Главная

Часть 10

Фанфик "Лебединая песнь"

26.12.2014, 10:42
Себастьян угрюмо брел по заснеженному городу. Нарядно одетые лондонцы то и дело попадались ему на встречу. Люди весело обсуждали рождественские подарки и планы на выходные. Но у господина Микаэлиса в этот вечер настроение было вовсе не праздничным.

«Хозяин запретил мне сопровождать его на прогулке, но не запрещал искать его, если это потребуется», - рассудил он, и, захватив все необходимое, вышел на поиски.

Сначала проследить путь маленького графа ему удавалось без особого труда Внутренним зрением, он различил след, вплетенный в вечернюю мглу, так же ясно, как обычный человек мог бы увидеть отпечаток ноги на мягком снегу. Тончайшая невидимая нить, сотканная из темной энергии, накрепко связывала пентаграмму на его ладони с печатью хозяина.

Из-за сильного снегопада следы лошадиных копыт были едва заметны. Но отголоски мыслей и чувств господина, отчетливо прослеживались, и, наконец, привели слугу на открытую всем ветрам вершину холма. Здесь путеводная нить резко обрывалась.

«Я не слышал зова о помощи. Если бы нападение произошло так внезапно, что хозяин не успел даже отдать мне мысленный приказ, в последний момент энергетическое поле вокруг места происшествия меняет цвет и становится тревожно-бордовым». Но внутреннему зрению Себастьяна предстала атмосфера, запечатлевшая радость открытия чего-то нового, невыразимо-прекрасного. «Всадников было двое, - думал демон, пытаясь распутать вполне материальные следы, оставленные на снегу. – Вот следы Агни, а это – чужого коня. На нем ехал взрослый человек, по весу, скорее всего, мужчина. Здесь оба всадника спешились. Господин подходит к незнакомцу... И нить обрывается».

Размышляя обо всем этом, он поспешил по следам лошади чужака, уходившим в направлении города. Но на улицах Лондона, след потерялся окончательно, смешавшись со множеством других.

Побродив немного по городу, Себастьян оказался у Собора Святого Павла. Улицы вокруг были пустынны, все прохожие куда-то исчезли, словно растворились во мгле наступающей ночи.

«Здесь началось наше последнее расследование…», - Микаэлис задумчиво смотрел на старинные барельефы, украшавшие стены церкви. Лики апостолов, ангелов и святых были торжественны и одухотворены.

- Вы что-то потеряли? – прозвучал вдруг негромкий голос.

Себастьян только теперь заметил священника, стоящего на нижней ступеньке крыльца Собора. Он смотрел на дворецкого, чуть склонив голову набок, и приветливо улыбнулся.

Демон окинул его неприязненным взглядом. Утихшая злоба вновь шевельнулась в его груди ядовитой змеей. Себастьяну показалось, что священник насмехается над его бессилием.

- Тебя это не касается, служитель, - угрюмо бросил он в ответ.

Глаза Священника потемнели, а улыбка стала совсем не доброй.

- Ты мне не дерзи. Мальчишка… - тихо, но твердо произнес он. – Не оскверняй святого праздника.

В этот момент с глаз Себастьяна словно сдернули тончайшую, непроницаемую пелену. Увидев, кто перед ним на самом деле, демон действительно почувствовал себя несмышленым мальчишкой, нагрубившим взрослому. Светлый Дух-Хранитель, заговоривший с ним, был гораздо старше Себастьяна. Лучи светлой силы, исходившие от Священника, в одно мгновение смели энергетическую защиту демона. Пространство вокруг стало преломляться. Микаэлису казалось, что святые с барельефов устремили на него укоризненные взгляды. Дьявольская сущность в земной оболочке дворецкого сжалась в комок. Голова сама собой нагнулась в виноватом поклоне.

- Простите… - прошептал он одними губами.

- Простить за что? За то, что не узнал меня сегодня? Или за то, что больше трех тысяч лет губил человеческие души?

- Позвольте заметить, люди сами обращались ко мне, - возразил Себастьян. Смятение первых секунд прошло. Демон поднял голову и посмотрел собеседнику прямо в глаза.

- Не смей оправдываться, - спокойно покачал головой тот. - Вы делаете все, чтобы люди обращались к вам. И думаете остаться безнаказанными?

- Вы решили прекратить мою… деятельность? - демон внутренне напрягся, готовясь отразить атаку, и устремив на Хранителя пылающий взор.

Светлый Дух не повышал голоса и не сыпал угрозами. Но, в его взгляде читалась спокойная уверенность, которая существ опытных пугает больше всего.

- Еще не решили, - задумчиво ответил Хранитель. – Сначала посмотрим, к чему привела твоя деятельность, чего ты добился. В этом мире право выбора дано людям. Пусть человек решает.

- При всем уважении… - процедил сквозь зубы Себастьян. – Свою судьбу буду решать я сам.

Священник в ответ улыбнулся ему, как расшалившемуся ребенку.

- Ты, кажется, хотел что-то спросить? – вновь миролюбиво сказал он.

Себастьян вспомнил, что заботило его пять минут назад, и снова ощутил себя в роли дворецкого. Скрывать что-либо было бессмысленно – Светлый Дух видел его насквозь. И демон спросил прямо:

- Где мне искать моего хозяина?

- Хм…- загадочно прищурился Священник. - Поищи-ка в левом кармане.

Себастьян удивленно приподнял бровь, но все же пошарил в кармане и извлек оттуда крохотный алый самоцвет, найденный Сиэлем в начале расследования и принадлежавший, как оказалось герцогине Сванхвит. «Значит, все-таки ты, лебяжье-белая…», - он взглянул туда, где только что стоял Хранитель, но на крыльце Собора никого не было.

Тут демон почувствовал, что кто-то дергает его за рукав, и обернулся. Рядом с ним стояла девочка лет семи, одетая простенько, но тепло. В руке она держала плетеную корзинку, накрытую вышитым полотенцем. «Должно быть, дочь какой-нибудь кухарки…» - рассеянно подумал Себастьян.

- Добрый вечер. С вами все в порядке, сэр? – спросила девочка, сделав вежливый реверанс.

Она уже некоторое время наблюдала за этим странным человеком, стоя у парадной двери дома через дорогу. Высокий, важный господин, одетый во все черное у ступеней Собора разговаривал с пустотой. «Может ему скучно, и не с кем поговорить?» - подумала девочка. Тут незнакомец почтительно склонил голову, продолжая свою странную беседу. «Он, наверное, молится! Конечно, сегодня же Рождество. Но почему же тогда не заходит в церковь? А, проспал всенощную службу и теперь стесняется», - догадалась она. Господин вскоре умолк, и она решила подойти.

- Вам чем-нибудь помочь? – доверчиво улыбнулась девочка.

- Благодарю, милая леди, со мной все хорошо, - ответил Себастьян.

- Вы не попали на службу? Ну, не расстраивайтесь. А у меня кошка в лукошке! Хотите – подарю? У нас дома еще три таких.

Она откинула полотенце, и из корзинки показалась заспанная мордочка пушистого трехшерстного котенка. «Ах, как не вовремя!» – подумал демон, завистливо глядя на это живое сокровище.

- Б-благодарю, - с трудом выговорил он, - у меня уже есть…

В этот момент в сознание демона ворвался голос хозяина: «Себастьян!». Крик о помощи был полон страха и отчаяния, что позволило Себастьяну точно определить направление.

- Простите, леди, но мне пора бежать. Всего хорошего, - быстро откланявшись, он растворился в ночной темноте.

- Счастливого Рождества! – девочка помахала рукой ему вслед и обернулась к барельефам Собора.

Она знала всех святых, изображенных здесь, но одно лицо показалось ей незнакомым. Мужчина в одеждах священника был почти не заметен среди величественных архангелов и мучеников. Он смиренно преклонил перед ними колени и сложил руки в молитвенном жесте. На губах его запечатлелась рассеянная улыбка.

***

Прижавшись к груди своего нового знакомого, Сиэль забрался с головой под теплый плащ. Они долго ехали сквозь сильный снегопад, но в это меховое убежище морозный воздух почти не проникал. Вскоре тепло и мерное покачивание сделали свое дело, и мальчик погрузился в дремоту.

Он смутно помнил, что они остановились у какого-то большого дома, что его несли на руках по полутемным коридорам, потом спускались по длинной лестнице вниз. Наконец Сиэля поставили на ноги, сняли с него плащ и прислонили к холодной стене. Но мальчика неодолимо клонило в сон. Он опустился на пол и свернулся калачиком на твердых каменных плитах.

Однако спокойно заснуть ему не дали. Вскоре он почувствовал, как его перевернули на спину, приподняли, и чьи-то теплые сильные руки начали снимать с него одежду. «Зачем?... – подумал он. Мысли текли медленно и вяло. – А… наверное пора спать… как хорошо… я так устал…». Незнакомец освободил его от куртки, шейного платка и теплого жилета, и, прислонив к себе, стал что-то делать с его руками. Сиэль доверчиво опустил голову ему на плечо. Но тут же почувствовал, как его запястья сковало что-то холодное и твердое.

Его вновь отпустили, но внезапно послышался железный скрежет, и руки его сильно потянуло вверх и в стороны, так что пришлось подняться на ноги и опереться о стену. Стоять не хотелось, и плечам было больно. Сиэль хотел сказать об этом слуге, но вместо внятной речи получился лишь тихий стон.

Лицо его нового знакомого возникло совсем рядом. Из-под взъерошенной светлой челки на мальчика внимательно посмотрели пронзительные голубые глаза. Тот в ответ состроил капризную мину.

- Ну ладно. Сейчас, - нехотя вздохнул слуга, достал из кармана плоскую баночку, зачерпнул из неё какой-то зеленоватой мази и стал втирать в виски пленника.

Приятная прохлада охватила голову Сиэля. Резкий, свежий запах снадобья бодрил и скоро сонливость совсем прошла. Мысли перестали путаться, и юный граф осмотрелся вокруг незамутненным взглядом.

Он находился в просторном полутемном помещении с каменными стенами и высоким потолком, который поддерживали деревянные подпорки. Возле каждой стояло по жаровне с тлеющими углями. Неподалеку к стенам были прикреплены два горящих факела, с трудом разгонявших темноту. Справа в паре шагов от Сиэля помещался стол, на котором стоял окованный железом сундук.

Граф повел плечами и только теперь понял, что он прикован к стене цепями, уходящими в отверстия между кирпичей.

Что случилось? Как он мог здесь оказаться? Фантомхайв зажмурился и встряхнул головой. Воспоминания нахлынули все разом – бешеная скачка наперегонки с незнакомцем, разговор на холме и подарок норвежской герцогини… Сиэль стиснул зубы и чуть не заплакал от стыда. Мало того, что он позволил иностранцу увлечь себя подальше от дома и подбить на глупое пари, так еще и улыбался похитителю всю дорогу до своей темницы.

Седрик, кстати, оказался тут же. Он развешивал на просушку тот самый плащ, в котором сюда прибыл Сиэль. На спине плаща оказалось вышито большое изображение: крест из свитых в косы жгутов обнимала крыльями белая лебедь. По краю одеяния были вышиты серебром какие-то надписи.

Мужчина отряхнул его от влаги, повесил рядом свою дубленку, оставшись в белой рубахе и сшитой из неровных клочков кожи безрукавке, и направился к столу.

- Ну, как ты? Получше? – проходя мимо, кивнул он пленнику.

Устремив на него ненавидящий взгляд, Сиэль не ответил. «Себастьян, я здесь! Приди за мной немедленно», - мысленно приказал он и попытался плечом сдвинуть с глаза повязку. Ничего не вышло.

Тем временем, Седрик открыл стоящий на столе сундук, расстелил рядом полотенце и стал раскладывать на нем поблескивающие инструменты. Здесь были длинные и короткие крючки, тонкие щипчики, целый арсенал иголок – от совсем тоненьких, до похожих на длинные спицы. По спине мальчика побежали мурашки.

- Кто ты? – спросил он, стараясь придать голосу твердость.

- Я же уже представился. Забыл? Я – слуга леди Инары.

- Кто ты на самом деле? Что вам от меня нужно?

Седрик только усмехнулся:

- Дергать зубы боишься? – неожиданно спросил он.

«Себастьян, где же ты?!» - Сиэль молчал, не в силах отвести взгляд от плоских щипцов, возникших в руках мужчины.

Норвежец принял тишину за отрицательный ответ.

- Нет? Какой молодец. Правда, тут до тебя один аристократ тоже хвастал, что не боится. А как дошло до дела – так верещал, что у меня уши заложило, - усмехнулся он, поглядывая на пленника.

Юному графу почему-то вспомнился виконт Друит, имевший неосторожность ухаживать за леди Инарой и тем вызвать гнев её дворецкого.

Седрик отошел от стола, прихватив с собой несколько игл. Сиэль испуганно вжался в стену, но похититель проследовал мимо него к выходу и принялся молотком вгонять иглы в дверной косяк.

- Да, я аристократ, - сказал Фантомхайв, - и мое исчезновение не прошло незамеченным. Скоро за мной придут. И тогда я тебе не завидую.

- Да ну? – усмехнулся похититель, - Дворяне почему-то всегда надеются на своих слуг. Но твой слуга появится не скоро. Ты был завернут в плащ, по краю которого вышита святая молитва. Дворецкий потерял твой след. В Рождество он не так расторопен, верно? Так что, еще посмотрим, кто кого.

Сомнение закралось в душу пленника. «Неужели Себастьян и вправду может меня не найти? Этот тип все предусмотрел! Нет-нет, демон появится, надо только потянуть время», - решил Фантомхайв.

- Не жалуешь аристократию? – спросил он.

- А что мне вас жаловать? – буркнул в ответ норвежец. Покончив с иглами, он вынул из сундука холщовый мешочек и деловито стал посыпать какими-то черными крошками все углы подвала. Щедрую щепотку бросил под порог у входной двери.

- Пытаешь для собственного удовольствия? Мстишь тем, кто выше тебя по положению в обществе? – усмехнулся Сиэль. – Или просто работа такая?

- Что ты знаешь о работе? Ты! Белоручка, - сверкнул глазами Седрик. – Я в твои годы один кормил семью из трех человек. Выходишь так вот в море. Волна с тебя ростом, и дождь сечет. Сети худые, и лодка как решето. И ты знаешь, сколько лодок в такую погоду не возвращаются. Но ты идешь. Потому что дома мать кровавым кашлем заходится, и брат малый пухнет с голоду.

Он нервно вытер руки о рубаху и замолчал. Сиэль понял, что добился своего – задел похитителя за живое и занял разговором.

Седрик спрятал мешочек обратно в сундук и продолжил уже спокойнее:

- Потом идешь на рынок. Несешь рыбу и шерсть, которую мать смогла напрясть. А на рынке гляди в оба, а то все отнимут, еще и бока намнут. Дома все хозяйство опять же на тебе. С рыбы на воду перебивались. А вы жируете… - стиснул он зубы.

«Теперь надо попытаться склонить его на свою сторону», - подумал Сиэль.

- И ты никогда не хотел выбиться из нищеты? – спросил граф.

- Я не нищий!

- Послушай, я мог бы дать тебе столько денег, сколько захочешь. Только выведи меня отсюда, и, даю слово дворянина, я отплачу сполна.

Похититель усмехнулся:

- Ты не первый предлагаешь мне деньги. Аристократы уверены, что все можно купить! Мелочные и жалкие бездельники!

- Твоя хозяйка тоже знатного рода, - нахмурился Сиэль.

- Ты её не знаешь, - отозвался Седрик. – Она никогда не гнушается работы. Ведет хозяйство наравне со слугами. Добыть рыбы на ужин или пушного зверя себе на шубу – для неё пустяки. Я служил бы ей, даже будь она дочерью последнего бедняка. Она – удивительная. Когда мы познакомились, она уговорила своего отца – герцога - взять мою мать ко двору кухаркой. Мы больше никогда не знали голода. А придворный лекарь вылечил мать от чахотки. Инара лучше всех людей на свете! - он отвернулся и добавил вполголоса. – Только эти косы чертовы…

«Попробуем по-другому», - решил Сиэль

- Но я здесь по её воле, не так ли? – уточнил он.

- Ну и?

- Подумай о последствиях. Это Англия, а не Норвегия. Вас скоро поймают за похищения. Герцогиня, конечно, откупится, а повесят тебя. Её странная прихоть будет стоить тебе жизни. Высокородная дама все-таки оставила грязную работу слуге…

Норвежец мгновенно оказался возле мальчика и схватил его за горло. Сиэль понял, что перестарался, и испуганно смотрел на палача. Горячая ладонь Седрика мелко дрожала. Еще чуть-чуть стиснуть, и…

- Ни-ког-да, - тихо произнес слуга, едва сдерживая гнев, - никогда не смей говорить о ней в таком тоне.

Через пару мгновений он справился с собой и отпустил пленника. Фантомхайв облегченно вздохнул. Седрик присел на край стола, вынул из сундука тонкую серебряную цепь и стал перебирать звенья все еще дрожащими пальцами.

- А, так дело не в чувстве долга или уважения, - покачал головой юный граф, - Ты влюблен.

Седрик метнул на него угрюмый взгляд, но промолчал.

- Я повторяю свое предложение, - не сдавался Фантомхайв. – Я предлагаю тебе немалую сумму. Ты сможешь уехать, например, в Америку, страну Свободы, и найти себе неплохую пару. Пойми, герцогиня никогда не примет тебя, как равного. Даже если иногда пускает тебя в свою постель, венчаться с ней пойдет другой.

Слуга медленно поднялся со стола.

- Какая постель? Ты что несешь, выродок! – зарычал он.

- О! Даже не пускает? – усмехнулся Сиэль. - Тем более соглашайся.

Ослепленный яростью, Седрик кинулся к нему и ударил наотмашь по лицу. Голова мальчика мотнулась в сторону, из разбитой губы побежала тонкая струйка крови. Повязка, прикрывавшая печать демона упала на пол.

Сиэль вскинул на похитителя ненавидящий взгляд, и тот увидел пентаграмму.

- Дьявольская печать! - затрясся Седрик. – Стереть!… Уничтожить!

Он выхватил из-за пояса тонкий, точно шило, кинжал. Испуганный пленник забился в своих оковах, безуспешно пытаясь вырваться. Седрик замахнулся кинжалом, целясь в глаз мальчика.

- Себастьяаааан! – отчаянно закричал Сиэль.

В этот момент чья-то крепкая рука перехватила запястье палача.
Добавил: Бёдвильд |
Просмотров: 993
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика