Главная

"Альтернатива 6*23. Трудный выбор" Глава 6. Выбор

13.11.2017, 10:00
Шатаясь из стороны в сторону, стараясь удержать такое шаткое равновесие, Крис поднялся на ноги. Крепко сжимая в руке нож, все еще находясь под чарами Барбаса, в оболочке своих же страхов, спутанных с реальностью и воображением, хранитель уставился на малыша Вайетта. Дрожащие руки и пугливый, слегка рассеянный взгляд говорили о том, что парень не в состоянии выбрать. Граница между реальностью и тем, что так отчаянно пытался внушить ему демон, стерлась — Крис просто не мог понять, что именно сейчас происходит? Где та грань, которая позволила бы ему сделать этот тяжелый выбор? Где отпечатки его сокровенных страхов, которые он так усердно прятал в закромах своей памяти? А существует ли вообще этот мир: есть ли в нем старейшина с ехидной и самодовольной ухмылкой на лице; старый и довольно-таки противный демон, готовый в любую секунду рвануть в бой, или же удрать, не стесняясь своего нестандартного поведения; в конце концов, сам Вайетт, его брат, который стоит около и с надеждой и какой-то даже мольбой во взгляде смотрит на него, не по-детски осознавая происходящее вокруг? Есть ли он сам среди всего этого сумасшествия?
Есть только один единственный способ проверить это… Закатав рукав кофты до самого локтя, Крис аккуратно провел тонким лезвием по бледной коже. Сталь оставила на коже сперва еле видимый розовый след, который с каждой секундой окрашивался в багрово-алый, а из неглубокой раны потекла тонкая струйка крови, которая, стекая по предплечью, попадала на одежду хранителя, оставляя на ней следы.
Еще появилась предшествующая ранению боль, возможно, не такая сильная, какую он ожидал почувствовать, но вполне дающая понять, что все что он сейчас видит — не бред и не больное воспаленное воображение.
Но от осознания действительности легче точно не стало, стало страшно. Реально страшно. За себя, за брата, за родителей и тетушек… за всех к кому он успел привязаться и кого успел полюбить…
Постепенно к нему стали возвращаться и другие органы чувств: обоняние, осязание (он вдруг почувствовал, что сжимает холодную рукоятку атами, которая ничуть не нагрелась в его горячих ладонях), слух, даже вкус (солоноватый, с металлическим привкусом крови).
Разглядывая свою руку, держащую крепкой хваткой оружие, Крис внезапно осознал, что просто не может выпустить его из рук, что вот так держать клинок — самый лучший способ хоть как-то повлиять на исход истории. Не важно в какую сторону — этого он никогда не узнает, ибо время неумолимо движется вперед, секундные стрелки отмеряют время его пребывания в этом мире, а баланс между мирами так и остается на грани. И вряд ли за время его пребывания в своем маленьком аду, кто-то удосужился поинтересоваться, а все ли в порядке со вселенной, все ли идет так, как запланировал Всевышний? Никто этого не сделал… Даже старейшины, призванные уберегать Землю от карающего ее гнева богов и дьявола, не в состоянии что-либо изменить в этой чертовой системе равновесия.
Крис не знал, есть ли у него шанс снова увидеть отца, услышать его упреки в свой адрес, его такой родной и чуть грубоватый голос, но приятный на слух; успеет ли попрощаться со своими тетушками, которые даже не подозревают о том, что происходит в этом сумасшедшем мире; успеет ли сказать Пайпер, что он безумно ее любит и так боится ее потерять… Он знал лишь, что не сдастся, никогда! Ни за что! Пусть хоть вечно Барбас издевается над его сознанием, а Гидеон миллиарды раз пронзит его плоть своим клинком, пропитанным ненавистью и отчаяньем, он не позволит никому сломить себя и заставить выбирать между дорогими ему людьми!
Но и удрать отсюда просто так не получится, Гидеон лишил его всех способностей, всех до единой. Оставалось лишь уповать на удачу, хотя бы на крошечный шанс успеха, на то, что его брат сможет «услышать» его, почувствовать, а самое главное понять, что именно хочет от него Крис.
Не сводя глаз с ребенка, вкладывая во взгляд нарочито правдоподобное желание убить, можно сказать, играя на публику, Крис молился в сердцах, чтобы Вайетт все же доверился ему. Шаг за шагом, медленно приближаясь к малышу, выставляя вперед лезвие, Крис «кричал» мысленно во все горло своему брату, чтобы тот попытался перенестись на поверхность, или хотя бы просто подальше отсюда. Не имея обратной с ним связи, Крис не мог знать наверняка, слышит ли его брат, понимает ли он его в своем двухлетнем возрасте.
Видя в глазах страх и появляющиеся крупинки слез, сердце хранителя просто упало в пятки. Вайетт боялся его, не верил ему, старался разрушить связь. Он не мог теперь доверять никому из присутствующих здесь, даже своему родному брату. Крис и сам понимал, что выглядит сейчас предателем, злом в глазах двухгодовалого малыша, понимал, что испытывает сейчас Вай — его предали все, кому он доверял: родители, брат и друг семьи. Именно сейчас может наступить тот момент, когда Вайетт захочет стать воплощением зла, самим злом — и виновником всего этого кошмара станет не какой-то там Гидеон, а сам Кристофер.
Это обстоятельство еще больше пугало и выводило из себя. Ведь Крис явился в прошлое, чтобы спасти брата, а не помочь ему выбрать темную сторону, но, вопреки здравому смыслу, все так и происходит…

— «Вай! Вайетт! Малыш… Уходи, умоляю! Попробуй перенестись к отцу, ему нужна твоя помощь! Только ты способен исцелить его рану, попытаться все изменить! Прошу тебя!» — кричал в сердцах парень, приближаясь к нему с оружием в руках. Может быть, вид лезвия испугает ребенка, и он все же послушается брата, попробует собрать все свои силы и «сбежать» из окутавшего его ада подземелья.

Но ребенок упорно не желал слушать мольбы хранителя, в глазах поселилась паника, губы сжались с такой силой, что превратились в тонкие полосочки, а глаза малыша наливались горькими капельками слез.
Еще одно движение вперед, Крис уже почти навис над ребенком, угрожая ему вымазанным в крови атами, продолжая подавать малышу сигналы для спасения.
Гидеон и Барбас находились чуть в стороне, с удивлением и азартом следя за происходящим в самом центре пещеры, сжимая и разжимая от напряжения руки. Это было так глупо: неужели они и в самом деле надеялись на то, что Крис нападет на Вайетта и пронзит его клинком, а Вайетт не предпримет и попытки сопротивления или же бегства? Вот к чему может привести человека безумие — к полнейшему отсутствию логики!
Лишь на миг, лишь на долю секунды Крису показалось, что Вайетт подмигнул ему, что его светлое и испуганное личико озарила вспышка понимания и доверия. Неужели парень смог донести до разума старшего-младшего брата то, что он хотел? Надежда. Опять эта тонкая и хрупкая грань, на которой держится весь мир, все беды и потери человечества. Надежда помогает людям жить дальше и не сдаваться, надежда помогает верить друг в друга и находить компромиссы…
Надежда… Именно она должна сейчас помочь братьям.
Крис сделал резкий выпад вперед, чуть ли не касаясь одежды малыша, но тот в мгновение ока растворился в блаженном сиянии бело-голубых искорок переноса. Крис с облегчением выдохнул, тут же рухнув на колени, вытирая чистым рукавом кофты проступившие бисеринки пота на лбу. Он знал! Он надеялся, что Вайетт поймет его и исчезнет до того, как Крис нанесет удар. У него получилось! Правда, полуангел не знал, куда именно смог переместиться брат…
Гидеон, не ожидавший такого поворота сюжета, в гневе и даже панике рванул в сторону Кристофера, на ходу изрыгая на него всевозможные проклятья, но резко остановился, когда разглядел в руках хранителя нож, которым тот должен был убить своего брата.

— Хитрый маленький бесенок! — прорычал старейшина, поглядывая на сидящего на полу Криса, а затем резко обернулся на Барбаса. — Найди его! — приказал он демону страха, который тут, же без лишних слов, растворился в мерцании. — А ты… — Гидеон сжал кулак до обеления костяшек. — Не ожидал от тебя такого решения… Наверное, тяжело выбирать между родными, но ведь эти люди не принесли в твою жизнь ничего хорошего!

Крис заскрипел зубами. Как же он сейчас ненавидел этого мерзкого старейшину! Этого лицемера и предателя! Сжимая крепко рукоятку багровой стали, Крис всем своим сердцем желал Гидеону смерти. Он не считал уже его посланником бога, в оболочке ангела скрывалась личина демона, сущего дьявола, убить которого он не в состоянии, а вот ненадолго вывести из строя вполне даже возможно.
Сидя в одной позе, Крис ждал подходящего момента, чтобы нанести удар, не промахнуться, промаха он себе не простит. Гидеон подошел ближе, склонился над хранителем и протянул руку.

— Отдай мне оружие! — приказным тоном проговорил тот, на что Крис резко вскинул голову вверх, уставившись ледяным взглядом горящих ненавистью изумрудных глаз в глаза Старейшины.

— Не сегодня! — выплюнул Крис и засадил в грудь Гидеона клинок.

Тот явно не ожидал такой быстрой реакции от паренька, тело отозвалось резкой болью, но вместо того, чтобы рухнуть на землю пластом, Гидеон сделал пас рукой и Крис кулем полетел в одну из стен пещеры, ударяясь затылком о выступы скал.
Гидеон осел на пол, хватаясь за рукоять ножа, торчащую из его тела. Сколько крови уже успело пропитаться в металл этого магического оружия? Сколько жизней оно могло отнять, если бы не везение и случай? Если собраться силами и сделать еще один пас рукой, призывая к себе зеркало, разделяющее параллельные миры, то исцелить себя не составит и малейшего труда. Ведь он уже так делал, и не раз… Но сил ничтожно мало, магия атами забирала не только жизненные силы старейшины, оно забирало и магию, способную помочь в данной ситуации. Прискорбно, но без своей магии, без своего двойника Гидеон — ничто. Тихий взмах руки, но в ответ лишь глухой стон хранителя, и тишина.
Добавил: Светлана_SS |
Просмотров: 193
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика
Яндекс.Метрика