Главная

Фанфик "Я вернусь" Глава 2.

23.09.2020, 07:29
Пара отбивных приятно шкворчала на сковороде, источая пряный аромат специй и неповторимый запах жареного мяса. Помня о вкусовых предпочтениях Билла, Гермиона перевернула один кусок гораздо раньше второго, дав румяной корочке едва схватиться. Отправив мясо в духовку доходить до готовности, она принялась за овощной салат и гарнир.

Воспоминания о совместной жизни с Роном нахлынули внезапно, оседая на языке неизменным горчащим привкусом разочарования.

Ведь она специально пошла на кулинарные курсы, выкраивая драгоценные минуты времени после изматывающих рабочих часов. И всё только для того, чтобы попытаться воссоздать ту атмосферу домашнего уюта, к которому сама привыкла с детства, и о котором вечно напоминала Молли, поучительно вещая о тех или иных способах запекания индейки или рецептах пирогов с начинками. Но Гермиона внимательно слушала наставления миссис Уизли, искренне надеясь, что это поможет им с Роном обрести духовное единство, к которому они оба стремились. Или стремилась лишь она одна. Впрочем, как оказалось, несмотря на все приложенные старания, духовная связь не хотела укладываться в душе как идеально порезанный пирог — на тарелку.

Гермиона вскинула голову, прислушиваясь к звукам наверху, но ничего, кроме шума воды, по-прежнему не услышала. Разочарованный вздох слетел с её губ, но она не переставала надеяться, что Билл всё же спустится вниз к ужину.

Горячий отварной картофель уже дымился на столе, а она заканчивала заправлять салат. Оставалось лишь поставить графин с черничным морсом... Едва тот коснулся стола, как Грейнджер резко обернулась на звук отодвигаемого стула. Ей почти удалось скрыть досаду — Билл не оборотень, но настолько бесшумно передвигался, что впору поверить в невероятное.

— Запах отличный.

Похвала или обыденное замечание? За всё время их прежнего общения она так и не научилась различать интонации в его голосе. Хотя много ли общались? Ведь практически всё время, что они бывали здесь с Роном, она проводила с Флёр. И теперь, оказавшись наедине со старшим Уизли, да ещё и без привычной компании его жены и собственного парня, Гермиона испытывала некоторую неловкость. Зато её рука почти не дрожала, пока она разливала морс по бокалам и садилась напротив Уизли. Скользнув по Грейнджер мимолётным взглядом, тот спокойно придвинул тарелку с мясом ближе.

Видеть его таким было привычнее. Билл побрился, и от него приятно пахло домашним травяным мылом. Одежда сейчас сидела на нём более свободно, нежели прежде, но это было поправимо, если он начнёт нормально питаться. Длинные волосы снова обрели свой яркий цвет и гладкость. И Гермионе почему-то нестерпимо захотелось запустить пальцы в этот буйный огненный водопад на плечах, чтобы проверить, а действительно ли пряди такие шелковистые на ощупь, как выглядят. Пришлось сильнее стиснуть вилку, чтобы скрыть возникшее желание. Она опустила взгляд, уткнувшись в тарелку, почти разминувшись с изучающим внимательным взором Билла. А тот пытался прочитать на её непроницаемом лице хоть какие-то эмоции, чтобы понять, по какой причине эта умная ведьмочка вот уже который день подряд играет роль не то прислуги, не то хозяйки дома. Ей что, в своём доме делать нечего? Нет завалов в Министерстве? Или просто много свободного времени? И как на всё это смотрит Рон, позволяющий своей девушке проводить всё свободное время в пустующем доме, пусть брата, но уже одинокого мужчины. И тут Билл задумался — никто даже не допустил мысли, что ей здесь что-то может угрожать. Ну не ей, разумеется, а её репутации. Видимо, вся семья просто была уверена, что Биллу ни до кого нет дела, Билл не станет делать глупостей, Билл всё ещё любит Флер и переживает из-за её исчезновения и из-за дочери.

— Рон сегодня задерживается? — неожиданно для Гермионы прозвучал вопрос с другой стороны стола. Уизли не то чтобы было особо интересно, почему отсутствует его младший брат, но нельзя же всё время сидеть молча.

— Мы с Роном расстались.

— Давно?

— Три месяца назад.

Билл от неожиданности даже присвистнул.

— Гарри?

Гермиона поперхнулась морсом. Пару секунд она ошарашенно пялилась на него, а после потупила взгляд, сразу как-то съёжившись на стуле и вцепившись в бокал словно в спасательный круг. Она очень надеялась, что он не заметил ни разгоревшихся от стыда щёк, ни учащённого сердцебиения. Но как? Как он узнал о её чувствах к Гарри?! Она же никому никогда об этом не говорила! Разве что иногда по ночам делилась своими горестями с подушкой. Грейнджер лихорадочно пыталась вспомнить, а не могла ли она выболтать свой секрет в те ночи, когда они прятались от Пожирателей тут, в Ракушке.

— Кхм, — но Билл лишь невозмутимо пожал плечами, мазнув исподлобья заговорщицким взглядом. — А я бы понял.

Гермиона выглянула из своей "раковины". В её глазах читалось удивление, смешанное с любопытством. Ни дать ни взять истинная Грейнджер. Уизли пришлось спрятать довольную улыбку — он ведь наугад ткнул пальцем в небо, а, оказалось, попал в цель. Да ещё в какую цель!

— Нет, я бы, конечно, врезал ему пару раз за сестру, — невозмутимо продолжил он, — но принял бы его выбор. Кстати, думаю, Джинни о чём-то таком догадывалась, потому что всякий раз, когда вы бывали в Норе на совместных ужинах, она жутко ревновала, хотя и не показывала это всем.

Гермиона не знала, куда себя деть. В такой ситуации она оказалась впервые. Ведь и Рон, и Джинни приходились Биллу родными братом и сестрой, а он с такой лёгкостью рассуждает о тех вещах, в которых она боялась признаться даже самой себе.

Но его, похоже, забавляли сложившаяся ситуация и растерянность Грейнджер. Такой он её ещё никогда не видел.

— Так из-за чего вы расстались с Роном?

Гермиона неопределённо пожала плечами, давая понять, что не горит желанием обсуждать свои прошлые отношения, но внутри была бесконечно благодарна ему за то, что он перевёл тему. Объясняться по поводу своих чувств к Гарри сейчас она точно была не готова.

— Что ж, понятно, — согласился Билл.

Она сокрушённо вздохнула.

— Он хороший парень, но...

— Не сложилось? — подсказал Уизли. Гермиона благодарно улыбнулась и кивнула.

— По-моему, у него появилась девушка.

— И давно?

— Месяца два назад. Я не стала выяснять, кто она. Но Рон как-то проговорился, что её зовут Маргарет...

Билл ничего не ответил, ожидая продолжения, но Гермиона замолчала. Поэтому они просто продолжили ужинать. Правда, Уизли посматривал на неё совершенно спокойно и, как ей показалось, даже понимающе.

Она же отстранённо водила вилкой по тарелке, гоняя кусочек огурца. Вздохнула, вскинула голову, набрала в грудь побольше воздуха, будто собралась что-то сказать, но потом передумала и уткнулась взглядом обратно в тарелку. Её шумный выдох всколыхнул редкие прядки волос, выбившиеся из собранного за затылке пучка. От Билла не ускользнули её колебания, но он лишь усмехнулся и продолжил сосредоточенно резать свой кусок мяса. При этом ничто не мешало ему бросать короткие заинтересованные взгляды.

— А ты не хотел бы попробовать стать анимагом? — нерешительно произнесла она то, что долго прокручивала в голове.

— С чего ты взяла, что у меня получится? — сухо поинтересовался Билл, стараясь ничем не выдать вспыхнувшего огонька надежды.

Гермиона подавила улыбку, заставив себя сконцентрироваться на не поддающейся ножу отбивной. И лишь справившись, наколола кусочек мяса на вилку, а после подняла глаза и неопределённо пожала плечами.

— Насколько я помню... — пауза, — ты был одним из лучших учеников Хогвартса. Твои результаты СОВ...

— Я знаю про свои результаты, — слегка нетерпеливо перебил её Уизли.

— Если уж Петтигрю смог, то у тебя и подавно должно получиться, — невозмутимо продолжила Гермиона, теперь уже выжидающе глядя на него. — И потом... Тебе больше чем кому-либо это необходимо, — осторожно произнесла она и сразу опустила глаза, словно извинялась, что затронула деликатную тему.

— Наверное, ты права, — после паузы сказал он.

Гермиона подняла на него удивлённый взор.

— То есть ты согласен?

— Я согласен попробовать. Не могу обещать, что из этого что-то получится.

— Главное, ты согласен, — обрадовалась она. — Тогда я завтра принесу кое-какую литературу по анимагии. Я уже давно собиралась тебе предложить попробовать и даже подобрала книги. И ещё мне надо будет наведаться в Министерство, забрать свои заметки по этой теме. И придётся заглянуть в архив, чтобы...

Уизли, не сдержавшись, рассмеялся. А Гермиона на мгновение недоверчиво поджала губы.

— Тебе смешно? — прищурилась она. — Вообще-то, я хочу тебе помочь.

— Нет, — поспешно ответил Билл и даже помотал головой, хотя на его губах всё ещё играла весёлая улыбка. — Просто я уже забыл, насколько ты бываешь деятельной, когда увлекаешься.

Её щёки моментально окрасились яркими пятнами смущения, но она тряхнула головой, прогоняя застенчивость. Слава богу, он не насмехался, а вполне серьёзно воспринял её предложение.

— Кстати, — решила она сменить тему, — ты так и не рассказал, где был всё это время? Все просто с ног сбились, разыскивая тебя.

— Напросился в командировку, — обыденно пояснил тот. — Секретное спецзадание.

— Ну да, в банке, — с издёвкой изрекла Гермиона.

Билл весело хохотнул и пожал плечами. Прищуренный взгляд Грейнджер скрестился с невозмутимым Уизли.

"Что? Неужто вру?" — насмехалось лондонское небо.

"Как пить дать!" — упрямствовал кофейный взор.

— Ты ведь был в Гнезде, да? — это больше походило на утверждение, чем на вопрос.

Билл бросил на Гермиону короткий взгляд исподлобья, но продолжил равнодушно накладывать салат себе в тарелку. А вот её глаза лучились нескрываемой гордостью.

— С чего ты взяла?

— Распутывать твой след было довольно сложно, но очень интересно. Этакий мудрёный ребус. К тому же тщательно замаскированный. Даже Молли не использует таких сложных узоров для вязания.

— И что, ты всё распутала? — он, конечно, был наслышан об умственных способностях Грейнджер, но даже для него то, что она смогла последовать за ним в Гнездо вейл, стало открытием.

— Ты видел Флёр? — вместо ответа поинтересовалась она.

— Допустим, — отстранённо бросил он, и Гермиона буквально нутром ощутила его острое нежелание разговаривать на эту тему. Вероятно, любое обсуждение причиняло ему сильную боль.

— Она хоть как-то объяснила свой уход? — осторожно спросила она.

— А тебе? — он твёрдо смотрел ей в глаза.

Гермиона тяжело вздохнула и отрицательно помотала головой.

— Она даже не сказала, где... Виктуар... — она запнулась на имени, так как не знала, как отреагирует Билл.

Тот не ответил. А Грейнджер не рискнула больше расспрашивать. И так было понятно, о чём он думал. Наконец, он откинулся на спинку стула, медленно допил остатки морса и промокнул рот бумажной салфеткой. Гермиона украдкой проследила, как он резко смял её в руке и небрежно бросил на стол.

— Может, налить ещё морса? — с готовностью предложила она, приподнимаясь со стула и протягивая руку к графину.

— Спасибо. Если захочу — налью сам.

Гермиона поёжилась от твёрдости в его голосе и села обратно.

— Ну да... — растерянно пробормотала она, вновь ощущая возникшее между ними напряжение, как и в первые минуты ужина. Она уже подумывала об уходе — оставалось только озвучить подходящую причину. Но оказалось, что сделать это намного труднее, чем представлялось. Она окинула вдумчивым взглядом кухню, на которой провела столько времени. Посуда, баночки со специями, прихватки и полотенца... Всё было на своём месте. Расставлено и разложено с присущей ей педантичностью и в соответствии с личными предпочтениями. Потому что так удобнее. Грейнджер безрадостно вздохнула. То ли успела уже привязаться к Ракушке, то ли здесь просто стало так по-домашнему уютно, что этот дом совершенно не хотелось покидать. А, может, дело было в другом? Например, в Билле Уизли, которого вдруг захотелось поддержать и обнадёжить... Эта мимолётная мысль ошеломила и испугала, и Гермиона поспешила отогнать её от себя. Это сейчас в ней говорит излишнее любопытство и желание всё держать под контролем. Но Биллу вполне по силам самому решить все дела. Да, а ей пора отправляться домой и уже заняться своими. И так действительно будет лучше.

— Что-то я задержалась. Поздно уже, — сделав глубокий вдох, спокойно произнесла Гермиона и поднялась из-за стола. — Сейчас вымою посуду и пойду домой. А то мне нужно ещё успеть подготовить документацию для проекта по...

— Оставь. Я сам помою, — неожиданно остановил её Билл.

Удивление заставило её замереть на мгновение и недоверчиво уставиться на Уизли. Его голос прозвучал гораздо теплее, чем минутами раньше, словно он хотел загладить вину за недавнюю вспышку раздражения. А на его губах даже появился намёк на улыбку.

— Должен же я хоть как-то оплатить за твою заб.... За уборку и готовку.

Он небрежным жестом указал в сторону гостиной.

Гермиона недоверчиво усмехнулась, но согласно кивнула. Можно сказать, помирились. Наверное, пора привыкать к такой неожиданной смене его настроения.

* * *


Билл засунул руки в карманы штанов и прислонился плечом к дверному косяку прихожей, наблюдая, как Гермиона демонстративно копалась в своей сумке, будто никак не могла что-то отыскать.

— Спасибо тебе за всё, — тихо поблагодарил он, нарушая неловкую тишину.

— Мне было не сложно, — отмахнулась она. — Обращайся.

Уизли лишь хмыкнул.

А Гермиона вдруг нахмурилась, неистово шаря в сумке рукой. А последовавший за этим сокрушённый вздох свидетельствовал о том, что она наконец вспомнила о чём-то важном. Грейнджер картинно закатила глаза и покачала головой.

— Билл, будь добр. Кажется, я оставила на кухне свою палочку...

— Вот эту? — он ловким жестом фокусника вытащил искомую из кармана и протянул смутившейся мимолётным представлением Гермионе. Та ответила благодарной улыбкой, когда палочка перекочевала в её руки.

— Спасибо, — Гермиона наконец подняла голову и внимательно посмотрела на Билла, словно ждала чего-то. — До завтра?

— Ага.

Она тоже согласно кивнула, словно подтверждая его ответ. Мысль о том, что он не отказался изучать анимагию, приятно грела изнутри. Ведь Гермиона надеялась, что это поможет ему хоть немного отвлечься от навалившихся проблем.

Её ладонь уже легла на ручку двери, но неожиданно Грейнджер снова в нерешительности замялась у порога. Не отпуская ручку, она сжала лямку сумки и повернулась к Уизли.

— Билл...

Он вопросительно приподнял бровь.

— Только пойми меня правильно... Я отправила патронус Молли. Просто она волнуется. Очень волнуется...

Она запнулась. Потяжелевший взгляд Уизли вновь приобрёл стальную окраску, а Гермиону обдало леденящей волной холода. Он снова стал похож на того мрачного Билла, который напугал её своим неожиданным появлением на кухне. С одной стороны, она прекрасно понимала его чувства и предвидела такую реакцию. Потому и тянула с признанием. А с другой... Она не могла равнодушно смотреть на беспокойство Молли Уизли, что все последние дни не находила себе места.

— Кто тебя просил? — сквозь зубы процедил Билл. Он резко оттолкнулся от стены и медленно двинулся к ней, по-прежнему не вынимая рук из карманов. Грейнджер была готова побиться об заклад, что он стискивает кулаки. Хорошо хоть у него нет палочки... Гермиона с вызовом вскинула подбородок и поджала губы, но на всякий случай приготовилась моментально распахнуть дверь.

— Скорее всего, твои родители будут здесь с минуты на минуту...

Билл нахмурился. Но она стойко выдержала его яростное молчаливое осуждение.

— Какого чёрта ты вечно во всё вмешиваешься? — зло выплюнул он, почти нависая над ней. — Я бы и сам связался с родителями, когда посчитал нужным. Я давно уже вырос и не нуждаюсь в круглосуточно маминой опеке! А теперь... — он резко вскинул голову, будто к чему-то прислушивался. Затем на несколько секунд зажмурился и глубоко вдохнул. А когда открыл глаза, от него повеяло таким холодом, что, казалось, всё вокруг начало покрываться ледяной коркой. — Запомни. Хватит. Лезть. Не в своё. Дело.

Гермиона прикусила губу, выслушивая грубую отповедь, но глаз не отвела. Лишь крепче стиснула ремешок сумки. Неужели он не понимает? Она же хотела как лучше... Обида душила её изнутри и не позволяла вставить и слова. Но почему-то и возражать не особо-то и хотелось. На Грейнджер вдруг навалилась такая смертельная усталость и желание поскорее убраться отсюда, что она лишь поспешно кивнула и выбежала из дома прочь. Но перед тем как за ней закрылась дверь, ей показалось, что она услышала глухое рычание Билла Уизли.

* * *


Дверь тихо захлопнулась, а воздушный поток обдал его тонким ароматом духов.

Билл резко выдохнул и почесал нос, прогоняя щекочущий назойливый запах. Затем крутанулся на месте и спешно зашагал вперёд, будто старался убежать от чего-то. Остановившись посреди гостиной, он окинул комнату раздражённым взглядом, хотя до конца не смог определить, что же вызвало его неудовлетворение. То ли чрезмерная забота Гермионы, так напоминающая материнскую. То ли неугомонное желание этой девчонки всё держать под контролем. То ли что-то ещё.

Он неспешно обошёл весь дом, придирчиво изучая обстановку и стараясь запомнить все детали.

А потом он понял — запах.

Весь дом насквозь пропитался домашними ароматами, которые против своей воли принесла с собой Гермиона Грейнджер. Запах потрескивающих в камине поленьев и тёплых шерстяных пледов, свежевыпеченных булочек с ванилью и прохладного черничного морса. Душистого травяного чая и свежемолотого кофе. И, конечно же, жареного мяса с тонким ароматом специй. И Билл никак не мог надышаться этими домашними запахами. Они одновременно раздражали и приносили успокоение его мятежной душе. Именно так, по мнению Уизли, и пахло слово "дом".

Флёр пахла совершенно иначе.

Она пахла свободным ветром.

Она всегда приносила в дом запахи природы: аромат весенней листвы и летних луговых трав, свежесть горного воздуха и утреннего морского бриза, терпкость дождя и приторность солнечного летнего зноя.

Но никогда, никогда его жена не пахла домашним уютом.
Добавил: Jastina |
Просмотров: 47
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика