Главная

"Если лучше приглядеться" Глава 3: Наглость в крови

"Если лучше приглядеться..."

14.08.2014, 14:44
У гриффиндорских и пуффендуйских шестикурсников шло занятие по трансфигурации, а за окном лил дождь. Гарри смотрел сквозь стекло на мрачные и размытые очертания хогвартского пейзажа. Мысли его витали намного дальше разрисовывания бровей и жестких замечаний Макгонагалл в сторону учеников.
«Может, все же…», - в голове прокручивались картинки и воспоминания: «Вы такой же самоуверенный и заносчивый, как и ваш отец, Поттер… Ваш отец так же, как и вы игнорировал все правила... Поттер, наглость у вас в крови…»
«Нет, он определенно врет. Хочет меня запутать. Ведь, кем бы он ни был, он не мог так поступить. Так, Гарри, не думай об этом. У тебя есть дела поважнее…», - думал Поттер.
Уже целую неделю они вместе с Роном и Гермионой пытались узнать, что же это за шкатулка такая. Опробовали на ней все, которые знали и вычитали из книг, тестовые заклинания на присутствие черной магии и сглазов. Ночью Гарри бродил под плащом-невидимкой по запретной секции, пытаясь найти в книгах что-то похожее на амулет, который все так же мирно покоился в шкатулке. Они уже выучили наизусть тот странный стих, но даже предположить не могли, о каком плаще, палочке и камне там сказано. Все тщетно. Ничего подобного не было.
«Быть может, Гермиона права. Дамблдор может что-то знать. Во всяком случае, амулет трогать опасно – он может быть и портключом…», - воспоминания о Седрике словно пронзили сознание Гарри чем-то острым, вызвав новый приступ боли. – «Но я должен узнать, что все это значит, как можно скорее. А Дамблдор… Что там говорил этот подонок Снейп? Ведь это именно Дамблдор приказал ему… открыть мне всю правду. Но можно ли вообще верить Снейпу? И у него нет доказательств».
Гарри совсем не хотел идти к Дамблдору. Он боялся. Боялся, что тот подтвердит ужасные слова Снейпа. Но, к сожалению, у Гарри еще была капля здравого смысла, которая считала, что к директору пойти необходимо.
- Мистер Поттер! – Гарри встрепенулся и увидел прямо перед собой строгое лицо профессора Макгонагалл. – Позвольте поинтересоваться, где вы витаете? Мой приказ практиковать заклятие распространяется на всех студентов, и вы не исключение.
- Простите, профессор.
- Пять очков с Гриффиндора, Поттер. – Жестоко отрезала Макгонагалл. Гарри подумал, что это странно – снимать очки с собственного факультета, но промолчал.

* * *

День, в общем, прошел, как и большинство, тяжело. Студентов закидали заданиями, домашними работами и почему-то перерывы стали короче. В восемь часов вечера Гарри притащился с тренировки по квиддичу и упал в свое любимое кресло, хотя мантия у него промокла насквозь из-за дождя, который не переставал лить и теперь. Он прикрыл глаза и прислушивался к меланхолическому потрескиванию огня в камине. По всей гостиной сидели кучками гриффиндорцы, пытаясь выучить уроки, или просто разговаривая.
- Привет, Гарри, – Гермиона притащила свой портфель и начала доставать из него шедевры канцелярии.
- О, Гермиона. – Улыбнулся уставший мальчик.
- Ты это, не хочешь переодеться? – Спросила Гермиона, оглянув Гарри.
- Нет, – уверенно ответил тот, не открывая глаз.
- Хорошо. «Ескуро», – промолвила девочка, и Гарри сразу стало намного уютнее. Он почувствовал, что его одежда совершенно сухая. Болото с обуви исчезло.
- Спасибо, Гермиона. Ты настоящий друг. – Он, наконец, посмотрел на нее. Гриффиндорка выглядела очень серьезной.
- Гарри, ты должен все-таки отнести Дамблдору шкатулку. Ты же это понимаешь? – начала она, тщательно подбирая слова.
Гарри вздохнул. Он совсем забыл о своем решении.
- Да, – сказал он, наконец. – Я это сделаю.
- Ты ведь пойдешь к нему прямо сейчас? – Осторожно спросила Гермиона, увидев, что Гарри даже не думает вставать.
Гарри почему-то разозлился.
- Да, Гермиона! Я пойду к твоему Дамблдору прямо сейчас, только оставь меня в покое! – он чертыхнулся про себя, когда увидел, что девочку это задело.
- Эй, Гермиона… - Гарри встал с кресла и подошел к ней. – Я не… извини.
Она смотрела в сторону, скрестив руки на груди.
- Хорошо. Иди… куда ты там хочешь, – ответила, наконец, Гермиона.
Он хотел еще что-то сказать, но вместо этого взлетел по лестнице в свою спальню, вынул из тумбочки пакет, и кинулся к кабинету Дамблдора. Выходя из гостиной, он нашел глазами Гермиону, но та уже склонилась над какой-то книгой.
- Крем-брюле, – сказал Гарри, устав вспоминать названия сладкого, и горгулья, наконец, открыла ему вход на лестницу. Лестница, в свою очередь, сделала несколько оборотов, и мальчик оказался перед дверью в кабинет директора.
Гарри постоял еще несколько секунд, стараясь пересилить взявшийся откуда-то страх и, наконец, занес руку, чтобы постучать. Но не постучал. Потому что услышал чьи-то голоса за дверью.
- Добрый вечер, директор, – голос был знакомый. Довольно высокий и с безупречным произношением. Перси? Что здесь делает брат Рона?
- Добрый вечер, – ответил, конечно же, голос Дамблдора. – Итак, Перси, - действительно, Перси, - будь добр, поведай, что же случилось со Скримджером.
Несколько секунд не было слышно ничего, кроме потрескивания углей в камине.
«Ведь наверняка Перси говорит через камин, как тогда Сириус…», - подумал Гарри, но вспомнив о крестном, сжал кулаки.
Перси откашлялся:
- Кхм… Прошу прощения. Я уже говорил это тысячу раз следователям и вам тоже повторю: я не знаю, что именно случилось с господином министром.
- Но ты же его секретарь, ты должен был что-то заметить, – спокойно сказал Дамблдор, а Гарри пришлось буквально прижаться ухом к двери, чтобы что-нибудь услышать.
- Вы забыли, что я его бывший секретарь, – поправил Перси. – И единственное, что я знаю – это то, что за месяц до того, как… это случилось, господин министр ушел в отпуск. Он сказал мне лишь, что ему надо подлечиться, и вот…
- Когда именно министр ушел в отпуск?
- Первого августа, – ответил Перси уставшим голосом.
«Первого августа на нас напали дементоры», - подумал Гарри.
- Хорошо. Ты не замечал, чтобы Скримджер странно вел себя или, может, у него была необычная почта или визиты? – спросил Дамблдор.
- Нет. Ничего похожего. Разве только в тот день, когда господин министр уходил в отпуск, он был немного взволнован.
- Понятно. Так ты говоришь, он тебе ничего не рассказывал?
- Нет, – категорически заявил Перси. – Наши отношения были сугубо официальные. Господин министр никогда не делился со мной личной информацией.
- Тогда спасибо, Перси. Ты мне очень помог. Кстати, как у тебя дела?
- Дела мои ужасны, Дамблдор. Уж вы-то должны это понимать. Меня, возможно, даже подозревают, но у них нет ни единого доказательства. Но, тем не менее, как вы знаете, я не могу покидать страны, пока следствие не закончиться и постоянно должен отвечать на вопросы. О, чуть не забыл. Мой босс умер, и я теперь потерял свою должность. Впрочем, я жив.
- Мои соболезнования, Перси, – сказал задумчиво Дамблдор. – А теперь не мог бы ты меня покинуть? Я должен подумать.
- С удовольствием, Дамблдор. До свиданья, – попрощался Перси. Угольки в камине зашипели, и снова настало молчание.
Гарри уже не знал, что ему делать – заходить и опозориться или уходить, когда опять услышал за дверью голос и решил, что терять ему нечего.
- Что ты думаешь об этом, Северус? – Спросил Дамблдор, и Гарри опешил: «Так там еще и Снейп есть?!». Он почти обрадовался, что не вошел сразу.
- Ровным счетом ничего. Этот Уизли ничего важного нам не сказал, – ответил холодный баритон.
- Совсем даже наоборот, Северус. Он сказал нам главное: ведь первого августа было совершено нападение на троих наших студентов. – Он на секунду замолчал. - Кстати, как там Гарри?
У Гарри выступил пот на лбу. За дверью послышалось какое-то подобие сдавленного рыка.
- Он… очень зол. Впрочем, ты и сам должен представлять себе его реакцию, – ответил наконец уже далеко не такой холодный голос профессора зельеварения.
- Ты же понимаешь, это надо было сделать, – почти печально сказал директор.
- Да, но… это слишком жестоко. Ведь мальчишка столько лет жил в обмане! – кажется, Снейп едва себя сдерживал.
«Как странно. И когда этот мерзавец начал задумываться о моих чувствах?», - подумал Гарри, прикусив губу. Что-то холодное обволакивало его душу. Он сильнее прижался ухом к щели. Чувствовал, как быстро колотится сердце в груди и начал бояться, что люди за дверью услышат его.
- Мальчик мой, сейчас темные времена, мы все должны чем-то жертвовать. – Едва слышно заметил Дамблдор.
- Да, мы все должны жертвовать! Особенно ты. Сколькими жизнями ты уже пожертвовал, Дамблдор?!
- Но ведь Гарри пока что не умер.
- Но ты знаешь, что… Ведь он десять лет прожил с жестокими магглами, которые его ненавидели и рассказывали всякую чушь о его родителях, и когда он только что узнал, что его родители были благородными волшебниками, убитыми монстром, он узнает, что его отец не был его отцом, что настоящий отец его – я! Я – самый ненавистный человек Гарри!.. И все это ты. Сколько жизней ты уничтожил, Дамблдор? – в голосе всегда такого бесчувственного Северуса Снейпа появилась хрипотца.
Гарри зажал рот ладонью. Он почувствовал, что его сейчас стошнит. Согнулся пополам, пытаясь справиться с собой. В глазах как-то потемнело. Он не мог больше этого слышать. Сам не заметил, как оказался в коридоре.
Гарри бежал по замку, будто его кто-то преследовал. Через минуту он уже ворвался в заброшенный туалет для девочек. Там было очень темно, но ему было все равно. Мальчик быстро направился к небольшому окну, из которого прибывал слабый лунный свет, но вдруг споткнулся обо что-то и упал. Он даже зашипел – так больно ушибся коленками и ладонями. Когда Гарри падал, шкатулка вылетела у него из рук и сейчас лежала на небольшом расстоянии. Он аккуратно потянулся за ней, чтобы не очень болели ушибленные места, и осмотрел вещь, поднеся к свету из окна. Все, вроде, было в порядке, вот только шкатулка была открыта, и амулета внутри не было.
Гарри почувствовал, как пульсирует кровь в области висков.
- «Люмос», – сказал он вполголоса и оглядел керамический пол вокруг. Амулета не было видно. Только одна торчащая чуть позади плитка – та, о которую Гарри споткнулся. Гарри обшарил весь пол, но тщетно. Он уже совсем расстроился, когда услышал слегка неживой голос:
- Ты это ищешь, Гарри? – Плакса Миртл висела в воздухе возле ближайшей туалетной кабинки, показывая пальцем внутрь. Она смотрела на Гарри очень заинтересовано.
Гарри подскочил от неожиданности. Не отвечая ни слова, он подошел к кабинке – осторожно, чтобы не задеть привидение – и заглянул туда. Там, возле старинного унитаза на полу лежало что-то блестящее.
- Да, кажется это мое, – сказал Гарри. Плакса Миртл отплыла чуть в сторону, чтобы мальчик мог зайти.
Гарри нагнулся и взял амулет в руку. Холодный. И тут у него просто волосы на голове встали дыбом. Идиот! Он же держит в руке амулет! Мальчик застыл на месте, боясь шевельнуться. Прикрыл глаза в ожидании чего-то ужасного. Но он стоял так несколько секунд, и ничего не случалось.
- С тобой все в порядке, Гарри? – спросила из-за плеча Миртл.
- Д-да, все окей, – ответил Гарри и осторожно обернулся. – Хорошо.
Гриффиндорец кинулся к шкатулке, схватил ее вместе с порванной оберточной бумагой и конвертом и вылетел из туалета, оставив позади изумленного призрака.
Влетев в гостиную Гриффиндора, он увидел там Рона и Гермиону, согнувшихся под тяжестью домашних заданий.
- Что случилось, Гарри?! – Гермиона сорвалась на ноги и, судя по выражению ее лица, выглядел Гарри ужасно.
- Чего это ты такой напуганный? – спросил Рон, разглядывая друга.
Вместо ответа Гарри поднял руку с зажатым в ней амулетом. Гермиона побледнела и приложила ладонь к открытому рту.
- Зачем?!.. – спросила она шепотом. Рон просто продолжал озадаченно смотреть на друга.
- Слушай, Гермиона, ты же не думаешь, что его действительно… - Рон запнулся и сглотнул.
Гарри молчал и немного виновато смотрел на друзей.
- Пошли, – сказала решительно Гермиона, и направилась к выходу. Друзья последовали за ней.
Всю дорогу Гарри не разжимал ладонь с амулетом. Наконец они остановились возле придурковатой статуи какого-то волшебника и Гермиона три раза прошлась вдоль ближайшей стены. В стене появилась дверь и гриффиндорцы быстро ввалились внутрь. Выручай-комната на сей раз не имела ни единой мебели.
Прямо с порога Гермиона запустила в Гарри «Фините Инкантатем». Он почувствовал только, как по телу прошлась легкая волна тепла.
- «Енервейт!», - Гарри упал на пол. Но ничего не произошло и не изменилось, разве коленки еще раз пронзило болью.
- Извини, Гарри, – сказала виновато Гермиона.
- «Собриус»! «Фините Инкантатем»! – принялся за него решительный Рон.
После полчаса подобных экзекуций Гарри лежал на спине и смотрел в потолок.
- Кажется, ничего, – сказала Гермиона, присев возле него.
- А может, амулет и вовсе не проклят, вы об этом не думали? – спросил Рон. – Я считаю, ты можешь его отпустить, Гарри.
Гарри собрался с силами и сел. Он поднял руку и осторожно разжал пальцы. Аккуратно положил вещь на пол. Ничего по-прежнему не случалось. Гарри заметил на ладони маленькие темные пятнышки – он с такой силой сжимал амулет, что острые углы продавили на коже синяки.
Друзья внимательно смотрели на него.
- Ты как? – спросила взволнованная Гермиона.
- Нормально, – кивнул мальчик, поднимаясь на ноги.
- Гарри, расскажи, что случилось? – спросил Рон, не собираясь вставать. – Ты ведь был у Дамблдора?
Гарри сжал губы и подумал: «Ты действительно уверен, что хочешь это знать?..»
- Я… пришел к Дамблдору, но… когда уже хотел постучать, услышал голос Перси. Он, наверно, говорил с Дамблдором через камин. И… Перси сказал, что Скримджера уже месяц не было в Министерстве перед его смертью. Он был в отпуске – как раз с первого августа, когда на нас напали дементоры. Дамблдор сказал, что это важно. И… я решил не светиться, и пошел прочь. – Гарри почувствовал, как громко бьется сердце. – А потом как-то так случилось, что я упал и амулет вылетел из шкатулки. И я схватил его.
- Хм… Но как дементоры могут быть связаны со Скримджером? И зачем это завещание? Быть может, он узнал, что ему угрожает опасность, ушел в отпуск и написал тебе завещание? Может, это какое-то предупреждение? – думала вслух Гермиона. – А впрочем, поговорим об этом потом. Это уже без десяти девять. Нужно спешить назад, пока еще не начался комендантский час.
- Знаешь, что, - Рон, наконец, поднялся на ноги. – Мне кажется, Гарри, ты чего-то недоговариваешь.
Гарри удивленно обернулся.
- Рон, ты мне не доверяешь? – спросил он, как ему показалось, почти беспомощно.
- Нет, я тебе доверяю, но…
- Рон, быстрее! Мне кажется, у Гарри сейчас нет плаща-невидимки. – Заметила Гермиона, и они вышли в коридор.
Добавил: Vassy |
Просмотров: 1920
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика