Главная

Часть 12

Фанфик "Лебединая песнь"

19.02.2015, 19:24
Услышав зов хозяина о помощи, демон незамедлительно поспешил по следу. Вскоре он оказался у ворот старинного особняка.

«Дом лорда Доджингтона, – покачал головой дворецкий, обходя здание. – Когда-то блистал великолепием. Но наследники лорда, как часто свойственно людям, растратили состояние и сдают богатые апартаменты внаем. Только вот жильцов что-то не видно».

Себастьян вошел с черного хода. В темных пустых коридорах гулял холодный ветер. Везде была тишина и запустение. Наконец, Микаэлис оказался у двери в подвал. Скользнув неприязненным взглядом по висевшему на стене распятью, он начал спускаться по лестнице.

В этом подвале его явно поджидали. В дверной косяк, очевидно, вонзили какой-то острый серебряный предмет. Прошедшего через эту импровизированную магическую рамку демона словно ударило током. Внутреннее зрение сразу отключилось, внешнее тоже заметно ухудшилось. Видевший в темноте, как кошка, Себастьян теперь с трудом различал предметы на расстоянии нескольких шагов. Деревянные колонны, подпиравшие потолок, и вся поверхность стен были усыпаны мельчайшими капельками церковного масла и излучали враждебную ему энергию.

Близоруко щурясь, он двинулся вдоль стены подвала. Внезапно ровный, спокойный голос разорвал тишину.

- Раскаяние…

За этим последовал тихий щелчок. Себастьян осторожно заглянул за колонну. В углу подземелья, у широкого железного стола он увидел маленького графа, сидящего на каменном полу. Застывший взгляд мальчика был устремлен в пространство, мышцы лица расслаблены, и он казался умиротворенным. Тянувшиеся от запястий цепи уходили в отверстия в стене. В руках Сиэль держал крупные нефритовые четки.

- Раскаяние… - повторил он и пальцами передвинул одну бусину. Та скользнула по нити вниз и стукнулась о другую с характерным щелчком.

Пентаграмма Сиэля совсем потускнела, и Себастьян почти не ощущал её связи с собственной печатью.

- Господин? – дворецкий присел перед хозяином на корточки и заглянул в лицо.

Фантомхайв медленно перевел на него затуманенный взгляд. На лице мальчика сначала отразился страх, затем решимость, и он резко выбросил вперед руку, сжимавшую четки.

- Прочь, демон!

Себастьян отшатнулся от креста, мелькнувшего в сантиметре от его лица, и поймал господина за руку. Нефритовые бусы покатились по полу. Услышав звук их падения, Сиэль вздрогнул, часто заморгал и встряхнул головой.

- Себастьян?...

На миг дворецкому показалось, что хозяин рад его видеть. Но лишь на миг.

- Почему так долго? – тут же сердито зашипел Сиэль и попытался ударить нерасторопного слугу ногой.

- Я спешил, как мог. Но найти вас оказалось непросто, - демон изобразил раскаяние. Он непроизвольно питался раздражением мальчика, и зрение стало быстро восстанавливаться.

- Сейчас же освободи меня! – все еще полушепотом приказал Фантомхайв. Взгляд его тревожно метался от одного темного угла подвала к другому.

- Слушаюсь, милорд, - дворецкий взялся за цепи, но тут же отдернул руки. Там где серебряная цепь коснулась ладони, его белоснежные перчатки тут же пропитались кровью.

«На каждом звене – «Спаси и сохрани»! – догадался Микаэлис. – Браво! В лучших традициях инквизиторов! Досадно, но не смертельно». Оставшись внешне невозмутимым, он снова дернул цепь, и серебряные звенья распались с жалобным звоном.

- Осмелюсь заметить, что кое-кому не мешает иногда помнить о правилах безопасности, - сказал дворецкий, принимаясь за вторую цепь.

Вспомнив, что оказался здесь из-за собственной беспечности, Сиэль лишь бросил на слугу угрюмый взгляд.

- Думаю, стоит объяснить господам из Норвегии, что обращаться подобным образом с графом Фантомхайвом крайне опасно для здоровья, - с дьявольски любезной улыбкой уточнил свою мысль Себастьян.

- Займись делом молча! – не выдержав, сорвался Сиэль

- Чего же они от вас хотели, милорд? – поинтересовался дворецкий

- Идиот! Им нужен ты! – процедил сквозь зубы граф.

Себастьян поднял на него озадаченный взгляд.

- Что, простите?

- Быстрее! Что ты возишься?!

- Он прав. Возиться не стоит, - вмешался в их диалог мягкий женский голос.

В нескольких шагах от Сиэля стояла леди Инара, облаченная в длинный черный балахон. Руки герцогини были спрятаны в широкие рукава этого странного одеяния. За её спиной медленно закрывалась замаскированная под каменную кладку потайная дверь.

- Вам незачем ранить руки, сударь, - продолжала она, - я сама освобожу мальчика. И прошу за это всего лишь выслушать меня.

Сиэль вскинул на неё полный ненависти взгляд. С помощью своих чар эта женщина посмела вторгнуться в пространство его мыслей и убеждений, пыталась лишить его воли и подчинить себе. Такому поступку не будет прощенья! А при мысли, что и демон может поддаться на её уговоры, Сиэлю стало по-настоящему страшно.

- Себастьян! Не слушай её! Не смотри на неё! Убить их! Убить обоих!

Инара помрачнела. Оставив хозяина прикованным за одну руку, дворецкий поднялся и произнес, насмешливо глядя на герцогиню в упор:

- Господин отдал мне приказ, леди. Теперь нам не до приятных бесед.

- Очень жаль…

Она резко выдернула руку из широкого рукава и молниеносно выбросила вперед. Себастьян успел перехватить её, но в ладони оказалась серебряная чаша, вода из которой выплеснулась дворецкому в лицо. Испуганно прижавшись к стене, Сиэль видел, как демон отпрянул, и, зашипев, как рассерженная кошка, закрыл лицо руками. Фантомхайв вспомнил поврежденную серебряной иглой руку Себастьяна, и дурное предчувствие сжало его сердце холодной рукой. Святая вода жестоко жгла глаза демона, текла разъедающими каплями по щекам.

Инара посторонилась, и из-за её спины выскочил Седрик. Норвежец с разбега распластался в прыжке. Одна его нога с силой врезалась Себастьяну в голову, другая – в грудь. Демона отнесло на несколько метров, и он покатился по полу. Седрик тоже упал. Вернее, слегка коснулся рукой холодного камня – и, тотчас встав на ноги, устремился к противнику. На ходу он размахнулся цепью, чтобы накинуть на врага серебряную удавку. Но цепь, жалобно свистнув, рассекла пустой воздух.

Себастьян отпрянул в сторону и, легко оттолкнувшись от железного стола, взмыл под потолок. От яростного норвежца исходило столько негативной энергии, что Микаэлис в считанные мгновения оправился от действия святой воды – налитые кровью глаза прояснились, кровавые борозды ожогов на щеках быстро пропадали.

«Он справится. Это – всего лишь люди», - твердил себе Сиэль, сжимая кулаки так, что ногти впивались в ладони.

В следующий миг сверху на Седрика обрушился дождь из серебряных ножей и вилок. Палач успел укрыться за колонной, вновь раскручивая цепь со стальным шаром на конце. Себастьян схватился за свисавший с потолка железный крюк, и, грациозно качнувшись, изменил направление полета, намереваясь приземлиться как можно ближе к Инаре. Но в этот момент его щиколотку захлестнули серебряные звенья. Чуть потянув цепь на себя, Седрик подправил долгожданному гостю траекторию и плашмя приложил его о ближайшую колонну. Сиэль взволновано вскочил на ноги.

- Все, отлетался, - сплюнул в сторону норвежец и бросился на врага.

Но оказавшийся на каменных плитах, Себастьян скользнул вперед, припадая к полу, чтобы прицельным ударом ноги начисто лишить палача мужского достоинства. Тот еле успел увернуться. «Фанатики зачастую проворны, - заметил про себя Микаэлис. - Этот человек быстр и ловок за счет своей неуемной ярости. Она его и погубит».

Противники сошлись в рукопашном бою, а хозяева наблюдали за поединком слуг – кто с тревогой, кто с мрачной уверенностью в победе.

Раз за разом Седрик нападал, силясь достать демона ножом или кулаком, но тот, будто играя с ним, легко пропускал его мимо себя, нанося между тем все новые удары. Двигаясь словно в изящном танце, Микаэлис насмехался над бессильной яростью врага, и норвежец злился все больше.

- Спокойнее, Седрик, - ровным голосом произнесла хозяйка. – Не корми зверя.

Себастьян сверкнул глазами в её сторону. «Пожалуй, пора заканчивать прелюдии и переходить к делу». Он вписался в следующий выпад Седрика и увел его руку в сторону. Норвежец отшатнулся от ладони в белой, перепачканной кровью перчатке, возникшей прямо перед лицом. Демон проник под его локоть, и палач сначала взвился на цыпочки, потом рухнул на четвереньки и, наконец, вжался лицом в пол, дергаясь всем телом. Невыносимая боль пронизывала сдавленные пальцы, и раскаленной иглой била в запястье, а потом через лопатку в самый позвоночник.

Лакированный ботинок Себастьяна опустился хрипящему противнику на шею и стал медленно давить. Сиэль мстительно прищурился, наблюдая за происходящим. Инара решительно скользнула мимо него вперед, на ходу сбрасывая плащ. Одежда под ним напоминала костюм для верховой езды, состоявший из рубашки, жилета и узких брюк. Правая рука почти до локтя была заключена в железную перчатку. На тыльной стороне ладони сверкнул образ Архангела Михаила.

- Себастьян! – в испуге выкрикнул Сиэль.

Дворецкий обернулся, но Инара вмиг подлетела к нему, и стальной кулак герцогини врезался в его челюсть. Одновременно с этим она зацепила ногу демона. Тот, потеряв равновесие, рухнул к подножию колонны, опрокинув на себя жаровню.

- Довольно, демон. Твой противник – я! – Инара сдернула цепочку, что стягивала волосы и развела руки крестом.

Пепельные косы с черными лентами зашевелились на её голове, точно змеи Горгоны-Медузы. Они оплели её руки, грудь, талию и ноги почти до колена, подобно бледным мышечным волокнам.

- Спаси и сохрани… - прошептала герцогиня, и от макушки до кончиков волос пробежала волна белых искр.

Себастьян тяжело поднялся на ноги. Его черный костюм был осыпан тлеющими угольками.

- Молить о спасении самое время, - голос дворецкого был спокоен, но в груди клокотала кипящей смолой черная злоба.

Микаэлис в первый раз видел, чтобы защитой в битве служили женские косы. Но сейчас это не имело для него значения. Даже если бы хозяин не вынес Инаре смертного приговора, ничто не могло бы теперь сдержать демона от расправы над ней.

Он быстро огляделся, и тут на глаза ему попалось знакомое с давних пор орудие труда, не раз выручавшее его в начале жизненного пути в жестоких потасовках. На углях соседней жаровни лежала раскаленная до красна кочерга!

Инара проследила за его взглядом и едва заметно ухмыльнулась.

- Бери, бери. Тебе же так привычнее.

Взор Микаэлиса полыхнул в ответ адским пламенем, но он все же взялся за кочергу. Рана на ладони, нанесенная серебряной цепью, тут же зашипела, прикипая к раскаленному железу. В воздухе распространился запах горелой плоти. «Перчатку придется потом отдирать с мясом. Но это, право, пустяки, - подумал Себастьян. – Сейчас, леди, я устрою вам Вальпургиеву ночь!».

Кочерга свистнула в воздухе, ноги сделали шаг, бросая тело вперед. Тугая пружина темной энергии, сжатая рождественскими переменами, стремительно разворачивалась. Инара стиснула железный кулак, как-то особенно повернула кисть, и там, откуда начинались фаланги пальцев, из перчатки вышли три длинных плоских лезвия. На каждом из них сверкали слова молитвы.

Смертельно-грациозные движения бойцов завораживали. Все еще прикованный за одну руку Сиэль смотрел, как черный и белый воины сходятся, нанося удары. Пришедший в себя Седрик сумел доползти до железного стола и, устроившись на полу, рядом с пленником, взволнованно наблюдал битву. С каждым выпадом хозяйки норвежец вздрагивал и что-то шептал. Фантомхайв понял, что он произносил названия боевых приемов.

Противники неожиданно оказались равны в быстроте и ловкости. И хотя кочерга порой достигала цели, Инару это не заботило – оружие демона лишь высекало россыпи белых искр из её странной, гибкой брони, но не причиняло вреда самой Лебяжье-белой.

Отскочив на несколько шагов, Инара щелкнула пальцами перчатки, и одно из стальных лезвий выстрелило, но лишь разорвало Себастьяну предплечье.

«Мифрил! – догадался Микаэлис по характерной боли в руке. – Тот металл, что используют для изготовления кос жнецы. Долго заживать будет».

Второе лезвие просвистело в сантиметре от его левого уха. «Устала, делает осечки», - усмехнулся демон.

Внезапно Инара выхватила из-за голенища сапога длинный кинжал. Левой рукой она владела так же хорошо, как правой. Сиэль не успел разглядеть её движения. Казалось, девушка шагнула под удар кочерги, направленный в горло. Правая рука хлестнула ребром стальной ладони наотмашь, перехватив оружие демона в середине разгона. Раздался звон, что-то громко брякнуло о противоположную стену. И у Себастьяна в руке осталась только половина кочерги.

В следующий момент мифриловый кинжал вспорол воздух, но немного выше, чем нужно. Демон оказался у неё за спиной и дернул за плечо назад. Тело девушки, не исчерпало движения – ноги взлетели, отрываясь от пола. Поняв, что падает, она уже помимо воли схватилась за руку врага.

Оказавшись сверху, Себастьян прижал её к каменному полу, и мифриловый клинок Инары стал неумолимо приближаться к её же горлу.

- Косы, косы… - в страхе шептал Седрик.

Силы изменяли герцогине, глаза её испуганно распахнулись.

- Что я вижу, леди? – жадно сверкнул глазами Себастьян. – Страх? Если зверя не кормить, он начнет кусаться.

Хранитель говорил, что решать его судьбу будет человек. Уж ни эта ли девчонка, возомнившая себя святошей?! Микаэлис уже чуял её белую душу. Она была очищена постом и молитвой, закалена в многочисленных схватках с нечистью, приправлена бесконечной борьбой с собственными страстями и чувствами. «После трудного дня у меня прекрасный аппетит!»

- Они не помогают ей! – Седрик вскочил, но тут же оперся на стол – правая нога плохо слушалась. – Молись! Буди их! Ты одна не сможешь! – закричал он Инаре.

- Молиться бесполезно, - усмехнулся Сиэль, чувствуя близость развязки.

- Кому как! – огрызнулся Седрик.

В этот момент лезвие кинжала коснулось горла Инары.

- Славен Господь, чтимый в сердцах! – надрывно закричала она.

Косы полыхнули белым пламенем. Одна из них вырвалась из общей массы, покрывавшей тело девушки, и хлестнула демона по глазам. Другая – обвилась вокруг его запястья, помогая отводить грозящее хозяйке лезвие. Словно обретя новые силы, Лебяжье-белая, зарычав по-звериному, отбросила от себя Себастьяна. Тот перекатился через плечо и сразу вскочил и снова бросился к ней. Обломок кочерги уже опускался на незащищенное лицо девушки, когда обе ноги её вдруг взметнулись вверх. Тело выгнулось дугой, так что на полу остались только плечи и шея, а подбитые железными подковками каблуки врезались Себастьяну в нижние ребра. Удар был страшный. Обычный человек с расплющенным нутром умер бы на месте.

Воздух со свистом вырвался из груди демона. Его приподняло над полом и швырнуло о стену. С нечеловеческой быстротой Инара вскочила на ноги. Вся осыпанная негаснущими белыми искрами, она страшно оскалилась, и железная перчатка выстрелила последним клинком. Вонзившись точно между приоткрытых губ демона, конец лезвия вышел ниже затылка, у основания черепа. Себастьян, лязгнул по нему зубами, и лицо его исказила гримаса боли. По подбородку струйками побежала кровь

Седрик с Сиэлем ошеломленно переглянулись. В глазах норвежца застыл неподдельный страх.

- Ну! – злобный окрик хозяйки мигом привел слугу в чувство.

Освященный металл неумолимо лишал демона магических сил. Медленно, будто во сне, Себастьян поднимал руки, чтобы вытащить изо рта лезвие. Но в этот момент воздух прочертила серебряная цепь и захлестнула его предплечья, прижав руки к груди. Размахнувшись второй цепью, Седрик спутал его ноги.

Микаэлис с глухим стоном рухнул на колени.

«Это конец!» - холодея от ужаса, подумал Сиэль.
Добавил: Бёдвильд |
Просмотров: 790
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика