Главная

Часть 8

Фанфик "Лебединая песнь"

09.12.2014, 15:52
- «История с похищением церковных реликвий получила неожиданное продолжение, - Бард читал вслух статью на первой полосе свежего номера «Таймс». Рождественский обед собрал на кухне празднично одетую прислугу во главе с Танакой. – Ранним Рождественским утром церковные воры, известные в криминальных кругах, как банда Кривого Колина, явились в собор Святого Павла с двумя туго набитыми мешками на плечах. В них оказались все украденные ценности. Преступники пожелали добровольно вернуть их церковным приходам. Воры передали все священнослужителям и дождались приезда полиции».

- О! – Финни удивленно захлопал глазами.

Повар поднял указательный палец, призывая к тишине, и продолжал:

- «Несмотря на множественные раны на теле, оба грабителя выглядят счастливыми. Как пояснил нашему корреспонденту сам Кривой Колин: «Я рад, что после всех совершенных мной преступлений, могу сделать что-то хорошее и не омрачать этот светлый праздник. Во всем, что сделал, я раскаиваюсь. Я убежден, что, когда отбуду срок в государственной тюрьме и выйду на свободу, обязательно начну новую жизнь». Не оказывая никакого сопротивления, грабители сдались в руки полиции и были доставлены в ближайший участок для проведения дальнейшего расследования». Всё.

Мейлин разглаживала на коленях праздничный кружевной фартук.

- Как замечательно! – сказала она. – Настоящее рождественское чудо.

- Вот бы все разбойники на Рождество обещали исправиться, - Финни мечтательно прикрыл глаза, облизывая ложку.

Бард отложил газету и покачал головой:

- Не обязательно ждать Рождества, чтобы сделать доброе дело. Люди совершают чудеса храбрости и стойкости в любой день. На войне таких примеров было много. И никто не ждал, что светлая сила спустится с небес и совершит чудо. Потому, что эта сила, она у человека вот тут, - он постучал пальцем по своей груди.

- Ты у нас сегодня повар, или философ? – хихикнула Мейлин.

Бардрой слегка покраснел и смущенно потер шею.

- А говорят, что в ночь под Рождество по земле гуляет нечисть, - полушепотом сказал Финни.

- Ты веришь в эти сказки? - отмахнулся повар.

- Каждую рождественскую ночь в подвале поместья что-то трещит и грохочет. Это точно под моей комнатой, я заметил. А вчера я даже слышал чей-то рык.

- Да это наверное Плуто на заднем дворе кошек гонял.

Мейлин зябко передернула плечами и придвинулась ближе к Барду.

- Нет-нет, я тоже слышала вчера какой-то шум снизу. Когда хозяин уже вернулся с праздника и лег спать. Но я думала, мне показалось спросонья.

- Без паники – приосанился повар, - пока я здесь, никакую нечисть я на порог не пущу. – И он кивнул на стоявший в углу кухни огнемет.

- О-хо-хо, - покачал головой Танака, прихлебывая чай.

***

- Нас обошли, Себастьян, - юный граф Фантомхайв еще раз пробежал глазами газетную статью. – Я не верю в раскаяния преступников. Скорее всего, их запугали и тем заставили вернуть награбленное.

После вчерашнего торжества привыкший рано ложиться Сиэль проспал почти до полудня, так что завтрак для него вернее было бы назвать обедом. И обед был приготовлен идеально – мясо, запеченное по-Веллингтонски, нежнейшее внутри, с хрустящей корочкой слоеного теста снаружи, салат из фенхеля с петрушкой в медово-лимонном соусе и воздушный рождественский пудинг с изюмом и мускатным орехом.

- Вполне возможно, милорд, - ответил дворецкий, подавая хозяину чашку ароматного чая. – В любом случае, её Величеству больше не о чем беспокоиться.

- Да, дело закрыто, - задумчиво кивнул Сиэль.

Убирая со стола тарелки и приборы, дворецкий использовал лишь правую руку, скрывая за спиной онемевшую левую ладонь. Неизвестно, чем герцогиня Савнхвит смазала иглу, которую вонзила в руку Себастьяна, но боль от укола беспокоила его весь оставшийся вечер. К тому времени, как Фантомхайв со своим дворецким вернулись домой, левая ладонь плохо слушалась демона. Он кое-как помог хозяину раздеться и, пожелав доброй ночи, поспешно удалился в свою комнатку в подвале.

Безудержная ярость все еще бушевала в нем, усиленная неприятностями прошедшего вечера. Оставшись в одиночестве, он, наконец, дал волю накопившейся злости. И полетели во все стороны обломки нехитрой мебели и клочки единственного висевшего на стене ковра!

Когда часы начали бить полночь, бешенство овладело демоном в полной мере – едва сдерживая глухой рык, он разорвал на себе жилет и рубашку, в кровь расцарапал грудь. Дьявольская сущность пыталась вырваться из чуждой ей оболочки, в которую была заключена так долго.

Но с двенадцатым ударом часов демона словно окатили холодной водой. Себастьян замер посреди устроенного им самим погрома, устремив в пространство невидящий взгляд. Ангелы в небесных чертогах запели рождественские гимны. Потоки энергии, которые в последние дни неслись в беспорядке, подобно бурной реке, разжигая ярость демонов, теперь стройно и плавно восходили к небесам. Нечистые духи, не успевшие попрятаться в укромных углах, падали без сил там, где настигло их Рождество.

Себастьян ощутил, как ярость разом покинула его, взамен внезапно нахлынула смертельная усталость. Он сел прямо на пол, прислонившись спиной к опрокинутой на бок кровати, и вытер с лица холодный пот. «С каждым годом я все тяжелее переношу это. Должно быть, я старею…» - грустно подумал демон.

Одевая утром господина, дворецкому пришлось вспомнить те времена, когда его, тогда еще молодого демона-помощника, распознал экзорцист. Священник плеснул в него церковным миром. Маслянистое благовоние попало на лицо и левую руку демона, которой тот пытался закрыться. Земная оболочка Себастьяна стала разлагаться на глазах: кожа и мышцы отслаивались и свисали клочьями, оголяя белые кости. Ему долго пришлось обходиться лишь правой рукой. Человек, бывший тогда его хозяином, отказался от такого слуги. Через некоторое время тело восстановили в Адской Алхимической лаборатории, а Себастьян получил месяц исправительных работ – за порчу казенного тела и чтобы впредь был внимательнее.

Сиэль заметил некоторую неловкость демона, поворчал на него для порядка, но заострять внимание на этом не стал. Долгий и глубокий сон подействовал на мальчика благотворно – головная боль и раздражительность исчезли без следа. Сейчас юный граф смотрел в окно, за которым стоял ослепительно-солнечный морозный полдень. Воздух искрился сотнями невесомых бриллиантов, а пушистые, словно облака, сугробы укрывали все вокруг.

Фантомхайв поставил на блюдце опустевшую чашку тончайшего фарфора, поднялся из-за стола и устроился в кресле перед окном. Внезапно в сад выскочил Плуто. Взметая пушистым хвостом снежные вихри, огромный серый пёс с разбега зарылся носом в сугроб, но тут же вскочил и принялся прыгать и щелкать зубами, пугая пролетающих птиц.

- Милорд, позвольте ознакомить вас с вашим расписанием на сегодняшний день, - обратился к нему дворецкий.

- К черту расписание, - неожиданно для самого себя отозвался Сиэль. И, помолчав немного, добавил: – Все занятия отменить.

- Простите, господин? – холодно произнес Себастьян. Ему стоило немалых трудов уговорить преподавателей французского языка и географии провести уроки в праздник, и все его старания теперь пропадут даром.

Сиэль заметил неудовольствие дворецкого и небрежно кивнул:

- Да, именно так.

«Чем бы заняться сегодня? – думал он. – Шахматы и карты надоели. Не хочется сидеть взаперти». Внезапно ему в голову пришла неожиданная идея.

- Приготовь мне одежду и коня. Прогуляюсь верхом.

- Милорд, боюсь, для конной прогулки сегодня слишком холодно, - возразил дворецкий

Сиэль встал и направился к двери.

- Может для тебя и холодно, - он равнодушно пожал плечами. – Ты что-то плохо выглядишь сегодня.

«Одна причуда за другой», - подумал демон. Он прислушался к себе, и с удивлением обнаружил, что не ощущает ни капли раздражения. Безумие сочельника осталось позади, хозяин больше не казался врагом номер один. А эта неожиданная выходка графа – просто забавное чудачество. В свое время демону приходилось терпеть от своих хозяев гораздо большие неудобства.

Перед тем, как приготовить Сиэлю теплую одежду, Себастьян заглянул на кухню и разогнал праздную компанию слуг, найдя каждому занятие. Финиан пошел проверить, не раскрыло ли ветром укутанные на зиму розы в саду, Мейлин поручено было вымыть посуду, а Бардрой отправился на конюшню.

Не так давно, в благодарность за гостеприимство, принц Сома прислал Фантомхайву подарок – превосходного арабского жеребца гнедой масти. Сиэль, не слишком увлекавшийся верховой ездой, ограничился тем, что назвал его – Агни и велел хорошо ухаживать за ним. Но благородный конь с первой же минуты невзлюбил дворецкого. При появлении Себастьяна он начинал пятиться, тревожно фыркать и норовил встать на дыбы. Поэтому возиться с жеребцом приходилось Барду.

Одевание хозяина снова оказалось для демона непростой задачей. Молодой господин, ухмыляясь, некоторое время наблюдал, как правая рука дворецкого порхает, застегивая пуговицы и расправляя складки одежды, и, наконец, призвал слугу к ответу. Себастьяну пришлось поведать о вчерашнем происшествии с иглой во время вальса. Сиэль нахмурился.

- Сними перчатку, - приказал он.

Себастьян устремил на него мрачный взгляд, но все же подчинился и обнажил левую ладонь. Хозяин с интересом рассматривал его посиневшую руку на тыльной стороне которой багровела пентаграмма. Сеть неестественно ярких, словно воспаленных, сосудов окружала её.

- От чего такое бывает? – задумчиво спросил граф.

- Предположительно, игла была серебряной и могла быть смазана освященным лампадным маслом или церковными благовониями.

«Две пентаграммы – часть одного целого. Вот почему и я почувствовал укол», - заключил Фантомхайв.

- Некоторые металлы и драгоценные камни, а также предметы, освященные в церкви, обладают особой энергетикой, - продолжал лекцию дворецкий. Он вновь надел перчатку и теперь придирчиво выбирал в гардеробе утепленный костюм для верховой езды и шерстяной шейный платок для господина. – Их близость и прикосновение может негативно сказываться на…

- Довольно. Я понял, - прервал его Сиэль. – Но зачем все это было нужно герцогине?

- Право, не знаю, милорд.

- В любом случае нужно будет вернуть ей рубин. Расследование прекращено и это больше не улика. Отнесешь его герцогине… - Сиэль окинул насмешливым взглядом своего слугу и благосклонно добавил: - позже.

Перед парадным крыльцом их уже ожидал Бардрой. Он держал под уздцы двух оседланных коней. Дворецкий опустился на одно колено. Оттолкнувшись ногой от его ладони, юный граф оказался в седле. Агни, почувствовав седока, стал нетерпеливо фыркать и приплясывать на месте. Себастьян направился ко второму коню, но неожиданный вопрос хозяина остановил его.

- А ты куда? – сказал Сиэль, поправляя клетчатое кепи на меху.

- Позвольте сопровождать вас на прогулке, милорд – ответил Себастьян.

- Учитывая твое сегодняшнее… состояние, - сказал граф с наигранным сочувствием, - пожалуй, оставайся дома. Не думаю, что ты можешь быть мне чем-то полезен.

- Милорд, если с вами что-то случится, я никогда себе не прощу, - дворецкий постарался улыбнуться как можно учтивее.

Сиэль начал терять терпение. Мог же он, в конце концов, позволить себе в этот чудесный день хоть пару часов свободы. Пусть даже мнимой свободы. Вид воспаленной левой руки Себастьяна напомнил ему, что рядом с ним не просто дворецкий, но существо, принадлежащее темному миру и жаждущее полакомиться его душой.

- Мне не нужна нянька, - раздраженно ответил Фантомхайв. – Я запрещаю тебе сопровождать меня! Это – приказ!

Себастьян стиснул узду своего коня, но не двинулся с места. Агни презрительно всхрапнул, словно поддерживая своего хозяина, и важно прогарцевал мимо дворецкого, едва не задев того хвостом. Сиэль слегка натянул поводья и обернулся, небрежно бросив через плечо:

- А если и произойдет что-то непредвиденное, ты всегда сумеешь меня найти, так ведь? – он дал коню шпоры и умчался, взметнув за собой снег.

Себастьян молча смотрел ему вслед. Плуто некоторое время с веселым лаем преследовал всадника, но Себастьян подозвал пса.

- Плуто, место – строго скомандовал он, и пес, вильнув хвостом, умчался на задний двор.

Бард выплюнул сигарету в сугроб, собираясь улизнуть в дом, пока не попал дворецкому под горячую руку.

- Бардрой! – раздался повелительный голос. Себастьян передал ему узду своей лошади. – Отведите коня обратно в стойло и задайте ему и остальным лошадям овса. А после этого вместе с Финианом расчистите от снега дорожки вокруг усадьбы.

- А… - Бард открыл, было, рот чтобы возразить.

- А ужином сегодня займусь я. Не беспокойтесь.

После того, как повар удалился, Себастьян еще некоторое время стоял на крыльце, погруженный в раздумья.

«Что ж, так даже лучше, - решил он, наконец. – После напряжения последних дней действительно не помешает отдохнуть от общества друг друга. Что может случиться за пару часов? Хозяин все равно от меня никуда не денется, как бы ни старался». Демон с усмешкой потер левую ладонь. Внезапно он почувствовал на себе чей-то внимательный взгляд и обернулся. Из-за мраморной колонны, настороженно принюхиваясь, выглянула черная кошка.

- Кис-кис, - позвал Себастьян, присев на корточки, - смелее, милая, сегодня я не кусаюсь.

Кошка осторожно понюхала его пальцы и доверчиво уткнулась мордочкой в ладонь.
Добавил: Бёдвильд |
Просмотров: 1008
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика