Главная

«Дагра: путь полукровки» Эпилог

Фанфик "Дагра: путь полукровки. Продолжение"

05.04.2016, 15:43
Хогвартс-экспресс отошел от станции точно по расписанию. Он увозил учеников всё дальше от старинного замка, Чёрного озера и Запретного леса. Наступили каникулы, и ребятам пришла пора отправляться домой.

Гермиона Грейнджер задумчиво перебирала в пальцах крупную бусину из полосатого агата. Белые, солнечно-желтые, коричневые и медово-рыжие полосы образовывали на поверхности овальной плоской бусины причудливый узор. Некоторые полоски в камне были почти прозрачными, и сквозь них проникал свет полуденного солнца. Вторая бусина лежала на узком вагонном столике перед девочкой. Эти агаты Гермионе подарила Грейн Саликса.

После примирения Грейн с отцом, нервное напряжение оставило обоих, и тогда дала знать о себе физическая боль. Оба попали в больничное крыло: Северус Снейп – с множественными колотыми ранами, Грейн – с болью в позвоночнике. Мадам Помфри диагностировала у девочки трещины в двух позвонках поясничного отдела.

К досаде подавляющего большинства студентов, эликсир доктора Лето и Рябиновый отвар быстро поставили на ноги профессора зельеварения. А вот у Грейн обнаружилась сильнейшая аллергия на Костерост – зелье, хоть и неприятное на вкус, но совершенно не имеющее противопоказаний. Едва приняв порцию, девочка с головы до ног покрылась красными пятнами и начала задыхаться. Действие зелья удалось вовремя нейтрализовать, но столь нужный при этом диагнозе препарат пришлось отменить.

– Никогда не видела ничего подобного, – суетилась вокруг слизеринки школьный колдмедик, – это первый случай в моей практике!

Когда друзьям, наконец, разрешили навестить Грейн, гриффиндорцы застали её не в самом лучшем настроении. Мадам Помфри прописала пациентке покой и как можно меньше движений, что для девочки, «живущей в танце» было худшим наказанием. Кроме того, тело Грейн было стянуто жёстким корсетом.

– Даже дышать трудно, – пожаловалась Грейн друзьям. – Ну, ничего. Я скоро поднимусь!

Она злобно сверкнула черными глазами, словно угрожая кому-то, должно быть – своей болезни.

– Конечно, поднимешься, – заверила её Гермиона. – Маглы используют для укрепления костей и зубов препараты кальция. Конечно, они не столь действенны как Костерост, но при длительном приёме заметен результат.

– Ага, пришли мне что-нибудь из магловских лекарств, – попросила слизеринка.

Подруга помедлила с ответом.
– Вообще-то, все лекарства назначает врач. Опасно принимать их самостоятельно. У тебя аллергия даже на Костерост.

– Это, наверное, потому, что я полу-дриада. Вы уезжаете по домам?

– Да, через пару дней, – кивнул Гарри. Несмотря на историю с Тайной Комнатой, ему отчаянно не хотелось покидать Хогвартс. За пределами мира волшебников мальчика ждал негостеприимный дом дяди Вернона и тёти Петуньи. – А ты?

– Пока отлежусь здесь. Отец сказал, что займется поисками подходящего жилья, а потом подаст документы, чтобы удочерить меня официально, – негромко произнесла Грейн, опуская глаза. Девочка ещё не привыкла к давно забытому положению – дочери и не спешила радоваться.

Северус часто навещал её в больничном крыле, но душевной беседы не получалось – оба стыдились произошедшего, уверенные в том, что такое не забудешь и не скоро простишь.

– Как я с ним буду жить, а? – задала Грейн неожиданный для друзей вопрос. – Помню, с мамой жила хорошо. Потом дриады, вейлы, кентавры… в общем, ни с кем не жила. И вот – на тебе! Что я буду с ним делать?

– Ну, привыкнешь… наверное, – не очень-то уверенно ответил Уизли.
Он понимал слизеринку – иметь такого отца как Снейп вовсе невесело. На уроках ребята получали от него лишь издевательское шипение и несправедливые наказания. Если он будет себя так вести и с дочерью, то Грейн с её взрывным характером долго не выдержит. «Может, хоть после случая в пещерах он будет её побаиваться и не слишком доставать, – подумал Рон. – О, кстати…»

– Ты обещала рассказать, что вы с Невиллом делали в подземелье. Его мы спрашивали, но он что-то темнит, не хочет рассказывать.

На самом деле, история с нагами и гелиопатами для Грейн не закончилась. Когда боль в спине немного утихла, Саликса решила сбежать. Она передала через Миссис Норрис сообщение дриадам, растения которых находились под стеной замка со стороны больничного крыла. Сциндапсус – «дьявольский плющ» за одну ночь умудрился дотянуться до окна школьного госпиталя, который располагался на втором этаже. Грейн вскрыла оконную раму заклинанием Алохомора, затем применила к плющу Крестере, и, когда его стебель достиг нужной толщины, выбралась наружу. Она жутко боялась высоты, но чтобы довести дело до конца, пришлось стиснуть зубы и пройти это испытание.

Девочка отправилась в хижину Хагрида и разбудила лесника. Закончив рассказ про нагов и гелиопатов, она спросила:
– Покажешь дорогу к тем пещерам, о которых ты мне рассказывал? Нагов нужно переселить туда. И ещё… В вашем лесу ведь живут кентавры? У меня к ним разговор есть.

Сидя на кровати в мятой пижаме, на которой были изображены пчёлки с бочонками мёда и медвежата, мечтающие завладеть лакомством, Хагрид зевал и почесывал взлохмаченную больше обычного голову
– Тутошние кентавры – такие гордецы. Вряд ли они помогут. Да и говорить с человеком не станут.

– А я – не человек, – твёрдо заявила Грейн.

Очевидно, стараниями Верховного Духа Запретного леса, кентавры были осведомлены о «нечеловеческой» природе маленькой девочки, что пожаловала к ним в гости в сопровождении Хагрида. Последнего полукони немного недолюбливали, но, посовещавшись, решили, что дагра может пригодиться им в будущем и выслушали её просьбу.
После долгих споров кентавры всё же согласились помочь нагам с переселением в обмен на светильники из магических кристаллов и волшебные парные зеркала – сообразные переговорные устройства, недавно изобретённые нагами.

Отвыкшие от дневного света змее-люди передвигались по поверхности земли лишь ночью. Отряд из ста гелиопатов сопровождал их, освещая путь к южному скальному массиву. Пещеры там оказались вполне пригодны для проживания, но работы по их благоустройству предстояло много.

Для перевозки тяжелой поклажи кентавры пригнали табуны обычных лошадей, которых пасли на лугах за Чёрным озером. И ближайшей ночью в окрестностях Хогвартса потянулись вереницы огней, уходящие далеко на юг. Это факельное шествие было заметно из окон замка и удивляло засидевшихся за книгами студентов и преподавателей. Но директор школы знал в чем дело из мраморного письма Великого Полоза. А потому не мешал будущей дагре исполнять её долг. Он был уверен – девочке ничто не угрожает. Разумные расы слишком долго ждали её появления, и теперь будут беречь и слушаться её.

Грейн была довольна проделанной работой. И хотя не открывала друзьям секретов, но кое-чем поделиться всё-таки могла.
– Я вам из подземелья кое-что принесла, – сказала она, сидя на кровати госпиталя.

Слизеринка запустила руку под подушку, вынула небольшой бархатный мешочек. Развязала устьице и вытряхнула на одеяло настоящие сокровища. Две массивные золотые цепи с круглыми медальонами, усыпанными зелёными, белыми и фиолетовыми камнями, так что рябило в глазах. Каплевидные серьги с орнаментом из тёмно-синих самоцветов предназначались, очевидно, Гермионе. Они были такими большими, что если бы Гермиона их примерила, то самоцветы достали бы девочке до плеч.

– Вы что там, клад нашли? – ошеломленно произнес Уизли, не в силах оторвать глаз от драгоценностей, стоимостью в целое состояние.

– Ну-у-у… – загадочно протянула Грейн, – мы с Невиллом вмешались там в одну заварушку. Помогли разрулить. Вот нам и отсыпали в благодарность. Всё это очень секретно, мы дали клятву о неразглашении.

– Хоть намекни!

– Не могу! И Невилла не спрашивайте. Если мы проговоримся, на нас обрушится проклятье. Ну, берите! Что смотрите?

— Нет, Грейн, – решительно мотнул головой Гарри, – спасибо тебе, но я не возьму. Это слишком дорогие подарки. Да и незачем мне побрякушки…

— Я тоже не могу взять. Что я родителям скажу – откуда такие драгоценности? – поддержала друга Гермиона. Рон заворожённо смотрел на сверкающие камни и с сожалением покачал головой. Его семье, конечно, всегда нужны были деньги, но и его бы не поняли родители, принеся он этакие богатства домой.

— Спасибо, Грейн, но я тоже, пожалуй, откажусь. Слишком это всё… шикарно. Чего с ними делать-то: смотреть на них – глупо, продавать – жалко, – разумно рассудил Уизли.

– Вообще не понимаю вас! Земля велит – на всех делить. Ладно, раз это шикарно…– Грейн снова пошарила под подушкой и вытащила бусы из рыжих полосатых камней, перекусила нитку и раздала друзьям по две бусины, – Гермиона, это тебе на сережки. А это вам, на запонки, что ли. Берите! Агат – недорогой камень, поделочный. Просто на память. Буду без вас скучать…

***
Теперь, размеренно покачиваясь под стук колес Хогвартс-экспресса, Гермиона Грейнджер рассматривала подаренные агаты и вспоминала события, которыми был наполнен этот учебный год. Тёмный Лорд снова побежден, оцепеневшие жертвы василиска выздоровели и теперь, Гермиона это точно знала, в Хогвартсе учится будущая дагра.

Когда-нибудь Грейн Саликса откроет нужную страницу учебника «Легенды о разумных расах», узнает о своем предназначении, и, возможно, по-другому оценит свой непростой жизненный путь – путь полукровки.
Добавил: lenaleeva |
Просмотров: 507
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика