Главная

"24 часа в прошлом" Глава 6. Лучи палящего солнца

Фанфик (ориджинал) "24 часа в прошлом"

06.04.2016, 10:50
Мы покинули театральную «чашу» и теперь медленно прогуливались по улочкам Древней Греции. Всё здесь было такое непривычное, такое новое, такое красивое… В поселении, где мы провели весь день, даже дышалось по-другому. Всему хотелось удивляться, всё хотелось долго-долго разглядывать, чтобы запомнить каждую мелочь. Я очень боялась что-то не заметить, что-то забыть, что-то не понять. Конечно, в том, что я когда-то вообще смогу это забыть, я сомневалась, но тем не менее…

– Сейчас бы сюда твой фотоаппарат! – мечтательно произнёс Саша. Вот что снимать-то нужно!

Меншиков поднял голову к небу, а я последовала его примеру. Надо мною (а точнее, над нами) открылся потрясающий вид: на тёмно-синем «шифоне» постепенно появлялись аккуратные «блёстки»-звёздочки, и над нашими головами разворачивался дивный шатёр из сказок «1000 и одной ночи». И всё под покровом этого волшебного полотна превращалось в таинственную, чарующую легенду Востока…

Ночная Греция совсем не была похожа на себя днём. В голове промелькнула мысль: «Не зря эту страну относят к Древнему Востоку. Тут не в одном расположении дело…»

– Да-а… – после долгой паузы протянула я. Фотоаппарат бы сейчас ой, как пригодился! плёнка бы ещё в Каменном веке закончилась…

– В следующий раз в обнимку с камерой спать ложись, – посоветовал Александр.

– В следующий раз? – засмеялась я. – То есть, ты планируешь снова махнуть в прошлое?

– Да я-то не планирую, – улыбнулся друг. – Но кто знает, что ты потом найдёшь? Может быть, откопаешь какую-нибудь микросхемку и на Марс умчишься?

– Ну уж нет! На Марс я боюсь!

– А я опять с тобой одновременно засну, чтобы не страшно было! Ты только предупреди…

– То есть, ты ко мне домой переезжаешь?

– Ради истории…

– Ой, ну тебя!

Мы оба громко рассмеялись. Собственные «космические» фантазии показались ужасно нелепыми, а когда мы мысленно превратили их в реальность, то ещё и пугающими.

Мы шли по опустевшей улице. Становилось всё темнее и темнее – ночь вступала в свои права. Мы забрели в небольшой лесочек, убедились, что сможем потом найти выход, и устроились под каким-то, очень высоким и раскидистым деревом. Мы сели, облокотившись на его широкий ствол, и немного поёживаясь от постепенно усиливавшегося холода, начали делиться впечатлениями о спектакле.

– Мне очень понравилось! – воскликнула я. – Всё так ярко, эмоционально, реалистично… И старина, то есть, характерные особенности этого времени, придаёт шарм…

– Старина? – удивился Саша. – Эта постановка с лёгкостью превзошла бы многие спектакли двадцать первого века! Здесь всё действительно настоящее.

– Ты, пожалуй, прав, – я кивнула. – В этой эпохе нет таких высокотехнологичных и разнообразных декораций, как в нашем времени. Артисты используют привычные, обыденные вещи, и поэтому не играют, а живут на сцене…

– Ага…

– Ай!

– Ты чего?

Меншиков быстро вскочил с места и подбежал ко мне. Кора дерева неожиданно треснула, и теперь я лежала, провалившись в образовавшуюся «пещеру». Ствол внутри оказался полым, двое там запросто могли уместиться. Отряхнувшись от кусочков коры, я полностью залезла в нору и позвала туда Александра.

Недолго думая, Меншиков натаскал сухих веток и травы и, как мог, закрыл «вход» в наше «место ночлега». Внутри шалаша было довольно тепло, холодный воздух почти туда не проникал. Стало очень уютно, комфортно и, вместе с тем, захотелось спать.

Почему-то мне вспомнился тот майский день, с которого началось наше приключение. Тогда была такая же ночь, там так же пахло свежей травой… На мгновение я забыла о том, что от дома меня отделяет огромное количество лет и километров. Что-то родное я почувствовала в эпохе античности.

Мне нравилась Греция. Однозначно нравилась. Меня всегда привлекал этот особый, характерный, пожалуй, только для двух государств Древнего мира. Но Рим, второе античное государство, всё же отличался от Эллады. Честно говоря, я даже не понимала, по какому признаку определяла родину той или иной антикварной вещи на картинках в учебнике МХК, но какая-то особая деталь всё же мне помогала…

Вместе с положительными эмоциями от пребывания в Греции у меня появилось полное непонимание того, как работают антикварные часы, каким образом составляют наш маршрут и с какой целью артефакт оставил нас в Элладе ещё на целые сутки…

Все мои мысли постепенно рассеивались, превращаясь в прозрачное, окутывающее моё сознание облако. В голове ещё звучали протяжные мелодии античности, перед глазами иногда вставали сцены из волшебной по красоте трагедии. То я снова видела мужественного Прометея, то слышала тревожные речи Океанид… Всё, что сопровождало меня днём, аккуратно проникало в мою ночь и воздушный древнегреческий сон.

Мне снилось всё, что я привыкла ассоциировать с этой страной: грозди винограда, деревья оливы, крылатые сандалии Гермеса, золотой трон громовержца Зевса, расписные амфоры, величественные скульптуры…

Всё «атрибуты» Древней Греции перемешивались, образовывали некий калейдоскоп и постепенно исчезали. Яркая картинка с, мягко говоря, оригинально построенной композицией сменилась видом на кучу сухих веток, сквозь которые в «пещеру» проникали лучи ласкового утреннего солнца. Я чуть опустила «изгородь» и выглянула из нашей норки.

Тонкие травинки прогибались под тяжестью капель росы, поляна была ярко освещена и будто бы переливалась в лучах звезды жизни. Я завороженно разглядывала пробуждающуюся лужайку и совсем не заметила, как проснулся Александр.

– Доброе утро, – улыбнулась я, услышав, как он начал двигаться.

– Доброе… – Зевнув, нехотя ответил он. Сколько времени?

– Полседьмого, – заключила я, взглянув на циферблат старинных часов. – Последние минуты…

– Да… – вздохнул Меншиков. – Но не будем о грустном. Ты куда бы хотела попасть?

– Даже не знаю, – я мечтательно подняла голову вверх и вообразила, что смотрю не на полую верхушку дерева, а на голубой небосвод. – Может быть, в Древний Рим?

– Хитренькая, – усмехнулся Саша. – Решила от Греции далеко не уходить? Снова античность?

– Почему бы и нет? А ты куда хочешь?

– Много куда… – загадочно улыбнулся друг. – Была бы моя воля, я бы на каждой страничке всех существующих учебников истории побывал… А ещё я бы хотел прожить в нашем городе первый год после его основания. Так интересно, каким он был раньше, какие люди там жили, да и вообще… Да и вообще, был он рядовым поселением или чем-то прославился…

– Да, я бы тоже с удовольствием обо всём узнала на личном опыте. Так ведь интереснее, чем по книжке…

– Ха, если бы не «книжки», мы бы с тобой вообще не выжили! Тебе повезло, что я ориентируюсь в эпохах и знаю об особенностях разных времён. А если бы ты одна была?

– Одна бы я и не была, – улыбнулась я. – Обязательно бы тебя с собой взяла.

– Я, так уж и быть, согласился бы, – сделал милость Александр. – Подожди, а чем это пахнет?

Я принюхалась: откуда-то шёл сильный, но приятный цветочный (или просто растительный?) запах. Последнее время я все подозрительные явления списывала на часы, поэтому машинально достала их из кармана и, как бы странно это ни звучало, понюхала их. Аромат шёл действительно от артефакта. Наверное, он был связан с местом, куда мы готовились попасть, но нам тогда было не до ребусов. Мы с Сашей взялись за руки, переглянулись: сделать что-то мы уже не успевали – оставалась одна минута до заветных восьми часов. Я крепко сжимала в руке свою случайную находку и пристально смотрела на циферблат. Как только стрелка тикнула в последний раз, всё пространство под стеклом засыпало нечто бежевого цвета. Мгновенно стало очень жарко и вокруг нас закружились струйки песка. Самого обыкновенного, знакомого всем не понаслышке речного (а может быть, конечно, и морского) песка. Мы крепко зажмурились, ожидая окончания перелёта. Было тепло. Очень тепло, скорее даже жарко. В воздухе продолжали летать мелкие песчинки. Мы чувствовали себя весьма неуютно, но всё же, это перемещение нельзя было сравнить ни со вторым, ни с третьим перелётом. Он был чем-то средним: присутствовали и «приятности», и «неприятности»…

Неожиданно перестал дуть ветер, исчез приятный запах. Зато осталась сильная жара и речной песок. Открыв глаза, мы обнаружили, что очутились где-то, где при климате пустыни сохраняла жизнь полноводная река. Нетрудно было догадаться, куда на этот раз нас перебросили часы: страну «выдавали» видневшиеся вдалеке три пирамиды. Три самые высокие усыпальницы фараонов – пирамиды Хеопса, Хефрена и Микерина.

– Вот это да! – прервал мои мысли Саша. – Вот тебе и Рим!

Меншиков неожиданно вскочил на ноги (до этого мы сидели на берегу Нила) и закружился, широко раскинув руки.

– Это же так интересно! Ты даже не представляешь, сколько загадок, тайн, феноменов, легенд связано в Древним Египтом! Знаешь, как нам повезло?.. Ну да, ты не знаешь…

– Очень даже знаю, – я сделала вид, что обиделась. – Между прочим, когда мы Египет в школе изучали, мне так интересно было! Я даже отдельно про всех богов читала, карту памятников долины Нила рассматривала… Это – одна из немногих тем, которые не показались мне скучными.

– Да? Отлично! Значит, ты точно поможешь мне найти гробницу Тутанхамона!

– Какую гробницу? Какого Тутанхамона? Он, может быть, не родился ещё, а ты уже его похоронил!

– Саня, как это ни прискорбно, но он уже умер. Не знаю, с чего я это взял, но, по-моему, сейчас уже давно не 1337 год до нашей эры. Не понимаю, почему я так уверен, но гробница уже точно существует! И мы её найдё-ом!

Александр взял меня за руку и потащил неизвестно куда. Он на полном серьёзе собрался искать место захоронения одного из самых знаменитых фараонов… История окончательно свела его с ума: Меншиков превратился в азартного игрока, жаждущего выиграть ценные открытия и незабываемые впечатления… Куда он шёл? Зачем он шёл? Что собирался делать? Я, лично, не понимала.

– И как ты найдёшь Долину Царей без карты и без компаса, а? Будешь искать мох на деревьях, которых здесь нет? – пыталась вразумить друга я.

– К чему все эти методы? – бодро возразил Александр. – Чутьё нам на что?.. Разберёмся…

– Давай хотя бы помедленнее пойдём, я пирамидами хочу полюбоваться, – я считала идею друга бесполезной, поэтому решила не тратить время «поисков» впустую и полюбоваться видами Древнего Египта.

– Помедленнее? – усмехнулся Меншиков. – Хочешь все двадцать четыре протопать и перенестись в другую эпоху прямо от входа в гробницу? Странная ты, Сань, какая-то!

– Не странная, а здравомыслящая, – тихо пробурчала я, а Саша, естественно, не услышал этого.

Мы продолжали «прогулку» по стране сфинксов, почти не разговаривая друг с другом. Каждый думал о своём… Погода была хорошая, солнечная. Изредка дул лёгкий ветерок. Людей мы почему-то не встретили вообще. Это настораживало: пустой Египет казался не очень-то гостеприимным. Бескрайние пески создавали иллюзию пустыни. Я бы, наверное, уже давно начала волноваться и мучить друга подозрениями, если на своём пути мы не встречали бы Нил. Нил… Настоящую (не нарисованную затуманенным воображением), широкую, поистине великую реку… Своим размеренным течением она успокаивала и навевала светлые мысли…

Я думала о том, насколько я недооценивала историю, и насколько переоценивали меня учителя, ставя годовую «четыре», добытую разве что не потом и кровью. Этот предмет… Этот предмет я по-прежнему не любила, но сама наука о событиях прошлого потихоньку начинала мне нравиться. По крайней мере, появлялся интерес к событиям минувших столетий.

Также меня не покидала мысль, а точнее, от меня не хотели отвязываться вопросы: «Почему ничего этого не случилось со мной раньше? Почему я не ввязалась в меняющее мнения приключение классе, хотя бы, в шестом? Зачем эти часы ждали года, когда я буду учиться в девятом? Более того, зачем они ждали кануна пробного ОГЭ по истории?..»

– Всё, я больше не могу! – Саша резко «выдернул» меня из моих мыс-лей. – Ты была права: ничего мы не найдём. Честно говоря, я даже забыл, как эта гробница выглядит. То ли пирамида, то ли просто просторная комната под землёй…

– Археолог выискался, – улыбнулась я. – Ну, нашли бы мы пирамиду твоего Тутанхамона, и что? Она же закрыта, не смогли бы зайти. Провозились бы оставшиеся полдня и не успели бы там всё рассмотреть…

– Но попытка же всё равно не пытка? – Меншиков посмотрел на меня полными надежды глазами.

– Нет, конечно! – я похлопала его по плечу. – Всё не зря. Погуляли, посмотрели Египет, пейзажами полюбовались… Мы бы, может быть, и не увидели многого, если бы не твоя «экспедиция»!

– Допустим, я поверил, – подмигнул Александр. – Ладно, что делать-то будем?

– Не знаю, времени ещё много – двадцать часов в запасе.

– Ещё пройдёмся? – друг хитро прищурился.

– Нет уж, сначала – отдых!

– Ну. отдых, так отдых… Красиво тут, правда?

– Очень! Всё такое… Бежево-голубое, спокойное. И древностью пропитано!

– Современностью, – поправил меня Саша. – Не забывай, что сейчас древность – как раз наша эпоха.

– Ну, хорошо, – «сдалась» я. – Современностью…

И вдруг я снова почувствовала тот самый цветочный запах (как мы выяснили, запах ароматического масла), который сопровождал наш перелёт. Циферблат часов снова был засыпан песком. В общем, всё повторялось, за исключением одной важной детали: часы показывали не «7:00» и не «6:59», то есть, сутки по «местному» времени ещё не прошли, но артефакт будто бы собрался снова куда-то нас перебросить…

Думаю, не стоит описывать наши чувства в тот момент. Мы были, мягко говоря, удивлены. После всех «песчаных» явлений, которые повторились все до одного, мы осмелились открыть глаза.

Чего мы только не ожидали увидеть! Мы уже были готовы оказаться дома – в XXI веке, попасть в неизвестность из-за того, что часы, например, сломались, перенестись куда-то, где увидим всех богов египетского Пантеона, но… Но этого мы даже не могли представить!

Мы стояли посреди просторной комнаты. Она была тёмной и невзрачной, так как, очевидно, играла роль некоего преддверия, за которым располагались основные помещения…

– Где мы? – удивлённо прошептала я.

– Не-ет… – завороженно выговорил друг.

– Что «нет»?

– Не может быть…

– Саш, где мы?! – я неожиданно вскрикнула, и эхо разнесло мои слова по всему помещению.

Меня пугало поведение друга, его загадочность, таинственность. Он выглядел заколдованным, повторяя своё «нет». Что на него нашло?.. Хотя нет, что на него ОПЯТЬ нашло?

Свою странность, обусловленную любовью к чему либо (не обязательно к школьному предмету: «объектов обожания» у него было много – театры, детективные романы, документальные фильмы, зимние виды спорта и множество других, совершенно не сочетаемых вещей и увлечений), он демонстрировал довольно часто. Впечатлительный Меншиков мог «застыть» посередине класса, разглядывая понравившийся рисунок или интересную историческую карту, даже если уже прозвенел звонок.

Но, тем не менее, его поведение в прошлом я не воспринимала, как что-то привычное – кто знает, как влияют на нас эти перелёты, да и вообще, какие функции, помимо транспортировки во времени, могут выполнять старинные часы…

– Тс-с, не кричи! – громко прошептал Александр. – С ума сошла, что ли?

– Я-то не сошла… Где мы?

– Мы… Там!

– А поконкретнее?

– В гробнице Тутанхамона, Саня!

– Как?..

– А я знаю, думаешь? Но, совершенно ясно, что нас сюда доставили часы…

– Да, причём, задолго до того времени, когда мы привыкли менять «место обитания».

– Это странно…

– А я тебе что говорю?

– Может быть, ими можно командовать? – предположил Саша. – Вдруг часы как-то определяют наши желания?

– Возможно… – я задумалась. – А вдруг мы просто должны были сюда попасть?

– В смысле?

– Может быть, часики помогли нам найти гробницу потому, что нам зачем-то нужно здесь побывать?

– Вряд ли, – Саша махнул рукой: почему-то он не хотел, чтобы моё предположение оказалось верным.

Сказать по правде, мне тоже стало немного страшно от мысли о том, что мы попали в прошлое не просто так. Сразу возник вопрос: почему мы здесь? Я даже не могла придумать хотя бы одну причину нашего пребывания в древности…

– Ладно, вздохнул Саша, очевидно тоже размышлявший на эту тему. – Пойдём – такая возможность больше никогда не появится.

Мы осторожно двинулись вперёд. Мы боялись ступить на казавшийся хрупким пол. Было ощущение, что каждый следующий шаг будет вести в пропасть, но, к счастью, под ногами всё же оказывались каменные блоки…

– Ты уверен, что это гробница? – спросила я. – По-моему, слишком скромно для усыпальницы фараона. В книгах они всегда так подробно и ярко описываются…

– Ты что, на входе саркофаг планировала увидеть? – усмехнулся друг. – В гробницу попасть не так-то просто. Сначала нужно пройти первые два коридора и не свалиться в глубокий «колодец» – ловушку для неосторожных.

– Я читала, что где-то есть потайная лестница и третий коридор, ведущий в главный зал.

– Вот! Сама всё знаешь, а ещё глупые вопросы задаёшь… Кстати, Сань, а у тебя факела случайно нет?

– Знаешь, такая досада… – я изобразила сожаление. – Везде его с собой таскаю, а сегодня дома забыла!

– Жаль, – Саша грустно улыбнулся. – Выходит, мы так и не увидим саркофаг…

– Почему не увидим?

– Потому, что не дойдём! Попадём в ловушку и разобьёмся насмерть!

В этот момент случилось нечто очень странное: засветились мои джинсы… Точнее, засветилось что-то, что лежало в кармане. Естественно, этим «чем-то» были старинные часы. Я достала их, и комната залилась ярким светом, её будто бы озарило жаркое египетское солнце.

Мы с Меншиковым удивлённо и одновременно торжествующе переглянулись и, взявшись за руки, двинулись дальше.

Пройдя заветные два коридора, мы всё же нашли потайную лестницу (Саша хорошо помнил, как в одной из статей, прочитанных им в XXI веке, описывался маршрут Джованни Батиста Бельцони – исследователя, нашедшего путь в усыпальницу). Из третьего коридора, стены которого украшали яркие изображения богов Древнего Египта, мы попали в просторный, поистине роскошный зал с потрясающе красивыми фресками. Здесь-то и находился саркофаг, расписанный яркими и сочными египетскими красками…

«Золотое жилище» (именно так называлось это помещение) сверкало, у нас просто захватывало дух от этого золотого блеска. Здесь можно было увидеть статуэтки, изображающие фараона, скульптуры богов… Всё было настолько аккуратно, тонко и красиво…

Мы завороженно разглядывали «Золотое жилище», боясь пошевелиться и, не дай Бог, издать какой-то лишний звук. В покоях навечно уснувшего Тутанхамона царила непередаваемая словами атмосфера. Здесь было тихо, спокойно и… И чувствовалось присутствие души… Души, обретшей вечную гармонию. Здесь счастье жило бок о бок с горем, здесь уверенность держала за руку сомнение… Здесь властвовала жизнь. Коротка, но насыщенная, полная разных красок и разных эмоций Жизнь великого человека. Она осталась рядом с прахом своего хозяина, который уже существует иначе, который живёт по-другому, живёт после смерти…

Мы растерянно смотрели друг на друга, не зная, что делать дальше. Былая радость сменилась неуверенностью и какой-то пустотой. Теперь я понимала, почему с этим местом связано множество мифов. Некоторые люди утверждают, что всякий, вошедший в гробницу, станет жертвой проклятия и обречёт себя на смерть. Это неправда, но у «сказочников» были поводы насочинять пугающих небылиц: усыпальница Тутанхамона – место с очень тяжёлой энергетикой (я не верю в потусторонние силы, ауры и призраков, но тем не менее, я применю это слово).

Мы провели здесь совсем мало времени, нор почувствовали сильное душевное утомление. Контролировать свои эмоции было трудно, поэтому я просто молчала и старалась не думать на серьёзные темы – от таких мыслей становилось ещё тяжелее…

Мы покинули главный зал и вновь оказались в узком коридоре. Теперь мы медленно брели назад, изредка переглядываясь. Внутренняя пустота постепенно заполнилась странными эмоциями – радостным осознанием того, что мы побывали в уникальном месте и увидели гробницу великого правителя не разграбленной и смятением, растерянностью, какой-то слабостью…

Мы шли по направлению к выходу, навстречу земной жизни, навстречу лучам палящего египетского солнца…
Добавил: Madam_Polly |
Просмотров: 341
Форма входа
Логин:
Пароль:
 
Статистика