Главная

Фанфик "Долгая дорога домой". Глава 3. Адела Доуд

06.12.2017, 12:37
Адела Доуд напоминает Шерлоку Салли Донован. Она достаточно умна, предана общему делу и из-за специфики своей работы точно не принадлежит к категории доверчивых людей. Твердость в ее темных глазах означает упрямую решимость, а за ее плечами скрывается надежная сила, которая исходит от женщины-мусульманки, возглавляющей отряд мусульманских мужчин.

Они находятся в старом заброшенном археологическом лагере на окраине Каира, расположенном так далеко в пустыне, что никого не интересует, что сейчас происходит в его древних развалинах.

Кроме них здесь еще два человека. Шерлоку все равно, кто они. После того как его освободили, ему назвали их имена, но он не слушал. Адела Доуд – вот, что важно. Она командир в этих стенах, а значит имеет влияние на своих людей. Ценно только ее мнение. Вопрос в том, что она собирается делать.

Шерлок видит сильную неуверенность, написанную на ее лице, и чувствует напряжение в каждом ее шаге. Она одета в темную блузу с длинными рукавами и изящной цветочной вышивкой, на голове – традиционный хиджаб из тонкого шелка, на ногах – удобные кроссовки и джинсы. Она ходит туда-сюда в узком свободном пространстве между столом и стеной, и выражение ее лица сосредоточенно и сердито.

— Вы говорите, что были похищены Джеймсом Мориарти?

Шерлок подавляет вздох.

— Его зовут Себастьян Моран. Он его... — он машет забинтованными руками, подбирая подходящее слово. — Лейтенант. Подручный. Что-то в этом роде.

Он устал и хочет спать. Он задается вопросом, что с ним не так, если все, о чем он может думать после отъезда из Англии – это еда и отдых.

— Мориарти мертв, мистер Холмс.


В этот раз Шерлок даже не пытается скрыть усмешку.

— Да, спасибо. Я знаю.

Она останавливается и, прищурившись, смотрит прямо на него.

— Вы издеваетесь надо мной, мистер Холмс?

Он хочет, чтобы она перестала называть его "мистер Холмс" всякий раз, когда обращается к нему. Это раздражает, и Шерлок слишком устал, чтобы не обращать на это внимания.

— Мисс Доуд, я полностью осознаю тот факт, что Джим Мориарти мертв. Я был там, когда он выстрелил себе в голову. Себастьян Моран, за неимением лучшего титула, второй человек в его команде и сейчас у него две цели, одна из которых – убить меня, а другая – добраться до Джона Уотсона. Но уверяю вас, в этом мире нет такой силы, которая бы помешала мне остановить его. Даже если для этого мне придется пренебречь вашими приказами.

Агент МИ-6 смотрит на него с подозрением. Ее губы плотно сжаты, брови сдвинуты к переносице.

— Мистер Холмс...

Он мгновенно вскакивает с места, едва не опрокинув шаткий стол перед собой, на котором разложены предметы первой помощи, что потребовались для того, чтобы обработать его истерзанную плоть.

— НЕ НАЗЫВАЙТЕ МЕНЯ "МИСТЕР ХОЛМС"!

Он краснеет и задыхается, и даже не понимает, откуда взялась эта ярость. Напряженная тишина сковывает воздух. Всё вокруг замирает, и трое агентов смотрят на него в замешательстве. Адела Доуд наблюдает за ним, точно браконьер за тигром – в тот момент, когда он понимает, что хищник знает о его присутствии.

Он замедляет дыхание и закрывает глаза, пытаясь успокоиться и желая оказаться как можно дальше от этого места. "Джон, — решает он. — Нужно думать о Джоне".

Когда он снова открывает глаза, то находит их всех в прежнем положении. Они напряженно следят за ним, не убирая рук с кобуры. Осторожно Шерлок садится обратно. Он думает о том, чтобы извиниться, но действительно не понимает, почему он должен делать это. Глупость этих людей огромна, а единственное, что волнует его самого в эту минуту – это последние слова Себастьяна Морана: "Я прослежу за тем, чтобы Джон Уотсон узнал, что вы плакали для него".

"Мэри, — думает он. — Это будет Мэри".

— Вы должны выслушать меня, — произносит он, чувствуя, как дрожит его голос. Он не смотрит на них. Он не может смотреть на них. Он боится увидеть чудовищный непробиваемый идиотизм на их лицах. Боится, что ничего из того, что он говорит, не принесет пользы, потому что он призывает действовать. Но эти люди не привыкли к этому. Они не действуют самостоятельно, никто из них даже не хочет этого. Они принимают условия своей работы как данность, слепо повинуются инструкциям и не задают лишних вопросов. Именно поэтому он ненавидит их. Ненавидит каждой клеточкой своего существа.

— Послушайте. Мисс Доуд. Послушайте меня, пожалуйста. Они пойдут за Джоном Уотсоном. Вы должны отправить сообщение моему брату. Скажите, что ему нужно присмотреть за Джоном. Передайте ему, что это важно.

Некоторое время командир отряда МИ-6 молчит, и Шерлок может видеть степень ее осмотрительности и контроля.

— Я знаю, вы любите доктора Уотсона, мистер Холмс... — начинает она, но останавливается, произнеся его имя, и он ухмыляется про себя.

— Я понимаю, что вы беспокоитесь, — продолжает она. — Но нет причин думать, что он в опасности. И даже если это так, это не наша работа – следить за безопасностью одного человека, который не представляет никакой стратегической ценности для страны. Ваш брат, который отправил вас сюда, сообщил нам о ликвидации организации Джеймса Мориарти. Теперь вы говорите, что эта организация еще существует, но их единственная цель – это убийство человека, жизнь которого не имеет никакого значения для кого бы то ни было, кроме него самого.

Он чувствует, как ярость снова охватывает его, и заставляет себя думать о Джоне, голубых глазах, узловатой руке в его руке, которую он пожимает на прощание в последний раз.

— Мисс Доуд, я знаю, здесь другие порядки, но если вы просто послушаете...

— Нет. Простите, мистер Х... Шерл... — она колеблется, но точно знает, как должна поступить в этой ситуации.

— Мне жаль, мистер Холмс, — наконец произносит она, решительно выдвинув вперед подбородок.

Двое мужчин наблюдают за ней. На их лицах не отражается никаких эмоций. Они не обсуждают действия своего командира, но она понимает, что на самом деле они оценивают правильность каждого ее решения.

— Мы все, как и вы, также получили задания. Завтра вы вернетесь в поле. Вы продолжите свою миссию. Я сожалею, что вам приходится беспокоиться о своем друге, но вы не можете помочь ему. У меня тоже есть семья и друзья. Я скучаю по ним каждый день. Но это работа, и все мы обязаны делать то, что до́лжно. Я знаю, что ваш брат влиятельный человек, но его здесь нет. Поэтому вы займетесь тем, для чего вас прислали сюда. Будете работать так же, как и все остальные.

Шерлок ничего не говорит. Он знает, что сейчас ему не стоит отвечать ей.

Усилием воли он стирает все эмоции со своего лица, лишая его всякого выражения и превращая в искусную маску, и только после этого снова встречается с тяжелым взглядом мисс Доуд.

— Вы правы. Конечно, вы правы, — кивает он и жестом указывает на разбросанные по всему столу окровавленные бинты и вату. — Простите за это.

Она внимательно наблюдает за ним, и ее лицо почти так же бесстрастно, как и его. Шерлок думает, что это слишком. Он переиграл, принеся свои извинения. Но, очевидно, она не знает его, потому что, в конце концов, облегченно вздыхает, и черты ее лица смягчаются.

— Сегодня вы спите здесь вместе с Ааризом и Раджи. Завтра возвращаетесь к своей работе.

— Да. Завтра. Спасибо за... — он снова указывает на свои обмотанные бинтами и обработанные какой-то мазью запястья и лодыжки.

Она согласно кивает, затем поворачивается к двум мужчинам за своей спиной и быстро отдает им поручения на арабском языке. Это инструкции, которые Шерлок понимает, но как обычно полностью игнорирует. Речь идет о безопасности, еде, режиме сна и, несомненно, где-то среди всего этого она приказывает им не спускать с него глаз. С этого момента Аариз и Раджи будут следовать за ним по пятам. Он не сомневается в этом.

Вскоре она уходит, оставляя их одних.

До вечера еще далеко, потому что жара на улице не спадает. Или, по крайней мере, так кажется Шерлоку, который все еще может почувствовать последний прохладный вздох Лондона, когда закрывает глаза и вспоминает их прощальную встречу у трапа самолета.

Он занимает одну из кроватей, стоящих вдоль стены, и с удовольствием растягивается на ней. Он сильно измучен. Его гнев и злость давно исчезли, оставив после себя усталость и опустошение.

Аариз и Раджи садятся возле дверного проема и шепотом переговариваются между собой. Потом один из них (неважно, кто) достает из кармана потрепанную колоду карт. Они кладут заряженное оружие на пол рядом с собой и начинают игру.

Шерлок засыпает под звук их тихого смеха в ушах.
Добавил: bronzza |
Просмотров: 126
Форма входа
Логин:
Пароль:
 

Статистика