Главная

«Дагра: путь полукровки» Глава 22

Фанфик «Дагра: путь полукровки»

23.05.2015, 12:55
Саликса в сопровождении Снейпа молча спускалась в кабинет зальеварения. Она как обычно шла чуть позади и на этот раз не сводила с преподавателя взгляда полного восхищения и благодарности.

«Какой он хороший! – думала девочка. – Справедливый, добрый, умный. Я доставила ему столько неприятностей, а он защитил меня перед директором. Разобрался во всем, разложил факты по полочкам и рассудил справедливо. Если бы у меня был такой папа… Он бы никогда нас с мамой не бросил. Она бы не погибла. И жили бы мы счастливо…»

Грейн вспоминала, как инстинктивно спряталась за его спиной, но ей не было стыдно за этот малодушный поступок. Давно забытое чувство защищенности наполнило её душу, принеся покой и радость.
Снейп пропустил девочку вперед и закрыл за ней дверь кабинета.

— Итак, – начал он, опускаясь в кресло, – для начала, все колющие и режущие предметы – на стол. Что ты ещё прихватила из Большого зала? Не заставляй меня устраивать обыск.

— Больше ничего, – мрачно ответила девочка.

— Ну, а вилка тебе зачем? – зельевар положил перед собой конфискованный столовый прибор.

Но Саликса, как сказал бы её старый знакомый, румынский завхоз, «ушла в глухую несознанку» и угрюмо хранила молчание.

— Почему-то никто из учеников, кроме тебя, с вилками в карманах по школе не ходит, – продолжил учитель. – Ты настолько боишься окружающих?

— Я боюсь?! – вспыхнула Грейн. – Да это… этот Локонс боится. Все девчонки кричат о его подвигах. Но мне что-то не верится. Подвиги совершают решительные, бесстрашные, сильные!

«Такие как вы!» – подумала она, но вслух не произнесла, а только вскинула на декана выразительный взгляд, смутилась и продолжила уже тише.

— Локонс из кожи вон лезет, но я его не боюсь. Он сам боится, что его разоблачат, наверное. А потом забудут, вот он и дрожит. Когда-нибудь именно это с ним и случится – забвение. Я думаю, очень часто с людьми происходит именно то, чего они боятся больше всего на свете. Поэтому я не боюсь ничего, – и печально вздохнула: – Ведь самое плохое со мной уже случилось.

Снейп внимательно посмотрел на ученицу и решил сменить тему.
— Я не собираюсь обсуждать с тобой поведение преподавателя ЗОТИ. Больше ничего плохого он тебе не сделает. «Пусть только попробует – я ему руки оторву. Без помощи магии…» – неожиданно подумал Северус, а вслух добавил: – Больше никто тебя не беспокоит?

Грейн отрицательно помотала головой и спросила:
– А что случилось с Миссис Норрис? И что за послание написали кровью на стене? Наверное, уже поздно, – спохватилась она, – но я могу заварить чай, а вы бы мне рассказали… если можно.
Предыдущее их чаепитие кончилось плохо и Снейпу самому хотелось бы это исправить. Поэтому он благосклонно кивнул.

— Что ж, попробуй. Только не как в прошлый раз, иначе скоро у меня ни одной чашки не останется.

Девочка смутилась и принялась за дело.
За чашкой ароматного напитка Снейп рассказал, что на втором этаже замка за полчаса до окончания банкета мистер Филч обнаружил Гарри Поттера с приятелями, Роном и Гермионой. Они стояли возле стены с огромной надписью «ТАЙНАЯ КОМНАТА СНОВА ОТКРЫТА. ТРЕПЕЩИТЕ, ВРАГИ НАСЛЕДНИКА!», а внизу висела окаменевшая Миссис Норрис. Она была подвешена за хвост на скобу для факела, в свете которого надпись блестела особенно зловеще. Хотя кошка действительно была цела, надпись оказалась написанной кровью.

— Разумеется, вначале все заподозрили Поттера, – продолжал рассказ Снейп, – но прибежавший на шум профессор Локонс с таинственным видом заявил, что не сомневается, что это дело твоих рук, Грейн. Мы не успели ему возразить, он тут же унёсся тебя разыскивать. Разумеется, никто тебя ни в чём не подозревает. Думаю, ты не имеешь никакого отношения к Салазару Слизерину…

— К кому? – переспросила Грейн, отхлебнув из чашки.

— Ах, да! Ты же не знаешь эту историю, о Тайной комнате. Дело в том, что тысячу лет назад четверо волшебников основали нашу школу – Годрик Гриффиндор, Пенелопа Пуффендуй, Кандида Когтевран и Салазар Слизерин. Вначале они жили в дружбе и согласии, находили по всей Британии людей с магическими способностями и обучали их на четырех факультетах, названных в свою честь. Затем Салазар Слизерин стал требовать более строгого отбора, считая, что магические знания должны храниться только в семьях чистокровных волшебников. Вскоре Слизерин и Гриффиндор окончательно рассорились на этой почве, Слизерин первым покинул школу. Это – факты. Всё, что касается Тайной комнаты, уже относится к области мифов. По легенде Слизерин перед уходом сделал в замке потайную комнату и наложил печать заклятия, открыть которую сможет только его наследник. Он снимет заклятие и освободит заключенный в комнате Ужас, который уничтожит тех, кто, по мнению Слизерина, не достоин изучать волшебные искусства.

— То есть полукровок и маглорождённых? – решила уточнить Грейн.

— Да, именно так…

— Странно, – пожала плечами девочка. – Вот, например, Гермиона, ну, та, что с Гриффиндора. Её родители – маглы. Но она так здорово колдует. Что ж ей теперь, не учиться? Где у этого Салазара логика?

— Сказал бы я тебе, где… – проворчал Снейп, но тут же спохватился. – Но волноваться не о чем, это всё миф, сказка. А история с кошкой… Филч – строгий смотритель, его многие не любят, вот и отомстили таким образом... Я бы не удивился, если бы это сделал Поттер, но он ещё не дорос до такого колдовства.

— Да ну… - отмахнулась Грейн, – Гарри не стал бы. Я его знаю, он не вредный.

«Много ты понимаешь!» – Снейп недовольно покосился на свою маленькую собеседницу. Он говорил вполне уверенно, но Грейн чувствовала, что учитель всерьёз взволнован.

— Профессор Локонс обучает вас оборонительным заклятьям? – спросил зельевар. Грейн отрицательно помотала головой. – Так я и думал. Домашние задания делать успеваешь? Хорошо. Тогда походишь ко мне после уроков, скажем, по понедельникам, средам и пятницам. В выходные после обеда тоже. Обучу тебя основам боевой и защитной магии.

— Только меня?

Снейп несколько задержался с ответом. Он задавал себе тот же вопрос.
— Для остальных студентов первый курс не прошел впустую. А ты всё ещё с волшебной палочкой едва справляешься. В нашем мире использовать для защиты столовую вилку – несерьезно. Ладно, – закончил он беседу, – тебе пора спать. Ступай, я сам уберу со стола.

Девочка не стала возражать, но в дверях остановилась и обернулась.
— Спасибо, – сказала она тихо, так, словно ветер прошелестел в листве.

— Не за что. Иди, – нахмурился зельевар.
Только сейчас он заметил, что Грейн обута в новые башмачки с серебряными пряжками и подумал: «Хорошо, что размер подошёл».
Когда за ученицей закрылась дверь кабинета, он взмахом волшебной палочки отправил чашки полоскаться под кран, а сам задумчиво смотрел на пляшущие в камине языки пламени.

«Почему тебя? Тебя одну… В школе полно полукровок. Есть и те, кто остался без родителей. Поттер, например. Надо за ним присматривать, всё-таки мальчишка – сын Лили. И вечно попадает в переделки… А душа к нему не лежит… Хожу за этой невоспитанной хулиганкой, смотрю, как бы снова чего-нибудь не натворила. Как за родную переживаю. И ведь не только потому, что Лесной дух просил. А почему, сам не могу понять… Была бы Лили жива, она бы объяснила. Она смогла бы…»

Он поставил посуду в шкаф, скользнул взглядом по той самой бутылке огневиски, которую обнаружила девчонка в прошлый раз, но тут же отрицательно покачал головой. Решительно захлопнув дверцы шкафа, он отправился спать.

Со следующего дня дополнительные занятия возобновились. Саликса старательно изучала оборонительные чары и ловила каждое слово преподавателя. Ей не верилось, что происшествие с кошкой завхоза было баловством кого-то из студентов. Ведь Снейп сам сказал, что на Миссис Норрис наложены серьёзные чары, значит, всё не так просто, как пытался объяснить своей воспитаннице декан, стремясь успокоить.

И очень скоро опасения Грейн нашли подтверждение – в том самом коридоре обнаружили мальчика, первокурсника-гриффиндорца Колина Криви. На следующий день известие о том, что на Колина напали и он, окаменевший, лежит в больничном крыле, разнеслось по всей школе. Пошли самые невероятные слухи, один страшнее другого. С «лёгкой руки» Локонса, который всё ещё пользовался огромной популярностью у женской части Хогвартса, многие стали подозревать в тёмном колдовстве Грейн.

Первокурсники начали буквально шарахаться от девочки и, в конце концов, она стала развлекаться тем, что пугала их, выскакивая из-за угла и корча страшные рожицы. Но её друзья-гриффиндорцы видели, что ей неприятно и обидно.

— Перестань! – не выдержала Гермиона, после того как стайка первокурсниц с визгом вылетела из туалета, когда Грейн во всеуслышание предложила чудовищу выйти из Тайной комнаты и позавтракать парой-тройкой девчонок. – Всё это очень серьезно! Тебя на самом деле начнут подозревать и выгонят из школы!

— Эти соплячки достали! – вспылила Саликса. – Шушукаются за спиной, пальцами показывают. Это несправедливо, я ничего плохого не сделала! Локонс всех убедил, что я виновата, не имея никаких доказательств. Но если им так хочется в это верить – пожалуйста!

Гермиона, будучи поклонницей красавчика-профессора, огорчалась не меньше Грейн. Она сильно сомневалась, что Саликса может иметь отношение к этим ужасным происшествием и пообещала сделать всё возможное, чтобы развеять эти слухи. И действительно, троица маленьких исследователей – Гермиона, Гарри и Рон – явно что-то узнали, но никого в свои тайны не посвящали.

А Невилл запасся всеми возможными средствами защиты – приобрёл самые сильные, по его мнению, амулеты: гнилую луковицу, отпугивающую нечисть, хорошо заточенный красный кристалл от тёмных сил и сушёный хвост головастика, который, как известно, является универсальным оберегом от всего плохого.
Добавил: lenaleeva |
Просмотров: 1526
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика