Главная

Часть 1

ФАНФИК "ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЬ"

03.10.2014, 08:20
Короткий день поздней скандинавской осени подходил к концу. Над Лебединым фиордом царили редкие в эту пору безветрие и тишина.

Откинув с лица светлые, вечно растрепанные волосы, Седрик опустился на дно лодки. Он уже понял, что улова сегодня не будет. Как бы он не чинил старые сети, треска упрямо обходила их стороной. Мальчик поежился и плотнее запахнулся в потертую отцовскую куртку, длинные рукава которой были подвернуты и стянуты у локтей кожаными шнурками.

На дне его лодочки плескались пять жалких рыбешек. Едва хватит на ужин. Скоро стемнеет. Пора возвращаться домой.

Вдруг мальчику послышался отдаленный всплеск.

В этом месте залив делился надвое далеко вторгшимся в его воды утесом. Волны, дожди и ветра обточили каменную громаду, придав ей очертания плывущего лебедя.

Седрик схватился за весло и поплыл на звук. Азарт предстоящей охоты охватил его.

«Неужели тюлень? Вот так подарок! – думал он, радостно поглядывая на лежащий на дне лодки гарпун. – Только бы успеть!»

Будь рядом отец, мальчик не сомневался бы в успешной охоте. Но в свои двенадцать лет Седрик был единственным добытчиком в семье.

Плеск повторился. Лодка обогнула утес, и Седрик увидел, что в воде барахтался человек. Ребенок. Тонкие ручки бестолково шлепали по поверхности, испуганное белое личико то скрывалось под водой, то появлялось снова, отчаянно хватая воздух посиневшими губками.

Тут же забыв о тюлене, Седрик налег на весло, и лодка подлетела к утопающему.

Это оказалась девочка лет десяти. Окоченевшими пальчиками она ухватилась за борт. Парень наклонился, чтобы вытащить бедняжку и вдруг замер, напоровшись на её взгляд, словно на охотничий гарпун. Время для него остановилось. Все вокруг перестало существовать. Ледяная вода и скалы сурового фиорда, больная мать с годовалым братишкой, ждущие рыбы на ужин – все утратило смысл.

«Альва-утопленница. Сейчас утащит в воду», - отрешенно подумал он, но не сделал даже попытки оттолкнуть её.

Белые реснички девочки дрогнули и сомкнулись. Теряя сознание от холода и усталости, она разжала пальцы и погрузилась в воду с головой. Лишь скользнула по поверхности светлая косичка. Седрик, опомнившись, схватился за неё и, что было сил, потянул на себя.

Пятнадцать лет спустя, в Англии.

Просторный кабинет роскошного особняка был залит светом. Большие, обрамленные тяжелыми шторами окна расписаны морозными узорами. За окном шел тихий снег. Он укрывал белоснежным одеялом уснувший на зиму сад.

- Очередное поручение?

Юный граф Фантомхайв сломал гербовую печать на конверте и прочел послание.

- Ограбления лондонских соборов? – нахмурился Сиэль. – В газетах было несколько статей, но не думал, что это обеспокоит её Величество. «Похищены ценности, являющиеся национальным достоянием Великобритании», - прочел он вслух и поморщился, потирая лоб.

Голова болела уже второй день. Тягучая боль то разливалась ото лба до затылка, то стучала в висках, не давая ни на чем сосредоточиться. Иногда вдруг накатывала слабость, а иногда – беспричинная ярость. Все кругом раздражало – гулкая тишина огромного дома, бестолковые слуги и дьявольски любезная ухмылка дворецкого. Последний стоял навытяжку перед своим маленьким господином, держа в руках поднос с сегодняшней корреспонденцией. «Нашли, кому поручить поиск церковных реликвий», - подумал Сиэль, окинув взглядом своего слугу.

- Себастьян, что там еще?

- Несколько приглашений на благотворительные мероприятия… - монотонно перечислял дворецкий, раскладывая конверты на подносе, - заявления на отпуск управляющих фабрик, поздравления с предстоящим праздником и… вот, - он подал хозяину еще один конверт её Величества.

- Рождественский бал, - с досадой вздохнул Сиэль, прочтя письмо.

- Вы расстроены, мой господин?

- Надо расследовать дело, порученное её Величеством, а не тратить время на пустые увеселения.

- Но ведь это тоже воля её Величества.

- Поэтому я и не могу отказаться! Эти светские приемы… Холодный блеск драгоценностей, фальшивые улыбки знати, глупые танцы…

- Вальс удается вам все лучше и лучше, милорд. Если еще немного попрактиковаться перед праздником, все будет идеально. Я к вашим услугам, – натянуто улыбнулся дворецкий. - Когда желаете начать?

- Никогда! – вспыхнул юный граф. – Придержи язык!

Глаза Себастьяна яростно блеснули, поднос задрожал в руках.

- Иначе – что?! – закричал демон в лицо своему господину и скинул с подноса нераспечатанные письма. Фантомхайв отшатнулся в испуге, попытался закрыться рукой. Поздно. От души размахнувшись, дворецкий острым краем подноса снес мальчику полголовы! Сиэль повалился на стол, беспомощно открывая рот, откуда вырывались только предсмертные хрипы. Себастьян оперся на столешницу, улыбаясь и тяжело дыша. Наконец-то! Как же его достал этот мальчишка! Какое облегчение!

Демон любовался содеянным. Кровь хозяина стекает по обоям, заливает зеленое сукно и бумаги на столе, сочится на пол густыми каплями…

- Себастьян…

Детские ручонки судорожно дергаются и скребут ногтями по столу, а глазное яблоко с пентаграммой…

- Себастьян! Ты что, оглох? Я к тебе обращаюсь!

Остекленевший на минуту взгляд дворецкого вновь стал осмысленным.

- Прошу прощенья, милорд. Задумался.

Граф недовольно скрестил руки на груди:

- Что с тобой происходит?

- Больше такого не повториться, - дворецкий виновато опустил голову.

- Ты какой-то странный в последнее время. Рассказывай, в чем дело. Я приказываю!

Себастьян поправил галстук свободной от подноса рукой.

- Близится тот день, когда верующие отмечают праздник… - демон запнулся, по лицу его пробежала едва заметная судорога, - Рожд-дества. Таким существам, как я нелегко пережить это время. Вы, милорд, связаны со мной, но еще не являетесь частью нашего мира. Поэтому на вашем самочувствии это отражается не столь явно. Смею надеяться, что как только закончатся праздничные дни, это пройдет.

«Вот как, - подумал Сиэль. – Я все больше проникаюсь его дьявольской сущностью».

- Приготовь кэб, нужно осмотреть место последнего ограбления, - произнес он вслух. – Выезжаем через час.

- Как прикажете, милорд, - с учтивым поклоном дворецкий направился к дверям.

Закрыв за собою дверь кабинета, Себастьян облегченно вздохнул. Он вышел на крыльцо усадьбы, вдохнул колючий морозный воздух. Прильнув виском к белоснежной колонне, он смотрел на медленно падающий снег. Облачко пара от его дыхания таяло в воздухе. Если подышать, например, на поверхность колонны, пар застынет кристаллами инея…

Но тут, как назло, о штанину дворецкого потерлась, мурлыча, черная кошка. Обостренная перед Рождеством ненависть ко всему живому разлилась в груди демона кипящей смолою. Пришлось приложить всю силу воли, чтобы сдержать тянущиеся к пушистому комочку дрожащие, скрюченные судорогой пальцы.

- Уйди… - прошептал он, но тут же сорвался на крик. – Уйди, пока жива!

Кошка испуганно выгнула спину, зашипела и быстро скрылась из виду. Дворецкий несколько раз глубоко вздохнул, приходя в себя.

- Вот и снова Рождество, - задумчиво произнес он. – Каждый год одно и то же…
Добавил: Бёдвильд |
Просмотров: 1107
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика