Главная

Часть 9

Фанфик "Лебединая песнь"

26.12.2014, 10:39
Отъехав от поместья на достаточное расстояние, Сиэль пустил коня трусцой.

Вчерашняя вьюга оставила на дороге переметы и высокие сугробы. Морозный воздух на удивление не был колючим и не жег лицо.

Юный граф миновал мостик через речушку, скованную льдом, и оказался в небольшой роще. Деревья стояли величественно и неподвижно, лишь изредка потрескивая от мороза. В лучах невысокого зимнего солнца они отбрасывали на снег синие тени. Между стволов вились цепочки крохотных следов зверей и птиц.

Наконец Сиэль выехал на край обширного поля. Тут он пришпорил Агни, и конь понесся галопом, радуясь открывшемуся белому простору.

Внезапно Сиэлю показалось, что кто-то их догоняет. Хруст снега под копытами чужого скакуна раздавался все ближе, и вскоре с графом поравнялся всадник на серой «в яблоках» лошади. Мужчина в дубленке и меховой шапке, надвинутой на глаза, с усмешкой взглянул на Сиэля, как бы предлагая посоревноваться. Он наклонился к холке своей лошади, что-то произнес, и серая кобылка стрелой полетела к противоположному краю поля, оставив Агни позади.

Сиэль всегда был равнодушен к состязаниям в скорости, но теперь самодовольная ухмылка незнакомого всадника задела его. Кто таков этот человек, чтобы граф Фантомхайв отряхивался от снега из-под копыт его лошади?! Что он себе позволяет! Неведомое прежде чувство азартного соперничества охватило мальчика. Обойти, обогнать, вырвать победу у противника!

Фантомхайв вновь пришпорил коня, и верный Агни не подвел хозяина – расстояние между всадниками стало быстро сокращаться. Они стремительно неслись по плотно прибитому метелью снежному насту. Ветер свистел в ушах Сиэля, от скорости захватывало дух. Незнакомец не желал уступать – его лошадь петляла между холмами и легко перелетала через сугробы. Агни то обходил её на полкорпуса, то отставал немного.

Наконец арабский скакун вырвался вперед. На вершине пологого холма Сиэль натянул поводья и оглянулся. Его соперника нигде не было видно. Он внезапно возник с противоположной стороны холма и ринулся наперерез. Агни поднялся на дыбы с тревожным ржанием. Но всадник отрывисто выкрикнул что-то и тем осадил свою лошадь.

- Какой красавчик! – мужчина восхищенно покачал головой.

Сиэль устремил на него угрюмый взгляд. «Только этого не хватало», - подумал граф. Он украдкой огляделся и с удивлением обнаружил, что не помнит, в какой стороне поместье. Конечно, можно будет найти дорогу и по собственным следам, но их окружала незнакомая Сиэлю местность, значит, путь назад будет долгим. Выдержит ли Агни еще одну скачку наперегонки, в случае чего?

- Чудесные, стройные ноги, - продолжал незнакомец, - Какая стать! А что за масть! У вас великолепный конь, сударь.

Сиэль вздохнул с облегчением.

- А вы – великолепный наездник, - сказал мужчина, спешиваясь.

- Благодарю, - сдержанно отозвался граф.

Он отметил про себя, что в речи его собеседника отчетливо слышался иностранный акцент, и подумал, что где-то уже видел этого человека.

- Арабский жеребец, да? – спросил незнакомец, завистливо глядя на Агни.

- Да.

Сиэль подумал, что сидеть верхом, когда твой собеседник, кем бы он ни был, стоит на земле – крайне невежливо. Но, оставаться в седле куда безопаснее. Иностранец не внушал ему доверия, и юный граф не спешил поддерживать разговор

- Разрешите взглянуть на вашего скакуна поближе? Моя Скади тоже хороша, но до него ей далеко, - улыбнулся мужчина.

- Он с норовом, - предупредил Сиэль. – Рискнете подойти?

- Сам подойдет.

Незнакомец прищурился и издал гортанный звук, напоминающий лошадиное ржание. Агни насторожился, в первый раз видя человека, говорящего на одном с ним языке, и неуверенно подался вперед. Сиэль попытался удержать его на месте, но конь не слушал поводьев. Серая кобыла ободряюще заржала и встряхнула длинной челкой.

- Правильно, девочка, - кивнул ей хозяин. – Бояться нечего, я – друг.

Конь подошел ближе и обнюхал его протянутую руку.

- Разбираетесь в лошадях? – спросил Сиэль.

- Просто люблю их, - иностранец ласково поглаживал Агни по разгоряченной шее, что-то пришептывая на своем языке, а конь доверчиво тянулся к нему мордой.

Серая кобыла ревниво фыркнула и зубами сорвала с хозяина шапку.

- Эй, проказница! – закричал тот.

Теперь Сиэль узнал этого человека. Перед ним был слуга Лебяжье-белой герцогини. Норвежец видимо решил, что, наконец, настало время поздороваться, как подобает.

- Позвольте представиться: я – Седрик, эээ… - он запнулся, подбирая слово, - дворецкий леди Инары Сванхвит. К вашим услугам, милорд. По правде сказать, - продолжал он, - я ехал в поместье Фантомхайв, но, видимо сбился с пути. И соревноваться с вами было очень увлекательно. Однако, мне поручено передать кое-что графу Фантомхайву от моей госпожи.

- В таком случае, я – тот, кто вам нужен. Я граф Сиэль Фантомхайв.

Седрик не выразил особого удивления. Он отошел на пару шагов и почтительно склонил голову.

– Моя хозяйка велела передать, что вчера, благодаря вам провела прекрасный вечер. Леди Инара искусна в танцах, найти партнера, равного ей, нелегко. Ваш слуга оказался неплохим танцором, и в благодарность госпожа прислала вам этот скромный подарок.

Он вынул из-за пазухи небольшую жестяную коробочку, но, накрыв её сверху ладонью, не двинулся с места. Седрик в ожидании смотрел на графа и, поколебавшись немного, тот спешился. Только сейчас стало заметно, насколько норвежец выше мальчика.

- Это чай, - хитро прищурился «дворецкий». – Довольно редкий сорт, знакомый не всем даже здесь в Англии. Я слышал, английские аристократы – большие знатоки этого напитка. Не знаю, правда, так ли это…

- Вы сомневаетесь? – Сиэль посмотрел на него исподлобья.

- Я считаю, что по-настоящему знать и любить можно лишь вещи, что добыл своим трудом, своими руками.

Задетый его словами, юный граф приподнял бровь и холодно спросил:

- Как это понимать? Считаете английских аристократов праздными и недалекими людьми? Должно быть, в вашей стране у слуг принято дерзить господам?

Иностранец и не пытался оправдываться.

- А давайте так, - азартно блеснул он глазами, - узнаете сорт чая, ну скажем, по запаху – возьму свои слова назад. А не узнаете …

- Узнаю!

Сиэль тут же пожалел о сказанном. Возглас вырвался как-то сам собой – азарт его соперника оказался заразителен. И все-таки, не мог же граф Фантомхайв позволить клеветать на своих соотечественников.

- Идет! – обрадовался Седрик, будто англичанин сам предложил ему пари.

Он подобрал свой мохнатый головной убор, отряхнул о колено и снова водрузил на голову. Затем аккуратно открыл коробочку и протянул её мальчику. Видя, что в ней действительно чай, Сиэль осторожно подошел на пару шагов. Леди Инара играючи нанесла ущерб Себастьяну. И, надо думать, что и её дворецкий был способен подстроить не меньший подвох.

Сиэль слегка наклонился над коробочкой и, не сводя настороженного взгляда с Седрика, медленно вдохнул незнакомый терпкий аромат. «Странно, не помню такого…» - подумал граф. В этот момент он немного пошатнулся, и, борясь с внезапным головокружением, на секунду зажмурился, а когда вновь посмотрел вокруг, мир предстал перед ним в совершенно ином свете.

Искрящийся в лучах солнца снег и темнеющий на краю поля лес, морозный воздух и внимательные глаза лошадей – он будто в первый раз видел все это. Мир был чудесен, великолепен, ослепителен! Мальчик ощутил себя крохотной песчинкой на чьей-то огромной ладони и одновременно был способен объять необъятное. Это чувство опьяняло. Хотелось смеяться и кричать от радости. Или взмахнув руками, взлететь, достать до солнца, купаться в его лучах и пить его золотистый сок.

Сиэль жадно вздохнул еще раз. На несколько мгновений он задержал дыхание, чтобы волшебный аромат проник в каждую клеточку легких. Теперь вместо крови по венам бежало солнечное пламя, наполняя тело легкостью и теплом.

Мальчик поднял счастливый взгляд на своего собеседника. За что он мог злиться на него минуту назад, в чем подозревал? В этом удивительном мире нет места злости и обиде.

Мужчина понимающе улыбнулся ему. Сиэль вновь потянулся к коробочке, но Седрик покачал головой:

- Пожалуй, достаточно.

Он закрыл крышку и торопливо убрал коробочку за пазуху. В следующее мгновение он подхватил Сиэля на руки. И очень вовремя, потому, что колени юного графа стали подгибаться.

На губах мальчика блуждала рассеянная улыбка. Какой прекрасный человек повстречался ему сегодня! Он делал все вовремя и к месту. Сиэль обнял его за шею и прижался виском к колючей щеке. «Как хорошо, что именно сегодня я собрался прокатиться верхом...». А Себастьян еще и не хотел его пускать. У, противный слуга! Он всегда ему перечит.

«Решено, - думал Сиэль, - когда вернусь домой, я тут же прогоню Себастьяна и возьму на работу этого замечательного человека. Как там его зовут? Не помню… не важно…».

Седрик подозвал свою лошадь и, придерживая мальчика одной рукой, второй развязал притороченный к седлу сверток. Это оказался длинный плащ на меху. Норвежец укутал Сиэля с головы до ног, как-то особенно щелкнул языком, и лошадь послушно легла перед ним на снег, подобрав под себя ноги. Она тут же поднялась, когда хозяин поудобнее устроился в седле.

- Я знаю, ты устал, - напоследок обратился Седрик к Агни, - но оставаться здесь нельзя. Скачи домой, в теплое стойло. Домой! – отрывисто крикнул он и всхрапнул совсем по-лошадиному.

Жеребец отпрянул и исчез за склоном холма. Сиэль уткнулся носом в пушистый меховой воротник своего нового знакомого и подумал: «Как ласково он разговаривает с лошадьми, заботится о них… Мама говорила, если человек любит животных, значит, у него доброе сердце и ему можно доверять. Нет её рядом теперь …»

- Ну, что загрустил? Поехали? – спросил мальчика Седрик.

Сиэль едва заметно кивнул в ответ и закрыл глаза.

***

Проводив господина, Себастьян обошел поместье. Несмотря на то, что все слуги были заняты делом, все было в порядке. «Пора заняться приготовлением ужина, - решил он. – Хозяин непременно проголодается, когда вернется с прогулки. Ведь свежий воздух пробуждает аппетит». Он заглянул в кладовую, размышляя, что подать сегодняшним вечером к столу, и его взгляд остановился на овощах. «Пожалуй, баклажанный крамбль – то, что нужно», - дворецкий отобрал все необходимые продукты и направился в кухню.

Притворив за собой дверь, Себастьян снял фрак, закатал рукава и повязал белоснежный фартук. «Что ж, приступим. Для начала вымыть овощи». Он тщательно сполоснул баклажаны и помидоры в холодной воде. Левая ладонь уже чувствовала холод. Демон попробовал сжать пальцы в кулак. Рука подчинялась неохотно, но уже не была такой закостенело-неподвижной.

«Что же произошло на вчерашнем балу? – размышлял он, нарезая овощи кольцами. – Кто эта женщина и что ей было нужно? Она – человек, я это понял сразу. Это хорошо – человек не сможет доставить нам слишком много неприятностей. Или может? – дольки баклажанов зашкварчали на сковороде в кипящем масле. Дворецкий оперся обеими руками на стол и задумчиво взглянул в окно. На улице снова начался снегопад. – Святая Инквизиция канула в прошлое. Неужели где-то ещё остались её приверженцы?».

Он аккуратно разложил поджаренные овощи на бумажной салфетке, чтобы удалить из них лишний жир.

«Она, конечно, поняла, кто я такой. И, может быть, теперь будет держаться подальше… Так, тертый сыр, полстакана муки, сливочное масло, панировочные сухари и соль. Все растереть пальцами, чтобы получилась своеобразная «крошка».

Сегодня работа на кухне действовала на демона благотворно. За окном была прекрасная погода, а во вверенном ему доме – порядок.

«В конце концов – вчера было вчера. Будем решать проблемы по мере их поступления. А пока … О, какими хлопьями снег повалил! Не замело бы там господина».

Работа кипела, и вскоре Себастьян поймал себя на том, что движется в ритме вчерашнего вальса. Мелодия вспомнилась неожиданно, во всей полноте звучала в уме и задавала ритм. Раз, два, три – ставим нагреваться духовку. Раз, два, три – смазываем форму для запекания маслом и выкладываем нарезанные помидоры. Раз, два, три – сверху ломтики сыра, баклажанов и слой «крошки».

«Все-таки, создавать – не то, что разрушать. В творении есть своя прелесть». И завершающий аккорд – щепотка орегано, для неповторимого аромата. Аплодисменты!

Теперь на двадцать минут в духовку, и…

Внезапно на его плечо легла чья-то ладонь. Себастьян резко обернулся, сжимая в руке кухонный нож. Но перед ним стоял всего лишь Танака, и демону стало неловко за свой порыв. «Вот как нервы за Рождество расшатались, - подумал Себастьян. – Прежде никто ко мне незаметно подкрасться не мог». Однако, старый эконом выглядел не совсем обычно. Куда пропала его привычная апатия и добродушная улыбка? Сейчас Танака был серьезен, казалось даже – мрачен.

- Идемте со мной, молодой человек, - глухо произнес он, и, не дожидаясь ответа, направился к двери.

Себастьян отложил нож и последовал за ним. Они вышли на крыльцо. Большие, пушистые хлопья снега по-прежнему порхали в воздухе. Угрюмо стряхивая снег со своей шапки, Бардрой вел на конюшню жеребца, на котором ускакал Сиэль. Себастьян окинул взглядом двор, но хозяина нигде не заметил.

- Конь вернулся без седока, - пояснил Танака.

«Вот теперь проблема четко обозначена – глупый дворецкий оставил молодого господина без присмотра, - вздохнул Себастьян. – Приступим к её решению».

- Я немедленно отправляюсь на поиски, - обернулся он к Танаке. Тот одобрительно кивнул. – Только вот… - Себастьян посмотрел вслед Барду, - у меня крамбль в духовке.

- Не беспокойтесь, - едва заметно улыбнулся эконом, - я за всем присмотрю.
Добавил: Бёдвильд |
Просмотров: 990
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика