Главная

Фанфик "Без ума от тебя" 2

Фанфик "Без ума от тебя" NC-17

12.02.2016, 23:16
Тейлор Свифт пишет песни о таких парнях, как Зак. Не в хорошем смысле этого слова.
Предположим, на дворе Новый год. И она (Мэгги) втемяшила Бет в голову, что нужно быть смелее и безрассуднее, а это значит поцеловать практически незнакомого парня в стильной дизайнерской кожаной куртке.
Прекрасное празднование Нового года.
С тех самых пор, она отбивает его звонки и игнорирует на Фейсбуке. К счастью, он учится в колледже в Атланте, так что он не часто является домой. А когда является, у неё всегда есть отговорка наготове – соревнования по танцам или что-то в этом роде. На этой же неделе, он застаёт её врасплох.
Он пригласил её на свидание через брата, который, не зная, что вместо резкого отказа она выбрала избежание, сказал, что она придёт.
Через пару недель, эта проблема решилась бы сама собой. Она бы знала, какие именно у них с Дэрилом отношения, и ей бы не пришлось звонить ему и неловко спрашивать, может ли их второе свидание пройти на глазах у всех её друзей, любопытных брата и сестры, и одного парня, который плохо понимает намёки.
В соседнем городе есть бар – немного хипстерский – с цветной мебелью и выпивкой в банках, но он очень популярен субботними вечерами. Шону нравится это место, ему нравятся девушки в одежде пастельных тонов, которые в восторге от его репутации золотого мальчика и ветеринара. Правда, его отношения долго не длятся. Обычно девушки либо оказываются странными, либо быстро осознают детские повадки Шона и нежелание чем-либо жертвовать ради отношений.
- Дэрил, это мой брат Шон, - быстро и вежливо знакомит их Бет. – Шон – Дэрил.
- Так это ты тот парень, который трахает мою сестру?
Дэрил издаёт удивлённый кашель и нервно потирает лицо. Бет закатывает глаза.
- О Боже, Шон.
- Я шучу, чувак, - улыбается он, хихикая, а затем хмурится: - Может быть.
- Иди найди себе какую-нибудь учительницу и изводи её, - Бет берёт Дэрила за руку и ведёт к бару.
- Ты имела в виду «соблазняй», Бет!
- Твой брат…
- Просто ребёнок, - вставляет Бет. – И самый надоедливый человек в мире.
- В этом он мне напоминает моего брата, - улыбается Дэрил. – Ты мило выглядишь сегодня.
- Мило? – лучезарно улыбается Бет, наклоняя голову набок.
- Я так и сказал, - пальцы Дэрила замирают у края её короткой кофточки, и Бет внезапно становится жарко. – Хочешь чего-нибудь выпить?
Она кивает, скромно улыбаясь.
- Что-нибудь с зонтиком, пожалуйста.
Он морщит нос, но опирается локтями на барную стойку и привлекает внимание бармена. Она не слышит, что он заказывает, но видит, что бармен смеётся и уходит за их выпивкой. Через пару минут, он ставит перед ними две небольшие банки, одну с маленьким зонтиком сбоку.
- Что это? – она поднимает банку и настороженно внюхивается.
- Самогон.
Она удивлённо таращит глаза и делает маленький глоток. От ужасного вкуса, у неё на глазах выступают слёзы, и она кашляет.
- Это ужасно! – восклицает она, но делает ещё один маленький глоток.
- Секунду, - он подзывает бармена, который забирает у неё банку и добавляет яблочного сока. Ещё один глоток, и хотя напиток всё ещё сильный, вкус яблока добавляет мягкости, делая его ещё опаснее.
- За неправильные выборы, - улыбается Бет.
- За неправильные выборы.
Дэрил Диксон. От него у неё сжимается сердце, и это уже давно стало фактом. Удивляет её до такой степени, что она удивляется, что не удивлена. Грубый и милый, и она жалеет, что выбросила его номер в первый раз.
И кстати, Зак ни разу не подходит к ней.

- Так значит, ты с Дэрилом?
Она оборачивается так резко, что едва не падает. Не лучшее решение для учителя танцев.
Кэрол Диксон расслаблено опирается о стол в приёмной. Бет краснеет и убирает воображаемые пряди волос за уши.
- Я… э… Ещё очень рано, я не знаю…
- Ты ему нравишься, - Кэрол хихикает. – Он убьёт меня за эти слова, но мне кажется, ты уже давно ему нравишься.
- Мисс Бет! Мисс Бет!
Две ученицы подбегают к столу, на их юных лицах светится радость.
- Там везде вода!
- Что? – восклицает Бет, представляя затопленную ванную и те долгие часы, что ей придётся провести, убирая там всё. – Где?
- На улице, - Эрик появляется в дверях, с сумкой на плече и телефоном в руке. – Я вызвал помощь, Би. Твой парень уже выехал.
Бет закатывает глаза, не обращая внимания на усмешку, которой обмениваются Кэрол и Эрик.
- Знаешь, это не совсем в их компетенции…
Её слова прерваны звуком ревущих сирен и радостных криков танцоров.
Она следует на улицу за Эриком и Кэролайн, смотрит на толпу детей, пожарную машину, гидрант, разбрызгивающий воду. Во всём этом хаосе, она видит Дэрила, но только на секунду, потому что потом они скрываются в брызгах.
Вскоре, гидрант выключен и вода превращается в маленький поток. Оба пожарника встречены одобрительным свистом и аплодисментами, но Бет почти ничего не слышит. Ничего не замечает, кроме мокрого Дэрила Диксона, убирающего волосы от лица, с его рубашкой: насквозь промокшей и прилипшей к виднеющимся мышцам на груди.
- Вся улица затоплена, - нахмурившись, замечает Кэрол. – Будет невозможно добраться домой.
- Мне кажется, затоплена не только улица, а, Би? – Эрик тыкает её локтем, и она чувствует, как лицо заливает краской великолепного оттенка пожарного грузовика.
Она встречается со взглядом Дэрила, и, Господи, по его знающей улыбке она понимает, что у неё ничего не получилось скрыть.
И у него тоже.

Она с трудом нашаривает выключатель на стене. Рядом с ней, он едва не спотыкается о полку для обуви. Не в обиду ему сказано, так как он ни разу не убирает руки с её талии.
- Не наступи на кота, - стонет она, слепо хлопая рукой по стене.
- Господи, - рычит он, а она трётся о него. – Ты уверена, что живёшь здесь?
Она находит выключатель, и маленькую гостиную заливает светом. Дверь захлопывается за ними, и она бросает ключи, сумку и телефон в одну кучу у двери. Скидывает свои туфли на каблуках.
- Чтобы ты знал, - задыхается она от ощущения его губ у себя на шее. – Мой предыдущий парень зашёл так далеко только через три года отношений.
- Неужели? – его улыбка у неё на коже. – Мне хватило трёх свиданий.
- Ты счастливчик, - Бет притягивает его за голову, и их губы встречаются в поцелуе, от которого кружится голова.
- Счастливчик.
Или это она счастливица. Потому что его руки везде, и он прижал её к двери. как в грёбанном клише из любовных романов, их языки сплетаются в диком танце. Всё, что касается него, скорее похоже на вымысел, потому что не может быть, чтобы она нашла сексуального милого пожарника, от одного испепеляющего взгляда которого у неё подкашиваются коленки.
Не может быть.
Но это правда.
- В спальню, - приказывает он, и она, задыхаясь, проводит его через свою крошечную квартиру, ещё раз напоминая, чтобы он не наступил на кота.
Без преамбул, он бросает её на кровать, срывает с неё платье. Она тоже не сомневается, сразу же распахивая его рубашку. От резкости её движений пуговицы разлетаются по комнате. Он легко расстёгивает её лифчик и втягивает ртом один напряжённый сосок, массируя рукой второй.
- О Боже, Дэрил, - стонет она, закатывая глаза к потолку. Другой рукой он спускается вниз по животу и останавливается у резинки трусов.
- Ты же этого хочешь? – бормочет он, и в ответ она резко приподнимает бёдра.
Нырнув под ткань, он проводит пальцами по мягким складкам. Только от его близости и его больших, твёрдых, грубых пальцев, у неё сносит крышу, отчего она задыхается и стонет от нетерпения. Один палец в ней, второй, и затем, повернув руку, он находит её клитор.
Она едва не кончает на месте. У неё слишком давно не было секса. Она чувствует себя проводом под напряжением, словно вот-вот случится замыкание, и она сожжёт весь дом. Своими медленными и мягкими касаниями он словно экспериментирует, но она знает правду. Он просто дразнит её, продлевая момент. Он хочет, чтобы она потеряла контроль, чтобы она закричала от удовольствия.
Потом он сползает ниже, стягивает её нижнее бельё и заменяет пальцы языком.
- О Боже, о Боже, о Боже, - хныкает она, сжимая бёдрами его голову. Она чувствует его ухмылку, и его язык начинает выводить узоры, пока она не выдерживает.
И, может быть, она не кричит. Но стоны выходят очень громкими и распутными, и она уверена, что соседям всё слышно.
Но ей всё равно. Пусть слышат, думает она, затуманенным и пьяным от страсти разумом. Затем она переворачивает их обоих и спускает его джинсы. Чувствует, что таращит глаза и охает, увидев размер его… хемосферы.
И когда она кончает во второй раз – беспорядок из потных и спутанных конечностей – последнее, о чём она думает – это громкость её экстаза.

Эрик называет их «отвратительными».
Арон закатывает глаза.
- Ты хотел пару натуралов себе в компанию, - говорит он своему парню. – Чего ты ждал?
- Что они не будут так хороши в «Угадай слово», это точно, - бормочет он. – Им можно так понимать друг друга через пять лет отношений. Не через пять недель.
- У нас просто всё получается хорошо, когда мы делаем это вместе, - невозмутимо отвечает Бет, и Дэрил едва не захлёбывается своим пивом.
- Не сомневаюсь, - улыбается Эрик. – Гавайи и мимозы, Би. Я поищу путёвки со скидками.
- Пусть они сначала хотя поднимут отношения до уровня Фейсбука, ладно, Эрик? – хихикает Арон. – Хотя, секундочку, ведь Дэрила там нет.
- Мы просто расскажем своим братьям, - усмехается Дэрил. – Мёрл с Шоном сплетничают, как пятиклассницы.
- Если у нас всё официально, тебе нужно познакомиться с моим папой, - дразнит Бет. – Как только Шон ему расскажет, он начнёт задавать вопросы.
От такой перспективы, Дэрил бледнеет, и она не сдерживает смешок.
- Знакомство с родителями, о Боже, - Арон идёт на кухню, чтобы пополнить запасы выпивки. – Наверное, начинай искать путёвки, малыш. Здесь всё серьёзно.
- Я схожу за ноутбуком.

- Спокойствие, - говорит Бет, когда они подъезжают к дому. – Гленн тоже будет, так что внимание папы рассеется. И Шон пообещал вести себя хорошо. Он не будет упоминать о том случае в баре.
- Неужели, - бесстрастно заявляет Дэрил, поправляя воротник. – Сколько это продлится?
- Пару часов, максимум – три, - вмешивается Мэгги, спускаясь с крыльца. – К твоему сведению, никакого алкоголя.
- О Господи, - стонет Дэрил, и Бет шикает на него, закатывая глаза.
- Всё будет нормально, я обещаю.
И так оно и будет. Потому что Хершель Грин – разумный человек, который всегда даёт людям шанс, а только потом судит о них. Значение имени Диксонов изменилось со временем, так как Уилл Диксон поддерживал ужасную репутацию, но его сыновья медленно, но верно, избавлялись от дурной славы, выстраивая свою жизнь заново.
В некоторых кругах Мёрла Диксона даже уважают.
Поэтому, она не переживает, приводя Дэрила Диксона домой на воскресный ужин. Они никогда не держали свои отношения в тайне, тем более, что в таком маленьком городе это просто невозможно. Однажды, девушка Шона (теперь уже бывшая), материла его в кофейне, и к ужину Хершель уже знал, что именно было сказано. Слово в слово.
О, Мэгги тоже просветила его. Даже видео показала.
Итак, все представлены друг другу, и всё идёт, как по маслу, и Бет даже благодарна Гленну, который однажды был на месте Дэрила и пообещал постараться отводить разговор в… дружелюбную к Дэрилу сторону, в обмен на совет по поводу подарка. И Шон (в своём репертуаре) перетягивает всё внимание на себя, и, впервые в жизни, она ему за это благодарна.
Но Шон просто не может не облажаться, не так ли?
- …и из-за Бети нас выгнали, поэтому мы решили закругляться и пошли к Таре домой, поесть блинов…
- Из-за Бет вас выгнали из бара? – перебивает Хершель, подозрительно прищуриваясь.
- Я сказали Бети? – кашляет Шон. – Я имел в виду Бетти, свою новую девушку…
Он абсолютно не умеет врать.
- Что ты сделала, Бет? – резко спрашивает отец, и – Боже – неспособность к вранью у них, наверное, семейная, потому что в данный момент она не может придумать ничего правдоподобного. И она не может сказать своему отцу, что их выгнали из-за того, что они с Дэрилом уединились в туалете. Ни за что.
- Я влез в драку, - хрипло отвечает Дэрил. – Один парень приставал к Бет, и я…
- Не понимаю, в чём тогда вина Бет, - хмурится Хершель. – И, хотя я не одобряю применения физической силы, Дэрил, я правда ценю то, что ты заступился за мою дочь. Зная, что у неё есть добрый мужчина, которому можно довериться, я могу быть спокоен.
Поглядывая на Дэрила, она замечает, как он краснеет. Она, наверное, тоже заливается румянцем, поочерёдно глядя то на пол, то на Шона. Потому что если он не скажет правду, она точно проболтается.
- БетиДэрилзанималисьсексомвтуалете!
Или Гленн.
Да, стоило поставить на Гленна.

Так что, Бет не разговаривает с сестрой целую неделю. К всеобщему удивлению, отец воспринял эту ложь адекватно, засмеявшись и сказав, что, будучи рядом с один из сестёр Грин, мужчины делают глупости. И обещает не держать обиды за ложь Дэрила, потому что он соврал по благородной причине.
У неё отличный отец. Единственный в своём роде, лучший на свете.
Но Гленна нужно наказать.
- Она же ничего не сделала, - пытается уговорить Бет Тара, но она качает головой.
- Я не злюсь на Мэгги, - объясняет она. – Но Гленн будет страдать. А у кого ключик к страданиям Гленна?
- У твоей сестры, - вздыхает Тара.
- Вот именно, - кивает Бет. – Ты понимаешь, всё могло пойти по совершенно другому сценарию.
- Крики, слёзы, ружья?
- Да, - подтверждает она. – Так что, я не буду говорить с Мэгги, Шон ткнёт её носом в эту ситуацию, а Гленн всю неделю будет спать на диване и научится не переходить мне дорогу.
- Ты страшный человек, ты это знаешь, Грин?
- Это часть моего обаяния.
- Кстати, об обаянии, - переводит тему Тара. – Твоего прекрасного принца сегодня видели в ювелирном.
Бет закатывает глаза.
- Дэрил? В ювелирном?
- Да, с тем парнем, Ароном, - кивает Тара. – Согласно моим источникам, он выбрал кольцо.
- Что? – Бет таращит глаза в изумлении. – Зачем, в смысле, это невозможно…
- Просто передаю тебе то, что слышала сама, - Тара невинно пожимает плечами. – Мне казалось, ты имеешь право знать.
Но ей хочется забыть.

Она проводит пальцами по шрамам у него на спине, едва касаясь покрасневшей загрубевшей кожи.
В первый раз, он вздрогнул. Теперь он никак не реагирует, но она никогда не спрашивала.
До этого момента.
- Провалился сквозь стекло, - хрипло бормочет он. – На работе. Было жутко больно.
Но она знает, что он врёт. Шрамы старые, может быть даже старше её самой.
Но Бет помнит: Дэрил расскажет что-то о себе, только если она сделает первый шаг и раскроется ему сама.
- У меня только один шрам, - шепчет она в темноту, выпрямляя руку у себя над головой. Он хватает её за запястье и притягивает его к своим губам. Поцелуй выходит лёгким, как пёрышко, и она чувствует бьющийся под тонкой и аккуратной полосой пульс. – Я была глупой, - тихо говорит она. – Глупой и грустной. Моя мама умерла, и мне было так плохо, что тоже захотелось умереть.
- Это не глупо, милая, - бормочет он, переплетая её пальцы со своими. – Совсем не глупо.
- Точно не смело, как в твоём случае.
Он вздыхает, прижимаясь ближе к ней, зарываясь носом в её волосы. Медленно вдыхает её запах, и она нежно приглаживает его волосы.
- Мой отец, - низким голосом говорит он, - он не был похож на твоего. Постоянно был пьян. И зол. Мои шрамы…
- Нам не обязательно об этом говорить, - нежно говорит Бет. – Если ты не готов.
- Однажды, - тихо обещает он.
Да. Однажды.

Спагетти по вторникам превращаются в традицию. Отличную традицию, потому что Бет не нужно готовить ужин.
В воздухе витает напряжённый азарт, и Эрик никак не перестанет сиять улыбкой. Ещё и дорогое вино, и похоже, что это замечает только она, потому что Дэрилу всё равно.
- Вы ведёте себя странно, - Бет хмурится, глядя на них обоих. – Почему вы ведёте себя странно?
Эрик и Арон переглядываются и взрываются хохотом.
- Он спросил, и я сказал да!
Эрик протягивает левую руку, демонстрируя чёрное обручальное кольцо с бриллиантовыми вкраплениями. Она радостно взвизгивает, хватая его за руку, чтобы посмотреть поближе. Едва не перевернув стул, она вскакивает с места и заключает Эрика в крепкие объятия.
- Поздравляю! – восклицает она, обнимая и Арона. – Я так рада за вас!
- Он сделал предложение ещё в воскресенье, - признаётся Эрик. – Хранить это в тайне от тебя, Би, было настоящим мучением.
- Не могу поверить, что тебе это удалось, - смеётся она, снова садясь на место. Повернувшись к Дэрилу, она подозрительно прищуривается. – Ты всё знал, не так ли?
Дэрил пожимает плечами.
- Может быть.
- Я выбил из него обещание, - объясняет Арон. – Его первый официальный долг в качестве свидетеля.
Она снова взвизгивает и обнимает Дэрила, который неловко хлопает её по плечу.
Позже, пока Дэрил с Ароном курят на крыльце, Бет помогает Эрику с посудой.
- Я знала, что они выбирали кольцо, - признаётся она, - и я подумала…
- О, Би, - Эрик улыбается ей. – Серьёзно?
- Это было глупо, - хихикает она. – Мы встречаемся всего пару месяцев. А вы с Ароном вместе уже несколько лет. Я не знаю, почему я сразу же предположила это.
- Может, ты хочешь выйти за него замуж? – предполагает Эрик, сразу же перебивая её протесты. – Я не имею в виду сегодня, через месяц или даже через год. Просто иногда встречаешь человека и знаешь. Я знал, когда встретил Арона.
- Что знал? – тихо спрашивает Бет, поглядывая на дверь.
- Что он тот самый. Навсегда, - улыбается Эрик. - Как бы клишировано или глупо это не звучало. Может, Дэрил для тебя тот самый.
И, может быть, так и есть. Может быть, именно это и пытается подсказать её сердце, в очередной раз пропуская удар. Или её тело, когда она дрожит от его прикосновения. Может быть, это то необъяснимое чувство, которое пробирает до костей.
Навсегда – очень долгое время. Но оно не кажется таким долгим, когда она думает о Дэриле Диксоне.

Джудит Граймс три года, и она – самое милое существо на планете.
Все дети из её младшей группы прекрасны, но Джудит занимается у неё уже полгода, и она такая маленькая и чудесная, и у неё самая милая танцевальная форма. И хотя Бет всего двадцать два года, у неё не впервые просыпается материнский инстинкт.
И Джудит – её тайная любимица. Жаль только, что у девочки обе ноги левые.
- Из неё не выйдет танцовщицы, не так ли? – хихикает Лори, наблюдая за малышкой, которая спотыкается о собственные ножки, но с огромной улыбкой на лице.
- Как бы не печально было это говорить, - нежно отвечает Бет. – Хотя, никто не знает наверняка.
- Ей нравятся костюмы, и она видится с друзьями здесь, - улыбается Лори. – Через пару лет, она, наверное, захочет бросить. Рик хочет, чтобы она играла в футбол, привязался к мысли о том, чтобы стать тренером.
- Променять пистолет на свисток? – хихикает Бет, и Лори усмехается.
- Смотри, как бы он не сделал Дэрила своим заместителем.
- Ха, - смеётся Бет. – Хмуриться на детей, чтобы они передавали друг другу мяч. Ворчать указания со стороны поля. Теперь я себе всё представила.
- Нет, - Лори качает головой. – Всё изменится, когда у вас будет свой ребёнок. Он изменится.
- Дэрил хочет детей? – челюсть Бет едва не соединяется с полом.
- Раньше не хотел, - говорит Лори. – Но потом Мёрл заполучил жену и дочь в придачу и стал живым доказательством того, что Диксон тоже может быть хорошим мужем и отцом.
- Раньше он так не думал? – тихо спрашивает Бет, разглядывая свои руки.
- Что-то в нём было сломано, - нежно отвечает Лори. – Из-за того, что с ним происходило.
Он никогда ей этого не рассказывал. Она знает, что у него было ужасное детство, что отец его бил. Знает, что Мёрл ушёл, как только у него появилась такая возможность, и Дэрилу пришлось самому разбираться со своими проблемами. Знает, что он хранил злость и раздражение у себя в сердце, которые едва не разрушили его. Знает, что только разойдясь на долгое время, два брата смогли, наконец, восстановить свои сломанные отношения.
Но ещё она знает, что так нежен и аккуратен с Джудит и Софией, что он прекрасный крёстный отец и отличный дядя. Знает, что долго работал над тем, чтобы контролировать своей гнев, над тем, чтобы оставить прошлое в прошлом.
Она знает, что каждый день он старается быть самой лучшей версией самого себя.
И знает, что любит его за это.

Её будильник звенит в темноте в до смешного ранний час, и она сонно протягивает руку, чтобы его выключить.
- Который час? – бурчит он, и она прижимается к нему, чувствуя его тяжёлую и тёплую руку у себя на талии.
- Рано, - бормочет она. – У меня индивидуальное занятие.
- Кто назначает индивидуальные занятия на такое время? – бормочет Дэрил, и Бет хихикает.
- Мать, которая хочет увидеть свою дочь по телевизору, - Бет добродушно закатывает глаза. – Гламурная жизнь хореографа.
- Никогда не видел, как ты танцуешь, - тихо говорит он, нехотя выпуская её из своих объятий. У неё взъерошены волосы, и в какой-то момент ночью она надела нижнее бельё и одну из его рубашек.
- Хочешь, чтобы я станцевала для тебя? – вкрадчиво спрашивает Бет, поправляя волосы.
- Угу, - мычит Дэрил, рассматривая её снизу доверху.
- Что именно? – дразнит Бет. – Я умею чечётку, балет…
- Ты знаешь, что мне нравится, - его голос звучит грубо и хрипло, и от этого у неё по спине бегут мурашки. – Станцуй для меня.
Нет музыки, но ему это не столь важно. Он лежит на подушке, закинув руки за голову, с затуманенным взглядом. Она скромно закусывает губу и, под незвучный ритм, начинает покачивать бёдрами, медленно, чувственно ступая к кровати. Подняв руки над головой, она медленно проводит ими вдоль тела и опускается вниз. Она не упускает того, как темнеет его взгляд, когда она поднимает ногу вверх и выгибает спину.
- Ты этому учишь детей? – тихо бормочет он, и она хихикает и, вставая, выставляет зад.
- Нет, - тихо говорит она. – В жизни ни для кого так не танцевала.
Он думает над этим какое-то время, и она закрывает глаза, покачиваясь в такт музыке у себя в голове.
- Кроме меня.
Это не вопрос, скорее констатация факта, и его слова звучат сильно и уверенно, собственнически даже. Бет проводит рукой по покрытой тканью груди, вглядываясь ему в глаза.
Там огонь, который, как она догадывается, отражается у неё в глазах. Всё тело у неё горит, а он ещё даже её не коснулся.
Боже, как же она хочет, чтобы он её коснулся.
Она запрыгивает на матрас, и он сразу же притягивает её к себе, усаживая себе на бёдра, а его руки пробираются под рубашку и остаются у неё на талии.
- Скажи, - рычит он, его твёрдость чувствуется так сильно, что она трётся о него, издавая отчаянный стон.
- Кроме тебя, - выдыхает она. – Только тебя.
Она понятия не имеет, чем заслужила такого мужчину. Как каждое его прикосновение зажигает в ней огонь, каждый поцелуй превращает её в пепел, и как из тлеющих углей ему удаётся растопить пылающее пекло.

- Держи своё возбуждение в штанах, Би, - подразнивает Эрик, ставя тарелку с сэндвичами на стол для пикника. – Постарайся не выглядеть такой… голодной.
- Кто бы говорил, - отвечает она. – Ты чуть не разбил стаканы, когда Арон снял рубашку.
- Ты думаешь, твой отец будет не против, если я ненадолго уведу своего жениха на чердак? – спрашивает он, и Бет смеётся.
- Если вы хотите устроить свою свадьбу здесь, - улыбается она. – К тому же, ты будешь не первым.
- Ты трахала Дэрила на чердаке?!
Она морщится, потому что Эрик сказал это так громко, что его голос разнёсся повсюду, и когда она наконец смотрит в сторону забора, над которым они работают, она с облегчением понимает, что отец ничего не слышал. Чего не скажешь о Шоне, который таращится на них в ужасе.
- Я не спала ни с кем на чердаке, - с возмущением возражает она. – Но я знаю, что Мэгги тайно встречалась там с парнями, когда училась в школе. И это любимое место Шона для романтических свиданий.
- Уф, натуралы, - закатывает глаза Эрик. – Всё так клишировано.
- Учителя хорошие были, - нараспев говорит она.
- Тише, - бранит он её, - или я лишу тебя твоих лучших женских привилегий.
- Ты не посмеешь! – театрально восклицает она.
Эрик улыбается и уходит в дом. Она автоматически смотрит на Дэрила: с лопатой в руках, он вырывает ямы для забора.
- Он достойный человек, Бети, - прерывает отец её мысли, и когда она поворачивается к нему, он смотрит на неё, криво улыбаясь.
- Я рада, что он тебе нравится, пап, - говорит она, действительно счастливая, что он одобряет их отношения.
- Когда придёт время, я дам ему своё благословение.
- Папа…
- Я знаю, знаю, - улыбается он. – Ещё рано. Но отцы чувствуют такие вещи.
Они оба снова смотрят на Дэрила, который понятия не имеет, о чём они говорят. Она знает, что видит, глядя на него: мужчину, который нежный, благородный и добрый, но, впервые за всё время, он видит его глазами своего отца. Мужчину, который ежедневно рискует своей жизнью ради безопасности других. Мужчину, преданного своей семье. Мужчину, который сделает ради своих друзей что угодно.
Мужчину, который любит его дочь.
И когда Дэрил смотрит на неё, он слабо улыбается ей, но её эта улыбка просто ослепляет.

Ах да, календарь.
А она не смотрела на него с февраля, но июль ступает на порог, и их отношения уже давно серьёзные и официальные, так что она снова достаёт его. Прижимает буквенными магнитами к холодильнику.
И он не впечатлён.
- Серьёзно, Бет? – стонет он, отворачиваясь от оскорбительного предмета.
- Так серьёзно, каким был ты, когда позировал для него, - улыбается она. – К тому же, это очень хорошая фотография тебя с моим котом. Просто представь, что это семейная фотография.
- Это ужасно, - бурчит он. – Не могу поверить, что позволил себя уговорить.
- Кстати, об этом, - хихикает Бет. – Как Мэгги и Таре удалось тебя убедить?
- Это всё капитан, - бормочет он. – Он не мог позволить полиции забрать себе всю славу.
- О Боже, - смеётся Бет. – Это что, превратилось в состязание между департаментами?
- Помощь больным детям была только бонусом.
- Наверняка, это привлекло к тебе внимание многих женщин, - подразнивает она, и он пожимает плечами, сразу же краснея.
- Хотел внимания только одной женщины.
- Хорошо, - хихикает Бет, подходя ближе к нему и обнимая его за шею. – Ты его получил. Что теперь?
- Ну, ты знаешь, - улыбается он, обхватывая её за талию грубыми руками. – У меня есть пара идей.
Когда он поднимает её на руки и забрасывает на плечо, она взвизгивает. Она завтра же снимет календарь. Ей не нужна глянцевая фотография. У неё есть оригинал.
Добавил: Katherine_Vine |
Просмотров: 362
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика