарный за то, шериф выдернула меня из анабиоза.
- Звонок поступил сегодня в пять двадцать семь, - она приподняла ленту, предлагая мне пройти прямо к месту происшествия. - Пара прогуливалась по площади и обнаружила тело. Никогда такого не видела. Труп был здесь, - Лиз указала на дерево, - его нанизали на ветки, перед этим вскрыв грудную клетку от живота до горла. Полное отсутствие крови делает это убийство еще более свирепым и жутким. Без Логана прессу трудно держать в стороне.
- Ужасно, - я кивнул, соглашаясь, - но какой толк от меня? Думаешь, это вам...
- Шшш, - Лиз не дала мне договорить. - Не произноси это слово. Убитый - сторож на старом складе при загородной фабрике, заброшенной несколько лет назад. Все мои ребята, которые в курсе наших проблем, - шериф подобрала глупое слово для описания ситуации, - нужны мне здесь, держать прессу и любопытных подальше. Мэр собирается устроить сегодня гуляния в честь дня города с фейерверком и прочим, поэтому необходимо, чтобы как можно меньше людей знали о случившемся. Ричард что-то затеял, но мне еще не сообщили.
- Все еще не понимаю.
- Это адрес старого склада, я подозреваю, что так они оставили нам сообщение.
- Теперь ясно, - меня посылали проверить объект.
- Но Деймон, - Лиз не позволила мне забрать бумажку, - не лезь на рожон. Просто съезди, взгляни, что там, и при первой же опасности возвращайся домой, ты меня понял?
- Это просто, - я пожал плечами, забирая листок. - Побуду шпионом, только и всего.
- Деймон, это не игра. Они убивают наших людей и больше даже не прячутся. Пошли со мной, - она завела меня за другое дерево, где никого не было, - держи, - и шериф сунула мне в руки пистолет. - Пули деревянные. Вербены у меня не осталось, так что это все, чем я могу помочь.
- Тебе не о чем беспокоиться, - убирая оружие за пояс джинс, я с трудом продолжал играть в человека. - Но у меня есть ответная просьба.
- Может, не сейчас? - она выглянула из-за могучего древесного ствола.
- Нет, это не займет много времени. Меня интересует девушка, она числится пропавшей. Имя начинается на Е, что-то вроде Элли или Елены.
- Елена? - удивленно переспросила Лиз. - Почему ты интересуешься ей? Это все из-за Джона? Послушай, он еще тот мерзавец...
- Шериф, вы можете подойти?! - громкий окрик перебил Лиз.
- Да! - она тут же бросилась на зов, - мы не закончили, ясно? - на ходу через плечо прокричала она, оставив меня ни с чем. Почему она решила, что это из-за Джона? Какое отношение Елена имеет к нему? Каким образом эти двое вообще могут быть связаны?
Несмотря на новую подсказку, сейчас у меня было одно желание - доехать до Елены, затащить ее в какой-нибудь бункер и спрятать там, пока Совет не разберется с вампирами. Если эта бессмертная компания слетела с катушек и решилась бросить вызов основателям, то опасность для девушки, бывшей мишенью изначально, возросла до бесконечности. Поэтому убрав бумажку с адресом в карман, я сел в машину и поехал к ней. На сей раз мне не пришлось тратить время на поиски Елены, потому что она, как ни странно, ответила на звонок и сказала, что сейчас на занятиях.
Когда я добрался до университета, было больше четырех часов, и все лекции как раз должны были закончиться. На лужайке рядом с альма-матер уже стояли небольшими группами студенты и студентки. Я огляделся по сторонам и, не найдя Елены, вышел из машины, направляясь к дверям университета. В фойе толпилось множество людей, голоса было очень трудно различить, и, забравшись на выступ у основания колонны, я посмотрел на них сверху, почти сразу же разглядев Елену и Метта в отдалении. Чудесно! Вот и тот человек, который поможет мне ее защитить.
- Я понимаю, ты больше не хочешь быть со мной, и не собираюсь настаивать. Но разве я не заслуживаю правды, настоящей причины? - квотербек был настойчив в своем стремлении понять женскую сущность.
- Я же сказала тебе, мне нужно сосредоточиться на учебе, иначе меня отчислят, - она скрестила руки на груди и опустила голову.
- Знаешь, после того, через что мы прошли, мне казалось, ты доверяешь мне…
- Метт, мне нужно идти, - Елена нервно поправила сумку на плече. Разговор был ей неприятен, и она очень торопилась его завершить.
- К нему? - он взял ее за подбородок, принуждая смотреть в глаза. - Это из-за Деймона, да? Не могу поверить, ты теперь с ним?
- Нет, - Елена мягко отвела его руку от лица. - Я ни с кем.
- Он вьется вокруг тебя, словно ядовитый плющ, а ты не только позволяешь ему это, но и...
- Ты хочешь правды? - она вдруг разозлилась. - Деймон НЕ причина, вот тебе правда.
- Ладно, - Метт закивал головой как китайский болванчик. - Ладно, я тебе верю. Тогда почему...
- Потому что это ничего не значит, - ее голос стал холоднее.
- Ты первая, кто говорит, что это ничего не значит, но никто не придает этому значения больше, чем ты! - вспылил Метт. - Я знаю тебя, Елена, - он приблизился к ней, - настолько хорошо, что могу написать путеводитель. Ты вздрагиваешь, если коснуться твоей шеи, ты поправляешь волосы, когда волнуешься. Ты смущаешься, если пристально смотреть тебе в глаза. Ты это ты, и я тебя люблю.
- Метт, я не уверена...
- Ты не уверена?! Во мне? Каждый раз, когда ты просишь не спрашивать тебя ни о чем, и я молчу, это потому что я люблю тебя. Каждый раз, когда ты исчезаешь и возвращаешься, я жду тебя, потому что люблю тебя. Я даже не мешаю тебе носить этот кулон... Каждый день и каждую ночь, когда ты рядом, я счастлив, потому что люблю тебя, - он заметил меня, идущего к ним, и, злобно сверкнув глазами, добавил: - Каждый раз, когда я говорю с ним, - Метт ткнул в меня пальцем, - это потому что я люблю тебя.
Елена обернулась и мельком взглянула в мою сторону. Сейчас кинется спасать своего рыцаря от неминуемого позора в глазах соперника. Она же не знала, что он уже поплакался в мою жилетку.
- Что еще мне нужно сделать, чтобы ты поверила? У меня уже не осталось самоуважения. Я готов буквально на все, лишь бы ты осталась со мной.
- Метт...
- Что с тобой не так? - он вдруг ухватил ее обеими руками за плечи. - Почему ты не можешь мне просто сказать, что произошло? Еще вчера все было замечательно. Почему ты порвала со мной? Что не так? Что с тобой не так?!
- Метт, хватит! Ты жалок, остановись, - холодно произнесла она, сбрасывая его руки с плеч.
Он отпустил ее и отступил на шаг назад.
Да, парень, а ты сравнивал ее с ангелами и прочей чепухой. Тебе же даже невдомек, какая в ней сталь. Ты знаешь о ней так же мало, как и любой прохожий. Ты влюблен в саму идею совершенства, и тебе нет дела до нее настоящей.
- Деймон, - Елена всем своим видом давала понять, что неприятный разговор окончен, и она не намерена его продолжать. Столько твердости, столько решимости. Достойно уважения. Мне порой не хватает силы следовать здравому смыслу, если в дело вмешиваются чувства и эмоции. И она прямое тому доказательство.
- Не хотел вас прерывать, но дело срочное. Ты, - и теперь уже мой палец был направлен на квотербека, - берешь ее, - и я большим пальцем указал на Елену, - и увозишь так далеко, как только можешь, если хочешь сохранить ей жизнь.
- Что? Что происходит? - глупо было надеяться на то, что она безропотно согласится исчезнуть. Хотя в чем проблема? Она ведь все равно скоро уедет.
- О чем ты говоришь? - Метт в отличие от Елены был готов тут же схватить девчушку в охапку и запихнуть в машину. - Это из-за тех парней, которые напали на нее?
- Да, - я обрадовался, что он сам нашел причину. - Пошустрее, друг. Спасай свою даму.
Метт взял ее за руку и потянул в сторону, но Елена тут же выдернула ладонь и возмущенно посмотрела на нас обоих. Ух, почему нельзя просто послушаться совета умного человека?..
- Мы больше не вместе, ты не обязан заботиться обо мне, - она была непреклонна в своем решении оградить Метта от грозящей опасности. - И я никуда не поеду, пока ты не объяснишь, что происходит, - это Елена сказала мне, четко разделяя слова, и, пройдя между мной и квотербеком, двинулась к выходу.
- Неа, ничего подобного, - я дернул за лямку ее сумки, останавливая, словно лошадь за вожжи, - ты не будешь бродить по городу.
- Сейчас день, - Елена широко раскрыла глаза, намекая на вампиров так, чтобы Метт ничего не заподозрил. Она была дерганая, каждое ее движение оказывалось рваным, резким.
- О чем вы вообще говорите? - квотербек не унимался в поисках правды.
Я чувствовал, как Елена разрывается меж двух огней. Холодность, с которой она общалась с Меттом, была вынужденной и вовсе не приносила ей никакой радости. Она защищала его единственным известным ей способом - держала на расстоянии. К несчастью, для себя Елена выбирала более опасный путь – борьбу, и как бы я ни убеждал ее, она не останется в стороне.
Она должна испугаться настолько, чтобы страх заставил ее сидеть дома и не высовываться.
Лиз попросила меня наведаться на старый склад и проверить, что там. Вампиров там точно нет, ни один уважающий себя мертвец не станет жить в таком месте. Мы можем существовать где угодно с комфортом и удобствами, нет смысла обитать в затхлом древнем помещении, похожим на склеп. Но шериф могла оказаться права, и вампиры наверняка оставили там что-то, что вызовет ужас.
Я мог бы взять ее с собой и показать действительно страшные вещи. И нужно сделать так, чтобы она думала, что мне этого совсем не хочется.
- Все, что от тебя требуется, Донован, это увезти ее из города на пару дней. Не задавая лишних вопросов.
- Пошли, - Метт кивнул и шагнул к Елене. В сложившейся ситуации он видел шанс наладить рухнувшие отношения и вернуть девушку. Не думаю, что это входило в планы Елены.
- Стой. Нет, Метт, - она выставила руку вперед, останавливая его. - Я...
- Ты, что, не слышала, что он сказал?
- Да, Елена, ты не слышала?
- Хватит, - она была на пределе и приложила ладонь ко лбу.
- Может, мне стоит лучше объяснить, что именно произошло, когда на тебя напали?
- Деймон, нет! - Елена оборвала меня на полуслове. – Метт, пожалуйста, просто уходи, - она тяжело вздохнула и отвернулась, не желая наблюдать, как вытягивается лицо квотербека и он покидает нашу веселую компанию.
- Ты только что прогнала единственную надежду на спасение, - я нарочно пытался разозлить ее и подталкивал обратно к Метту, потому что был уверен, что этот парень не позволит кому-то причинить ей вред. Именно эту цель я и преследовал сейчас. Когда она испугается и будет спасаться бегством, Елена должна оказаться в доме Донована и оставаться там, пока вампиры в Мистик Фолс не окажутся окончательно мертвыми.
- Что ты делаешь? - Елена запустила руки в волосы и сжала ладонями голову.
- Пытаюсь спасти твою жизнь, - абсолютно честно признался я.
- Втягивая Метта? - она была готова броситься на меня с кулаками. - Что произошло?
- Вампиры, - оглядевшись по сторонам, я произнес запретное слово на «В» одними губами, - больше не прячутся в норе. Они оставили сообщение на дереве в виде обескровленного парня без внутренностей, ну, знаешь, внутри, - и покрутил пальцем в области живота.
Елена в смятении отрицательно покачала головой, шокированная новостью.
- И что нам теперь делать? - секунда, которая всегда нужна ей для того, чтобы перевести дух и принять реалии жизни, состоялась, и она снова была готова идти в бой.
- Ты догоняешь квотербека, падаешь ему в ноги и умоляешь простить и принять тебя, а я еду проверить старый склад. Местный шериф любит давать мне всякие задания.
- Ладно, поехали, - Елена кивнула и пошла к дверям, не дожидаясь меня.
- Ты всегда пропускаешь ту часть, где я говорю, насколько это опасно для тебя? - я развел руки в стороны, даже не пытаясь идти за ней.
Елена обернулась и, продолжая идти спиной вперед, сказала:
- Ну, ты же будешь рядом, - она пожала плечами и поправила лямку сумки.
Что я мог возразить на эту очевидную истину?

III. Я полагал, ты придумаешь что-то более правдоподобное.

- И что ты рассказала ему о чудесном исцелении? - выбираясь из машины, я захлопнул дверцы автомобиля и обнаружил, что стою в луже грязи. Беда не приходит одна.
- Метта сильно ударили по голове, от этого бутылка и разбилась. Уже потом тот парень порезал его. - Елена одернула полы куртки, задравшиеся немного вверх от езды по плохой дороге. - Так что я просто сказала, что он отключился, а я позвонила тебе и попросила приехать.
- Он поверил? - версия Елены была не то что неубедительной, а практически сшита белыми нитками. Копни квотербек поглубже, и непрезентабельная изнанка вывернется наружу.
- Да, - она пожала плечами, - он был почти без сознания, когда мы добрались до...
- Кстати, как у тебя получилось удерживать их на расстоянии от себя и нести на спине квотербека? Больше похоже, что ты позвонила Супермену.
- Метт сильный. Он бы справился с ними, будь их двое. Третий напал со спины.
- Ммм, - задумчиво произнес я, выбираясь из грязи на плохое подобие дороги.
- Что значит «ммм»? - Елена следовала за мной, только ей удавалось не попадать в особо глубокие лужи, и черные сапожки оставались чистыми в отличие от моих ботинок.
- Я полагал, ты придумаешь что-то более правдоподобное.
- Я ничего не придумывала, - она пожала плечами, - просто не стала рассказывать, что было в середине, - полы черной кожаной куртки снова задрались, когда Елена поправляла волосы.
- Твой излюбленный приемчик, - я смотрел на нее внимательно, надеясь увидеть что-то, чего не должен: мимолетное выражение лица, взгляд, жест.
- Мой что? - Елена не выглядела взволнованной. Точнее она была взбудоражена новостью, которая обрушилась на нее, и опасной поездкой, но в целом все еще сохраняла спокойствие.
- Ну, все, что я о тебе знаю, так это то, что твои родители погибли в автокатастрофе, а ты начала самостоятельную жизнь, и потом ты в Дьюке учишься на психолога. Где-то между этими событиями что-нибудь должно быть, - я пошел вперед, оставляя ее на шаг позади, и теперь внимательно вслушивался в голос.
- Не самая интересная часть моей жизни, - Елена стала копаться в своей сумке.
- А что там с программой защиты свидетелей? - она не спешила отвечать, и я решил дожать верное направление. - Помнится, когда ты прыгала в окно третьего этажа, сбегая от двух амбалов, я спас тебя и...
- Да, я помню, - Елена перестала копошиться в сумке. - Это секретная программа вроде бы.
- Разумеется. Кстати, тебе что-нибудь говорит имя Джон Гилберт?
- М, это бывший президент? - произнесла она спустя мгновение, которое необходимо подумать для ответа, но в интонации я не уловил ничего похожего на осторожность или излишнее напряжение. Похоже, они действительно незнакомы.
- Один из основателей Мистик Фолс, - я первым добрался до старой покосившейся сетки, прежде служившей ограждением, и оглянулся на Елену. Она шла, деловито засовывая в карман джинс заточенные карандаши, и переступала лужи так же ловко, как и выпрыгивала в окна. Елена была готова использовать как оружие обычные предметы, что воодушевляло и заставляло нервничать одновременно.
- Твой друг? - предположила она, останавливаясь рядом. Если предположить, что когда-то Елена уже была готова отвечать на подобные вопросы, становится понятно, почему ей не требуется много усилий для правдоподобной игры. Лиз не могла упомянуть Джона просто так. Связь должна быть.
- У меня нет друзей, Елена, - я ухмыльнулся и отвел в сторону сетку, чтобы она смогла пролезть за ограждение.
- Точно, - проскользнув мимо меня, Елена первой ступила на территорию склада. Округа выглядела заброшенной. Узкая тропинка, ведущая к старому трейлеру сторожа, - единственный признак того, что кто-то здесь бывает. Я прислушался, оставаясь начеку. Вампиры могли объявить войну совету и поджидать основателей в западне. Шанс мал, но есть.
Все же не стоило брать ее сюда.
Елена не спеша двигалась к зданию склада, смотрела по сторонам и размеренно дышала. Я почти мог уверить себя, что слышу, как сильно она старается контролировать свой пульс, замедляя учащенное сердцебиение. Легко нагнав ее, я пошел рядом, четко понимая, что девушка, идущая по правую руку от меня, скрывает очень и очень многое, в том числе и от себя. Елена Смит, ох, прошу прощения, Елены Смит больше официально не существовало, ну тогда пусть она будет немкой Гретой… Так вот, она не позволяла себе бояться, если это мешало, и не позволяла себе останавливаться, если нужно было идти. Жила каждый день с камнем на шее и ни разу не позволила утопить его в алкоголе. Дело не в силе духа, дело в цели. Есть какой-то смысл в том, чтобы вставать с рассветом и отказываться от жизни, только если есть ради чего.
- Что ты станешь делать дальше? - я нарушил тишину между нами, и она мельком осуждающе глянула на меня. Мы были достаточно близко к двери, ведущей на склад, Елена, как и я, не исключала возможности засады, потому и подготовила карандаши.
- С Меттом?
- Когда закончишь университет, - в глубине души я надеялся, что она скажет: «Я уеду раньше, чем получу диплом» или что-нибудь в этом духе, но Елена пожала плечами:
- Перестану работать в третьесортных барах.
То есть мне не положено знать об отъезде, а значит, в этот раз она не собирается прощаться.
- О Господи, - Елена вдруг остановилась у самой лестницы и отвернулась. На нижней ступеньке лежал разлагающийся труп дворняги с разорванной шеей. Шерстяной бок, испачканный грязью, отвратительно выпирал, словно кто-то надул его через разинутую пасть, а вывалившийся распухший язык производил жуткое впечатление. Несчастные глаза собаки не мигая смотрели вверх, порванное ухо беззащитно торчало в сторону.
Я пригляделся: у пса был ошейник. Сторожевая собака погибшего смотрителя оказалась первым сообщением вампиров, оставленным прямо на входе.
- Ты можешь подождать здесь, - милостиво предложил я, надеясь, что убитого животного будет достаточно и Елена согласится последовать моему совету. - Если для тебя...
- Это просто мертвая собака, - не оборачиваясь, пробормотала она, ее плечи тяжело двигались из-за интенсивного дыхания, и, судя по всему, Елена отчаянно пыталась подавить тошноту. - Я могу переступить через нее. Я могу справиться с чем угодно.
- Это хорошо, - я шагнул к ней, чувствуя, как меня захватывает жалость. Мне больше не хотелось пугать Елену или нарочно подвергать мнимой опасности, чтобы она согласилась сбежать. Лучше бы ей не видеть пса и оставаться в стороне как можно дольше. Глупый влюбленный дурак, потащил ее туда, где наверняка будет много крови и тел, зверств и ужасов, потому что посчитал это хорошей идеей. Хуже способа выказать привязанность не придумаешь.
- Нет, не хорошо, - Елена покачала головой и обернулась. - Но мне так удобно, - и она смело шагнула через ступеньку, оставив мертвую собаку позади.
Порой я восхищался тем, какая удивительная способность сокрыта внутри хрупкой девушки. Ни холод, ни боль, ни страх не способны остановить ее, она движется как скоростной поезд вдоль по рельсам. Принимает решения и следует своему выбору, не мешкает, когда нужно торопиться, и не торопится, когда нужно все обдумать. Такое ощущение, что у нее в голове компьютер, выдающий верный ответ для решения любой задачи. Ей нужно было всего пару минут, чтобы совладать с эмоциями, и она снова готова идти в бой. Только однажды я стал свидетелем того, как она не могла справиться с чувством вины, и саморазрушение, что довелось мне увидеть, было самым безвозвратным и основательным за годы моего бессмертия.
Люди так не страдают. Люди не способны испытывать такие сильные эмоции. Люди не умеют быть такими как она. Она не человек.
- Стой, - перепрыгивая через ступеньки, я оказался возле двери раньше Елены. - Подожди снаружи, и кстати вот, - ключи от машины перекочевали из моей руки в ее. - На обратном пути за рулем ты, - в случае настоящей опасности, пока я буду занят в драке с вампирами, у нее должна быть возможность улизнуть.
- Даже не думай, - слегка закатив глаза, пробормотала Елена, без труда разгадав мои мысли. Я пожал плечами, сделав вид, что не понимаю, о чем речь. Как бы то ни было, ключи у нее в руках, ну и кто из нас теперь самый умный?
Я сломал замок в двери и толкнул створку. Та со скрипом отворилась, пропуская немного света в полутемное помещение, и мы увидели кровавые следы, тянущиеся от самого входа в темную глубь. Как театрально и безвкусно. Елена нахмурилась и переступила, не решаясь перешагнуть порог. Принцип «дамы вперед» здесь не работает. Сделав шаг, я вошел и присмотрелся к темноте. Глазам потребовалась пара мгновений, чтобы адаптироваться и начать видеть в кромешной тьме. Грязные окна под самой крышей здания не пропускали свет. Вдоль по стене, где-то до середины, тянулись высокие стеллажи, заполненные всяким хламом. Пройдя немного вперед, я увидел, что ряды со старыми никому ненужными вещами стоят каждые два метра и идут вплоть до перегородки в середине склада. Оттуда начинались отдельные помещения с закрытыми дверьми. Что-то щелкнуло у меня за спиной, и я резко обернулся.
- Прости, - Елена повела фонариком в сторону, светя на кровавый след. - Выглядит так, будто кого-то тащили туда, - она перевела луч к одной из дверей.
- Это постановка, - я постарался, чтобы мой голос звучал уверенно. - Они хотят, чтобы вы думали, что кого-то тащили. На самом деле все должно быть еще ужасней.
Елена глубоко вздохнула и медленно выдохнула через рот. Луч света слегка дрожал - единственный признак того, что она нервничает.
- Оставайся здесь, - я вернулся к кровавому следу и, услышав за спиной шаги непослушной Елены, негромко добавил, - пожалуйста.
В абсолютной тишине, сопровождаемый только слабым светом фонаря под ногами, я дошел до двери и смело толкнул ее.
Большая комната была наполнена трупами. Отвратительный запах разлагающихся тел тут же вырвался из запертого помещения. Мужчины и женщины. Вспоротые животы, шеи, грудные клетки, оторванные руки и ноги, внутренние органы на полу заставили ужаснуться даже меня. И кровь повсюду: от потолка до пола, и это отчего-то совсем не пробудило во мне голод. Мерзкое зрелище беспощадной бойни, устроенной только для того, чтобы показать свою звериную суть. И я подобен им.
Разве можно винить Елену в желании ненавидеть меня?
Они убьют ее, как только сядет солнце. Я должен разобраться с ними раньше. Я не могу позволить ей умереть. Совету придется открыть охоту на вампиров сегодня. И я собираюсь им в этом помочь.
Свет фонаря проскользнул внутрь комнаты, и Елена оказалась рядом.
- Боже мой...
- Не смотри, - я закрыл ей глаза ладонью и за голову притянул к своему плечу, почти обнимая, но она сразу же вырвалась и, прикрыв рот рукой, бросилась бегом на улицу. Запах гниющих тел с непривычки сбивает с ног и выворачивает наизнанку. По полу медленно прокатился брошенный фонарь, освещая убитых. Луч остановился на вырванном сердце, валяющемся уродливым ненужным комком плоти. Кровавая показательная сцена, составленная только для того, что напугать Совет и отомстить тем людям, которые по случайности носят ту же фамилию, что и основатели Мистик Фолс полтора столетия назад.
Я прикрыл дверь и пошел к Елене, еще плохо осознавая, что именно нужно делать. Самым умным было бы сбежать отсюда туда, где никто не знает обо мне. Бороться одному против группы разозленных и полных сил вампиров - глупо и бессмысленно. Мне придется втянуть в это Совет основателей вместе с Керолл, которая пыталась меня убить под внушением Кетрин, и Джоном, который мечтает увидеть меня мертвым. Кажется, тут никто не воюет на моей стороне.
Добравшись до ступенек, я перешагнул через собаку и огляделся в поисках Елены. Она сидела на коленях чуть левее от тропы в луже грязи, прижимая руки к животу. Волосы упали на лицо, худые плечи судорожно передергивались, и короткая куртка снова задралась, открывая узкую полоску кожи между джинсами и футболкой. Елена отчаянно боролась с подступившей тошнотой частым дыханием, втягивая со свистом воздух и быстро выдыхая.
- Ты в порядке? - приблизившись, я осторожно положил руку ей на спину.
Она замотала головой, но потом опомнилась:
- Да, я в порядке, - Елена, не оборачиваясь, резво поднялась с колен, так что мне пришлось убрать ладонь. - Зачем они это сделали? - она отступила на шаг.
- Показать, какие мы сильные и неуязвимые, - я пожал плечами, без труда приравняв себя к ним.
- Нет, - тихо покачав головой, Елена обернулась и приблизилась ко мне. - Ты не такой как они, Деймон, - и неожиданно сжала мои плечи обеими руками, требовательно смотря в глаза. - Ты должен это понять.
Я ничего тебе не должен. Хватит перекраивать меня и делать таким, каким я тебе удобен. Хочешь, верь, хочешь - нет, но зверь во мне так же дик и свиреп, как и прежде. Я все так же способен убивать ради удовольствия и пользоваться слабыми и беззащитными, потому что могу. Ни твои оленьи глаза, ни этот по-детски приоткрытый рот неспособны подавить во мне жажду крови. Но и ты у меня в крови. Это похоже на отравление токсинами, малыми дозами твои жесты, слова, взгляды накапливались у меня в голове, а теперь ты пытаешься управлять мной. Тебе мало, мало разрушенного и ползающего в ногах Метта, мало приковывать к себе взгляды мужчин, ты хочешь гордиться тем, что приручила меня. Я бы стал кем угодно, будь у меня шанс остаться с тобой. Я бы снова рискнул умереть и возродиться иным, обратиться в еще большее чудовище, пообещай мне тебя сам дьявол. Ибо кроме тебя у меня никого нет.
- Тебе нужно поехать домой, - стараясь ровно дышать, проговорил я, отводя взгляд в сторону от сухих губ Елены. - Они могут...
- Хватит меня защищать, - вспылила Елена, убирая ладони. Я едва удержался, чтобы не схватить ее за руки и не прижать к себе. - Каждая смерть, - она указала пальцем в сторону склада, - здесь, в Дьюке и Мистик Фолс - из-за меня, и если бы ты не был так слеп...
- Ты говоришь о Викки или том оборотне, которого я убил вчера? - ее готовность взять на себя ответственность за все беды мира начала раздражать.
- Не вчера, Деймон, - она слегка наклонила голову в бок. - Прошло уже два дня.
Так, значит, я провалялся в пьяном угаре больше суток. И у Бонни было время передать устройство Совету или Лиз. Именно поэтому мэр собирается устроить большой праздник, чтобы отвлечь горожан и открыть охоту на кровососов. Если у основателей ничего не получится, вампиры разнесут город к чертям, и резня, которую мне показали, будет лишь малой частью зверств, что последуют за этим. Мне придется оказаться в радиусе действия устройства, чтобы убедиться в его работе или успеть вернуться за Еленой, когда Совет не исполнит свое предназначение.
- Ладно, послушай меня, когда все пойдет не так, я не хочу, чтобы ты во всем этом участвовала.
- Я могу постоять за себя, Деймон. Я не так беспомощна, как ты думаешь.
- Я думаю, что ты самая сильная девушка из всех, кого я встречал, но это не поможет тебе выжить сейчас, - мои руки машинально потянулись к ее лицу. - Ты должна поехать к себе домой, закрыться на все замки и не высовываться, пока я не разрешу, поняла? Вот, возьми мою машину и уезжай, пока я окончательно не разберусь с этим и ты не окажешься в безопасности.
- Что ты собираешься делать? - она не пыталась вырваться из моих рук и пристально смотрела в глаза.
- Спасти город, побыть героем, немножко умереть.
- Нет, Деймон. Бонни забрала устройство, тебе нужно...
- Я позвоню тебе завтра. Уезжай.

IV. Нет, это не я.

Без машины возвращение в Мистик Фолс заняло намного больше времени, чем могло бы. Когда я добрался до главной площади, празднество было в самом разгаре. Лиз удалось оставить такое громкое преступление втайне от горожан, и сейчас тут было полно народу. Я четко знал, кого именно нужно найти - шерифа и ее людей. В Совете приблизительно семь мужчин, не считая меня, плюс Лиз, которая идет за троих. Ричард Локвуд не станет марать руки и останется в стороне, Джон Гилберт, скорее всего, будет рядом с устройством, остается всего пять. У шерифа в подмастерьях с десяток парней. В среднем по человеку на вампира, шансы очистить город равны нулю.
Я прорывался через толпу, ища кого-нибудь в полицейской форме. Мне просто нужно предупредить Лиз и убраться отсюда подальше до того, как получу деревянную пулю в сердце или как там они решили уничтожить всех вампиров... Мэр говорил речь, стоя на импровизированной платформе, горожане, не отводя взгляд, смотрели на него.
- Деймон! - Бонни дернула меня за рукав куртки.
- Что теперь? - у меня совсем нет времени на разговоры. В любую секунду могут запустить устройство, которое меня убьет. Борьба с вампирами - дело рук Совета, я просто хочу быть уверенным, что Елена не станет следующей жертвой.
- Они забрали Лунный камень, - у Бонни в глазах было неподдельное отчаяние.
- Кто? - я ощутил глубокую ненависть к ней и едва совладал с собой.
- Кто-то, - она взмахнула руками. - Оборотни. Я оставила его дома, а когда вернулась, камень уже забрали. Его нужно вернуть.
- Зачем? Теперь это просто кусок...
- Я соврала.
- Что? - я даже пару раз моргнул, надеясь, что ослышался.
- Ты сказал, что отдашь устройство против вампиров, и я соврала, что могу уничтожить камень. Это была фикция, он все еще часть заклинания.
- Черт возьми, Бонни, - на сей раз я не стал сдерживаться и выругался. - Какого дьявола ты это сделала, глупая кукла вуду?
- Ты все еще хочешь защитить Елену? Тогда тебе нужно найти камень. Если они хотят провести ритуал, она умрет во время него, и проклятье падет.
- Почему ты не позвонила мне сразу? - когда я еще был рядом с ней и мог защитить от кого угодно.
- Почему ты не идешь искать его? - Бонни едва ли не умоляюще посмотрела на меня, видимо, осознав, что натворила.
- На сегодня у меня уже есть миссия по спасению, ведьмочка. Пойди домой, попрактикуйся во вранье еще, - я почти оттолкнул ее, собираясь продолжить поиски Лиз, но взглядом наткнулся на Джона Гилберта. Он стоял слева от платформы с мэром и переговаривался с Керолл. Устройство было у него в руке, и я наконец осознал, чем именно рискую. Одно дело догадываться, что сегодня Совет собирается начать охоту, а другое дело стать добычей.
- Когда все начнется, - я повернулся к Бонни, обнаружив в ней внезапного союзника, - обеспечь всем хорошую мигрень, будь хоть чем-то полезна, - и двинулся прочь от платформы, надеясь выбраться из радиуса действия. Теперь, когда на стороне Совета появилась новая переменная, уравнение может быть решено верно, и мое присутствие совсем не обязательно.
Я торопился, спешил, широко шагая, с каждой секундой удаляясь от опасности. В небе взорвались салюты, грохот прокатился по небу, и волна ужасно пронзительного писка поглотила все звуки вокруг. Голова треснула и развалилась на две части. Дикая, ни с чем не сравнимая боль пронизывала каждый нерв и, разрывая кожу, вываливалась наружу. Не было ни одной части тела, которая оставалась целой. Звук проникал в уши и разрушал каждый нейрон мозга, заставлял лопаться глаза. Изо рта вырвался крик. Я больше не мог терпеть и, корчась от боли на грязном асфальте, пытался хоть как-то заглушить писк, сжимая голову ладонями. Все что я испытывал раньше - детский лепет по сравнению с действием устройства. Лопнувшие глаза уже ничего не видели. Меня лишили зрения и слуха, руки и ноги почти не слушались меня. Я был готов биться головой о землю, лишь бы выгнать этот звук из себя. Больно было дышать. Кто-нибудь, убейте меня.
Вдруг чьи-то холодные руки закрыли мне уши и звук стал тише и не таким смертельным. Воздух ворвался в легкие, и я с наслаждением вдохнул.
- Шшш, - прошипел кто-то, - не шуми, - целебные руки сильнее прижались к моим ушам, стараясь блокировать действие устройства. Ко мне вернулся слух и, сморгнув кровавую пелену с глаз, я увидел перед собой щебень асфальта. Инстинктивно я придавил чьи-то холодные ладони своими сильнее к треснувшей голове, и она снова стала цельной.
- Ты меня слышишь? - голос оказался женским, как и руки, спасавшие меня от звука. - Не кричи или они тебя убьют.
Я не мог видеть ее лица, потому что девушка была у меня за спиной, да и вообще ничего кроме асфальта мне не было видно. Медленно подняв голову, я попытался разглядеть, что происходит вокруг. Зрение не восстановилось полностью, и я видел только размытые силуэты и огни. Моргнув еще раз, я перестал чувствовать жжение в глазах. Какой-то парень в форме быстро двигался ко мне с оружием в руке, но другой мужчина перехватил его:
- С этим я разберусь, - и коп, кивнув, двинулся в другую сторону, а мужчина, перебежав дорогу, остановился рядом со мной. - Какого черта ты здесь? - его голос показался мне знакомым, но я видел лишь чьи-то ноги.
- Я просто не могла, - девушка ответила на вопрос, по-видимому, адресованный ей.
- О чем ты думаешь?
- Давай не сейчас.
Где-то на той стороне дороги раздался дикий вопль, и я увидел, как парень-подросток падает на колени от боли и сжимает руками голову.
- Тайлер, - голос мужчины был удивленным.
- Помоги ему, я справлюсь сама, - девушка, по-прежнему остававшаяся для меня невидимкой, решила все за секунду.
- Куда ты с ним?
- В старую тюрьму.
Мужчина бросился к парню, загибавшемуся на асфальте, как и я несколько секунд назад.
- Я сейчас уберу руки, постарайся не шуметь, хорошо? Нам нужно увести тебя в безопасное место, - голос девушки звучал глухо и будто издалека, но он определенно был мне знаком. Я изо всех сил пытался заставить себя соображать, но мозг, распиленный надвое противным писком, все еще срастался. Она хочет, чтобы этот звук снова проник внутрь меня? Девушка сделала попытку убрать ладони, но я прижал их к ушам со всей возможной силой, потому что не мог испытать эту боль снова. - Деймон, нужно идти, - и она резко вырвала свои руки. Звук снова ворвался в голову, глаза снова лопнули, и грудь будто стянуло стальным ремнем. Она ухватила меня подмышки, помогая подняться, и почти потащила к лестнице, ведущей в подвал. В какой-то момент девушка оступилась, и мы почти скатились вниз по ступенькам. Я взвыл от ощущения, что все мои кости сломаны.
А потом все прекратилось так же внезапно, как и началось. Жуткий писк исчез и образовавшийся вакуум тишины был блаженством. Я шел вслепую и чувствовал, как она ведет меня, поддерживая за поясницу. Девушка что-то говорила, но различать слова у меня все еще не выходило. Прислонившись к холодной стене спиной, я сполз вниз и закрыл глаза. Боль отступала понемногу. Все искалеченные конечности и части тела исцелялись медленно, и постепенно к ним возвращалась чувствительность.
- Эй, ты как? - холодная ладонь коснулась моей щеки и осторожно погладила. - Деймон.
С трудом я открыл глаза, моргнул и попытался сосредоточиться на лице передо мной.
- Кетрин? - испытывая царапающую боль в горле, я произнес только это имя. Опасаясь, что кости снова сломаются, осторожно поднял руку и провел пальцами по тонкому девичьему запястью. Она пристально смотрела на меня. Свет от фонарей проникал в узкий дверной проем и падал на нее, так же как и в моем сне.
- Нет. Это не я, - и Кетрин горько улыбнулась. - Оставайся здесь до рассвета, - она поднялась на ноги, становясь размытым пятном для меня, и тихо ушла, прикрыв старую скрипучую железную дверь.

Обещая мне новые привязанности, неужели вы думаете, что они заменят мне мои утраты?
Мэри Шелли
Добавил: LinaAlex |
Просмотров: 1343
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика