Главная

«Дагра: путь полукровки» Глава 6

«Дагра: путь полукровки»

20.03.2015, 19:31
Стараясь не попадаться никому на глаза, Грейн почти бегом выскочила из замка и направилась к оранжерее, чтобы поболтать с мандрагорами и другими растениями и прийти в себя.
В воздухе чувствовался запах дымка – должно быть Хагрид жёг где-то опавшие листья. Грейн аккуратно отцепила от рукава прилетевшую неизвестно откуда паутинку. С пауком она не заговорила, а просто посадила его на ветку попавшегося по дороге куста, чтобы восьминогого малыша никто не раздавил.

Грейн пересекала лужайку, за которой у подножья огороженного парными каменными столпами склона виднелась хижина Хагрида, как вдруг её кто-то окликнул. Обернувшись, она увидела, что к ней неторопливым шагом приближается её обидчик. Драко Малфой не спешил – надо было дождаться Креба, Гойла и остальных, чтобы устроить ещё один спектакль. Но начать его можно и в одиночку. Что ему может сделать девчонка, не владеющая как следует волшебной палочкой?

— Эй, румынка! Из-за тебя у нас сняли двадцать очков! Но, по правде сказать, клюв тебе идет.

Слизеринцы высыпали из дверей замка, но, не успели они подойти к «мирно беседующим» на лужайке, как Грейн кинулась на врага. Малфой испуганно взмахнул палочкой, но ему не удалось произнести заклинание. Новенькая ударила его по руке – и палочка полетела в траву. В следующий момент Грейн ловко сунула два пальца в ноздри противника и резко дернула его голову на себя.

— Слышь, ты, бледный поганец, – зашипела она, дрожа от ярости. – А ну, закрой рот и кувыркайся отсюда шустрее. Пока я тебя по-взрослому не огорчила!

Ногти девочки впились в нос Малфоя изнутри. Оказавшись в таком беспомощном положении, он что-то промычал в ответ, боясь пошевелиться.

Количество зрителей увеличивалось – на переменку подышать свежим воздухом вышли ученики других факультетов. Школьный полтергейст Пивз, не в силах покинуть замок, наблюдал за потасовкой из дверного проема, вереща от восторга. В этот момент из толпы слизеринцев послышалось: «Вариари Виргис!» Очевидно, Крэб решил помочь другу. Грейн мгновенно присела, освободив нос Малфоя, из которого тут же закапала кровь. Заклинание угодило прямо в Драко – его будто хлестнуло невидимой плетью.

Саликса откатилась в сторону и прямо с земли направила палочку на Крэба, выкрикнув:
— Доллорум*!

Парень выронил палочку и схватился за правую руку, которую свело сильной болью. В следующий момент та же участь постигла и Гойла. Грейн попыталась подняться на ноги, но поскользнулась на влажной траве и кубарем покатилась вниз со склона в сторону хижины Хагрида. Оставшиеся наверху однокурсники видели, как она, путаясь в мантии, неловко вскочила и бегом устремилась в сторону Запретного леса. Девочка понятия не имела, что лес является запрещённым для студентов местом, но даже если бы знала, вряд ли её это остановило.

Войдя в лес, она начала оглядываться в ожидании, что сейчас появятся духи деревьев, как обычно, окружат её вниманием, утешат и приласкают. Грейн сейчас так не хватало понимания и просто обычного сочувствия. Но никто не появлялся. В лесу стояла странная тишина. Девочка заплакала – боль от падения дала о себе знать только теперь. Но ещё больнее была обида. Слёзы забрали последние силы.

Она брела в зловещем полумраке леса среди похожих на колонны заброшенного языческого храма голых стволов деревьев. Влажный белёсый туман оседал на её потертой мантии мельчайшими холодными капельками. Дойдя до огромного замшелого пня и сев перед ним прямо на влажную землю, она обхватила корягу обеими руками, слившись с тёмной старой древесиной. Грейн закрыла глаза и задремала, в её голове начали появляться картинки прошлого – далёкого и недавнего, счастливые моменты раннего детства и горькие воспоминания последнего года, принёсшего ей только одиночество и отчаянье.

Девочка вспоминала, как они были счастливы с мамой, живя почти в таком же лесу близ захолустной деревушки. Оборотни, охранявшие их, сказали, что в этом месте люди всё ещё верят в волшебство. Дриада Уиллоу после рождения дочери окончательно приняла человеческий образ. Грейн, обласканной матерью-ивой и праматерью-Землей, было очень хорошо в лесу. Только до слёз было жаль маму, продолжавшую любить и ждать человека, ставшего отцом Грейн.

Прошло девять лет, а он так и не появился.Старейшина леса объявил о том, что девочке пришло время познакомиться с миром людей, в котором ей предстоит жить дальше. Ближайшим местом, где можно было найти людей, была та самая деревня, в которой, по словам оборотней, верили в волшебство. Только оборотни не учли одного – эти люди не только верили, но и смертельно боялись всего, чему не могли найти объяснения.

Тёмные, неграмотные и замученные предрассудками селяне давно заприметили живущую в лесу женщину с ребёнком, говорящую с животными и растениями на непонятном языке. За грибами и ягодами в ту сторону ходить перестали. Однажды в деревенском стаде недосчитались одной коровы и решили, что её съели волки. Но беглянка вернулась из лесу на второй день, едва держась на ногах. Она принесла с собой коровий мор. За неделю вымерло всё стадо.

Виноватой в этом, конечно, сочли «лешачиху» – маму Грейн. И когда та ранним утром пришла в деревню со своим «лешачонком», решили, что она явилась с повинной. В волшебство в этой деревне действительно верили и всегда следовали правилу – «убей колдунью!» В своих кошмарах Грейн вновь и вновь видела момент, разделивший её судьбу на «до» и «после», самый ужасный в коротенькой жизни девочки.

Селяне с вилами и косами вышли навстречу им с мамой, которая только успела крикнуть Грейн, чтобы та бежала в лес. Смерть настигла Уиллоу не с первого удара и девочка какое-то время слышала мамины крики и предсмертные стоны. Грейн успела добежать до опушки, а там преследователей отстегали ветками ближайшие деревья.

После этих событий малышка почти не ела и не говорила, продолжая жить среди лесных духов. Они жалели её, хотя дочь ивы очень отличалась от них и внешне выглядела как человек. При всей своей медлительности и равнодушии к людям дриады всё же заметили, что девочка совсем не растет и попросту чахнет. На совете старейшин решено было отправить её подальше в лес, где обитали вейлы. Чтобы отвлечь девочку от грустных мыслей, вейлы научили её танцевать. Грейн буквально ожила! У неё обнаружилось отменное чувство ритма, она вновь заговорила и только начала радоваться жизни, как её постиг новый удар.

Грейн исполнилось одиннадцать. В этом возрасте маленьких волшебников отдавали в специальные школы, чтобы те могли научиться управлять своими силами и преумножать их. Ближайшей к лесу, в котором жила Грейн, была школа драконоборцев, где по этому предмету стажировались волшебники со всего мира. Они помогали местным малышам постигать азы других магических наук. На самом деле, преподавание в школе было бессистемным и довольно отрывочным, но всё же лучше, чем ничего.

Грейн дали фамилию Саликса – от Sálix, латинского названия рода ива. Гномы обменяли несколько золотых слитков на местные деньги, чтобы оплатить обучение, а главный телохранитель – огромный белый волк, принял человеческий облик и представился родственником. Так Грейн осталась жить среди ненавистных людей. Она не понимала, почему «лесные жители» отвергли её, втайне задалась целью сделать всё, чтобы из школы её поскорее выгнали, и вернуться в лес.

Частые потасовки со студентами, сорванные уроки, даже попытка подбить драконов на восстание оборачивались для девочки постоянными наказаниями. За большие провинности учеников отправляли в карцер – тесную холодную комнату, питание при этом ограничивалось хлебом и водой. Если проступок был не столь серьезным, Грейн поступала в распоряжение завхоза школы – побитого жизнью мужчины, сквиба, отсидевшего несколько лет в маггловской тюрьме. В результате девочка научилась делать всю грязную работу руками, без помощи магии, а также значительно обогатила свой лексикон множеством тюремных выражений.

Помимо прочего, под руководством старика-завхоза Грейн неплохо освоила приемы рукопашного боя без правил. И впитала как губка главное правило, которому он её научил: «Никогда не дожидайся нападения. Всегда бей первой, детка».

После целого учебного года таких мучений, преподаватели единодушно решили избавиться от девочки. Решено было разослать в другие магические школы характеристику Грейн, как талантливой ученицы, к сожалению, совершенно не способной к драконоборству по причине физической хрупкости. Дирекция школы слёзно просила хоть кого-нибудь принять девочку на обучение. На крик души своих румынских коллег откликнулся один-единственный директор. Альбус Дамблдор.

*Доллорум (с латинского dolor – «боль»)
Добавил: lenaleeva |
Просмотров: 2488
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика