Главная

«Дагра: путь полукровки» Глава 34

Фанфик "Дагра: путь полукровки. Продолжение"

17.09.2015, 21:58
Около двух десятков воинов-нагов окружили ребят и пограничного стража. Все были при оружии – короткие мечи, копья и кинжалы сияли лезвиями в неярком свете магических кристаллов, закрепленных на лбах воинов черными ремешками. Левое ухо каждого воина украшала серьга-передатчик.

Вперед выступил наг с заметной сединой в коротко остриженных волосах, одетый в кожаный плащ - косоворотку, прикрывавший бедра, расшитый по шву орнаментом из драгоценных камней и серебряными цепочками на груди.

Грейн сложила ладони, словно в молитвенном жесте, и почтительно склонилась перед ним. Она дернула за рукав Невилла, прошептав:
— Это Эспеш - начальник стражи.

Невилл повторил её поклон.

— Двуногая, – обратился Эспеш к девочке, – правитель ждет тебя и твоего собрата в Зале Торжеств. Праздник скоро начнется, нужно поспешить. Мельша, – повернулся он к пограничному стражу, который привел их сюда, – возвращайся на вверенную территорию. И не грусти, каждому хоть раз выпадает нести караул в праздник.

Начальник стражи хрипло засмеялся, остальные поддержали его:
— Мы погуляем за тебя как следует… В другой раз попразднуешь вволю! – говорили они.

— В другой раз не будет двуногой, – Мельша завистливо покосился на Грейн, быстро откланялся и отбыл на свой пост.

Неввила и Грейн вновь повели длинными тоннелями. Несколько нагов сопровождали их, освещая путь. Тоннели всё расширялись, в них стало совсем сухо и чувствовался приток свежего воздуха. Однако стены их часто сохраняли нетронутый узор, созданный водой. Глядя на эти наплывы, можно было подумать, что смотришь под ребристые снизу шляпки огромных грибов Canthar?llus cib?rius*.

Один раз пришлось переходить горячий поток. Кашляя и задыхаясь от едких паров, они прошли по мосту, сделанному из обтёсанного сталагната. На берегу бурлившей ядовитой речки Невилл заметил две прикованные длинными цепями к стене металлические клетки, достаточно большие, чтобы в них поместился человек в полный рост. Их прутья были изъедены, словно коррозией.

— Это для гелиопатов, – пояснил Эспеш в ответ на вопросительный взгляд мальчика. – Злокозненные твари издавна разоряют наши жилища, пытаясь захватить себе побольше территории. Месяц назад они предприняли последнюю вылазку. От их огня погибло несколько славных нагов, но мы отстояли рубежи, а пленных растворили в Кипящем Потоке.

Невилл старался не оглядываться на место казни загадочных гелиопатов, тем более что местность вокруг становилась всё интереснее. Они прошли две пещеры с обширными колониями грибов, свет от которых казался слепящим для привыкших к полумраку глаз детей. Три огромных, величиной с лошадь, черных крота с удовольствием уплетали это лакомство. Один из них повернулся на звук их шагов, и Долгопупс увидел на носу животного короткие розовые щупальца, расположенные в виде звезды**. Они беспрестанно шевелились, улавливая запахи и ощупывая то, что крот собирался попробовать на зуб.

— Это их домашние животные, – негромко пояснила Грейн. – Они помогают прокладывать новые тоннели и выращивать грибы. Их шкуры очень теплые и идут на одежду и покрывала.

Навстречу им стали попадаться другие наги. Коротко приветствуя стражей, они поправляли расшитые драгоценностями и отороченные кротовьим мехом безрукавки и спешили своей дорогой.

— Это жилые тоннели, – рассказывала девочка. – Сегодня здесь пустынно, ведь все на празднике. Сейчас пройдем площадь, и за ней будет Зал Торжеств.

Вдруг Грейн дернула Невилла за рукав и указала в один из тоннелей:
– Нагини, – хихикнула она.

Долгопупс увидел стоявшую неподалеку полную почтенного возраста даму, закутанную в черный полушубок, из-под которого змеился по полу зеленый чешуйчатый хвост. Нагиня повернула голову и стало заметно, что собранные в пучок черные волосы стягивает золотая цепочка, она спускалась по прямому пробору от затылка до середины бровей, где оканчивалась крупным рубином. Мальчик вспомнил, что видел подобное украшение на женщине с иллюстрации книги о Маугли.
Пухлой ладонью, унизанной перстнями, дама держала за руку маленькую нагиню, которая беспокойно вертелась, стараясь высвободить руку, чтобы рассмотреть поближе двуногих тварей, что пожаловали к ним в гости. Дама нахмурилась, что-то сердито прошипела воспитаннице и повела её вглубь тоннеля.

Наконец гости вступили в Зал Торжеств. От увиденного у Невилла захватило дух. Эта пещера была раза в два больше Большого Зала Хогвартса. Она представляла собой подобие амфитеатра, на трибунах которого были устроены просторные ложа, а в центре сияло голубым светом круглое озеро.

Детей повели вниз между рядами лож, занятых множеством нагов. Мужчины в безрукавках и плащах с важным видом занимали места во главе своих семейств. Женщины были буквально усыпаны драгоценностями и сияли, словно рождественские ёлки. Любопытные дети норовили сбежать из-под присмотра и озорно поблескивали большими раскосыми глазами. Шипение множества голосов наполняло пещеру.

Молодая нагиня, позванивая многочисленными браслетами на чешуйчатых руках, учтиво поклонилась стражам и предложила проводить человеческих детей дальше. Эспеш ответил утвердительно, так как воинам пора было занять места в карауле вокруг озера.
Грейн засмотрелась на богатое аметистовое колье и свисавшие почти до плеч серьги нагини. Девочку восхищало искусство подземных жителей творить из камня прекрасные цветы, волшебных птиц и животных – все те красоты, что они оставили когда-то на поверхности земли, ради безопасности своего народа, притесняемого людьми.

На берегу озера располагался каменный трон. Огромный, вдвое выше своих сородичей, наг восседал на нем, опустив свой хвост в воды озера. Одетый в чёрный бархат седоволосый старец был почти неподвижен. На груди его покоилась массивная золотая цепь с округлым медальоном, на котором была изображена трехголовая кобра. Глаза старца были закрыты.

Нагиня с глубоким поклоном обратилась к нему, но шипение её утонуло в общем гуле, наполнявшем пещеру. Старец нахмурился и приподнял руки с подлокотников трона. В ту же минуту, словно по мановению волшебной палочки, в огромной пещере воцарилась звенящая тишина.

— Двуногая, – заговорил он так медленно, словно ему было трудно дышать, – ты нарушила мой запрет на разглашение тайны пребывания здесь нагов. Но сегодня праздник, а потому я прощаю тебя, если подобное больше не повторится.

— Не повторится, повелитель, - ответила Грейн. – Мой друг надежен и верен своему слову, он не выдаст тайны. Я полностью доверяю ему и ручаюсь за него. Я не смогла сдержать восторг от пребывания в вашем чудесном мире, но нет таких слов, чтобы описать все великолепие, созданное твоим трудолюбивым народом. Поэтому лучше всего побывать здесь, хоть раз в жизни.

Правитель нагов кивнул головой, по-прежнему не открывая глаз:
— Что ж, я дарю вам этот вечер. Но надеюсь, что и ты преподнесешь мне подарок.

Человеческим детям отвели места в пятом от озера ряду. Столы ломились от мясных и рыбных блюд, пахнущих острыми специями. Но наги не притрагивались к еде, ожидая приветственного слова своего повелителя.

— Не стану утомлять вас долгими речами, – произнес он. – Мы пережили ещё одну зиму, полную холода, мрака и разбойных нападений наших врагов. Мы славно потрудились, сохраняя теплоту очагов в наших пещерах, а границы государства – в неприкосновенности. Да не оскудеют и впредь наши дома и наши сердца! – он поднял золотой кубок и начался пир.

Земные лакомства, которые дети принесли в рюкзаках, украсили столы именитых сановников. Две нагини, казавшиеся маленькими рядом со своим правителем, обвили хвостами подлокотники трона и подносили блюда и яствами к рукам царственного нага.

— Это Великий Полоз, – рассказывала Грейн, пробуя мелкую печеную рыбёшку с грибами. – Он слеп, но все прекрасно слышит и чувствует. Говорят, его хвост такой длинный, что простирается по здешним пещерам, и он может управлять месторождениями драгоценных камней.

— Потому у нагов и хранятся такие богатства? – спросил Невилл, подозрительно косясь на серебряное блюдо с тушеным мясом.

— Наги – искусные ювелиры, гораздо лучше гоблинов, они очень дорожат своими сокровищами. Вот и спустились под землю, чтобы люди их не грабили и не убивали из-за драгоценностей, – девочка отпила из кубка и ополоснула руки в специально приготовленной для этого чаше с водой. – Так, мне пока нельзя наедаться, с меня ещё подарок Полозу.

— Но мы ведь уже все подарили, - удивился Долгопупс.

— Не все. Жди меня здесь.

Грейн удалилась, а Невилл печально вздохнул. Великолепие пещер и необычность их жителей больше не интересовали его. Ему вдруг захотелось в одно мгновение оказаться у себя в гриффиндорской спальне, забраться под одеяло и спокойно уснуть, а не сидеть здесь на устланном черным мехом камне среди этих шипящих чудовищ. «Интересно, сколько сейчас времени на земле, – подумал он. – Может, глубокая ночь, или даже утро… Нас непременно хватятся и обоим влетит. Если мы, конечно, выберемся отсюда». Он поднял голову. Потолок пещеры терялся во тьме, но вдалеке сияла маленькая голубая звездочка. Должно быть, это лунный свет пробивался сквозь отверстие в камне.

В этот момент неожиданно зазвучала музыка. На отдельном помосте расположился целый оркестр нагов. Одни играли на больших пузатых лютнях, другие, обвив хвостами бочкообразные барабаны, отбивали на них ритм ладонями. Внезапно площадка осветилась чуть глубже, перед зрителями предстал хор, запевший торжественный гимн племени:

Звенит златыми кольцами змея,
Полна чудес Священная земля.
Наш доблестный народ
Их свято бережет,
Чтоб каждый из двуногих,
Попав в наши чертоги,
Не разгадал секретов наших код.

Богатств пещерных в царстве нам не счесть,
Гостям преподнести - сочтем за честь.
Когда вы не хитрите
И словом дорожите,
За стол на праздник
Просим с нами сесть.

Но если разоряет общий дом
Отряд врагов, огнем вооружен,
Хотят гелиопаты
Награбить больше злата, -
Их всех цепями
В клетки закуем!

Великий Полоз нам за короля!
За жизнь! За нас, Великая Змея!
Бороться мы идем,
Чтоб защитить наш дом.
Пусть много нагов славных
Погибло не на равных,
Мы выстоим в сражении любом!

Звенит златыми кольцами змея,
Полна чудес Священная земля.
Наш доблестный народ
Их свято бережет,
Звенит… звенит.. звенит…***

Наги, вставшие со своих мест, подпевали в унисон стоящим на сцене. Они пели негромко, боясь из-за сильной вибрации обрушить своды пещеры, но их голоса отражались эхом от влажных морщинистых стен, усиливая их мистическое звучание. Допев гимн, празднующие вновь улеглись на свои ложа, музыка ненадолго стихла, и тут раздались звуки флейты.

Они дополняли плавную мелодию, пересыпанную звоном колокольчиков, точно искрящимися бриллиантами. По стенам пещеры засветились барельефы из магических кристаллов, изображавшие раскидистые деревья, прекрасные цветы, птиц с роскошными хвостами, грозных тигров, величавых слонов и, конечно же, самих нагов.
Придворные зажгли факелы, и в свете живого огня им открылась широкая каменная площадка. Казалось, она была устлана множеством разноцветных тканей. Но вот ткани зашевелились – одна за другой молодые нагини поднимались с пола, сбрасывали с себя расшитые золотыми нитями тончайшие покрывала и начинали синхронно двигаться в такт музыке, образуя причудливый живой узор.
В центре этого действа на возвышении стояла закутанная в покрывало маленькая фигурка. Вдруг мелодия замерла, ткань покрывала была отброшена, и Невилл увидел Грейн в облегающем комбинезоне, расшитом зелеными, белыми и черными самоцветами, имитирующими узор змеиной чешуи. Волосы слизеринки были стянуты в аккуратный пучок на затылке, а лицо украшал орнамент, нанесенный золотой и чёрной красками.

Музыка грянул вновь, став порывистой и быстрой. Маленькая танцовщица ожила, вспорхнула над помостом, точно сверкающая райская птичка, и Долгопупс позабыл обо всем на свете, совсем как тогда, в их боевом танце под Дракучей Ивой. Природная грация девочки приковывал взгляд. Вот её изогнутые руки колышутся, словно ветви Мирового Дерева на ветру, ладошки вздрагивают как трепетные бабочки, порхающие в кроне. Но музыка не дает стоять на месте и льётся прямо в душу, наполняя её сладостными волнами. Поворот вокруг своей оси, и вот Грейн уже припадает к земле, словно хищный зверь, высматривая добычу в камышах, изображенных руками танцующих вокруг нагинь. Саликса прянула вверх, будто грациозная лань, но тут же изобразила, как оказалась схвачена и жизнь животного оборвалась в один миг, вторя аккордам музыки, от которых сжимается сердце.

Наги позабыли о еде и замерли перед этим великолепным зрелищем, а потом, не сговариваясь, стали покачиваться на своих местах в такт мелодии. Великий Полоз тоже качал седой головой. Над озерной гладью одно за другим показались кольца его огромного золотого хвоста. Они перекатывались, будто драгоценные волны, свивались в причудливые кольца. Чувствуя близость кульминации танца, правитель не выдержал.

— Луны мне! – прошипел он, простирая вперед руки с раскрытыми в сторону танцующих ладонями.

В тот же миг в нишах, скрытых в стенах пещеры, заворчали древние механизмы. Пробивавшийся с потолка лунный луч был пойман большим вогнутым зеркалом, перенаправлен другим, третьим, разделен натрое и, наконец, два острых как бритвы луча уперлись в ладони царственного старца и провели по ним, оставляя за собой горизонтальные кровоточащие следы.

Невилл встряхнулся, чтобы прогнать наваждение, но это был не сон и не мираж. Края продолговатых ран на руках Полоза разошлись в стороны и ладони его обрели раскрытые глаза с тонкими вертикальными зрачками.

Глаза моргнули и уставились на танцующую девочку, которую осветил третий лунный луч, заставив самоцветы её одеяния сиять еще ярче. А Грейн, ничего не замечая, полностью отдалась внутреннему порыву и звучащей мелодии, растворилась в ней, забыв о времени, как и все зрители. Казалось, в её теле не было ни одной твердой косточки. Да это и не тело вовсе, а один из музыкальных инструментов – живой, поющий собственным голосом жестов. Её движения рассказывали истории простые и понятные, красочные и яркие, как сама жизнь.

Внезапно раздался оглушительный грохот и треск. Именно этот звук разрушил оцепенение волшебного танца, в которое были погружены все вокруг. Одна из колонн, поддерживающих высокий потолок пещеры, накренилась и начала рушиться. Великий Полоз обратил взор своих рук в сторону падающей громадины и прошипел «Экстомоментум». Ладони его вспыхнули голубым светом, и падение колонны замедлилось, давая возможность перепуганным нагам убраться подальше.

Змеелюди в панике кинулись к выходам из Зала. На стоявших в карауле у озера воинов обрушился настоящий дождь из раскаленных докрасна камней.

— Гелиопаты! – слышались отовсюду крики нагов.

Грейн, недолго думая, нырнула в ледяные воды озера, недра которого светились собственным голубоватым светом.

Саликса почувствовала, что тонет, начала барахтаться, но тщетно – костюм, расшитый драгоценными камнями, тянул на дно. Внезапно прямо перед ней возник поднимающийся вверх изгиб золотого хвоста Великого Полоза. Девочка уцепилась за него и через несколько мгновений жадно хватала ртом воздух. Оказавшись на поверхности, она соскользнула с мокрой чешуи обратно в воду, но тут почувствовала, как кто-то крепко схватил её за шиворот.
Невилл Долгопупс упрямо тащил свою подругу на берег озера. Драгоценный костюм добавлял девочке веса, но гриффиндорец вцепился в его ворот так, что самоцветы впились ему в ладони до крови.

Кругом творился хаос. В воздухе носились гелиопаты, представляющие собой человекоподобные языки пламени. Воины-наги несли потери под градом раскаленных камней. Едва касаясь холодной поверхности озера, эти страшные снаряды трескались от перепада температур и разлетались жалящими осколками.

Один из таких мелких камешков разорвал кожу на левом плече Невилла. Два других едва не посекли лицо. Но мальчик, стиснув зубы от боли, не выпустил Грейн, успев лишь подумать: «Только бы не попало в глаза. Ослепну как Полоз…»

— Бежим! – крикнул он, как только Саликса встала на ноги.
Поскальзываясь и уворачиваясь от огненного камнепада, они кинулись наверх – к выходу из пещеры. Позади них слышались крики раненых и умирающих нагов, хриплые приказы Эспеша, клокочущие возгласы гелиопатов и треск разрывающихся камней. Своды пещеры дрожали от этой какофонии звуков, но почему-то не рушились. Должно быть, их сдерживало какое-то заклятье.

Внезапно один из гелиопатов указал на детей.
— Люди! – протрещал он, словно полено в камине.
Спасительный выход из пещеры был уже близок, но Невилл резко повернулся лицом к настигавшим их гелиопатам. Он оттеснил Грейн себе за спину и вскинул волшебную палочку.

— Агуаменти! – выкрикнул он.
Тугая струя воды ударила в преследователей, и на каменный пол упали два дымящихся черных остова, напоминавших человеческие скелеты. Долгопупс, не теряя времени, потащил Грейн за руку к выходу из Зала. Обернувшись на мгновенье, девочка успела заметить, как гелиопаты накинули на Великого Полоза огромную стальную сеть.

Друзья выбежали через каменную арку и устремились подальше от этой страшной пещеры.

* Имеется в виду гриб, называемый в России «лисичкой».
** Крот-звездорыл.
*** Стихотворение «Гимн Нагов». Автор – Сай. Специально для фанфа «Дагра. Путь полукровки»
Добавил: lenaleeva |
Просмотров: 941
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика