Главная

«Дагра: путь полукровки» Глава 14

«Дагра: путь полукровки»

15.04.2015, 20:06
Вечерняя трапеза была в самом разгаре, и, ожидая, пока его новая воспитанница насытится, Снейп успел спуститься в свой кабинет и прихватить выращенный Грейн росток манжетки. Он был уверен, что девочке будет приятно узнать – профессор не забыл о своём обещании пересадить растение в горшочек с землёй. По привычке декан Слизерина не пошёл через центральный проход, а обошёл зал по периметру и оказался прямо за спинами Драко Малфоя и его приятелей, сидевших у окна.

И тут же стал свидетелем очередной пикировки Малфоя и своей новой подопечной: Драко отпускал ехидные шуточки по поводу странной, на его взгляд, приязни Грейн к магическим существам. Он придумывал для неё различные титулы, вроде предводительницы пикси или укротительницы мандрагор. Его дружки громко смеялись над каждой новой фразой Драко, а Грейн молча ела, изредка бросая на него недобрый взгляд, словно обдумывая, как наказать обидчика в этот раз.

— Слушай, Саликса, – не унимался Малфой, – а ведь ты и вправду очень крута: справилась с пикси без всякой волшебной палочки. Просто силой мысли, да? Можешь на расстоянии приказывать этим тварям, что им нужно сделать? А что ты ещё можешь делать без помощи палочки?

Грейн покрутила в руках ложку, которой только что ела ягодное желе, затем демонстративно со всех сторон облизала её и показала присутствующим:
— Без помощи палочки я отлично умею показывать фокусы. Видишь эту ложку… - произнесла Грейн с ухмылкой, не предвещавшей Драко ничего хорошего.

— Мисс Саликса! Бросьте! – раздался повелительный голос декана.
Снейп тут же рассердился на себя за этот возглас. Он мгновенно сообразил, что если Грейн сейчас использует ложку в своих коварных целях, то таким наказанием, как час в оранжерее, она уже не отделается. Драко пожалуется отцу, а это чревато скандалом. Но Снейп мог бы одним движением волшебной палочки обезоружить девчонку, зачем же было кричать на весь зал? «Старею…» – мелькнула в голове Снейпа невеселая мысль.

— Что бросить, профессор? – девочка испуганно смотрела на него. Бывшие полблизости ученики тоже притихли, ведь грозный зельевар повышал голос нечасто.

— Ложку, – уже спокойнее произнес Снейп, – сейчас же.

— Чем же я тогда буду кушать желе? – подняла на учителя невинные глаза девочка, проявляя типичную для слизеринцев изворотливость.

За столами соседних факультетов раздались смешки. «Она надо мной издевается! – мысленно возмутился декан. – Неугомонная девчонка! На минуту оставить без присмотра нельзя!»
— Вы поняли, о чем я, – прошипел он.

— Ладно, ладно… – пожала плечами ученица, словно делая ему одолжение, и уткнулась в свою тарелку.

— Если вы закончили ужин, прошу вас следовать за мной.

Малфой, чудом избежавший расправы, самодовольно ухмыльнулся:
— Фокус не удался?

— На твоё счастье, – фыркнула Грейн, поднимаясь со скамьи.

— А вы, мистер Малфой, – неожиданно добавил декан, – впредь будьте любезны садиться на другой край стола во время трапезы. И чтобы я вас напротив друг друга больше не видел. Ни-ког-да. – произнес он, чеканя последнее слово. – Вам понятно?

— Понятно, сэр, – пробурчал Драко, – не очень-то и хотелось, чтобы это чучело маячило перед глазами во время еды. Аппетит сразу пропадает…

— Чучело?! – Грейн мгновенно схватила свою тарелку с недоеденным желе, чтобы надеть её на голову обидчика, как вдруг раздалось громкое:
— Минус пять баллов Слизерину! За ваше, мистер Малфой, непочтительное отношение к сокурсникам, – оповестил присутствующих проходящий мимо Дамблдор, услышав последние фразы Драко, и тут же повернулся к Снейпу. – Постарайтесь не слишком задерживаться, Северус… Вы ведь в оранжерею направляетесь? Полагаю, мисс Саликса будет именно там отрабатывать наказание? Ей ещё нужно успеть выполнить задание по трансфигурации, не так ли, мисс?

Грейн кивнула. Седобородый старец напоминал Старейшину Леса, где выросла девочка, и внушал ей некоторый трепет. Сейчас она была бесконечно удивлена. Сначала декан запретил этому «бледному поганцу» приближаться к ней. Теперь сам директор наказал Малфоя, подумать только, за непочтительное к ней отношение! «Они все что, за меня заступаются? – думала Грейн. – После того, что я натворила, меня уже давно должны были выгнать. Это какая-то неправильная школа…»

Снейп уверил директора, что не позднее чем через пару часов он проводит ученицу в гостиную Слизерина, чтобы она могла выполнить домашнее задание и вовремя лечь спать. Это снова повергло девочку в изумление – преподавателей румынской школы никогда не волновало, во сколько она ложилась спать и ложилась ли вообще. Затем Дамблдор отправился к себе, а учитель с ученицей вышли из замка, и зашагали к хогвартским оранжереям.

Они молча шли рядом, Грейн – потому что молчание было для неё привычным, а заботливое отношение, с которым она столкнулась впервые, было в новинку и требовалось всё обдумать; Снейп – потому что он не знал, о чём можно поговорить с этой девочкой, чтобы не оттолкнуть, а напротив, расположить её к себе. Поговорить хотелось о многом, расспросить, узнать о ней больше. Но совершенно неизвестно, как она к отнесётся к его расспросам. Поэтому Снейп решил пока помолчать, а потом действовать по обстоятельствам.

«Как же это трудно – воспитывать детей, – мучился он всю дорогу до оранжерей. – И почему я раньше не испытывал никаких проблем? Вероятно, я никогда и не пытался кого-либо воспитывать... Моей задачей было научить студентов сносно варить зелья. Здесь же – совсем иная ситуация, и я не имею не малейшего понятия с чего начать… Проявлять заботу так странно. У Дамблдора это получается. А я… может, мне это вообще не дано?»

«Интересно, что он заставит меня делать? Оранжереи – это хорошо, это мне повезло. Наверное, Хагрид не врал – их директор и в самом деле хороший человек, раз не стал сажать меня в карцер или отправлять по ночам мыть полы в коридорах школы. А будь на то воля декана, уверена, наказал бы по полной. Наверняка, он отсадил Малфоя, потому что пожалел его, а не меня. Этот декан очень подозрительный, похож на тёмного колдуна больше, чем на школьного учителя. И его все боятся… Но я-то не боюсь! Ещё посмотрим – кто кого!» – ухмылялась про себя Грейн, шагая рядом с учителем.

Наконец они вошли в оранжерею, где Снейп выдал девочке перчатки из драконьей кожи и подвёл к горшкам с бубонтюберами. Эти растения выглядели на редкость непривлекательно, напоминая гигантских чёрных слизней, вертикально торчащих из земли. Они слегка извивались и были усеяны многочисленными глянцевитыми припухлостями, полными густого едкого вещества.

— Вам знакомо это растение, не так ли? – обернулся Снейп к ученице, которая широко раскрытыми агатовыми глазами уставилась на шевелящихся тварей. – Нет? Тогда я введу вас в курс дела. Это бубонтюберы – магические растения, относящиеся к разряду растений умеренной опасности, – он многозначительно покосился на девочку и внушительно добавил,– «умеренной» потому что сами они не нападают на людей и прочих существ, ведут себя тихо, как и подобает приличным растениям.

Грейн недовольно засопела. Видя, что намек понятен, Снейп продолжал:
— Опасными они становятся, если повредить вот эти наросты – в них находится чрезвычайно жгучая субстанция. При попадании на кожу она вызывает сильнейший химический ожог. Мы с вами сейчас наполним несколько склянок этим веществом, его называют гноем бубонтюбера и используют для приготовления многих зелий. Будьте очень осторожны, Грейн, чтобы…

— Я поняла, – Грейн метнула на него неприязненный взгляд.

Но тут Снейп аккуратно извлек из внутреннего кармана мантии свой козырь – колбу с ростком манжетки, прихваченную из кабинета.
— Это что у вас? – насторожилась Саликса, и, узнав своё «детище», изумленно воззрилась на учителя. Ни Снейп, ни кто-либо ещё в этой школе еще не видели её до такой степени растерянной.
– Вы не забыли о ней? – Грейн протянула руки к колбе с растением, неловко улыбнувшись, и с трудом произнесла: – Спасибо, профессор… вы добры к ней… к нам…

Совсем смутившись и покраснев, Грейн взяла колбу и отвернулась, поглаживая молодые листочки растения. Она никак не ожидала от «тёмного колдуна» такого великодушного поступка. А Снейп не ожидал, что при виде её улыбки на душе станет так тепло. Он уже успел позабыть, как это может быть радостно – доставить кому-то удовольствие. И как это просто… И как согревает сердце… И ещё – ему уже много лет никто не говорил, что он добр. Если точнее, тринадцать лет…

— Поставьте колбу пока вот на эту полку. Давайте приступим к тому, зачем мы сюда пришли, – Снейп поспешил сменить тему – отчего-то нахлынувшие неожиданно тёплые чувства перестали доставлять удовольствие. Они были так ему несвойственны, что в больших дозах раздражали. Стоило немедленно вернуться к сухому деловому тону, так зельевару было удобнее общаться с ученицей. Не имеющие отношения к работе нежности казались лишними. – Надевайте перчатки… И берегите открытые части тела, гной может брызнуть в лицо при вскрытии нароста.

Не прошло и часа, как все приготовленные склянки были наполнены. Пока Саликса трудилась над бубонтюберами, Снейп рассказал ей всё, что знал об этих и других, применяемых для приготовления зелий, растениях. Грейн оказалась любознательной и сообразительной. Она задавала вопросы, внимательно выслушивала ответы, а иногда и сама рассказывала своему учителю интересные подробности о жизни и свойствах растений, о которых он не знал. Этот час пролетел очень быстро. Можно с уверенностью сказать, что за многие годы ни учитель, ни ученица там много не говорили – оба были отъявленные молчуны. Когда они возвращались обратно, каждый думал о том, что провёл время не так дурно, как можно было ожидать.
Добавил: lenaleeva |
Просмотров: 2040
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика